1600-е годы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
XVII век: 1600—1609 годы

1580-е 1590-е 1600-е 1610-е 1620-е





Важнейшие события

Культура

Литература

Живопись

Музыка

Архитектура

Наука и техника

Годы

1600

1601

  • 10 января — Английская Ост-Индская компания получила право монопольной торговли на полуострове Индостан, в Индокитае и на островах Юго-восточной Азии.
  • Парламент Англии запротестовал против практики продажи короной патентов на монополии, и королева Елизавета I объявила о запрещении продажи.
  • Лерма направил к берегам Англии флот в 50 кораблей, но тот был потрепан бурей. Испанский отряд высадился в Кинсале (Ирландия), но был разбит. Маунтджой разбил у Кинсала ирландцев.
  • 8 февраля — Граф Эссекс и его сторонники вышли на улицы Лондона, планируя поднять восстание, но их легко разогнали. Тайный совет приговорил Эссекса к смерти. Конец февраля — Его казнь.
  • 1601—1611 — Польско-шведская война.
  • 1601—1604 — Осада испанцами Остенде (Фландрия).
  • Учреждение Комиссии торговли во Франции.
  • Франция теряет округ Салуццо и получает Южную Бургундию. Присоединение к Франции Бресса и Бюжея от Пьемонта.
  • Магнаты Трансильвании, находившиеся в сговоре с молдавским боярством, двинули войско на Валахию и разбили в сражении Михая. Михай бежал и вскоре был убит.
  • 1601—1602 — Князь Трансильвании Сигизмунд Баторий (вторично).
  • Восстание белорусских крестьян в районе Витебска и Полоцка, соединившихся с отрядом казаков.
  • Григорий Отрепьев появился в Киево-Печерском монастыре, а затем у киевского воеводы князя Константина Острожского.
  • Нурхаци завершил объединение племён чжурчженей и организовал войско («восьмизнамённые войска»).
  • Восстание горожан в Учане против Чэнь Фына.
  • Восстание ткачей в Сучжоу под предводительством Гэ Сяня.
  • Китай решил вывести из Кореи войска, но корейский король просил не делать этого, ссылаясь на напряжённое внутреннее положение.

1603

  • В Англии впервые введён в употребление термин «стенография»
  • 20 марта — Генеральные Штаты Голландии утвердили договор об образовании Ост-Индской компании в результате слияния шести торговых компаний. Ей на 21 год предоставлено монопольное право торговли в Индийском и Тихом океанах.
  • Казнь во Франции заговорщика — маршала Бирона.
  • 1602—1603 — Выступления крестьян и казаков в окрестностях Гомеля, Речицы, Быхова, Орши, Мстиславля.
  • Португальцы теряют Бахрейн.
  • Выступление горожан в Цзиндэчжэне (Цзянси).
  • Торговый договор английского капитана Ланкастера с султаном Аче. На обратном пути Ланкастер встретил и ограбил португальский корабль.

1604

  • Мир Англии и Испании.
  • Речь Якова I на церковной конференции в Гемптон-Корте. Начало преследований пуритан в Англии.
  • 1604—1611 — Первый парламент Якова I. Не дал Якову достаточных средств.
  • 1604—1611 — Король Швеции Карл IX.
  • Магистрат Риги пошёл на уступки бюргерству, допустив представителей гильдии к управлению городскими финансами.
  • 1604—1606 — Отряды гайдуков приняты на службу венгерским феодалом Иштваном Бочкаи, который привлекал их против Габсбургов и дал им ряд привилегий. В движении участвует Габор Бетлен. Бочкаи освободил от австрийцев значительную часть Венгрии.
  • Март — Лжедмитрий I был принят в Кракове Сигизмундом. Лжедмитрий тайно перешёл в католицизм. Конец октября — Начало похода Лжедмитрия на Москву.
  • Основан город Томск.
  • 1604—1605 — Неудачный поход русских в Дагестан против турок.
  • Компания нормандских купцов положила начало французским колониальным владениям в Канаде.

