2000 год

Поделись знанием:

Вы можете заказать реферат, курсовую или дипломную работу на данную тему. Заказать >>>
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1996 · 1997 · 1998 · 1999 2000 2001 · 2002 · 2003 · 2004
Десятилетия
1980-е · 1990-е2000-е2010-е · 2020-е
Века
XIX векXX векXXI век
2-е тысячелетие
XVIII векXIX векXX векXXI векXXII век
1890-е 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899
1900-е 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909
1910-е 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919
1920-е 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929
1930-е 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939
1940-е 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949
1950-е 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959
1960-е 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969
1970-е 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979
1980-е 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989
1990-е 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999
2000-е 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Хронологическая таблица
2000 год по темам:
Тематики
По странам
Политика и география
Персоналии
Категории
2000 год по теме:
В искусстве
Литература — Музыка —Кино —Телевидение —Театр
Политика
Выборы —Лидеры государств — Политика
Наука и техника
Авиация —НаукаАстрономия
Транспорт
Метро —Железнодорожный транспорт —Общественный транспорт
Спорт
Спорт — Бейсбол — Баскетбол — Бокс — Сезон 2000 Формулы-1 — Футбол (в России) — Хоккей — Теннис — Шахматы
По месту
Россия
Другие темы
Смерти — Игры
Категории
Рождения — Смерти

2000 год в других календарях
Григорианский календарь 2000
MM
Юлианский календарь 1999—2000 (с 14 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7508—7509 (с 14 сентября)
От основания Рима 2752—2753 (с 4 мая)
Еврейский календарь
5760—5761

ה'תש"ס — ה'תשס"א

Исламский календарь 1421—1422
Древнеармянский календарь 4492—4493 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1449
ԹՎ ՌՆԽԹ

Китайский календарь 4696—4697 (с 5 февраля)
己卯 — 庚辰
жёлтый кролик — белый дракон
Эфиопский календарь 1992 — 1993
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 2056—2057
- Шака самват 1922—1923
- Кали-юга 5101—5102
Иранский календарь 1378—1379
Буддийский календарь 2543
Японское летосчисление 12-й год Хэйсэй

2000 (двухтысячный) год по григорианскому календарювисокосный год, начинающийся в субботу. Это 2000 год нашей эры, 1000 год 2 тысячелетия, 100 год XX века, 10 год 10-го десятилетия XX века, 1 год 2000-х годов.





События

Январь

Февраль

Март

  • 2 марта — Вторая чеченская война: гибель сергиевопосадского ОМОНа в результате «дружественного огня»
  • 4 марта — Sony выпустила игровую приставку PlayStation 2. Игровая приставкa, шестого поколения, ставшая наиболее быстропродаваемой и самой популярной игровой консолью в истории. На третий квартал 2011 года в мире продано почти 155 миллионов экземпляров PS2
  • 5 марта — Английские учёные впервые в мире провели успешную операцию по клонированию свиней.
  • 520 марта — Вторая чеченская война: Битва за село Комсомольское.
  • 8 марта — в результате столкновения двух поездов токийского метро на линии Хибия близ станции «Нака-Мэгуро» погибли пятеро и были ранены 63 человека. Причиной катастрофы стал производственный брак в вагонных тележках у одного из поездов. При подъезде к станции состав сошёл с рельсов и врезался в поезд, двигавшийся навстречу по соседнему пути.
  • 9 марта — в результате авиационной катастрофы — падения самолёта Як-40 — погибли Артём Боровик и Зия Бажаев.
  • 11 марта
    • состоялся учредительный съезд РОСДП, председателем партии избран экс-президент СССР Михаил Горбачёв.
    • При тяжёлом взрыве в шахте «Баракова» в Краснодоне погиб 81 шахтёр. Беда на глубине 664 м была вызвана испорченным газовым резаком. Взрыв был самый тяжёлый на Украине за 20 лет.
  • 12 марта
  • 15 марта — Казахстан и Мальдивы установили дипломатические отношение[16].
  • 17 марта — в Уганде члены религиозной секты «Восстановление десяти господних заповедей» совершили акцию массового самосожжения: погибло около 600 человек, из которых половина — дети[2].
  • 18 марта — президентские выборы на Тайване. Победил Чэнь Шуйбянь.
  • 21 марта — Убийство православного священника в Эвенкии: 27-летний преступник Руслан Любецкий убил иеромонаха Григория (Яковлева) самодельным шилом, отрезал ему голову перочинным ножом и поместил её на церковный алтарь.
  • 24 марта — В Женеве (Швейцария) на конференции ООН по разоружению Россия выступила с инициативой подписать международный договор, запрещающий испытание, размещение и использование в космосе любых систем вооружений[2].
  • 25 марта — начало Первого Всероссийского фестиваля японской анимации в Воронеже.
  • 26 марта
    • выборы Президента России. Абсолютное большинство голосов в первом туре набрал В. В. Путин[2].
    • В семи субъектах России прошли выборы глав регионов, в двух субъектах прошли референдумы. Губернатором Кировской области переизбран губернатор Владимир Сергеенков (58,3 %); губернатором Мурманской области переизбран губернатор Юрий Евдокимов (86,7 %); губернатором Саратовской области переизбран губернатор Дмитрий Аяцков (67,3 %); губернатором Еврейской автономной области и вице-губернатором переизбраны губернатор Николай Волков и его первый заместитель Геннадий Антонов (56,7 %); в Ханты-Мансийском автономном округе переизбран губернатор Александр Филипенко (90,8 %); в Ямало-Ненецкой автономном округе переизбран губернатор Юрий Неелов (87,9 %). На референдуме в Карелии большинство проголосовало за введение поста Главы Республики и превращении парламента в однопалатный; на референдум в Удмуртской Республике большинство проголосовало за введение поста Президента[3].
    • в Женеве состоялась встреча президента США Билла Клинтона и президента Сирии Хафеза Асада. В ходе 4-часовых переговоров не удалось достичь соглашения о возобновлении израильско-сирийских переговоров[17].
  • 29 марта — Вторая чеченская война: гибель пермского ОМОНа у селения Джани-Ведено. Погибло более 40 человек[18].

Апрель

  • 4 апреля
  • 7 апреля — Американские вооружённые силы нанесли ракетно-бомбовый удар по населённым пунктам Ирака, в результате чего погибли 14 человек и 19 получили ранения[2].
  • 8 апреля — В Боснии и Герцеговине прошли муниципальные выборы. Умеренные силы доминируют только в мусульманских городах против националистических партий. В большинстве хорватских районах одержала победу националистическия хорватское демократическое сообщество а в Республике Сербской радикальная Сербская демократическая партия.
  • 9 апреля — Эдуард Шеварднадзе переизбран президентом Республики Грузия, получив более 82 % голосов избирателей, принявших участие в выборах.
  • 12 апреля — Российская космическая корпорация «Энергия» продала американской компании «Спэйс Хаб» эксклюзивные права на использование архива кинодокументов, который содержал информацию обо всех космических исследованиях и программах, осуществленных СССР, а затем Россией[2].
  • 13 апреля — Россия и Германия подписали договор о проведении обмена произведениями искусства, вывезенными обеими сторонами во время Второй мировой войны[2].
  • 14 апреля
    • Государственная Дума РФ приняла решение о ратификации российско-американского договора СНВ-2. Этот договор предполагает дальнейшее сокращение стратегических наступательных вооружений обеих стран[2].
    • На первой большой демонстрации оппозиционного движения в 2000 году минимум 100 000 человек протестуют в югославской столице против президента Слободана Милошевича и за досрочные выборы.
  • 16 апреля
    • состоялся всеукраинский референдум. Более 80 % избирателей, принявших участие в голосовании, высказались за создание двухпалатного парламента, сокращения числа депутатов с 450 до 300, ликвидацию права депутатской неприкосновенности, право Президента досрочно прекращать полномочия Верховной рады Украины, если последняя в течение одного месяца не сможет сформировать парламентское большинство или в течение трех месяцев не сможет утвердить подготовленного и представленного в установленном порядке Кабинетом Министров проект Государственного бюджета Украины. Однако решения референдума так и не были воплощены в жизнь.
    • Впервые в испанской корриде принял участие русский тореадор.
  • 18 апреля — В. Путин высказался против создания США национальной системы ПРО.
  • 19 апреля
    • на острове Самал при заходе на посадку в аэропорт Давао потерпел катастрофу Boeing 737-2H4 компании Air Philippines, в результате погиб 131 человек. Крупнейшая авиакатастрофа на Филиппинах.
    • В Центральной Румынии открыто крупнейшее в Европе месторождение золота.
  • 21 апреля
    • Госдума России ратифицировала договор о полном прекращении ядерных испытаний.
    • Владимир Путин утвердил Военную доктрину Российской Федерации[19].
  • 23 апреля — Вторая чеченская война: нападение на колонну 51-го парашютно-десантного полка Тульской дивизии ВДВ и ВОП 66-го полка оперативного назначения ВВ у селения Сержень-Юрт. Потери российских военнослужащих: 16 убитых, 7 раненых (1 на ВОПе ВВ); 7 единиц техники.
  • 24 апреля — во время учений Черноморского флота ВМФ РФ учебная крылатая ракета попала в украинское пассажирское судно «Верещагин».
  • 26 апреля
  • 28 апреля — Турция, Азербайджан и Грузия заключили договор о строительстве нефтепровода для транспортировки каспийской нефти в обход России.
  • 29 апреля — Германия передала России фрагменты Янтарной комнаты.

