2-й Украинский фронт

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
2-й Украинский фронт
2Укр.Ф

Штандарт 2Укр. Ф
Годы существования

20 октября 1943 года — 10 июня 1945 года

Страна

СССР СССР

Входит в

Вооружённые силы СССР

Участие в

Великой Отечественной войне

Командиры
Известные командиры

Командующие войсками, см. список

Второй Украинский фронт — оперативно-стратегическое объединение советских войск в Великой Отечественной войне.





История

Образован на юго-западном направлении 20 октября 1943 года на основании приказа Ставки ВГК от 16 октября 1943 года путём переименования Степного фронта.

В октябре-декабре 1943 года войска фронта провели Пятихатскую и Знаменскую операции по расширению плацдарма, захваченного на правом берегу Днепра на участке от Кременчуга до Днепропетровска, и к 20 декабря вышли на подступы к Кировограду и Кривому Рогу.

В ходе стратегического наступления Красной Армии на Правобережной Украине зимой 1944 года войска фронта провели Кировоградскую операцию, а затем во взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта — Корсунь-Шевченковскую операцию, в результате которой было окружено и уничтожено 10 вражеских дивизий.

Весной 1944 года фронт осуществил Уманско-Ботошанскую операцию, разгромив немецкую 8-ю армию и часть сил 1-й танковой армии. Во взаимодействии с 1-м Украинским фронтом была рассечена полоса обороны немецкой группы армий «Юг», освобождена значительная часть Правобережной Украины и Молдавской ССР, его войска вступили в пределы Румынии.

В августе 1944 года 2-й Украинский фронт участвовал в Ясско-Кишинёвской стратегической операции, в ходе которой были уничтожены 22 немецкие и разгромлены почти все румынские дивизии, а Румыния была выведена из войны на стороне Германии. Не прекращая стремительного наступления, в сентябре войска фронта в ходе Бухарестско-Арадской операции совместно с румынскими войсками почти полностью освободили территорию Румынии и нанесли огромный урон противнику.

В октябре 1944 войска 2-го Украинского фронта провели Дебреценскую операцию, нанесли поражение немецкой группе армий «Юг», заняли выгодное положение для разгрома противника в районе Будапешта. Затем войска фронта во взаимодействии с частью сил 3-го Украинского фронта и Дунайской военной флотилией провели Будапештскую стратегическую операцию, окружили и ликвидировали 188-тысячную группировку противника, заняли Будапешт и создали условия для наступления на венском направлении.

В марте-апреле 1945 года войска левого крыла 2-го Украинского фронта, участвуя в стратегической Венской операции, во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом завершили взятие Венгрии, освободили значительную часть Чехословакии, восточные районы Австрии, её столицу Вену.

6-11 мая 2-й Украинский фронт принял участие в Пражской стратегической операции, в ходе которой завершился разгром германских вооружённых сил, полностью освобождена Чехословакия. 10 мая соединения левого крыла фронта, развивая наступление, встретились с американскими войсками в районах Писек и Ческе-Будеевице.

10 июня 1945 года на основании директивы Ставки ВГК от 29 мая 1945 года 2-й Украинский фронт был расформирован, полевое управление фронта было выведено в резерв Ставки ВГК для формирования на его базе штаба Одесского военного округа.

Состав

Первоначально:

В последующем включал:

В оперативном подчинении:

Командование

Командующие войсками:

Члены Военного совета:

Начальник штаба

Напишите отзыв о статье "2-й Украинский фронт"

Ссылки

В Викитеке есть тексты по теме
2-й Украинский фронт
  • [bse.sci-lib.com/article117707.html Фронт]. [www.webcitation.org/6CYGZ1Z4L Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • [victory.mil.ru/rkka/ Все фронты Великой Отечественной войны]. [www.webcitation.org/6CYGZy5Cq Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • [www.94d.ru/warway.php?id=132 Второй Украинский фронт]. [www.webcitation.org/6CYGakwKc Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].


Отрывок, характеризующий 2-й Украинский фронт

Остров отрадненского заказа виднелся саженях во ста, и доезжачие подходили к нему. Ростов, решив окончательно с дядюшкой, откуда бросать гончих и указав Наташе место, где ей стоять и где никак ничего не могло побежать, направился в заезд над оврагом.
– Ну, племянничек, на матерого становишься, – сказал дядюшка: чур не гладить (протравить).
– Как придется, отвечал Ростов. – Карай, фюит! – крикнул он, отвечая этим призывом на слова дядюшки. Карай был старый и уродливый, бурдастый кобель, известный тем, что он в одиночку бирал матерого волка. Все стали по местам.
Старый граф, зная охотничью горячность сына, поторопился не опоздать, и еще не успели доезжачие подъехать к месту, как Илья Андреич, веселый, румяный, с трясущимися щеками, на своих вороненьких подкатил по зеленям к оставленному ему лазу и, расправив шубку и надев охотничьи снаряды, влез на свою гладкую, сытую, смирную и добрую, поседевшую как и он, Вифлянку. Лошадей с дрожками отослали. Граф Илья Андреич, хотя и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся улыбаясь.
Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но также зажиревших, как хозяин и лошадь, – волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо.
Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно (видно, уже оно было учено) из за леса и остановилось позади графа. Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна.
– Ну, Настасья Ивановна, – подмигивая ему, шопотом сказал граф, – ты только оттопай зверя, тебе Данило задаст.
– Я сам… с усам, – сказал Настасья Ивановна.
– Шшшш! – зашикал граф и обратился к Семену.
– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.
Граф и Семен смотрели на него. Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы.
Граф оглянулся и направо увидал Митьку, который выкатывавшимися глазами смотрел на графа и, подняв шапку, указывал ему вперед, на другую сторону.
– Береги! – закричал он таким голосом, что видно было, что это слово давно уже мучительно просилось у него наружу. И поскакал, выпустив собак, по направлению к графу.
Граф и Семен выскакали из опушки и налево от себя увидали волка, который, мягко переваливаясь, тихим скоком подскакивал левее их к той самой опушке, у которой они стояли. Злобные собаки визгнули и, сорвавшись со свор, понеслись к волку мимо ног лошадей.