1605

  • 8 апреля — Шведский король Карл XI распорядился основать город Оулу (ныне Финляндия).
  • 1605 — Папа Лев XI.
  • 1605—1621 — Папа Павел V (Камилло Боргезе) (1552—1621).
  • 1605—1606 — Князь Трансильвании Иштван Бочкаи (1557—1606).
  • Шведское правительство предлагало Годунову помощь против поляков.
  • 1 (11) июня — в Москве свергнут с престола и заключён под домашний арест царь Фёдор II Борисович Годунов.
  • 20 июня — въезд Димитрия (Дмитрия) — Лжедмитрия I в Москву.
  • 30 июля — в Успенском соборе было совершено венчание Димитрия (Дмитрия) — Лжедмитрия I на царство.
  • 5 ноября — «Пороховой заговор» в Англии — первая попытка террористического акта с помощью взрывчатых веществ. В этот день король Яков I должен был открыть заседание английского парламента. Католики-заговорщики с целью прекратить протестантское правление в стране уговорили 25-летнего Гая Фокса заложить бочки с порохом в подвале палаты лордов и взорвать их во время заседания. Заговор сорвался, так как правительство получило анонимное письмо, и 4 ноября Фокс был арестован. Под пыткой он рассказал всё, что знал, и 31 января следующего года был казнён. В Англии этот день отмечается как «День Гая Фокса».
  • 22 ноября — В Кракове состоялось обручение по доверенности Марины Мнишек и Лжедмитрия I
  • запорожские казаки нападают на Варну, где разбивают турецкий флот.
  • Царь Кахети Александр убит по приказу Аббаса.
  • 1605—1627 — Падишах Могольской империи Джахангир, сын Акбара.
  • Восстание против Джагангира под руководством его сына Хусру. Подавлено с большой жестокостью.
  • 12 апреля — По указу английского короля Якова I, который одновременно был королём Шотландии Яковом VI, введён новый флаг, позже получивший название «Юнион Джек». Так как Англия и Шотландия тогда были самостоятельными государствами, то флаг использовался как дополнительный на кораблях обеих стран, чтобы показать, что они служат одному государю.
  • Яков I предоставил право собственности на землю и право на основание поселений в Северной Америке к северу от 40 параллели Плимутской компании, а к югу — Лондонской компании.
  • Венский мир Габсбургов с Бочкаи. Ряд уступок Габсбургов венгерским феодалам.
  • Ситваторокский мир Габсбургов с Турцией. Присоединение к Трансильвании от Габсбургов земель в Закарпатье.
  • 20 июня — Началось Могилёвское городское восстание, антифеодальное движение ремесленников и городской бедноты. Подавлено в 1610 году. Крестьяне и мещане в районе Глуска разгромили шляхетский отряд.

1606

  • 17 мая — Восстание в Москве против поляков. Убийство Лжедмитрия I.
  • 1 июня — Начало царствования Василия IV Шуйского.
  • К середине года — Крестьянское восстание под предводительством И. И. Болотникова.
  • 23 сентября — Одержав победу над войсками царя Василия Шуйского в сражении при впадении реки Угры в реку Оку, Болотников занял Калугу
  • Октябрь — декабрь — Осада Москвы войском Болотникова.
  • 2 декабря — Под Москвой (у деревни Котлы) произошло решающее сражение, в ходе которого восставшие были разгромлены; Болотников с небольшим отрядом отступил к Калуге.
  • Сражение при Тебризе между турками и персами.
  • Первая встреча русских поселенцев и монгольских кочевников в пограничных районах Сибири.
  • Восстание горожан в провинции Юньнань против налогового инспектора Ян Жуна. Жестоко подавлено.
  • Плавание Торреса (капитана в экспедиции Кироса). Открытие пролива между Новой Гвинеей и Австралией. Присоединение к Испании островов Новые Гебриды и Туамоту.
  • Судно голландца Виллема Янсзона (Янца) достигает северного побережья Австралии. Земля названа Новой Голландией.
  • Архипелаг Туамоту был открыт португальским мореплавателем П. Киросом.

