1755 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1751 · 1752 · 1753 · 1754 1755 1756 · 1757 · 1758 · 1759
Десятилетия
1730-е · 1740-е1750-е1760-е · 1770-е
Века
XVII векXVIII векXIX век
2-е тысячелетие
XVI векXVII векXVIII векXIX векXX век
1690-е 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699
1700-е 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709
1710-е 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719
1720-е 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729
1730-е 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739
1740-е 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749
1750-е 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759
1760-е 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769
1770-е 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779
1780-е 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789
1790-е 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
1800-е 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809
Хронологическая таблица
1755 год в других календарях
Григорианский календарь 1755
MDCCLV
Юлианский календарь 1754—1755 (с 12 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7263—7264 (с 12 сентября)
От основания Рима 2507—2508 (с 2 мая)
Еврейский календарь
5515—5516

ה'תקט"ו — ה'תקט"ז

Исламский календарь 1168—1169
Древнеармянский календарь 4247—4248 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1204
ԹՎ ՌՄԴ

Китайский календарь 4451—4452
甲戌 — 乙亥
зелёная собака — зелёная свинья
Эфиопский календарь 1747 — 1748
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1811—1812
- Шака самват 1677—1678
- Кали-юга 4856—4857
Иранский календарь 1133—1134
Буддийский календарь 2298
Японское летосчисление 5-й год Хорэки

1755 (тысяча семьсот пятьдесят пятый) год по григорианскому календарюневисокосный год, начинающийся в среду. Это 1755 год нашей эры, 755 год 2 тысячелетия, 55 год XVIII века, 5 год 6-го десятилетия XVIII века, 6 год 1750-х годов.





События

Наука

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1755 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1755 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1755 год"

Отрывок, характеризующий 1755 год

– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.