1526 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1522 · 1523 · 1524 · 1525 1526 1527 · 1528 · 1529 · 1530
Десятилетия
1500-е · 1510-е1520-е1530-е · 1540-е
Века
XV векXVI векXVII век
2-е тысячелетие
XIV векXV векXVI векXVII векXVIII век
1490-е 1490 1491 1492 1493 1494 1495 1496 1497 1498 1499
1500-е 1500 1501 1502 1503 1504 1505 1506 1507 1508 1509
1510-е 1510 1511 1512 1513 1514 1515 1516 1517 1518 1519
1520-е 1520 1521 1522 1523 1524 1525 1526 1527 1528 1529
1530-е 1530 1531 1532 1533 1534 1535 1536 1537 1538 1539
1540-е 1540 1541 1542 1543 1544 1545 1546 1547 1548 1549
1550-е 1550 1551 1552 1553 1554 1555 1556 1557 1558 1559
1560-е 1560 1561 1562 1563 1564 1565 1566 1567 1568 1569
1570-е 1570 1571 1572 1573 1574 1575 1576 1577 1578 1579
1580-е 1580 1581 1582 1583 1584 1585 1586 1587 1588 1589
1590-е 1590 1591 1592 1593 1594 1595 1596 1597 1598 1599
1600-е 1600 1601 1602 1603 1604 1605 1606 1607 1608 1609
Хронологическая таблица

1526 (тысяча пятьсот двадцать шестой) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в понедельник. Это 1526 год нашей эры, 526 год 2 тысячелетия, 26 год XVI века, 6 год 3-го десятилетия XVI века, 7 год 1520-х годов.





События

  • 14 января подписан Мадридский мирный договор.
  • Папская область, Флоренция, Милан и Венеция сблизились с Франциском I против Карла V. Франциск заключил союз с Англией.
  • Весна — Гайсмайер собрал сильные отряды и готовил общее восстание в Тироле. Фердинанд I пошёл на переговоры и сделал некоторые уступки. Лето — Против Гайсмайера двинулись войска Фердинанда, баварцев и Швабского союза. Гайсмайер одержал победы в отдельных столкновениях, осадил Раштатт, а затем вывел отряды в Венецианскую область. Он вёл переговоры с Швейцарией и Венецией, но погиб от руки убийцы.
  • Начало года — Выступления городского плебса в Братиславе. Начало марта — Вооружённая стачка горняков Банска-Бистрицы (Словакия). 8 апреля — В Бистрицу прибыл королевский юрист Вербёци. Он собрал чрезвычайный суд, руководители восстания казнены. Лето — Новое восстание. Август — Правительство подавило его.
  • 1526—1543 — Пять походов турок против Венгрии.
  • 29 августа — Мохачская битва. Победа войск Османской империи над венгерско-чешско-хорватскими войсками. Гибель короля Людовика II, переход Чехии, Моравии, Силезии и Западной Венгрии к Габсбургам[1]. Захват Османской империей части Венгрии. Сеймы Чехии и Венгрии провозгласили королём Фердинанда I. В Буде королём Венгрии был провозглашён крупнейший магнат Трансильвании Янош Запольяи, признавший себя вассалом Турции.
  • 1526—1564 — Король Чехии Фердинанд (эрцгерцог Австрии).
  • 1526—1564 — Король Венгрии Фердинанд (эрцгерцог Австрии).
  • 1526—1540 — Король Венгрии Янош I Запольяи.
  • Мазовецкое княжество со столицей в Варшаве входит в состав польской Короны.
  • Начало антифеодального восстания венгерских, молдавских, валашских и сербских крестьян во главе с Иваном Чёрным.
  • Восстание турецких крестьян и курдских кочевников в районе Малатьи под предводительством дервиша Календера Челеби. Победы восставших над карательными отрядами. Разбиты сильной султанской армией.
  • Армия изгнанного из Средней Азии Бабура (состоявшая из тюрков, таджиков и афганцев) разбила в битве при Панипате армию правителя Делийского султаната Ибрахим-шаха Лоди. Основание империи Великих Моголов в Индии.
  • 1526—1530 — Падишах Могольской империи Бабур Захиреддин Мухаммед (1483—1530). Потомок Тимура. Столицей Бабур сделал Агру.
  • 1526—1530 — Состоя на испанской службе, Себастьян Кабот исследовал Ла-Плату, нижнее течение р. Парана, открыл нижнее течение р. Парагвай.
  • Португальский мореплаватель Жоржи Минезии впервые посетил северо-западный выступ Новой Гвинеи.
  • 1526 год — Первые исторические сведения о Святых Горах, когда немецкий дипломат С.Герберштейн, упоминает о наличии переправы через реку Донец и сторожевого пункта у Святых Гор.

