1592 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1588 · 1589 · 1590 · 1591 1592 1593 · 1594 · 1595 · 1596
Десятилетия
1570-е · 1580-е1590-е1600-е · 1610-е
Века
XV векXVI векXVII век
2-е тысячелетие
XIV векXV векXVI векXVII векXVIII век
1490-е 1490 1491 1492 1493 1494 1495 1496 1497 1498 1499
1500-е 1500 1501 1502 1503 1504 1505 1506 1507 1508 1509
1510-е 1510 1511 1512 1513 1514 1515 1516 1517 1518 1519
1520-е 1520 1521 1522 1523 1524 1525 1526 1527 1528 1529
1530-е 1530 1531 1532 1533 1534 1535 1536 1537 1538 1539
1540-е 1540 1541 1542 1543 1544 1545 1546 1547 1548 1549
1550-е 1550 1551 1552 1553 1554 1555 1556 1557 1558 1559
1560-е 1560 1561 1562 1563 1564 1565 1566 1567 1568 1569
1570-е 1570 1571 1572 1573 1574 1575 1576 1577 1578 1579
1580-е 1580 1581 1582 1583 1584 1585 1586 1587 1588 1589
1590-е 1590 1591 1592 1593 1594 1595 1596 1597 1598 1599
1600-е 1600 1601 1602 1603 1604 1605 1606 1607 1608 1609
Хронологическая таблица
1592 год в других календарях
Григорианский календарь 1592
MDXCII
Юлианский календарь 1591—1592 (с 11 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7100—7101 (с 11 сентября)
От основания Рима 2344—2345 (с 1 мая)
Еврейский календарь
5352—5353

ה'שנ"ב — ה'שנ"ג

Исламский календарь 1000—1001
Древнеармянский календарь 4084—4085 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1041
ԹՎ ՌԽԱ

Китайский календарь 4288—4289
辛卯 — 壬辰
белый кролик — чёрный дракон
Эфиопский календарь 1584 — 1585
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1648—1649
- Шака самват 1514—1515
- Кали-юга 4693—4694
Иранский календарь 970—971
Буддийский календарь 2135

1592 (тысяча пятьсот девяносто второй) год по григорианскому календарювисокосный год, начинающийся в среду. Это 1592 год нашей эры, 592 год 2 тысячелетия, 92 год XVI века, 2 год 10-го десятилетия XVI века, 3 год 1590-х годов.





События

  • 1592—1599 — Король Швеции Сигизмунд Ваза (король Польши).
  • Маршал Клас Флеминг, командующий шведскими войсками в Финляндии, получил от Сигизмунда широкие полномочия.
  • Начало крестьянского восстания «кроканов» во Франции.
  • 1592—1605 — Папа римский Климент VIII (1536—1605).
  • Крестьянское движение в Суражском старостве (Подляшье).
  • 1592—1601 — Господарь Валахии Михай Храбрый (1558—1601).
  • 1592—1593 — Столкновения населения с войском в районах Эрзурума и Багдада.
  • Присоединение к империи Моголов Синда и Ориссы.
  • Поход китайской армии в Нинся против монголов.
  • Поход китайской армии в Гуйчжоу против местных повстанцев.
  • 1592-около 1601 — Японско-корейская война.
  • Начало войны Японии с Кореей и Китаем (Имджинская война). В Корею Хидэёси переправил огромную армию (300—350 тыс.) и большой флот.
  • Май (апрель по китайско-корейскому календарю) — Японские войска сломили сопротивление гарнизонов в районе Пусана и двинулись на Сеул. Корейские военачальники потопили корабли двух флотилий в провинции Кэнсандо. Упорно сопротивлялось население в Санчжу. Командующий Сун Иб вывел войска на открытую равнину около Чхунчжу и был разгромлен японцами. Король и придворная клика бежали на север. Японцы заняли Сеул, затем Пхеньян, оккупировали значительную территорию на северо-востоке Кореи. Командующий флотилией провинции Чолладо Ли Сун Син улучшил конструкцию кораблей, ввёл в строй «корабль-черепаху». Май-июнь — Повсеместно стали возникать отряды народного ополчения («Армии справедливости»). В Кёнсандо возникли отряды Квак Чэ У, Ким Мёна, Чон Ин Хона, Сон Ин Гапа.
  • Начало июня — Флот Ли Сун Сина вышел в прибрежные воды Кёнсандо и обрушился на японцев. В бою около порта Окпхо уничтожено 44 японских корабля. Июнь — В Чолладо создан отряд Ко Гён Мёна и Лю Пхэн Но. Партизаны не допустили японцев в юго-западное Чолладо.
  • Август — В бою у острова Хансандо 59 японских кораблей разбито и потоплено. Флот Ли Сун Сина захватил господство в Корейском проливе. Лето — Партизанское ополчение Ко Гён Мёна и Лю Пхэн Но разбило японцев у горы Кёмсан. Конец сентября — Гибель отряда Чо Хена у горы Кёмсан. Ноябрь — Правительственные войска и партизаны Кёнсандо освободили Кёнчжу.
  • Падение династии Маков во Вьетнаме. Государь Ле Тхе Тонг разгромил Маков и вернулся в столицу. На севере родичи Маков снова подняли мятеж.
  • Завершена реконструкция Сплитского порта.

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1592 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1592 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1592 год"

Отрывок, характеризующий 1592 год

– Ma tete fut elle bonne ou mauvaise, n'a qu'a s'aider d'elle meme, [Хороша ли, плоха ли моя голова, а положиться больше не на кого,] – сказал он, вставая с лавки, и поехал в Фили, где стояли его экипажи.