1607

  • 25 апреля — Нидерландский флот уничтожает испанский в Битве при Гибралтаре
  • Крестьянское восстание в Англии (т. н. «Midland revolt»)
  • Крестьянские выступления в центральных графствах Англии (Нортгемптоншир, Лестершир) против огораживаний.
  • Восстание народных низов в Донауверте. Подавлено. Максимилиан Баварский присоединил Донауверт к своим владениям.
  • Лето — «Рокошане» в Польше разбиты гетманом Жолкевским.
  • Крестьянские волнения на Западной Украине.
  • 1 мая — Начало полярной экспедиции Генри Гудзона по поиску северного пути из Атлантического океана в Тихий океан.
  • 13 мая — Недалеко от мыса Генри в Чесапикском заливе (Восточное побережье США, штат Виргиния) на острове было основано первое в Северной Америке постоянное поселение европейцев.
  • Первая английская колония в Северной Америке — Виргиния (переселенцы Лондонской компании).
  • Торрес прибыл на Филиппинские острова и представил властям в Маниле отчёт о своих открытиях.
  • 5 июня — Сражение на речке Восьма между правительственными войсками и армией повстанцев в ходе восстания И. И. Болотникова 1606—1607 годов.
  • 12 июня — Сражение на речке Воронья между царскими войсками и повстанческой армией.
  • 12 июня — Появление в Стародубе нового претендента на престол — Лжедмитрия II (Тушинский вор), которого также поддерживают поляки и казаки.
  • 10 октября — Подавление восстания Ивана Болотникова

1608

  • Май — Образование Протестантской («Евангелической») лиги в Германии. Поводом стал Донауверт. Главой лиги избран Фридрих V Пфальцский.
  • Начало открытых военных столкновений между Рудольфом и его братом Матиашем. Борьба велась силами чужеземных наёмников.
  • 1608—1617 — Король Венгрии Матиаш.
  • 1608—1613 — Князь Трансильвании Гавриил Батори.
  • Антифеодальное движение джелали в Сирии и Ливане во главе с Джанпулад-оглу. Джанпулад-оглу заключил договор с великим герцогом Тосканы. Турки жестоко расправились с восставшими, уничтожив до 100 тыс. человек.
  • Создание Тушинского лагеря
  • В Москву впервые прибыло посольство из Монголии. В Монголию отправилось русское посольство.
  • Основание французами города Квебека в Канаде.

1609

  • Февраль — Договор Василия Шуйского и Швеции. За присылку 15-тысячного отряда Россия обещает передать Корелу. Отряд начал наступление от Новгорода к Москве, но вскоре шведы отказались участвовать в военных действиях.
  • Испания заключила с Голландией перемирие на 12 лет, признав их независимость и право вести торговлю в Индии и Юго-Восточной Азии. Устье Шельды закрыто для торговли, что обрекало Антверпен на разорение.
  • Основание Амстердамского банка.
  • Сентябрь — Эдикт о изгнании морисков из Валенсии в Северную Африку. Вскоре изданы эдикты об их изгнании из всех областей Испании.
  • Объединение католических княжеств Германии накануне Тридцатилетней войны в союз, названный Католическая Лига. Главой её стал Максимилиан Баварский, сделавший командующим войском Лиги фельдмаршала барона фон Тилли.
  • Июль — Император Рудольф II, когда чешские сословия пригрозили ему восстанием, вынужден был подписать «Грамоту величества», подтверждавшую «Чешскую конфессию». Все протестанты в Праге получают право иметь избранных «дефензоров».
  • Весна — В Польше начинается подготовка к походу против России. Середина сентября — Польские войска перешли границу и осадили Смоленск.
  • Дамасским пашой назначен военачальник Ахмед Хафиз. В его распоряжение присланы значительные силы из Анатолии. При поддержке арабских феодалов, в том числе Шихабов, он начал упорную борьбу с Фахр-ад-дином.
  • Основание фактории англичан в Сурате.
  • Нурхаци перестал посылать дань Китаю.
  • Договор Японии и Кореи. Японцы допускались в один корейский порт Пусан.
  • Присоединение к Англии Бермудских островов.
  • Иезуиты обосновались в районе Ла-Платы (Парагвай).

Родились

Скончались

См. также


Напишите отзыв о статье "1600-е годы"

Примечания


Отрывок, характеризующий 1600-е годы

Тихон был самый полезный и храбрый человек в партии. Никто больше его не открыл случаев нападения, никто больше его не побрал и не побил французов; и вследствие этого он был шут всех казаков, гусаров и сам охотно поддавался этому чину. Теперь Тихон был послан Денисовым, в ночь еще, в Шамшево для того, чтобы взять языка. Но, или потому, что он не удовлетворился одним французом, или потому, что он проспал ночь, он днем залез в кусты, в самую середину французов и, как видел с горы Денисов, был открыт ими.


