1598 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1594 · 1595 · 1596 · 1597 1598 1599 · 1600 · 1601 · 1602
Десятилетия
1570-е · 1580-е1590-е1600-е · 1610-е
Века
XV векXVI векXVII век
2-е тысячелетие
XIV векXV векXVI векXVII векXVIII век
1490-е 1490 1491 1492 1493 1494 1495 1496 1497 1498 1499
1500-е 1500 1501 1502 1503 1504 1505 1506 1507 1508 1509
1510-е 1510 1511 1512 1513 1514 1515 1516 1517 1518 1519
1520-е 1520 1521 1522 1523 1524 1525 1526 1527 1528 1529
1530-е 1530 1531 1532 1533 1534 1535 1536 1537 1538 1539
1540-е 1540 1541 1542 1543 1544 1545 1546 1547 1548 1549
1550-е 1550 1551 1552 1553 1554 1555 1556 1557 1558 1559
1560-е 1560 1561 1562 1563 1564 1565 1566 1567 1568 1569
1570-е 1570 1571 1572 1573 1574 1575 1576 1577 1578 1579
1580-е 1580 1581 1582 1583 1584 1585 1586 1587 1588 1589
1590-е 1590 1591 1592 1593 1594 1595 1596 1597 1598 1599
1600-е 1600 1601 1602 1603 1604 1605 1606 1607 1608 1609
Хронологическая таблица
1598 год в других календарях
Григорианский календарь 1598
MDXCVIII
Юлианский календарь 1597—1598 (с 11 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7106—7107 (с 11 сентября)
От основания Рима 2350—2351 (с 1 мая)
Еврейский календарь
5358—5359

ה'שנ"ח — ה'שנ"ט

Исламский календарь 1006—1007
Древнеармянский календарь 4090—4091 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1047
ԹՎ ՌԽԷ

Китайский календарь 4294—4295
丁酉 — 戊戌
красный петух — жёлтая собака
Эфиопский календарь 1590 — 1591
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1654—1655
- Шака самват 1520—1521
- Кали-юга 4699—4700
Иранский календарь 976—977
Буддийский календарь 2141

1598 (тысяча пятьсот девяносто восьмой) год по григорианскому календарюневисокосный год, начинающийся в четверг. Это 1598 год нашей эры, 598 год 2 тысячелетия, 98 год XVI века, 8 год 10-го десятилетия XVI века, 9 год 1590-х годов.





События

  • Закрыт ганзейский «Стальной двор» в Лондоне.
  • Выступления против налогового гнета и дороговизны в Линкольншире, Ланкашире и окрестностях Лондона.
  • Южные Нидерланды превратились в вассальное государство Испании под управлением эрцгерцога Альберта и его жены Изабеллы (дочери Филиппа II).
  • Нантский эдикт Генриха IV временно положил конец религиозным распрям во Франции. Предоставление политических прав протестантам.
  • Мир Франции и Испании, выгодный для Франции.
  • 1598—1621 — Король Испании Филипп III. Страна попала под управление фаворита короля Лермы.
  • Присоединение герцогства Феррара, где правил дом Эсте, к Папской области. Эсте сохраняют лишь Модену.
  • Раскрытие заговора Томмазо Кампанеллы в Южной Италии.
  • Начало волнений в Донауверте (протестантский имперский город, окружённый владениями Баварии и подвергавшийся грубому нажиму со стороны Максимилиана Баварского).
  • Михай без особого труда подчинил Молдавию.
  • Восстание в Тырново и в других городах Северной Болгарии против турецкого господства. Быстро подавлено.
  • 27 февраля (коронован 11 сентября) началось правление Бориса Годунова (1598—1605).
  • Была одержана бескровная победа русских войск царя Бориса Годунова над войсками хана Крыма Газы II Герая на реке Оке под стенами Серпуховского Владычнего монастыря, после чего, в честь бескровной победы, на средства Бориса Годунова была произведена полная перестройка монастыря.
  • Русские воеводы нанесли окончательное поражение Кучуму. Он ушёл в Среднюю Азию, где и погиб. Конец Сибирского ханства.
  • 1598—1601 — Завоевание шахом Аббасом Южного Туркменистана. Аббас ликвидировал местные феодальные княжества и назначил в Мерв и Нису наместников.
  • 1598—1628 — Казахский хан Есим. Заключил мир с бухарским ханом. Ташкент признан подвластным казахам.
  • Возвращение самостоятельности Хорезма.
  • 1598—1599 — Антитурецкое восстание в Картли. Освобождение от турок крепости Гори.
  • Столица Ирана перенесена из Казвина в Исфахан.
  • Захват португальцами большей части Цейлона (кроме государства Канди).
  • Японские войска были прижаты к побережью и обратились в поспешное бегство. Декабрь — Китайско-корейский флот Ли Сун Сина наголову разбил у Норянчжина огромный японский флот, уничтожив большую часть кораблей врага. В бою Ли Сун Син был смертельно ранен.
  • Смерть Хидэёси. Его преемником выступил Токугава Иэясу. Многие феодалы объединились под лозунгом защиты прав малолетнего сына Хидэёси — Хидэёри.
  • Богота становится столицей Новой Гранады.