Май

  • 3 мая — Лондонская и Франкфуртская биржи объявили о слиянии и создании крупнейшей в мире биржи с акциями на сумму около 4 триллионов долларов.
  • 5 мая — Ущерб от нового компьютерного вируса «I love you» составил только в Северной Америке миллиард долларов.
  • 6 мая — Россия принята в Международную торговую палату.
  • 7 мая — инаугурация Президента России Владимира Владимировича Путина[2].
  • 11 мая
  • 12 мая — Андраник Маргарян стал премьер-министром Армении.
  • 13 мая 
  • 14 мая — на выборах губернатора Санкт-Петербурга Владимир Яковлев переизбран на второй срок[3].
  • 15 мая 
  • 16 мая — В США испытано новое лекарство от алкоголизма.
  • 17 мая — премьер-министром России утверждён Михаил Касьянов[2].
  • 18 мая — 1 человек погиб и 4 получили ранения в результате бомбардировки авиацией США и Великобритании территории Ирака[11].
  • 19 мая — 98-й старт (STS-101) по программе Спейс Шаттл. 21-й полёт шаттла Атлантис. Экипаж — Джеймс Халселл, Скотт Хоровитц, Сьюзан Хелмс, Юрий Усачёв (Россия), Джеймс Восс, Мэри Уэбер, Джеффри Уильямс.
  • 20 мая — Указом президента утверждены направления налоговой реформы, предусматривавшие снижение общего налогового бремени, создание справедливой и нейтральной по отношению к экономическим решениям налоговой системы, её упрощение, улучшение налогового администрирования и повышение уровня собираемости налогов.
  • 21 мая — в Швейцарии на референдуме большинство жителей проголосовали за расширение отношений с Европейским союзом.
  • 24 мая
    • Государственная дума РФ приняла поправку, запрещающую пропаганду наркотиков и способов их приготовления[23].
    • Завершение вывода израильских войск из Ливана. Израиль выполнил, таким образом, резолюцию № 425 Совета Безопасности ООН от 1978 г., требовавшую вывода израильских сил из Ливана[24].
  • 25 мая — Завершение вооружённого конфликта между Эфиопией и Эритреей за контроль над спорными пограничными территориями.
  • 26 мая — Парламент Кыргызстана проголосовал за переименование страны. Отныне официальное наименование государства — «Республика Киргизия». За это решение высказалось 42 депутата, против — 2.
  • 27 мая
    • министерство связи Туркмении отозвало лицензии у всех частных провайдеров Интернета в республике.
    • в Китае католический священник получил шесть лет тюрьмы за издание Библии и других религиозных книг. Обвинили его в незаконных публикациях и тайном проповедовании католицизма. В китайской конституции упомянут принцип свободы вероисповедания, но посещать можно лишь одобренные государством церкви.
  • 30 мая — А. Акаев подписал Закон о придании в Киргизии русскому языку официального статуса.
  • 31 мая — взрыв в Волгограде на проспекте Жукова. Отряд военнослужащих шёл на завтрак. Взрывчатка была закреплена на дереве на высоте 1,3 м. В качестве начинки использовались два килограмма тротила и куски толстой проволоки. Бомба сработала по сигналу с пульта дистанционного управления в пять минут восьмого. Один человек погиб, 15 ранены.

Июнь

  • 2 июня — Президент Украины Л. Кучма «категорически запретил несанкционированный отбор газа из транзитной трубы и его выделение неплатежеспособным потребителям до юридического урегулирования вопроса долга с российской стороной»-то есть официально признал неконтролируемое воровство, которое долго отрицалось.
  • 6 июня — На шоссе между Лондоном и Ярмутом произошла автомобильная авария. Автобус, в котором находились 30 пассажиров, столкнулся с автомобилем, съехал с дороги и врезался в дерево. В результате аварии погиб водитель и ранены 27 человек, один из которых серьёзно. Пострадавшие были отправлены в местную больницу.
  • 7 июня — Вторая чеченская война: в селе Алхан-Юрт (Чечня) двое террористов-смертников взорвали гружённый взрывчаткой грузовик вблизи здания милиции. Одной из смертниц была родственница Мовсара Бараева, позднее захватившего в 2002 здание театрального центра на Дубровке (Москва). Погибли двое милиционеров, пятеро были ранены[25].
  • 10 июня — Глава Сирии Хафез Асад скончался от сердечного приступа, спустя месяц преемником стал его сын Башар Асад.
  • 12 июня
  • 13 июня — Владимир Гусинский был задержан[26] Генеральной прокуратурой РФ как подозреваемый в мошенничестве, в котором фигурировали холдинг Гусинского «Медиа-Мост», ООО «Русское видео — 11-й канал» и ФГУП «Русское видео». «Медиа-Мост» был в то же время вовлечён в спор о займе, полученном от «Газпрома»[27][28]. По утверждению Гусинского (косвенного подтверждаемому решением ЕСПЧ[29]), он был выпущен в обмен на подписание некого документа («протокол № 6») с министром печати Михаилом Лесиным.[30][31] По этому соглашению Гусинский должен был продать «Медиа-Мост» «Газпрому» по установленной последним цене. «Медиа-Мост» отказался подчиниться соглашению.
  • 14 июня
  • 16 июня — приземление корабля Союз ТМ-30. Экипаж посадки — С. В. Залётин, А. Ю. Калери.
  • 17 июня — На территории Великобритании остановлено воздушное сообщение. Около 10 часов утра по местному времени вышел из строя главный компьютер Национальной авиадиспетчерской службы, находящейся неподалёку от аэропорта Хитроу.
  • 21 июня — парламент Шотландии отменил Параграф 28, вступивший в силу 24 мая 1988 года и запрещавший «пропаганду гомосексуализма». На остальных территориях Великобритании параграф был отменён почти через три с половиной года.
  • 29 июня — близ от Сулавеси потерпел крушение паром «Кахая Бахари» (англ. «Cahaya Bahari»); погибло 492 человека.

Июль

Август

  • 5 августа
    • Принят закон «О порядке формирования Совета Федерации». 29 июля были внесены поправки в закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов РФ», а 4 августа — в закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ».
    • Владимир Путин подписал вторую часть Налогового кодекса, по которому вводилась единая 13-процентная ставка подоходного налога.
  • 8 августа
    • взрыв в Москве в подземном переходе у станции метро «Пушкинская»[2].
    • Учёные Великобритании, США и Италии официально объявили о начале опытов по клонированию человека.
  • 12 августа
  • 13 августа — в Москве в храме Христа Спасителя открылся юбилейный архиерейский собор Русской Православной Церкви.
  • 17 августа — на первом этаже рижского универмага Centrs произошли два мощных взрыва, количество пострадавших составило около 30 человек, одна женщина умерла от полученных ранений.
  • 23 августа — Катастрофа A320 под Мухарраком
  • 27 августа — пожар на Останкинской телебашне в Москве. Только к сентябрю 2001 года телевещание в Москве и Московской области полностью нормализовалось.
  • 28 августа — Россия и Югославия подписали соглашение о свободной торговле. Югославия — первая из стран дальнего зарубежья, с которой Россия подписала соглашение о свободной торговле[36].