Поговорив еще несколько времени с эсаулом о завтрашнем нападении, которое теперь, глядя на близость французов, Денисов, казалось, окончательно решил, он повернул лошадь и поехал назад.
– Ну, бг'ат, тепег'ь поедем обсушимся, – сказал он Пете.
Подъезжая к лесной караулке, Денисов остановился, вглядываясь в лес. По лесу, между деревьев, большими легкими шагами шел на длинных ногах, с длинными мотающимися руками, человек в куртке, лаптях и казанской шляпе, с ружьем через плечо и топором за поясом. Увидав Денисова, человек этот поспешно швырнул что то в куст и, сняв с отвисшими полями мокрую шляпу, подошел к начальнику. Это был Тихон. Изрытое оспой и морщинами лицо его с маленькими узкими глазами сияло самодовольным весельем. Он, высоко подняв голову и как будто удерживаясь от смеха, уставился на Денисова.
– Ну где пг'опадал? – сказал Денисов.
– Где пропадал? За французами ходил, – смело и поспешно отвечал Тихон хриплым, но певучим басом.
– Зачем же ты днем полез? Скотина! Ну что ж, не взял?..
– Взять то взял, – сказал Тихон.
– Где ж он?
– Да я его взял сперва наперво на зорьке еще, – продолжал Тихон, переставляя пошире плоские, вывернутые в лаптях ноги, – да и свел в лес. Вижу, не ладен. Думаю, дай схожу, другого поаккуратнее какого возьму.
– Ишь, шельма, так и есть, – сказал Денисов эсаулу. – Зачем же ты этого не пг'ивел?
– Да что ж его водить то, – сердито и поспешно перебил Тихон, – не гожающий. Разве я не знаю, каких вам надо?
– Эка бестия!.. Ну?..
– Пошел за другим, – продолжал Тихон, – подполоз я таким манером в лес, да и лег. – Тихон неожиданно и гибко лег на брюхо, представляя в лицах, как он это сделал. – Один и навернись, – продолжал он. – Я его таким манером и сграбь. – Тихон быстро, легко вскочил. – Пойдем, говорю, к полковнику. Как загалдит. А их тут четверо. Бросились на меня с шпажками. Я на них таким манером топором: что вы, мол, Христос с вами, – вскрикнул Тихон, размахнув руками и грозно хмурясь, выставляя грудь.
– То то мы с горы видели, как ты стречка задавал через лужи то, – сказал эсаул, суживая свои блестящие глаза.
Пете очень хотелось смеяться, но он видел, что все удерживались от смеха. Он быстро переводил глаза с лица Тихона на лицо эсаула и Денисова, не понимая того, что все это значило.
– Ты дуг'ака то не представляй, – сказал Денисов, сердито покашливая. – Зачем пег'вого не пг'ивел?
Тихон стал чесать одной рукой спину, другой голову, и вдруг вся рожа его растянулась в сияющую глупую улыбку, открывшую недостаток зуба (за что он и прозван Щербатый). Денисов улыбнулся, и Петя залился веселым смехом, к которому присоединился и сам Тихон.
– Да что, совсем несправный, – сказал Тихон. – Одежонка плохенькая на нем, куда же его водить то. Да и грубиян, ваше благородие. Как же, говорит, я сам анаральский сын, не пойду, говорит.
– Экая скотина! – сказал Денисов. – Мне расспросить надо…
– Да я его спрашивал, – сказал Тихон. – Он говорит: плохо зн аком. Наших, говорит, и много, да всё плохие; только, говорит, одна названия. Ахнете, говорит, хорошенько, всех заберете, – заключил Тихон, весело и решительно взглянув в глаза Денисова.
– Вот я те всыплю сотню гог'ячих, ты и будешь дуг'ака то ког'чить, – сказал Денисов строго.
– Да что же серчать то, – сказал Тихон, – что ж, я не видал французов ваших? Вот дай позатемняет, я табе каких хошь, хоть троих приведу.
– Ну, поедем, – сказал Денисов, и до самой караулки он ехал, сердито нахмурившись и молча.
Тихон зашел сзади, и Петя слышал, как смеялись с ним и над ним казаки о каких то сапогах, которые он бросил в куст.
Когда прошел тот овладевший им смех при словах и улыбке Тихона, и Петя понял на мгновенье, что Тихон этот убил человека, ему сделалось неловко. Он оглянулся на пленного барабанщика, и что то кольнуло его в сердце. Но эта неловкость продолжалась только одно мгновенье. Он почувствовал необходимость повыше поднять голову, подбодриться и расспросить эсаула с значительным видом о завтрашнем предприятии, с тем чтобы не быть недостойным того общества, в котором он находился.
Посланный офицер встретил Денисова на дороге с известием, что Долохов сам сейчас приедет и что с его стороны все благополучно.
Денисов вдруг повеселел и подозвал к себе Петю.
– Ну, г'асскажи ты мне пг'о себя, – сказал он.