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1598 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1598 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1598 год"

Отрывок, характеризующий 1598 год

– Вы забываетесь, полковник. Я не удовольствие свое соблюдаю и говорить этого не позволю.
Генерал, принимая приглашение полковника на турнир храбрости, выпрямив грудь и нахмурившись, поехал с ним вместе по направлению к цепи, как будто всё их разногласие должно было решиться там, в цепи, под пулями. Они приехали в цепь, несколько пуль пролетело над ними, и они молча остановились. Смотреть в цепи нечего было, так как и с того места, на котором они прежде стояли, ясно было, что по кустам и оврагам кавалерии действовать невозможно, и что французы обходят левое крыло. Генерал и полковник строго и значительно смотрели, как два петуха, готовящиеся к бою, друг на друга, напрасно выжидая признаков трусости. Оба выдержали экзамен. Так как говорить было нечего, и ни тому, ни другому не хотелось подать повод другому сказать, что он первый выехал из под пуль, они долго простояли бы там, взаимно испытывая храбрость, ежели бы в это время в лесу, почти сзади их, не послышались трескотня ружей и глухой сливающийся крик. Французы напали на солдат, находившихся в лесу с дровами. Гусарам уже нельзя было отступать вместе с пехотой. Они были отрезаны от пути отступления налево французскою цепью. Теперь, как ни неудобна была местность, необходимо было атаковать, чтобы проложить себе дорогу.
Эскадрон, где служил Ростов, только что успевший сесть на лошадей, был остановлен лицом к неприятелю. Опять, как и на Энском мосту, между эскадроном и неприятелем никого не было, и между ними, разделяя их, лежала та же страшная черта неизвестности и страха, как бы черта, отделяющая живых от мертвых. Все люди чувствовали эту черту, и вопрос о том, перейдут ли или нет и как перейдут они черту, волновал их.
Ко фронту подъехал полковник, сердито ответил что то на вопросы офицеров и, как человек, отчаянно настаивающий на своем, отдал какое то приказание. Никто ничего определенного не говорил, но по эскадрону пронеслась молва об атаке. Раздалась команда построения, потом визгнули сабли, вынутые из ножен. Но всё еще никто не двигался. Войска левого фланга, и пехота и гусары, чувствовали, что начальство само не знает, что делать, и нерешимость начальников сообщалась войскам.
«Поскорее, поскорее бы», думал Ростов, чувствуя, что наконец то наступило время изведать наслаждение атаки, про которое он так много слышал от товарищей гусаров.
– С Богом, г'ебята, – прозвучал голос Денисова, – г'ысыо, маг'ш!
В переднем ряду заколыхались крупы лошадей. Грачик потянул поводья и сам тронулся.
Справа Ростов видел первые ряды своих гусар, а еще дальше впереди виднелась ему темная полоса, которую он не мог рассмотреть, но считал неприятелем. Выстрелы были слышны, но в отдалении.
– Прибавь рыси! – послышалась команда, и Ростов чувствовал, как поддает задом, перебивая в галоп, его Грачик.
Он вперед угадывал его движения, и ему становилось все веселее и веселее. Он заметил одинокое дерево впереди. Это дерево сначала было впереди, на середине той черты, которая казалась столь страшною. А вот и перешли эту черту, и не только ничего страшного не было, но всё веселее и оживленнее становилось. «Ох, как я рубану его», думал Ростов, сжимая в руке ефес сабли.
– О о о а а а!! – загудели голоса. «Ну, попадись теперь кто бы ни был», думал Ростов, вдавливая шпоры Грачику, и, перегоняя других, выпустил его во весь карьер. Впереди уже виден был неприятель. Вдруг, как широким веником, стегнуло что то по эскадрону. Ростов поднял саблю, готовясь рубить, но в это время впереди скакавший солдат Никитенко отделился от него, и Ростов почувствовал, как во сне, что продолжает нестись с неестественною быстротой вперед и вместе с тем остается на месте. Сзади знакомый гусар Бандарчук наскакал на него и сердито посмотрел. Лошадь Бандарчука шарахнулась, и он обскакал мимо.