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

  • 1 декабря — 101-й старт (STS-97) по программе Спейс Шаттл. 15-й полёт шаттла Индевор. Экипаж — Брент Джетт, Майкл Блумфилд, Джозеф Таннер, Марк Гарно (Канада), Карлос Норьега.
  • 3 декабря 
    • В десяти субъектах России прошли выборы глав регионов. В Краснодарском крае, Астраханской области. Пермской области, Корякском автономном округе были выбраны губернаторы; в Архангельской, Ивановской, Камчатской и Рязанской областях, в Республике Марий Эл, в Ставропольском крае и Коми-Пермяцком автономном округе назначено повторное голосование[3].
    • в Венесуэле проведён референдум о выборности руководства профсоюзов[44][45][46].
  • 6 декабря
    • убит глава городской администрации города Мурома Владимирской области Петр Кауров. Он был найден с огнестрельным ранением около собственного гаража.
    • открыт Ливерморий — химический элемент с атомным номером 116.
  • 8 декабря — в городе Пятигорске (Ставропольский край) в районе Верхнего рынка одновременно были взорваны два автомобиля. В результате терактов погибли 4 человека, 45 ранены[2].
  • 9 декабря — Премьер-министр Израиля Эхуд Барак подал в отставку.
  • 10 декабря
    • Ион Илиеску одержал победу во втором туре президентских выборах в Румынии.
    • В пяти субъектах России прошли выборы глав регионов. Переизбраны губернаторы Брянской области Юрий Лодкин (32 %); Владимирской области Николай Виноградов (65 %); Курганской области Олег Богомолов (51 %) и Хабаровского края Виктор Ишаев (88 %); в Костромской области назначено повторное голосование[3].
  • 11 декабря — в США началась регулярная эксплуатация высокоскоростных поездов «Acela Express».
  • 1317 декабря — в Гаване Владимир Путин и кубинский лидер Фидель Кастро договариваются о более тесном сотрудничестве.
  • 15 декабря
    • остановлен 3-й реактор Чернобыльской АЭС и электростанция окончательно закрылась.
    • в Киеве состоялся первый протест в рамках акции «Украина без Кучмы». Его участники требовали отставки президента страны Леонида Кучмы, с которым связывалось убийство оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе в сентябре месяце. В акции приняли участие 24 политические партии и общественные организации, среди которых «Социалистическая партия Украины», партия «Собор», «Украинская республиканская партия», партия «Реформы и порядок», УНА-УНСО, «Украинский коммунистический союз молодёжи», «Всеукраинская партия трудящихся» и другие.
  • 17 декабря — В семи субъектах России прошли повторные выборы глав регионов. Губернатором Ставропольского края переизбран Генерал Александр Черногоров (56,5 %); губернатором Архангельской области переизбран Анатолий Ефремов (58,5 %); губернатором Ивановской области избран Владимир Тихонов (62,3 %); губернатором Камчатской области избран Михаил Машковцев (46,2 %); губернатором Рязанской области переизбран Вячеслав Любимов (65,1 %); президентом Республики Марий Эл избран Леонид Маркелов (57,9 %); губернатором Коми-Пермяцкого автономного округа избран бывший первый вице-губернатор округа Геннадий Савельев (44,2 %)[3].
  • 19 декабря
    • Вторая чеченская война: осуществлена попытка подрыва здания комендатуры Ленинского района (Грозный, Чечня).
    • Европейский консорциум «Аэробус» дал официальный старт строительству нового пассажирского самолета. Аэробус А-380, который ранее обозначался как А-3ХХ, станет самым большим в мире пассажирским самолетом.
  • 20 декабря — Парламент Великобритании одобрил клонирование, но исключительно в медицинских целях.
  • 21 декабря — Нидерланды стали первой в мире страной, узаконившей однополые браки.
  • 23 декабря — На парламентских выборах в Сербии так же, как и в СРЮ, победила ДОС, получившая 63,9 % голосов (176 депутатских мандатов), СПС поддержали 13,5 % избирателей (37 мест), СРП — 8,6 % (23 места), Партию сербского единства убитого незадолго до этого Ж. Ражнатовича-Аркана — 5,3 % (14 мест). Сербское движение обновления и ЮЛ не прошли в сербский парламент.
  • 24 декабря
    • В семи субъектах России прошли выборы глав регионов. Председателям правительства Республики Хакасия переизбран Алексей Лебедь (72,3 %); губернатором Волгоградской области переизбран Николай Максюта (36,52 %); губернатором Воронежской области избран начальник УФСБ по области Владимир Кулаков (59,9 %); губернатором Костромской области переизбран Виктор Шершунов (63 %); губернатором Ульяновской области избран генерал Владимир Шаманов (56,3 %); губернатором Челябинской области переизбран Петр Сумин (58,7 %); губернатором Чукотки избран депутат Госдумы и олигарх Роман Абрамович (90,6 %)[3].
    • Серия терактов в Индонезии в Сочельник
  • 25 декабря — Конституционными законами утверждены государственный флаг (триколор), герб (двуглавый орёл) и гимн (на музыку А. Александрова).
  • 30 декабря — последний эфир телеигры Что? Где? Когда? с участием Владимира Ворошилова.
  • 31 декабря — конец XX века и 2-го тысячелетия
  • Декабрь — Кризис на Чешском телевидении (до января 2001 года).

Наука

Спорт

Музыка

Кино

Телевидение

Театр

Напишите отзыв о статье "2000 год"

Литература

Компьютерные игры

Авиация

Общественный транспорт

Метрополитен

Железнодорожный транспорт

Родились

Скончались

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

Персоны года

Человек года по версии журнала Time — Джордж Буш-младший, президент США.

Нобелевские премии

Экономика

См. также


Примечания

  1. [special.tass.ru/info/739040 ТАСС]
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [hrono.ru/2000_.php События 2000 года на ХРОНОСе] (рус.). Проверено 28 февраля 2014. [www.webcitation.org/616XFTYSF Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [www.politika.su/vybory/rre00t.html Губернаторские выборы — 2000]
  4. [old.cry.ru/text.shtml?200001/20000110134620.inc По словам министра обороны РФ, военная операция в Чечне возобновляется в полном объёме]
  5. [old.cry.ru/text.shtml?200001/20000110165325.inc Боевики, прорвавшиеся в Шали и Аргун, полностью блокированы федеральными войсками]
  6. [old.cry.ru/text.shtml?200001/20000112084305.inc Чеченские лидеры обвиняют федеральные войска в намерении уничтожить все мужское население Чечни]
  7. [old.cry.ru/text.shtml?200001/20000113104150.inc Федеральные войска завершили операцию по уничтожению боевиков, засевших в районе железнодорожного вокзала в городе Аргуне]
  8. [articles.baltimoresun.com/2000-01-16/news/0001160216_1_yugoslavia-war-crimes-belgrade Paramilitary leader for Serbs fatally shot in Belgrade hotel], The Baltimore Sun, 16 января 2000
  9. [www.ng.ru/world/2000-02-15/6_dunai.html «Второй Чернобыль» на Дунае], Независимая газета  (Проверено 6 мая 2010)
  10. [www.1tv.ru/news/print/119903 Новое громкое убийство в Белграде, уже второе за последний месяц]  (рус.)
  11. 1 2 3 4 [www.temadnya.ru/hrono/20feb2001/index.html Тема дня — Хронология — Госдума хочет предложить Путину помочь Саддаму Хусейну]
  12. Указ Президента Республики Беларусь от 18.02.2000 № 77 «О Ермошине В. В.»
  13. [www.hrights.ru/text/belorus/cmi_b/Chapter23.htm Внутренняя Политика]
  14. [www.lenta.ru:8083/vojna/2000/03/01/boeviki/ Масхадов, Хаттаб и Басаев снова ушли из окружения]
  15. [www.lenta.ru/vojna/2000/02/29/shatoi/troshev.htm Генерал Трошев: со взятием Шатоя войсковая операция в Чечне завершена]
  16. 1 2 [mfa.kz/ru/#!/foreign-policy/dogovorno-pravovaya_baza/spisok_stran_ustanovivshih_diplomaticheskie_otnosheniya_s_rk/ Список стран, с которыми Республика Казахстан установила дипломатические отношения]. Министерство иностранных дел Республики Казахстан. Проверено 25 декабря 2011. [www.webcitation.org/64CbRigwl Архивировано из первоисточника 25 декабря 2011].
  17. [itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/673095 ИТАР-ТАСС: Международная панорама — Сирийско-американские отношения. Хронология]
  18. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=149278&ThemesID=626 Неоконченная война] (Коммерсантъ, 31.5.2000)  (Проверено 8 мая 2009)
  19. 1 2 [window.edu.ru/window/library?p_rid=46984 Внешняя политика и безопасность современной России. 1991—2002: Хрестоматия. Том II] // ИНО-Центр, 2002
  20. [www.lenta.ru/russia/2000/05/11/media/obyski.htm Lenta.ru: В России: В центральных офисах холдинга «Медиа-Мост» проводятся обыски]
  21. [www.lenta.ru/russia/2000/05/11/media/delo.htm Lenta.ru: В России: Против "Группы Мост" возбуждено уголовное дело]
  22. [www.un.org/ru/peacekeeping/missions/past/unmot.htm Миссия наблюдателей Организации Объединенных Наций в Таджикистане (МНООНТ)]. Организация Объединённых Наций. Проверено 6 августа 2016.
  23. [polit.ru/news/2000/05/24/548412/ Дума приняла поправку, запрещающую пропаганду наркотиков и способов их приготовления - ПОЛИТ.РУ]
  24. [www.bbc.com/russian/0524_1.shtml Израильтяне уходят из южного Ливана | BBC Russian Service]
  25. [lenta.ru/vojna/2000/06/08/omon Lenta.ru: Россия: Омоновцев в Алхан-Юрте взорвала сестра Бараева.]
  26. [www.yabloko.ru/Themes/Gusinsky/index.html Дело Владимира Гусинского]
  27. [www.conservator.ru/project/ntv/hr02.shtml Проекты Правого Клуба]
  28. [bd.fom.ru/report/map/projects/finfo/finfo2000/56_10643/of002602/printable/ www.fom.ru Почему освободили В. Гусинского?]
  29. www.espch.ru/content/view/22/25/ Европейский суд по правам человека. Решение по делу В. А. Гусинского. (Письменная форма. Дело за номером 70276/01)
  30. [www.zeka.ru/gusinsky/facts/chrono/print.html Доступ ограничен]
  31. [www.agentura.ru/timeline/2000/oligarh/ Война с олигархами]
  32. [www.wto.org/english/thewto_e/countries_e/georgia_e.htm WTO | Georgia - Member information]
  33. [61.28.185.135/treaty/scanneddocs/591.pdf Joint Communique on the Establishment of Diplomatic Relations between the Republic of the Philippines and the Democratic People's Republic of Korea] (English, Korean).
  34. [www.ncnk.org/resources/briefing-papers/all-briefing-papers/dprk-diplomatic-relations DPRK Diplomatic Relations — National Committee on North Korea]. Ncnk.org.
  35. [www.thefreelibrary.com/3RD+LD%3A+N.+Korea,+Philippines+establish+diplomatic+ties.-a063514885 3RD LD: N. Korea, Philippines establish diplomatic ties. - Free Online Library]. Kyodo News International (17 июля 2000).
  36. [www.eeg.ru/downloads/obzor/rus/zip/2001_02.zip Обзор экономических показателей, 15 февраля 2001]
  37. [nbuv.gov.ua/polit/01kroll.htm Звіт Kroll про розслідування справи Гонгадзе] (укр.) (25 сентября 2001). Проверено 31 января 2013. [www.webcitation.org/6E7fZZ33e Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013].
  38. [www.temadnya.ru/spravka/12mar2003/2366.html Тема дня - Справка - Новейшая история Сербии и Югославии: кровавое десятилетие. и последнее]
  39. [www.imra.org.il/story.php3?id=4798 IDF Spokesperson’s Office: Background information on Netzarim Junction, 9 October 2000]
  40. [lenta.ru/mideast/2000/09/28/barak Эхуд Барак впервые признал возможность раздела Иерусалима]
  41. [stapravda.ru/20100115/novyy_mnogopolyarnyy_mir_ekonomicheskiy_krizis_i_sng_42178.html Новый многополярный мир. Экономический кризис и СНГ]
  42. [www.mfa.am/ru/country-by-country/lc/ Двусторонние отношения. Сент-Люсия]. Министерство иностранных дел Республики Армения. Проверено 29 сентября 2011. [www.webcitation.org/6244Ii6H9 Архивировано из первоисточника 29 сентября 2011].
  43. [www.newsru.com/russia/03nov2000/zaderzan.html Новости NEWSru.com:: В Будённовске задержан подозреваемый во взрыве «маршрутки» 29 октября.]
  44. Nohlen, 2005, с. 555.
  45. Nohlen, 2005, с. 567.
  46. [www.cne.gob.ve/web/documentos/estadisticas/e010.pdf 2. Referendos Nacionales Efectuados en Venezuela (1999 - 2000)] (исп.) (pdf). Consejo Nacional Electoral (Mayo 2002). Проверено 1 февраля 2016. [web.archive.org/web/20100718035314/www.cne.gov.ve/estadisticas/e010.pdf Архивировано из первоисточника 5 августа 2004].