Петя при выезде из Москвы, оставив своих родных, присоединился к своему полку и скоро после этого был взят ординарцем к генералу, командовавшему большим отрядом. Со времени своего производства в офицеры, и в особенности с поступления в действующую армию, где он участвовал в Вяземском сражении, Петя находился в постоянно счастливо возбужденном состоянии радости на то, что он большой, и в постоянно восторженной поспешности не пропустить какого нибудь случая настоящего геройства. Он был очень счастлив тем, что он видел и испытал в армии, но вместе с тем ему все казалось, что там, где его нет, там то теперь и совершается самое настоящее, геройское. И он торопился поспеть туда, где его не было.
Когда 21 го октября его генерал выразил желание послать кого нибудь в отряд Денисова, Петя так жалостно просил, чтобы послать его, что генерал не мог отказать. Но, отправляя его, генерал, поминая безумный поступок Пети в Вяземском сражении, где Петя, вместо того чтобы ехать дорогой туда, куда он был послан, поскакал в цепь под огонь французов и выстрелил там два раза из своего пистолета, – отправляя его, генерал именно запретил Пете участвовать в каких бы то ни было действиях Денисова. От этого то Петя покраснел и смешался, когда Денисов спросил, можно ли ему остаться. До выезда на опушку леса Петя считал, что ему надобно, строго исполняя свой долг, сейчас же вернуться. Но когда он увидал французов, увидал Тихона, узнал, что в ночь непременно атакуют, он, с быстротою переходов молодых людей от одного взгляда к другому, решил сам с собою, что генерал его, которого он до сих пор очень уважал, – дрянь, немец, что Денисов герой, и эсаул герой, и что Тихон герой, и что ему было бы стыдно уехать от них в трудную минуту.
Уже смеркалось, когда Денисов с Петей и эсаулом подъехали к караулке. В полутьме виднелись лошади в седлах, казаки, гусары, прилаживавшие шалашики на поляне и (чтобы не видели дыма французы) разводившие красневший огонь в лесном овраге. В сенях маленькой избушки казак, засучив рукава, рубил баранину. В самой избе были три офицера из партии Денисова, устроивавшие стол из двери. Петя снял, отдав сушить, свое мокрое платье и тотчас принялся содействовать офицерам в устройстве обеденного стола.
Через десять минут был готов стол, покрытый салфеткой. На столе была водка, ром в фляжке, белый хлеб и жареная баранина с солью.
Сидя вместе с офицерами за столом и разрывая руками, по которым текло сало, жирную душистую баранину, Петя находился в восторженном детском состоянии нежной любви ко всем людям и вследствие того уверенности в такой же любви к себе других людей.
– Так что же вы думаете, Василий Федорович, – обратился он к Денисову, – ничего, что я с вами останусь на денек? – И, не дожидаясь ответа, он сам отвечал себе: – Ведь мне велено узнать, ну вот я и узнаю… Только вы меня пустите в самую… в главную. Мне не нужно наград… А мне хочется… – Петя стиснул зубы и оглянулся, подергивая кверху поднятой головой и размахивая рукой.
– В самую главную… – повторил Денисов, улыбаясь.
– Только уж, пожалуйста, мне дайте команду совсем, чтобы я командовал, – продолжал Петя, – ну что вам стоит? Ах, вам ножик? – обратился он к офицеру, хотевшему отрезать баранины. И он подал свой складной ножик.
Офицер похвалил ножик.