«Что же это? я не подвигаюсь? – Я упал, я убит…» в одно мгновение спросил и ответил Ростов. Он был уже один посреди поля. Вместо двигавшихся лошадей и гусарских спин он видел вокруг себя неподвижную землю и жнивье. Теплая кровь была под ним. «Нет, я ранен, и лошадь убита». Грачик поднялся было на передние ноги, но упал, придавив седоку ногу. Из головы лошади текла кровь. Лошадь билась и не могла встать. Ростов хотел подняться и упал тоже: ташка зацепилась за седло. Где были наши, где были французы – он не знал. Никого не было кругом.
Высвободив ногу, он поднялся. «Где, с какой стороны была теперь та черта, которая так резко отделяла два войска?» – он спрашивал себя и не мог ответить. «Уже не дурное ли что нибудь случилось со мной? Бывают ли такие случаи, и что надо делать в таких случаях?» – спросил он сам себя вставая; и в это время почувствовал, что что то лишнее висит на его левой онемевшей руке. Кисть ее была, как чужая. Он оглядывал руку, тщетно отыскивая на ней кровь. «Ну, вот и люди, – подумал он радостно, увидав несколько человек, бежавших к нему. – Они мне помогут!» Впереди этих людей бежал один в странном кивере и в синей шинели, черный, загорелый, с горбатым носом. Еще два и еще много бежало сзади. Один из них проговорил что то странное, нерусское. Между задними такими же людьми, в таких же киверах, стоял один русский гусар. Его держали за руки; позади его держали его лошадь.
«Верно, наш пленный… Да. Неужели и меня возьмут? Что это за люди?» всё думал Ростов, не веря своим глазам. «Неужели французы?» Он смотрел на приближавшихся французов, и, несмотря на то, что за секунду скакал только затем, чтобы настигнуть этих французов и изрубить их, близость их казалась ему теперь так ужасна, что он не верил своим глазам. «Кто они? Зачем они бегут? Неужели ко мне? Неужели ко мне они бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все?» – Ему вспомнилась любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно. «А может, – и убить!» Он более десяти секунд стоял, не двигаясь с места и не понимая своего положения. Передний француз с горбатым носом подбежал так близко, что уже видно было выражение его лица. И разгоряченная чуждая физиономия этого человека, который со штыком на перевес, сдерживая дыханье, легко подбегал к нему, испугала Ростова. Он схватил пистолет и, вместо того чтобы стрелять из него, бросил им в француза и побежал к кустам что было силы. Не с тем чувством сомнения и борьбы, с каким он ходил на Энский мост, бежал он, а с чувством зайца, убегающего от собак. Одно нераздельное чувство страха за свою молодую, счастливую жизнь владело всем его существом. Быстро перепрыгивая через межи, с тою стремительностью, с которою он бегал, играя в горелки, он летел по полю, изредка оборачивая свое бледное, доброе, молодое лицо, и холод ужаса пробегал по его спине. «Нет, лучше не смотреть», подумал он, но, подбежав к кустам, оглянулся еще раз. Французы отстали, и даже в ту минуту как он оглянулся, передний только что переменил рысь на шаг и, обернувшись, что то сильно кричал заднему товарищу. Ростов остановился. «Что нибудь не так, – подумал он, – не может быть, чтоб они хотели убить меня». А между тем левая рука его была так тяжела, как будто двухпудовая гиря была привешана к ней. Он не мог бежать дальше. Француз остановился тоже и прицелился. Ростов зажмурился и нагнулся. Одна, другая пуля пролетела, жужжа, мимо него. Он собрал последние силы, взял левую руку в правую и побежал до кустов. В кустах были русские стрелки.