Отрывок, характеризующий 2000 год



– A vos places! [По местам!] – вдруг закричал голос.
Между пленными и конвойными произошло радостное смятение и ожидание чего то счастливого и торжественного. Со всех сторон послышались крики команды, и с левой стороны, рысью объезжая пленных, показались кавалеристы, хорошо одетые, на хороших лошадях. На всех лицах было выражение напряженности, которая бывает у людей при близости высших властей. Пленные сбились в кучу, их столкнули с дороги; конвойные построились.
– L'Empereur! L'Empereur! Le marechal! Le duc! [Император! Император! Маршал! Герцог!] – и только что проехали сытые конвойные, как прогремела карета цугом, на серых лошадях. Пьер мельком увидал спокойное, красивое, толстое и белое лицо человека в треугольной шляпе. Это был один из маршалов. Взгляд маршала обратился на крупную, заметную фигуру Пьера, и в том выражении, с которым маршал этот нахмурился и отвернул лицо, Пьеру показалось сострадание и желание скрыть его.
Генерал, который вел депо, с красным испуганным лицом, погоняя свою худую лошадь, скакал за каретой. Несколько офицеров сошлось вместе, солдаты окружили их. У всех были взволнованно напряженные лица.
– Qu'est ce qu'il a dit? Qu'est ce qu'il a dit?.. [Что он сказал? Что? Что?..] – слышал Пьер.
Во время проезда маршала пленные сбились в кучу, и Пьер увидал Каратаева, которого он не видал еще в нынешнее утро. Каратаев в своей шинельке сидел, прислонившись к березе. В лице его, кроме выражения вчерашнего радостного умиления при рассказе о безвинном страдании купца, светилось еще выражение тихой торжественности.
Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми, круглыми глазами, подернутыми теперь слезою, и, видимо, подзывал его к себе, хотел сказать что то. Но Пьеру слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда, и поспешно отошел.
Когда пленные опять тронулись, Пьер оглянулся назад. Каратаев сидел на краю дороги, у березы; и два француза что то говорили над ним. Пьер не оглядывался больше. Он шел, прихрамывая, в гору.
Сзади, с того места, где сидел Каратаев, послышался выстрел. Пьер слышал явственно этот выстрел, но в то же мгновение, как он услыхал его, Пьер вспомнил, что он не кончил еще начатое перед проездом маршала вычисление о том, сколько переходов оставалось до Смоленска. И он стал считать. Два французские солдата, из которых один держал в руке снятое, дымящееся ружье, пробежали мимо Пьера. Они оба были бледны, и в выражении их лиц – один из них робко взглянул на Пьера – было что то похожее на то, что он видел в молодом солдате на казни. Пьер посмотрел на солдата и вспомнил о том, как этот солдат третьего дня сжег, высушивая на костре, свою рубаху и как смеялись над ним.
Собака завыла сзади, с того места, где сидел Каратаев. «Экая дура, о чем она воет?» – подумал Пьер.
Солдаты товарищи, шедшие рядом с Пьером, не оглядывались, так же как и он, на то место, с которого послышался выстрел и потом вой собаки; но строгое выражение лежало на всех лицах.


Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.
– А, пришла? – сказал Пьер. – А, Пла… – начал он и не договорил. В его воображении вдруг, одновременно, связываясь между собой, возникло воспоминание о взгляде, которым смотрел на него Платон, сидя под деревом, о выстреле, слышанном на том месте, о вое собаки, о преступных лицах двух французов, пробежавших мимо его, о снятом дымящемся ружье, об отсутствии Каратаева на этом привале, и он готов уже был понять, что Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведенном им с красавицей полькой, летом, на балконе своего киевского дома. И все таки не связав воспоминаний нынешнего дня и не сделав о них вывода, Пьер закрыл глаза, и картина летней природы смешалась с воспоминанием о купанье, о жидком колеблющемся шаре, и он опустился куда то в воду, так что вода сошлась над его головой.
Перед восходом солнца его разбудили громкие частые выстрелы и крики. Мимо Пьера пробежали французы.
– Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера.
Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей.
– Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его.
Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.
– Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных.
– На вторую сотню, – отвечал казак.
– Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском.
Денисов, с мрачным лицом, сняв папаху, шел позади казаков, несших к вырытой в саду яме тело Пети Ростова.


С 28 го октября, когда начались морозы, бегство французов получило только более трагический характер замерзающих и изжаривающихся насмерть у костров людей и продолжающих в шубах и колясках ехать с награбленным добром императора, королей и герцогов; но в сущности своей процесс бегства и разложения французской армии со времени выступления из Москвы нисколько не изменился.
От Москвы до Вязьмы из семидесятитрехтысячной французской армии, не считая гвардии (которая во всю войну ничего не делала, кроме грабежа), из семидесяти трех тысяч осталось тридцать шесть тысяч (из этого числа не более пяти тысяч выбыло в сражениях). Вот первый член прогрессии, которым математически верно определяются последующие.
Французская армия в той же пропорции таяла и уничтожалась от Москвы до Вязьмы, от Вязьмы до Смоленска, от Смоленска до Березины, от Березины до Вильны, независимо от большей или меньшей степени холода, преследования, заграждения пути и всех других условий, взятых отдельно. После Вязьмы войска французские вместо трех колонн сбились в одну кучу и так шли до конца. Бертье писал своему государю (известно, как отдаленно от истины позволяют себе начальники описывать положение армии). Он писал:
«Je crois devoir faire connaitre a Votre Majeste l'etat de ses troupes dans les differents corps d'annee que j'ai ete a meme d'observer depuis deux ou trois jours dans differents passages. Elles sont presque debandees. Le nombre des soldats qui suivent les drapeaux est en proportion du quart au plus dans presque tous les regiments, les autres marchent isolement dans differentes directions et pour leur compte, dans l'esperance de trouver des subsistances et pour se debarrasser de la discipline. En general ils regardent Smolensk comme le point ou ils doivent se refaire. Ces derniers jours on a remarque que beaucoup de soldats jettent leurs cartouches et leurs armes. Dans cet etat de choses, l'interet du service de Votre Majeste exige, quelles que soient ses vues ulterieures qu'on rallie l'armee a Smolensk en commencant a la debarrasser des non combattans, tels que hommes demontes et des bagages inutiles et du materiel de l'artillerie qui n'est plus en proportion avec les forces actuelles. En outre les jours de repos, des subsistances sont necessaires aux soldats qui sont extenues par la faim et la fatigue; beaucoup sont morts ces derniers jours sur la route et dans les bivacs. Cet etat de choses va toujours en augmentant et donne lieu de craindre que si l'on n'y prete un prompt remede, on ne soit plus maitre des troupes dans un combat. Le 9 November, a 30 verstes de Smolensk».
[Долгом поставляю донести вашему величеству о состоянии корпусов, осмотренных мною на марше в последние три дня. Они почти в совершенном разброде. Только четвертая часть солдат остается при знаменах, прочие идут сами по себе разными направлениями, стараясь сыскать пропитание и избавиться от службы. Все думают только о Смоленске, где надеются отдохнуть. В последние дни много солдат побросали патроны и ружья. Какие бы ни были ваши дальнейшие намерения, но польза службы вашего величества требует собрать корпуса в Смоленске и отделить от них спешенных кавалеристов, безоружных, лишние обозы и часть артиллерии, ибо она теперь не в соразмерности с числом войск. Необходимо продовольствие и несколько дней покоя; солдаты изнурены голодом и усталостью; в последние дни многие умерли на дороге и на биваках. Такое бедственное положение беспрестанно усиливается и заставляет опасаться, что, если не будут приняты быстрые меры для предотвращения зла, мы скоро не будем иметь войска в своей власти в случае сражения. 9 ноября, в 30 верстах от Смоленка.]
Ввалившись в Смоленск, представлявшийся им обетованной землей, французы убивали друг друга за провиант, ограбили свои же магазины и, когда все было разграблено, побежали дальше.
Все шли, сами не зная, куда и зачем они идут. Еще менее других знал это гений Наполеона, так как никто ему не приказывал. Но все таки он и его окружающие соблюдали свои давнишние привычки: писались приказы, письма, рапорты, ordre du jour [распорядок дня]; называли друг друга:
«Sire, Mon Cousin, Prince d'Ekmuhl, roi de Naples» [Ваше величество, брат мой, принц Экмюльский, король Неаполитанский.] и т.д. Но приказы и рапорты были только на бумаге, ничто по ним не исполнялось, потому что не могло исполняться, и, несмотря на именование друг друга величествами, высочествами и двоюродными братьями, все они чувствовали, что они жалкие и гадкие люди, наделавшие много зла, за которое теперь приходилось расплачиваться. И, несмотря на то, что они притворялись, будто заботятся об армии, они думали только каждый о себе и о том, как бы поскорее уйти и спастись.