В просторной, лучшей избе мужика Андрея Савостьянова в два часа собрался совет. Мужики, бабы и дети мужицкой большой семьи теснились в черной избе через сени. Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе. Малаша робко и радостно смотрела с печи на лица, мундиры и кресты генералов, одного за другим входивших в избу и рассаживавшихся в красном углу, на широких лавках под образами. Сам дедушка, как внутренне называла Maлаша Кутузова, сидел от них особо, в темном углу за печкой. Он сидел, глубоко опустившись в складное кресло, и беспрестанно покряхтывал и расправлял воротник сюртука, который, хотя и расстегнутый, все как будто жал его шею. Входившие один за другим подходили к фельдмаршалу; некоторым он пожимал руку, некоторым кивал головой. Адъютант Кайсаров хотел было отдернуть занавеску в окне против Кутузова, но Кутузов сердито замахал ему рукой, и Кайсаров понял, что светлейший не хочет, чтобы видели его лицо.
Вокруг мужицкого елового стола, на котором лежали карты, планы, карандаши, бумаги, собралось так много народа, что денщики принесли еще лавку и поставили у стола. На лавку эту сели пришедшие: Ермолов, Кайсаров и Толь. Под самыми образами, на первом месте, сидел с Георгием на шее, с бледным болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головой, Барклай де Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало. Рядом с ним сидел Уваров и негромким голосом (как и все говорили) что то, быстро делая жесты, сообщал Барклаю. Маленький, кругленький Дохтуров, приподняв брови и сложив руки на животе, внимательно прислушивался. С другой стороны сидел, облокотивши на руку свою широкую, с смелыми чертами и блестящими глазами голову, граф Остерман Толстой и казался погруженным в свои мысли. Раевский с выражением нетерпения, привычным жестом наперед курчавя свои черные волосы на висках, поглядывал то на Кутузова, то на входную дверь. Твердое, красивое и доброе лицо Коновницына светилось нежной и хитрой улыбкой. Он встретил взгляд Малаши и глазами делал ей знаки, которые заставляли девочку улыбаться.
Все ждали Бенигсена, который доканчивал свой вкусный обед под предлогом нового осмотра позиции. Его ждали от четырех до шести часов, и во все это время не приступали к совещанию и тихими голосами вели посторонние разговоры.
Только когда в избу вошел Бенигсен, Кутузов выдвинулся из своего угла и подвинулся к столу, но настолько, что лицо его не было освещено поданными на стол свечами.
Бенигсен открыл совет вопросом: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Последовало долгое и общее молчание. Все лица нахмурились, и в тишине слышалось сердитое кряхтенье и покашливанье Кутузова. Все глаза смотрели на него. Малаша тоже смотрела на дедушку. Она ближе всех была к нему и видела, как лицо его сморщилось: он точно собрался плакать. Но это продолжалось недолго.
– Священную древнюю столицу России! – вдруг заговорил он, сердитым голосом повторяя слова Бенигсена и этим указывая на фальшивую ноту этих слов. – Позвольте вам сказать, ваше сиятельство, что вопрос этот не имеет смысла для русского человека. (Он перевалился вперед своим тяжелым телом.) Такой вопрос нельзя ставить, и такой вопрос не имеет смысла. Вопрос, для которого я просил собраться этих господ, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасенье России в армии. Выгоднее ли рисковать потерею армии и Москвы, приняв сраженье, или отдать Москву без сражения? Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение». (Он откачнулся назад на спинку кресла.)
Начались прения. Бенигсен не считал еще игру проигранною. Допуская мнение Барклая и других о невозможности принять оборонительное сражение под Филями, он, проникнувшись русским патриотизмом и любовью к Москве, предлагал перевести войска в ночи с правого на левый фланг и ударить на другой день на правое крыло французов. Мнения разделились, были споры в пользу и против этого мнения. Ермолов, Дохтуров и Раевский согласились с мнением Бенигсена. Руководимые ли чувством потребности жертвы пред оставлением столицы или другими личными соображениями, но эти генералы как бы не понимали того, что настоящий совет не мог изменить неизбежного хода дел и что Москва уже теперь оставлена. Остальные генералы понимали это и, оставляя в стороне вопрос о Москве, говорили о том направлении, которое в своем отступлении должно было принять войско. Малаша, которая, не спуская глаз, смотрела на то, что делалось перед ней, иначе понимала значение этого совета. Ей казалось, что дело было только в личной борьбе между «дедушкой» и «длиннополым», как она называла Бенигсена. Она видела, что они злились, когда говорили друг с другом, и в душе своей она держала сторону дедушки. В средине разговора она заметила быстрый лукавый взгляд, брошенный дедушкой на Бенигсена, и вслед за тем, к радости своей, заметила, что дедушка, сказав что то длиннополому, осадил его: Бенигсен вдруг покраснел и сердито прошелся по избе. Слова, так подействовавшие на Бенигсена, были спокойным и тихим голосом выраженное Кутузовым мнение о выгоде и невыгоде предложения Бенигсена: о переводе в ночи войск с правого на левый фланг для атаки правого крыла французов.
– Я, господа, – сказал Кутузов, – не могу одобрить плана графа. Передвижения войск в близком расстоянии от неприятеля всегда бывают опасны, и военная история подтверждает это соображение. Так, например… (Кутузов как будто задумался, приискивая пример и светлым, наивным взглядом глядя на Бенигсена.) Да вот хоть бы Фридландское сражение, которое, как я думаю, граф хорошо помнит, было… не вполне удачно только оттого, что войска наши перестроивались в слишком близком расстоянии от неприятеля… – Последовало, показавшееся всем очень продолжительным, минутное молчание.
Прения опять возобновились, но часто наступали перерывы, и чувствовалось, что говорить больше не о чем.