1998 год в истории общественного транспорта

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
1998 год в истории общественного транспорта
1994 1995 1996 1997 — 1998 — 1999 2000 2001 2002
См. также: Другие события в 1998 году
Другие события в истории метрополитена

Другие события железнодорожного транспорта

В этой статье перечисляются основные события из истории общественного транспорта (прежде всего трамваев, троллейбусов и автобусов) в 1998 году. Информация об истории метрополитенов и железнодорожного транспорта находится в отдельных статьях.





События

В РФ

Москва

Маршруты
  • автобусный маршрут № 511э перенумерован в 611с.
  • автобусный маршрут № 517 перенумерован в 817.
  • автобусный маршрут № 532 перенумерован в 32.
  • автобусный маршрут № 551 перенумерован в 851.
  • автобусный маршрут № 555 перенумерован в 750.
Новости
  • в связи с проведением Всемирных юношеских игр в Москве были закуплены автобусы Ikarus-415.33, после окончания Юношеских игр данные автобусы переданы МГТ, однако данные автобусы оказались малопригодными для работы с пассажирами из-за ограниченного количества мест в салоне.
  • испытания в ФАТПе автобуса ЛиАЗ-5256.25 с двигателем Caterpillar-3116 (08202; С 305 АТ 99). Испытания прошли успешно, тогда автобусы "Катерпиллеровской" модификации массово поставлялись в Москву с 1999-по 2005 год.

В мире


Напишите отзыв о статье "1998 год в истории общественного транспорта"

Отрывок, характеризующий 1998 год в истории общественного транспорта

– Вот так, так! Это так!
Пьер хотел сказать, что он не прочь ни от пожертвований ни деньгами, ни мужиками, ни собой, но что надо бы знать состояние дел, чтобы помогать ему, но он не мог говорить. Много голосов кричало и говорило вместе, так что Илья Андреич не успевал кивать всем; и группа увеличивалась, распадалась, опять сходилась и двинулась вся, гудя говором, в большую залу, к большому столу. Пьеру не только не удавалось говорить, но его грубо перебивали, отталкивали, отворачивались от него, как от общего врага. Это не оттого происходило, что недовольны были смыслом его речи, – ее и забыли после большого количества речей, последовавших за ней, – но для одушевления толпы нужно было иметь ощутительный предмет любви и ощутительный предмет ненависти. Пьер сделался последним. Много ораторов говорило после оживленного дворянина, и все говорили в том же тоне. Многие говорили прекрасно и оригинально.
Издатель Русского вестника Глинка, которого узнали («писатель, писатель! – послышалось в толпе), сказал, что ад должно отражать адом, что он видел ребенка, улыбающегося при блеске молнии и при раскатах грома, но что мы не будем этим ребенком.
– Да, да, при раскатах грома! – повторяли одобрительно в задних рядах.
Толпа подошла к большому столу, у которого, в мундирах, в лентах, седые, плешивые, сидели семидесятилетние вельможи старики, которых почти всех, по домам с шутами и в клубах за бостоном, видал Пьер. Толпа подошла к столу, не переставая гудеть. Один за другим, и иногда два вместе, прижатые сзади к высоким спинкам стульев налегающею толпой, говорили ораторы. Стоявшие сзади замечали, чего не досказал говоривший оратор, и торопились сказать это пропущенное. Другие, в этой жаре и тесноте, шарили в своей голове, не найдется ли какая мысль, и торопились говорить ее. Знакомые Пьеру старички вельможи сидели и оглядывались то на того, то на другого, и выражение большей части из них говорило только, что им очень жарко. Пьер, однако, чувствовал себя взволнованным, и общее чувство желания показать, что нам всё нипочем, выражавшееся больше в звуках и выражениях лиц, чем в смысле речей, сообщалось и ему. Он не отрекся от своих мыслей, но чувствовал себя в чем то виноватым и желал оправдаться.