Действия русского и французского войск во время обратной кампании от Москвы и до Немана подобны игре в жмурки, когда двум играющим завязывают глаза и один изредка звонит колокольчиком, чтобы уведомить о себе ловящего. Сначала тот, кого ловят, звонит, не боясь неприятеля, но когда ему приходится плохо, он, стараясь неслышно идти, убегает от своего врага и часто, думая убежать, идет прямо к нему в руки.
Сначала наполеоновские войска еще давали о себе знать – это было в первый период движения по Калужской дороге, но потом, выбравшись на Смоленскую дорогу, они побежали, прижимая рукой язычок колокольчика, и часто, думая, что они уходят, набегали прямо на русских.
При быстроте бега французов и за ними русских и вследствие того изнурения лошадей, главное средство приблизительного узнавания положения, в котором находится неприятель, – разъезды кавалерии, – не существовало. Кроме того, вследствие частых и быстрых перемен положений обеих армий, сведения, какие и были, не могли поспевать вовремя. Если второго числа приходило известие о том, что армия неприятеля была там то первого числа, то третьего числа, когда можно было предпринять что нибудь, уже армия эта сделала два перехода и находилась совсем в другом положении.
Одна армия бежала, другая догоняла. От Смоленска французам предстояло много различных дорог; и, казалось бы, тут, простояв четыре дня, французы могли бы узнать, где неприятель, сообразить что нибудь выгодное и предпринять что нибудь новое. Но после четырехдневной остановки толпы их опять побежали не вправо, не влево, но, без всяких маневров и соображений, по старой, худшей дороге, на Красное и Оршу – по пробитому следу.
Ожидая врага сзади, а не спереди, французы бежали, растянувшись и разделившись друг от друга на двадцать четыре часа расстояния. Впереди всех бежал император, потом короли, потом герцоги. Русская армия, думая, что Наполеон возьмет вправо за Днепр, что было одно разумно, подалась тоже вправо и вышла на большую дорогу к Красному. И тут, как в игре в жмурки, французы наткнулись на наш авангард. Неожиданно увидав врага, французы смешались, приостановились от неожиданности испуга, но потом опять побежали, бросая своих сзади следовавших товарищей. Тут, как сквозь строй русских войск, проходили три дня, одна за одной, отдельные части французов, сначала вице короля, потом Даву, потом Нея. Все они побросали друг друга, побросали все свои тяжести, артиллерию, половину народа и убегали, только по ночам справа полукругами обходя русских.
Ней, шедший последним (потому что, несмотря на несчастное их положение или именно вследствие его, им хотелось побить тот пол, который ушиб их, он занялся нзрыванием никому не мешавших стен Смоленска), – шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки и ночью, украдучись, пробравшись лесом через Днепр.
От Орши побежали дальше по дороге к Вильно, точно так же играя в жмурки с преследующей армией. На Березине опять замешались, многие потонули, многие сдались, но те, которые перебрались через реку, побежали дальше. Главный начальник их надел шубу и, сев в сани, поскакал один, оставив своих товарищей. Кто мог – уехал тоже, кто не мог – сдался или умер.


Казалось бы, в этой то кампании бегства французов, когда они делали все то, что только можно было, чтобы погубить себя; когда ни в одном движении этой толпы, начиная от поворота на Калужскую дорогу и до бегства начальника от армии, не было ни малейшего смысла, – казалось бы, в этот период кампании невозможно уже историкам, приписывающим действия масс воле одного человека, описывать это отступление в их смысле. Но нет. Горы книг написаны историками об этой кампании, и везде описаны распоряжения Наполеона и глубокомысленные его планы – маневры, руководившие войском, и гениальные распоряжения его маршалов.
Отступление от Малоярославца тогда, когда ему дают дорогу в обильный край и когда ему открыта та параллельная дорога, по которой потом преследовал его Кутузов, ненужное отступление по разоренной дороге объясняется нам по разным глубокомысленным соображениям. По таким же глубокомысленным соображениям описывается его отступление от Смоленска на Оршу. Потом описывается его геройство при Красном, где он будто бы готовится принять сражение и сам командовать, и ходит с березовой палкой и говорит:
– J'ai assez fait l'Empereur, il est temps de faire le general, [Довольно уже я представлял императора, теперь время быть генералом.] – и, несмотря на то, тотчас же после этого бежит дальше, оставляя на произвол судьбы разрозненные части армии, находящиеся сзади.
Потом описывают нам величие души маршалов, в особенности Нея, величие души, состоящее в том, что он ночью пробрался лесом в обход через Днепр и без знамен и артиллерии и без девяти десятых войска прибежал в Оршу.
И, наконец, последний отъезд великого императора от геройской армии представляется нам историками как что то великое и гениальное. Даже этот последний поступок бегства, на языке человеческом называемый последней степенью подлости, которой учится стыдиться каждый ребенок, и этот поступок на языке историков получает оправдание.
Тогда, когда уже невозможно дальше растянуть столь эластичные нити исторических рассуждений, когда действие уже явно противно тому, что все человечество называет добром и даже справедливостью, является у историков спасительное понятие о величии. Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного. Для великого – нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик.
– «C'est grand!» [Это величественно!] – говорят историки, и тогда уже нет ни хорошего, ни дурного, а есть «grand» и «не grand». Grand – хорошо, не grand – дурно. Grand есть свойство, по их понятиям, каких то особенных животных, называемых ими героями. И Наполеон, убираясь в теплой шубе домой от гибнущих не только товарищей, но (по его мнению) людей, им приведенных сюда, чувствует que c'est grand, и душа его покойна.
«Du sublime (он что то sublime видит в себе) au ridicule il n'y a qu'un pas», – говорит он. И весь мир пятьдесят лет повторяет: «Sublime! Grand! Napoleon le grand! Du sublime au ridicule il n'y a qu'un pas». [величественное… От величественного до смешного только один шаг… Величественное! Великое! Наполеон великий! От величественного до смешного только шаг.]
И никому в голову не придет, что признание величия, неизмеримого мерой хорошего и дурного, есть только признание своей ничтожности и неизмеримой малости.
Для нас, с данной нам Христом мерой хорошего и дурного, нет неизмеримого. И нет величия там, где нет простоты, добра и правды.