– Возьмите, пожалуйста, себе. У меня много таких… – покраснев, сказал Петя. – Батюшки! Я и забыл совсем, – вдруг вскрикнул он. – У меня изюм чудесный, знаете, такой, без косточек. У нас маркитант новый – и такие прекрасные вещи. Я купил десять фунтов. Я привык что нибудь сладкое. Хотите?.. – И Петя побежал в сени к своему казаку, принес торбы, в которых было фунтов пять изюму. – Кушайте, господа, кушайте.
– А то не нужно ли вам кофейник? – обратился он к эсаулу. – Я у нашего маркитанта купил, чудесный! У него прекрасные вещи. И он честный очень. Это главное. Я вам пришлю непременно. А может быть еще, у вас вышли, обились кремни, – ведь это бывает. Я взял с собою, у меня вот тут… – он показал на торбы, – сто кремней. Я очень дешево купил. Возьмите, пожалуйста, сколько нужно, а то и все… – И вдруг, испугавшись, не заврался ли он, Петя остановился и покраснел.
Он стал вспоминать, не сделал ли он еще каких нибудь глупостей. И, перебирая воспоминания нынешнего дня, воспоминание о французе барабанщике представилось ему. «Нам то отлично, а ему каково? Куда его дели? Покормили ли его? Не обидели ли?» – подумал он. Но заметив, что он заврался о кремнях, он теперь боялся.
«Спросить бы можно, – думал он, – да скажут: сам мальчик и мальчика пожалел. Я им покажу завтра, какой я мальчик! Стыдно будет, если я спрошу? – думал Петя. – Ну, да все равно!» – и тотчас же, покраснев и испуганно глядя на офицеров, не будет ли в их лицах насмешки, он сказал:
– А можно позвать этого мальчика, что взяли в плен? дать ему чего нибудь поесть… может…
– Да, жалкий мальчишка, – сказал Денисов, видимо, не найдя ничего стыдного в этом напоминании. – Позвать его сюда. Vincent Bosse его зовут. Позвать.
– Я позову, – сказал Петя.
– Позови, позови. Жалкий мальчишка, – повторил Денисов.
Петя стоял у двери, когда Денисов сказал это. Петя пролез между офицерами и близко подошел к Денисову.
– Позвольте вас поцеловать, голубчик, – сказал он. – Ах, как отлично! как хорошо! – И, поцеловав Денисова, он побежал на двор.
– Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери.
– Вам кого, сударь, надо? – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика француза, которого взяли нынче.
– А! Весеннего? – сказал казак.
Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. В обеих переделках это напоминание о весне сходилось с представлением о молоденьком мальчике.
– Он там у костра грелся. Эй, Висеня! Висеня! Весенний! – послышались в темноте передающиеся голоса и смех.
– А мальчонок шустрый, – сказал гусар, стоявший подле Пети. – Мы его покормили давеча. Страсть голодный был!
В темноте послышались шаги и, шлепая босыми ногами по грязи, барабанщик подошел к двери.
– Ah, c'est vous! – сказал Петя. – Voulez vous manger? N'ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal, – прибавил он, робко и ласково дотрогиваясь до его руки. – Entrez, entrez. [Ах, это вы! Хотите есть? Не бойтесь, вам ничего не сделают. Войдите, войдите.]
– Merci, monsieur, [Благодарю, господин.] – отвечал барабанщик дрожащим, почти детским голосом и стал обтирать о порог свои грязные ноги. Пете многое хотелось сказать барабанщику, но он не смел. Он, переминаясь, стоял подле него в сенях. Потом в темноте взял его за руку и пожал ее.
– Entrez, entrez, – повторил он только нежным шепотом.
«Ах, что бы мне ему сделать!» – проговорил сам с собою Петя и, отворив дверь, пропустил мимо себя мальчика.
Когда барабанщик вошел в избушку, Петя сел подальше от него, считая для себя унизительным обращать на него внимание. Он только ощупывал в кармане деньги и был в сомненье, не стыдно ли будет дать их барабанщику.


