1702 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1698 · 1699 · 1700 · 1701 1702 1703 · 1704 · 1705 · 1706
Десятилетия
1680-е · 1690-е1700-е1710-е · 1720-е
Века
XVII векXVIII векXIX век
2-е тысячелетие
XVI векXVII векXVIII векXIX векXX век
1690-е 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699
1700-е 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709
1710-е 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719
1720-е 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729
1730-е 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739
1740-е 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749
1750-е 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759
1760-е 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769
1770-е 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779
1780-е 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789
1790-е 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
1800-е 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809
Хронологическая таблица
1702 год в других календарях
Григорианский календарь 1702
MDCCII
Юлианский календарь 1701—1702 (с 12 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7210—7211 (с 12 сентября)
От основания Рима 2454—2455 (с 2 мая)
Еврейский календарь
5462—5463

ה'תס"ב — ה'תס"ג

Исламский календарь 1113—1114
Древнеармянский календарь 4194—4195 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1151
ԹՎ ՌՃԾԱ

Китайский календарь 4398—4399
辛巳 — 壬午
белая змея — чёрная лошадь
Эфиопский календарь 1694 — 1695
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1758—1759
- Шака самват 1624—1625
- Кали-юга 4803—4804
Иранский календарь 1080—1081
Буддийский календарь 2245

1702 (тысяча семьсот второй) год по григорианскому календарюневисокосный год, начинающийся в воскресенье. Это 1702 год нашей эры, 702 год 2 тысячелетия, 2 год XVIII века, 2 год 1-го десятилетия XVIII века, 3 год 1700-х годов.





События

Наука

Музыка

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1702 году

  • 14 января — Nakamikado, 114 император Японии (ум. в 1737)
  • 27 марта — Иоганн Эрнст Эберлин, немецкий композитор и органист (ум. в 1762)
  • 2 мая — Фридрих Кристоф Этингер, немецкий теолог (ум. в 1782)
  • 2 июня — Петер Гервин фон Франкен-Сирсдорф, генеральный викарий в Кёльне (ум. в 1763)
  • 19 июня — Фридрих Август Граф Рутовский, саксонский фельдмаршал (ум. в 1764)
  • 31 июля — Жан Денис Аттирет, французский миссионер-иезуит и художник (ум. в 1768)
  • 7 августа Ehrenreich Gerhard Coldewey, немецкий учёный, юрист, поэт и знаток Восточно-Фризской истории и конституции, монет восточной Фрисландии (ум. в 1773)
  • 6 октября — Филипп Эрнст Людерс, реформатор сельского хозяйства, педагог и аграрный экономист. (ум. в 1786)
  • 25 октября — Кристоф II фон Dohna-Schlodien, прусский генерал (ум. в 1762)
  • 10 декабря — Мориц Адольф фон Сахсен-Цайц, епископ Leitmeritz и каноник в Кёльне (ум. в 1759)

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1702 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1702 год"

Отрывок, характеризующий 1702 год

Одно именье его в триста душ крестьян было перечислено в вольные хлебопашцы (это был один из первых примеров в России), в других барщина заменена оброком. В Богучарово была выписана на его счет ученая бабка для помощи родильницам, и священник за жалованье обучал детей крестьянских и дворовых грамоте.
Одну половину времени князь Андрей проводил в Лысых Горах с отцом и сыном, который был еще у нянек; другую половину времени в богучаровской обители, как называл отец его деревню. Несмотря на выказанное им Пьеру равнодушие ко всем внешним событиям мира, он усердно следил за ними, получал много книг, и к удивлению своему замечал, когда к нему или к отцу его приезжали люди свежие из Петербурга, из самого водоворота жизни, что эти люди, в знании всего совершающегося во внешней и внутренней политике, далеко отстали от него, сидящего безвыездно в деревне.
Кроме занятий по именьям, кроме общих занятий чтением самых разнообразных книг, князь Андрей занимался в это время критическим разбором наших двух последних несчастных кампаний и составлением проекта об изменении наших военных уставов и постановлений.
Весною 1809 года, князь Андрей поехал в рязанские именья своего сына, которого он был опекуном.
Пригреваемый весенним солнцем, он сидел в коляске, поглядывая на первую траву, первые листья березы и первые клубы белых весенних облаков, разбегавшихся по яркой синеве неба. Он ни о чем не думал, а весело и бессмысленно смотрел по сторонам.
Проехали перевоз, на котором он год тому назад говорил с Пьером. Проехали грязную деревню, гумны, зеленя, спуск, с оставшимся снегом у моста, подъём по размытой глине, полосы жнивья и зеленеющего кое где кустарника и въехали в березовый лес по обеим сторонам дороги. В лесу было почти жарко, ветру не слышно было. Береза вся обсеянная зелеными клейкими листьями, не шевелилась и из под прошлогодних листьев, поднимая их, вылезала зеленея первая трава и лиловые цветы. Рассыпанные кое где по березнику мелкие ели своей грубой вечной зеленью неприятно напоминали о зиме. Лошади зафыркали, въехав в лес и виднее запотели.
Лакей Петр что то сказал кучеру, кучер утвердительно ответил. Но видно Петру мало было сочувствования кучера: он повернулся на козлах к барину.
– Ваше сиятельство, лёгко как! – сказал он, почтительно улыбаясь.
– Что!
– Лёгко, ваше сиятельство.
«Что он говорит?» подумал князь Андрей. «Да, об весне верно, подумал он, оглядываясь по сторонам. И то зелено всё уже… как скоро! И береза, и черемуха, и ольха уж начинает… А дуб и не заметно. Да, вот он, дуб».
На краю дороги стоял дуб. Вероятно в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично растопыренными, корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
«Весна, и любовь, и счастие!» – как будто говорил этот дуб, – «и как не надоест вам всё один и тот же глупый и бессмысленный обман. Всё одно и то же, и всё обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастия. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он всё так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!» Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.


По опекунским делам рязанского именья, князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем. Предводителем был граф Илья Андреич Ростов, и князь Андрей в середине мая поехал к нему.
Был уже жаркий период весны. Лес уже весь оделся, была пыль и было так жарко, что проезжая мимо воды, хотелось купаться.
Князь Андрей, невеселый и озабоченный соображениями о том, что и что ему нужно о делах спросить у предводителя, подъезжал по аллее сада к отрадненскому дому Ростовых. Вправо из за деревьев он услыхал женский, веселый крик, и увидал бегущую на перерез его коляски толпу девушек. Впереди других ближе, подбегала к коляске черноволосая, очень тоненькая, странно тоненькая, черноглазая девушка в желтом ситцевом платье, повязанная белым носовым платком, из под которого выбивались пряди расчесавшихся волос. Девушка что то кричала, но узнав чужого, не взглянув на него, со смехом побежала назад.