Кто из русских людей, читая описания последнего периода кампании 1812 года, не испытывал тяжелого чувства досады, неудовлетворенности и неясности. Кто не задавал себе вопросов: как не забрали, не уничтожили всех французов, когда все три армии окружали их в превосходящем числе, когда расстроенные французы, голодая и замерзая, сдавались толпами и когда (как нам рассказывает история) цель русских состояла именно в том, чтобы остановить, отрезать и забрать в плен всех французов.
Каким образом то русское войско, которое, слабее числом французов, дало Бородинское сражение, каким образом это войско, с трех сторон окружавшее французов и имевшее целью их забрать, не достигло своей цели? Неужели такое громадное преимущество перед нами имеют французы, что мы, с превосходными силами окружив, не могли побить их? Каким образом это могло случиться?
История (та, которая называется этим словом), отвечая на эти вопросы, говорит, что это случилось оттого, что Кутузов, и Тормасов, и Чичагов, и тот то, и тот то не сделали таких то и таких то маневров.
Но отчего они не сделали всех этих маневров? Отчего, ежели они были виноваты в том, что не достигнута была предназначавшаяся цель, – отчего их не судили и не казнили? Но, даже ежели и допустить, что виною неудачи русских были Кутузов и Чичагов и т. п., нельзя понять все таки, почему и в тех условиях, в которых находились русские войска под Красным и под Березиной (в обоих случаях русские были в превосходных силах), почему не взято в плен французское войско с маршалами, королями и императорами, когда в этом состояла цель русских?
Объяснение этого странного явления тем (как то делают русские военные историки), что Кутузов помешал нападению, неосновательно потому, что мы знаем, что воля Кутузова не могла удержать войска от нападения под Вязьмой и под Тарутиным.
Почему то русское войско, которое с слабейшими силами одержало победу под Бородиным над неприятелем во всей его силе, под Красным и под Березиной в превосходных силах было побеждено расстроенными толпами французов?
Если цель русских состояла в том, чтобы отрезать и взять в плен Наполеона и маршалов, и цель эта не только не была достигнута, и все попытки к достижению этой цели всякий раз были разрушены самым постыдным образом, то последний период кампании совершенно справедливо представляется французами рядом побед и совершенно несправедливо представляется русскими историками победоносным.
Русские военные историки, настолько, насколько для них обязательна логика, невольно приходят к этому заключению и, несмотря на лирические воззвания о мужестве и преданности и т. д., должны невольно признаться, что отступление французов из Москвы есть ряд побед Наполеона и поражений Кутузова.
Но, оставив совершенно в стороне народное самолюбие, чувствуется, что заключение это само в себе заключает противуречие, так как ряд побед французов привел их к совершенному уничтожению, а ряд поражений русских привел их к полному уничтожению врага и очищению своего отечества.
Источник этого противуречия лежит в том, что историками, изучающими события по письмам государей и генералов, по реляциям, рапортам, планам и т. п., предположена ложная, никогда не существовавшая цель последнего периода войны 1812 года, – цель, будто бы состоявшая в том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с маршалами и армией.
Цели этой никогда не было и не могло быть, потому что она не имела смысла, и достижение ее было совершенно невозможно.
Цель эта не имела никакого смысла, во первых, потому, что расстроенная армия Наполеона со всей возможной быстротой бежала из России, то есть исполняла то самое, что мог желать всякий русский. Для чего же было делать различные операции над французами, которые бежали так быстро, как только они могли?
Во вторых, бессмысленно было становиться на дороге людей, всю свою энергию направивших на бегство.
В третьих, бессмысленно было терять свои войска для уничтожения французских армий, уничтожавшихся без внешних причин в такой прогрессии, что без всякого загораживания пути они не могли перевести через границу больше того, что они перевели в декабре месяце, то есть одну сотую всего войска.
В четвертых, бессмысленно было желание взять в плен императора, королей, герцогов – людей, плен которых в высшей степени затруднил бы действия русских, как то признавали самые искусные дипломаты того времени (J. Maistre и другие). Еще бессмысленнее было желание взять корпуса французов, когда свои войска растаяли наполовину до Красного, а к корпусам пленных надо было отделять дивизии конвоя, и когда свои солдаты не всегда получали полный провиант и забранные уже пленные мерли с голода.
Весь глубокомысленный план о том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с армией, был подобен тому плану огородника, который, выгоняя из огорода потоптавшую его гряды скотину, забежал бы к воротам и стал бы по голове бить эту скотину. Одно, что можно бы было сказать в оправдание огородника, было бы то, что он очень рассердился. Но это нельзя было даже сказать про составителей проекта, потому что не они пострадали от потоптанных гряд.
Но, кроме того, что отрезывание Наполеона с армией было бессмысленно, оно было невозможно.
Невозможно это было, во первых, потому что, так как из опыта видно, что движение колонн на пяти верстах в одном сражении никогда не совпадает с планами, то вероятность того, чтобы Чичагов, Кутузов и Витгенштейн сошлись вовремя в назначенное место, была столь ничтожна, что она равнялась невозможности, как то и думал Кутузов, еще при получении плана сказавший, что диверсии на большие расстояния не приносят желаемых результатов.
Во вторых, невозможно было потому, что, для того чтобы парализировать ту силу инерции, с которой двигалось назад войско Наполеона, надо было без сравнения большие войска, чем те, которые имели русские.
В третьих, невозможно это было потому, что военное слово отрезать не имеет никакого смысла. Отрезать можно кусок хлеба, но не армию. Отрезать армию – перегородить ей дорогу – никак нельзя, ибо места кругом всегда много, где можно обойти, и есть ночь, во время которой ничего не видно, в чем могли бы убедиться военные ученые хоть из примеров Красного и Березины. Взять же в плен никак нельзя без того, чтобы тот, кого берут в плен, на это не согласился, как нельзя поймать ласточку, хотя и можно взять ее, когда она сядет на руку. Взять в плен можно того, кто сдается, как немцы, по правилам стратегии и тактики. Но французские войска совершенно справедливо не находили этого удобным, так как одинаковая голодная и холодная смерть ожидала их на бегстве и в плену.
В четвертых же, и главное, это было невозможно потому, что никогда, с тех пор как существует мир, не было войны при тех страшных условиях, при которых она происходила в 1812 году, и русские войска в преследовании французов напрягли все свои силы и не могли сделать большего, не уничтожившись сами.
В движении русской армии от Тарутина до Красного выбыло пятьдесят тысяч больными и отсталыми, то есть число, равное населению большого губернского города. Половина людей выбыла из армии без сражений.
И об этом то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, – об этом то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда то, а Тормасов туда то и как Чичагов должен был передвинуться туда то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д.
Русские, умиравшие наполовину, сделали все, что можно сделать и должно было сделать для достижения достойной народа цели, и не виноваты в том, что другие русские люди, сидевшие в теплых комнатах, предполагали сделать то, что было невозможно.
Все это странное, непонятное теперь противоречие факта с описанием истории происходит только оттого, что историки, писавшие об этом событии, писали историю прекрасных чувств и слов разных генералов, а не историю событий.
Для них кажутся очень занимательны слова Милорадовича, награды, которые получил тот и этот генерал, и их предположения; а вопрос о тех пятидесяти тысячах, которые остались по госпиталям и могилам, даже не интересует их, потому что не подлежит их изучению.
А между тем стоит только отвернуться от изучения рапортов и генеральных планов, а вникнуть в движение тех сотен тысяч людей, принимавших прямое, непосредственное участие в событии, и все, казавшиеся прежде неразрешимыми, вопросы вдруг с необыкновенной легкостью и простотой получают несомненное разрешение.
Цель отрезывания Наполеона с армией никогда не существовала, кроме как в воображении десятка людей. Она не могла существовать, потому что она была бессмысленна, и достижение ее было невозможно.
Цель народа была одна: очистить свою землю от нашествия. Цель эта достигалась, во первых, сама собою, так как французы бежали, и потому следовало только не останавливать это движение. Во вторых, цель эта достигалась действиями народной войны, уничтожавшей французов, и, в третьих, тем, что большая русская армия шла следом за французами, готовая употребить силу в случае остановки движения французов.
Русская армия должна была действовать, как кнут на бегущее животное. И опытный погонщик знал, что самое выгодное держать кнут поднятым, угрожая им, а не по голове стегать бегущее животное.



Когда человек видит умирающее животное, ужас охватывает его: то, что есть он сам, – сущность его, в его глазах очевидно уничтожается – перестает быть. Но когда умирающее есть человек, и человек любимый – ощущаемый, тогда, кроме ужаса перед уничтожением жизни, чувствуется разрыв и духовная рана, которая, так же как и рана физическая, иногда убивает, иногда залечивается, но всегда болит и боится внешнего раздражающего прикосновения.
После смерти князя Андрея Наташа и княжна Марья одинаково чувствовали это. Они, нравственно согнувшись и зажмурившись от грозного, нависшего над ними облака смерти, не смели взглянуть в лицо жизни. Они осторожно берегли свои открытые раны от оскорбительных, болезненных прикосновений. Все: быстро проехавший экипаж по улице, напоминание об обеде, вопрос девушки о платье, которое надо приготовить; еще хуже, слово неискреннего, слабого участия болезненно раздражало рану, казалось оскорблением и нарушало ту необходимую тишину, в которой они обе старались прислушиваться к незамолкшему еще в их воображении страшному, строгому хору, и мешало вглядываться в те таинственные бесконечные дали, которые на мгновение открылись перед ними.
Только вдвоем им было не оскорбительно и не больно. Они мало говорили между собой. Ежели они говорили, то о самых незначительных предметах. И та и другая одинаково избегали упоминания о чем нибудь, имеющем отношение к будущему.
Признавать возможность будущего казалось им оскорблением его памяти. Еще осторожнее они обходили в своих разговорах все то, что могло иметь отношение к умершему. Им казалось, что то, что они пережили и перечувствовали, не могло быть выражено словами. Им казалось, что всякое упоминание словами о подробностях его жизни нарушало величие и святыню совершившегося в их глазах таинства.
Беспрестанные воздержания речи, постоянное старательное обхождение всего того, что могло навести на слово о нем: эти остановки с разных сторон на границе того, чего нельзя было говорить, еще чище и яснее выставляли перед их воображением то, что они чувствовали.