От барабанщика, которому по приказанию Денисова дали водки, баранины и которого Денисов велел одеть в русский кафтан, с тем, чтобы, не отсылая с пленными, оставить его при партии, внимание Пети было отвлечено приездом Долохова. Петя в армии слышал много рассказов про необычайные храбрость и жестокость Долохова с французами, и потому с тех пор, как Долохов вошел в избу, Петя, не спуская глаз, смотрел на него и все больше подбадривался, подергивая поднятой головой, с тем чтобы не быть недостойным даже и такого общества, как Долохов.
Наружность Долохова странно поразила Петю своей простотой.
Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая чудотворца и в манере говорить, во всех приемах выказывал особенность своего положения. Долохов же, напротив, прежде, в Москве, носивший персидский костюм, теперь имел вид самого чопорного гвардейского офицера. Лицо его было чисто выбрито, одет он был в гвардейский ваточный сюртук с Георгием в петлице и в прямо надетой простой фуражке. Он снял в углу мокрую бурку и, подойдя к Денисову, не здороваясь ни с кем, тотчас же стал расспрашивать о деле. Денисов рассказывал ему про замыслы, которые имели на их транспорт большие отряды, и про присылку Пети, и про то, как он отвечал обоим генералам. Потом Денисов рассказал все, что он знал про положение французского отряда.
– Это так, но надо знать, какие и сколько войск, – сказал Долохов, – надо будет съездить. Не зная верно, сколько их, пускаться в дело нельзя. Я люблю аккуратно дело делать. Вот, не хочет ли кто из господ съездить со мной в их лагерь. У меня мундиры с собою.
– Я, я… я поеду с вами! – вскрикнул Петя.
– Совсем и тебе не нужно ездить, – сказал Денисов, обращаясь к Долохову, – а уж его я ни за что не пущу.
– Вот прекрасно! – вскрикнул Петя, – отчего же мне не ехать?..
– Да оттого, что незачем.
– Ну, уж вы меня извините, потому что… потому что… я поеду, вот и все. Вы возьмете меня? – обратился он к Долохову.
– Отчего ж… – рассеянно отвечал Долохов, вглядываясь в лицо французского барабанщика.
– Давно у тебя молодчик этот? – спросил он у Денисова.
– Нынче взяли, да ничего не знает. Я оставил его пг'и себе.
– Ну, а остальных ты куда деваешь? – сказал Долохов.
– Как куда? Отсылаю под г'асписки! – вдруг покраснев, вскрикнул Денисов. – И смело скажу, что на моей совести нет ни одного человека. Разве тебе тг'удно отослать тг'идцать ли, тг'иста ли человек под конвоем в гог'од, чем маг'ать, я пг'ямо скажу, честь солдата.
– Вот молоденькому графчику в шестнадцать лет говорить эти любезности прилично, – с холодной усмешкой сказал Долохов, – а тебе то уж это оставить пора.
– Что ж, я ничего не говорю, я только говорю, что я непременно поеду с вами, – робко сказал Петя.
– А нам с тобой пора, брат, бросить эти любезности, – продолжал Долохов, как будто он находил особенное удовольствие говорить об этом предмете, раздражавшем Денисова. – Ну этого ты зачем взял к себе? – сказал он, покачивая головой. – Затем, что тебе его жалко? Ведь мы знаем эти твои расписки. Ты пошлешь их сто человек, а придут тридцать. Помрут с голоду или побьют. Так не все ли равно их и не брать?
Эсаул, щуря светлые глаза, одобрительно кивал головой.
– Это все г'авно, тут Рассуждать нечего. Я на свою душу взять не хочу. Ты говог'ишь – помг'ут. Ну, хог'ошо. Только бы не от меня.
Долохов засмеялся.
– Кто же им не велел меня двадцать раз поймать? А ведь поймают – меня и тебя, с твоим рыцарством, все равно на осинку. – Он помолчал. – Однако надо дело делать. Послать моего казака с вьюком! У меня два французских мундира. Что ж, едем со мной? – спросил он у Пети.
– Я? Да, да, непременно, – покраснев почти до слез, вскрикнул Петя, взглядывая на Денисова.
Опять в то время, как Долохов заспорил с Денисовым о том, что надо делать с пленными, Петя почувствовал неловкость и торопливость; но опять не успел понять хорошенько того, о чем они говорили. «Ежели так думают большие, известные, стало быть, так надо, стало быть, это хорошо, – думал он. – А главное, надо, чтобы Денисов не смел думать, что я послушаюсь его, что он может мной командовать. Непременно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу».
На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает.
– Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…


Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом.
– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя.
– Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья.
Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет.
– Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту.
– Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
– Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
– Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
– Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.
– Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.