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1526 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1526 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1526 год"

Примечания

  1. СИЭ т.1 — С.127.


Отрывок, характеризующий 1526 год

– Отчего же нет? – сказала княжна.
– Все от божьего наказания, – сказал Дрон. – Какие лошади были, под войска разобрали, а какие подохли, нынче год какой. Не то лошадей кормить, а как бы самим с голоду не помереть! И так по три дня не емши сидят. Нет ничего, разорили вконец.
Княжна Марья внимательно слушала то, что он говорил ей.
– Мужики разорены? У них хлеба нет? – спросила она.
– Голодной смертью помирают, – сказал Дрон, – не то что подводы…
– Да отчего же ты не сказал, Дронушка? Разве нельзя помочь? Я все сделаю, что могу… – Княжне Марье странно было думать, что теперь, в такую минуту, когда такое горе наполняло ее душу, могли быть люди богатые и бедные и что могли богатые не помочь бедным. Она смутно знала и слышала, что бывает господский хлеб и что его дают мужикам. Она знала тоже, что ни брат, ни отец ее не отказали бы в нужде мужикам; она только боялась ошибиться как нибудь в словах насчет этой раздачи мужикам хлеба, которым она хотела распорядиться. Она была рада тому, что ей представился предлог заботы, такой, для которой ей не совестно забыть свое горе. Она стала расспрашивать Дронушку подробности о нуждах мужиков и о том, что есть господского в Богучарове.
– Ведь у нас есть хлеб господский, братнин? – спросила она.
– Господский хлеб весь цел, – с гордостью сказал Дрон, – наш князь не приказывал продавать.
– Выдай его мужикам, выдай все, что им нужно: я тебе именем брата разрешаю, – сказала княжна Марья.
Дрон ничего не ответил и глубоко вздохнул.
– Ты раздай им этот хлеб, ежели его довольно будет для них. Все раздай. Я тебе приказываю именем брата, и скажи им: что, что наше, то и ихнее. Мы ничего не пожалеем для них. Так ты скажи.
Дрон пристально смотрел на княжну, в то время как она говорила.
– Уволь ты меня, матушка, ради бога, вели от меня ключи принять, – сказал он. – Служил двадцать три года, худого не делал; уволь, ради бога.
Княжна Марья не понимала, чего он хотел от нее и от чего он просил уволить себя. Она отвечала ему, что она никогда не сомневалась в его преданности и что она все готова сделать для него и для мужиков.


Через час после этого Дуняша пришла к княжне с известием, что пришел Дрон и все мужики, по приказанию княжны, собрались у амбара, желая переговорить с госпожою.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна Марья, – я только сказала Дронушке, чтобы раздать им хлеба.
– Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
– Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
– Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.
Она опять остановилась. Никто не прерывал ее молчания.
– Горе наше общее, и будем делить всё пополам. Все, что мое, то ваше, – сказала она, оглядывая лица, стоявшие перед нею.
Все глаза смотрели на нее с одинаковым выражением, значения которого она не могла понять. Было ли это любопытство, преданность, благодарность, или испуг и недоверие, но выражение на всех лицах было одинаковое.