Но чистая, полная печаль так же невозможна, как чистая и полная радость. Княжна Марья, по своему положению одной независимой хозяйки своей судьбы, опекунши и воспитательницы племянника, первая была вызвана жизнью из того мира печали, в котором она жила первые две недели. Она получила письма от родных, на которые надо было отвечать; комната, в которую поместили Николеньку, была сыра, и он стал кашлять. Алпатыч приехал в Ярославль с отчетами о делах и с предложениями и советами переехать в Москву в Вздвиженский дом, который остался цел и требовал только небольших починок. Жизнь не останавливалась, и надо было жить. Как ни тяжело было княжне Марье выйти из того мира уединенного созерцания, в котором она жила до сих пор, как ни жалко и как будто совестно было покинуть Наташу одну, – заботы жизни требовали ее участия, и она невольно отдалась им. Она поверяла счеты с Алпатычем, советовалась с Десалем о племяннике и делала распоряжения и приготовления для своего переезда в Москву.
Наташа оставалась одна и с тех пор, как княжна Марья стала заниматься приготовлениями к отъезду, избегала и ее.
Княжна Марья предложила графине отпустить с собой Наташу в Москву, и мать и отец радостно согласились на это предложение, с каждым днем замечая упадок физических сил дочери и полагая для нее полезным и перемену места, и помощь московских врачей.
– Я никуда не поеду, – отвечала Наташа, когда ей сделали это предложение, – только, пожалуйста, оставьте меня, – сказала она и выбежала из комнаты, с трудом удерживая слезы не столько горя, сколько досады и озлобления.
После того как она почувствовала себя покинутой княжной Марьей и одинокой в своем горе, Наташа большую часть времени, одна в своей комнате, сидела с ногами в углу дивана, и, что нибудь разрывая или переминая своими тонкими, напряженными пальцами, упорным, неподвижным взглядом смотрела на то, на чем останавливались глаза. Уединение это изнуряло, мучило ее; но оно было для нее необходимо. Как только кто нибудь входил к ней, она быстро вставала, изменяла положение и выражение взгляда и бралась за книгу или шитье, очевидно с нетерпением ожидая ухода того, кто помешал ей.
Ей все казалось, что она вот вот сейчас поймет, проникнет то, на что с страшным, непосильным ей вопросом устремлен был ее душевный взгляд.
В конце декабря, в черном шерстяном платье, с небрежно связанной пучком косой, худая и бледная, Наташа сидела с ногами в углу дивана, напряженно комкая и распуская концы пояса, и смотрела на угол двери.
Она смотрела туда, куда ушел он, на ту сторону жизни. И та сторона жизни, о которой она прежде никогда не думала, которая прежде ей казалась такою далекою, невероятною, теперь была ей ближе и роднее, понятнее, чем эта сторона жизни, в которой все было или пустота и разрушение, или страдание и оскорбление.
Она смотрела туда, где она знала, что был он; но она не могла его видеть иначе, как таким, каким он был здесь. Она видела его опять таким же, каким он был в Мытищах, у Троицы, в Ярославле.
Она видела его лицо, слышала его голос и повторяла его слова и свои слова, сказанные ему, и иногда придумывала за себя и за него новые слова, которые тогда могли бы быть сказаны.
Вот он лежит на кресле в своей бархатной шубке, облокотив голову на худую, бледную руку. Грудь его страшно низка и плечи подняты. Губы твердо сжаты, глаза блестят, и на бледном лбу вспрыгивает и исчезает морщина. Одна нога его чуть заметно быстро дрожит. Наташа знает, что он борется с мучительной болью. «Что такое эта боль? Зачем боль? Что он чувствует? Как у него болит!» – думает Наташа. Он заметил ее вниманье, поднял глаза и, не улыбаясь, стал говорить.
«Одно ужасно, – сказал он, – это связать себя навеки с страдающим человеком. Это вечное мученье». И он испытующим взглядом – Наташа видела теперь этот взгляд – посмотрел на нее. Наташа, как и всегда, ответила тогда прежде, чем успела подумать о том, что она отвечает; она сказала: «Это не может так продолжаться, этого не будет, вы будете здоровы – совсем».
Она теперь сначала видела его и переживала теперь все то, что она чувствовала тогда. Она вспомнила продолжительный, грустный, строгий взгляд его при этих словах и поняла значение упрека и отчаяния этого продолжительного взгляда.
«Я согласилась, – говорила себе теперь Наташа, – что было бы ужасно, если б он остался всегда страдающим. Я сказала это тогда так только потому, что для него это было бы ужасно, а он понял это иначе. Он подумал, что это для меня ужасно бы было. Он тогда еще хотел жить – боялся смерти. И я так грубо, глупо сказала ему. Я не думала этого. Я думала совсем другое. Если бы я сказала то, что думала, я бы сказала: пускай бы он умирал, все время умирал бы перед моими глазами, я была бы счастлива в сравнении с тем, что я теперь. Теперь… Ничего, никого нет. Знал ли он это? Нет. Не знал и никогда не узнает. И теперь никогда, никогда уже нельзя поправить этого». И опять он говорил ей те же слова, но теперь в воображении своем Наташа отвечала ему иначе. Она останавливала его и говорила: «Ужасно для вас, но не для меня. Вы знайте, что мне без вас нет ничего в жизни, и страдать с вами для меня лучшее счастие». И он брал ее руку и жал ее так, как он жал ее в тот страшный вечер, за четыре дня перед смертью. И в воображении своем она говорила ему еще другие нежные, любовные речи, которые она могла бы сказать тогда, которые она говорила теперь. «Я люблю тебя… тебя… люблю, люблю…» – говорила она, судорожно сжимая руки, стискивая зубы с ожесточенным усилием.
И сладкое горе охватывало ее, и слезы уже выступали в глаза, но вдруг она спрашивала себя: кому она говорит это? Где он и кто он теперь? И опять все застилалось сухим, жестким недоумением, и опять, напряженно сдвинув брови, она вглядывалась туда, где он был. И вот, вот, ей казалось, она проникает тайну… Но в ту минуту, как уж ей открывалось, казалось, непонятное, громкий стук ручки замка двери болезненно поразил ее слух. Быстро и неосторожно, с испуганным, незанятым ею выражением лица, в комнату вошла горничная Дуняша.
– Пожалуйте к папаше, скорее, – сказала Дуняша с особенным и оживленным выражением. – Несчастье, о Петре Ильиче… письмо, – всхлипнув, проговорила она.


Кроме общего чувства отчуждения от всех людей, Наташа в это время испытывала особенное чувство отчуждения от лиц своей семьи. Все свои: отец, мать, Соня, были ей так близки, привычны, так будничны, что все их слова, чувства казались ей оскорблением того мира, в котором она жила последнее время, и она не только была равнодушна, но враждебно смотрела на них. Она слышала слова Дуняши о Петре Ильиче, о несчастии, но не поняла их.
«Какое там у них несчастие, какое может быть несчастие? У них все свое старое, привычное и покойное», – мысленно сказала себе Наташа.
Когда она вошла в залу, отец быстро выходил из комнаты графини. Лицо его было сморщено и мокро от слез. Он, видимо, выбежал из той комнаты, чтобы дать волю давившим его рыданиям. Увидав Наташу, он отчаянно взмахнул руками и разразился болезненно судорожными всхлипываниями, исказившими его круглое, мягкое лицо.
– Пе… Петя… Поди, поди, она… она… зовет… – И он, рыдая, как дитя, быстро семеня ослабевшими ногами, подошел к стулу и упал почти на него, закрыв лицо руками.
Вдруг как электрический ток пробежал по всему существу Наташи. Что то страшно больно ударило ее в сердце. Она почувствовала страшную боль; ей показалось, что что то отрывается в ней и что она умирает. Но вслед за болью она почувствовала мгновенно освобождение от запрета жизни, лежавшего на ней. Увидав отца и услыхав из за двери страшный, грубый крик матери, она мгновенно забыла себя и свое горе. Она подбежала к отцу, но он, бессильно махая рукой, указывал на дверь матери. Княжна Марья, бледная, с дрожащей нижней челюстью, вышла из двери и взяла Наташу за руку, говоря ей что то. Наташа не видела, не слышала ее. Она быстрыми шагами вошла в дверь, остановилась на мгновение, как бы в борьбе с самой собой, и подбежала к матери.
Графиня лежала на кресле, странно неловко вытягиваясь, и билась головой об стену. Соня и девушки держали ее за руки.
– Наташу, Наташу!.. – кричала графиня. – Неправда, неправда… Он лжет… Наташу! – кричала она, отталкивая от себя окружающих. – Подите прочь все, неправда! Убили!.. ха ха ха ха!.. неправда!
Наташа стала коленом на кресло, нагнулась над матерью, обняла ее, с неожиданной силой подняла, повернула к себе ее лицо и прижалась к ней.
– Маменька!.. голубчик!.. Я тут, друг мой. Маменька, – шептала она ей, не замолкая ни на секунду.
Она не выпускала матери, нежно боролась с ней, требовала подушки, воды, расстегивала и разрывала платье на матери.
– Друг мой, голубушка… маменька, душенька, – не переставая шептала она, целуя ее голову, руки, лицо и чувствуя, как неудержимо, ручьями, щекоча ей нос и щеки, текли ее слезы.
Графиня сжала руку дочери, закрыла глаза и затихла на мгновение. Вдруг она с непривычной быстротой поднялась, бессмысленно оглянулась и, увидав Наташу, стала из всех сил сжимать ее голову. Потом она повернула к себе ее морщившееся от боли лицо и долго вглядывалась в него.
– Наташа, ты меня любишь, – сказала она тихим, доверчивым шепотом. – Наташа, ты не обманешь меня? Ты мне скажешь всю правду?
Наташа смотрела на нее налитыми слезами глазами, и в лице ее была только мольба о прощении и любви.
– Друг мой, маменька, – повторяла она, напрягая все силы своей любви на то, чтобы как нибудь снять с нее на себя излишек давившего ее горя.
И опять в бессильной борьбе с действительностью мать, отказываясь верить в то, что она могла жить, когда был убит цветущий жизнью ее любимый мальчик, спасалась от действительности в мире безумия.
Наташа не помнила, как прошел этот день, ночь, следующий день, следующая ночь. Она не спала и не отходила от матери. Любовь Наташи, упорная, терпеливая, не как объяснение, не как утешение, а как призыв к жизни, всякую секунду как будто со всех сторон обнимала графиню. На третью ночь графиня затихла на несколько минут, и Наташа закрыла глаза, облокотив голову на ручку кресла. Кровать скрипнула. Наташа открыла глаза. Графиня сидела на кровати и тихо говорила.
– Как я рада, что ты приехал. Ты устал, хочешь чаю? – Наташа подошла к ней. – Ты похорошел и возмужал, – продолжала графиня, взяв дочь за руку.
– Маменька, что вы говорите!..
– Наташа, его нет, нет больше! – И, обняв дочь, в первый раз графиня начала плакать.


Княжна Марья отложила свой отъезд. Соня, граф старались заменить Наташу, но не могли. Они видели, что она одна могла удерживать мать от безумного отчаяния. Три недели Наташа безвыходно жила при матери, спала на кресле в ее комнате, поила, кормила ее и не переставая говорила с ней, – говорила, потому что один нежный, ласкающий голос ее успокоивал графиню.
Душевная рана матери не могла залечиться. Смерть Пети оторвала половину ее жизни. Через месяц после известия о смерти Пети, заставшего ее свежей и бодрой пятидесятилетней женщиной, она вышла из своей комнаты полумертвой и не принимающею участия в жизни – старухой. Но та же рана, которая наполовину убила графиню, эта новая рана вызвала Наташу к жизни.
Душевная рана, происходящая от разрыва духовного тела, точно так же, как и рана физическая, как ни странно это кажется, после того как глубокая рана зажила и кажется сошедшейся своими краями, рана душевная, как и физическая, заживает только изнутри выпирающею силой жизни.
Так же зажила рана Наташи. Она думала, что жизнь ее кончена. Но вдруг любовь к матери показала ей, что сущность ее жизни – любовь – еще жива в ней. Проснулась любовь, и проснулась жизнь.
Последние дни князя Андрея связали Наташу с княжной Марьей. Новое несчастье еще более сблизило их. Княжна Марья отложила свой отъезд и последние три недели, как за больным ребенком, ухаживала за Наташей. Последние недели, проведенные Наташей в комнате матери, надорвали ее физические силы.
Однажды княжна Марья, в середине дня, заметив, что Наташа дрожит в лихорадочном ознобе, увела ее к себе и уложила на своей постели. Наташа легла, но когда княжна Марья, опустив сторы, хотела выйти, Наташа подозвала ее к себе.
– Мне не хочется спать. Мари, посиди со мной.
– Ты устала – постарайся заснуть.
– Нет, нет. Зачем ты увела меня? Она спросит.
– Ей гораздо лучше. Она нынче так хорошо говорила, – сказала княжна Марья.
Наташа лежала в постели и в полутьме комнаты рассматривала лицо княжны Марьи.
«Похожа она на него? – думала Наташа. – Да, похожа и не похожа. Но она особенная, чужая, совсем новая, неизвестная. И она любит меня. Что у ней на душе? Все доброе. Но как? Как она думает? Как она на меня смотрит? Да, она прекрасная».
– Маша, – сказала она, робко притянув к себе ее руку. – Маша, ты не думай, что я дурная. Нет? Маша, голубушка. Как я тебя люблю. Будем совсем, совсем друзьями.
И Наташа, обнимая, стала целовать руки и лицо княжны Марьи. Княжна Марья стыдилась и радовалась этому выражению чувств Наташи.
С этого дня между княжной Марьей и Наташей установилась та страстная и нежная дружба, которая бывает только между женщинами. Они беспрестанно целовались, говорили друг другу нежные слова и большую часть времени проводили вместе. Если одна выходила, то другаябыла беспокойна и спешила присоединиться к ней. Они вдвоем чувствовали большее согласие между собой, чем порознь, каждая сама с собою. Между ними установилось чувство сильнейшее, чем дружба: это было исключительное чувство возможности жизни только в присутствии друг друга.
Иногда они молчали целые часы; иногда, уже лежа в постелях, они начинали говорить и говорили до утра. Они говорили большей частию о дальнем прошедшем. Княжна Марья рассказывала про свое детство, про свою мать, про своего отца, про свои мечтания; и Наташа, прежде с спокойным непониманием отворачивавшаяся от этой жизни, преданности, покорности, от поэзии христианского самоотвержения, теперь, чувствуя себя связанной любовью с княжной Марьей, полюбила и прошедшее княжны Марьи и поняла непонятную ей прежде сторону жизни. Она не думала прилагать к своей жизни покорность и самоотвержение, потому что она привыкла искать других радостей, но она поняла и полюбила в другой эту прежде непонятную ей добродетель. Для княжны Марьи, слушавшей рассказы о детстве и первой молодости Наташи, тоже открывалась прежде непонятная сторона жизни, вера в жизнь, в наслаждения жизни.
Они всё точно так же никогда не говорили про него с тем, чтобы не нарушать словами, как им казалось, той высоты чувства, которая была в них, а это умолчание о нем делало то, что понемногу, не веря этому, они забывали его.
Наташа похудела, побледнела и физически так стала слаба, что все постоянно говорили о ее здоровье, и ей это приятно было. Но иногда на нее неожиданно находил не только страх смерти, но страх болезни, слабости, потери красоты, и невольно она иногда внимательно разглядывала свою голую руку, удивляясь на ее худобу, или заглядывалась по утрам в зеркало на свое вытянувшееся, жалкое, как ей казалось, лицо. Ей казалось, что это так должно быть, и вместе с тем становилось страшно и грустно.
Один раз она скоро взошла наверх и тяжело запыхалась. Тотчас же невольно она придумала себе дело внизу и оттуда вбежала опять наверх, пробуя силы и наблюдая за собой.
Другой раз она позвала Дуняшу, и голос ее задребезжал. Она еще раз кликнула ее, несмотря на то, что она слышала ее шаги, – кликнула тем грудным голосом, которым она певала, и прислушалась к нему.
Она не знала этого, не поверила бы, но под казавшимся ей непроницаемым слоем ила, застлавшим ее душу, уже пробивались тонкие, нежные молодые иглы травы, которые должны были укорениться и так застлать своими жизненными побегами задавившее ее горе, что его скоро будет не видно и не заметно. Рана заживала изнутри. В конце января княжна Марья уехала в Москву, и граф настоял на том, чтобы Наташа ехала с нею, с тем чтобы посоветоваться с докторами.


После столкновения при Вязьме, где Кутузов не мог удержать свои войска от желания опрокинуть, отрезать и т. д., дальнейшее движение бежавших французов и за ними бежавших русских, до Красного, происходило без сражений. Бегство было так быстро, что бежавшая за французами русская армия не могла поспевать за ними, что лошади в кавалерии и артиллерии становились и что сведения о движении французов были всегда неверны.
Люди русского войска были так измучены этим непрерывным движением по сорок верст в сутки, что не могли двигаться быстрее.
Чтобы понять степень истощения русской армии, надо только ясно понять значение того факта, что, потеряв ранеными и убитыми во все время движения от Тарутина не более пяти тысяч человек, не потеряв сотни людей пленными, армия русская, вышедшая из Тарутина в числе ста тысяч, пришла к Красному в числе пятидесяти тысяч.
Быстрое движение русских за французами действовало на русскую армию точно так же разрушительно, как и бегство французов. Разница была только в том, что русская армия двигалась произвольно, без угрозы погибели, которая висела над французской армией, и в том, что отсталые больные у французов оставались в руках врага, отсталые русские оставались у себя дома. Главная причина уменьшения армии Наполеона была быстрота движения, и несомненным доказательством тому служит соответственное уменьшение русских войск.
Вся деятельность Кутузова, как это было под Тарутиным и под Вязьмой, была направлена только к тому, чтобы, – насколько то было в его власти, – не останавливать этого гибельного для французов движения (как хотели в Петербурге и в армии русские генералы), а содействовать ему и облегчить движение своих войск.
Но, кроме того, со времени выказавшихся в войсках утомления и огромной убыли, происходивших от быстроты движения, еще другая причина представлялась Кутузову для замедления движения войск и для выжидания. Цель русских войск была – следование за французами. Путь французов был неизвестен, и потому, чем ближе следовали наши войска по пятам французов, тем больше они проходили расстояния. Только следуя в некотором расстоянии, можно было по кратчайшему пути перерезывать зигзаги, которые делали французы. Все искусные маневры, которые предлагали генералы, выражались в передвижениях войск, в увеличении переходов, а единственно разумная цель состояла в том, чтобы уменьшить эти переходы. И к этой цели во всю кампанию, от Москвы до Вильны, была направлена деятельность Кутузова – не случайно, не временно, но так последовательно, что он ни разу не изменил ей.
Кутузов знал не умом или наукой, а всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат, что французы побеждены, что враги бегут и надо выпроводить их; но вместе с тем он чувствовал, заодно с солдатами, всю тяжесть этого, неслыханного по быстроте и времени года, похода.
Но генералам, в особенности не русским, желавшим отличиться, удивить кого то, забрать в плен для чего то какого нибудь герцога или короля, – генералам этим казалось теперь, когда всякое сражение было и гадко и бессмысленно, им казалось, что теперь то самое время давать сражения и побеждать кого то. Кутузов только пожимал плечами, когда ему один за другим представляли проекты маневров с теми дурно обутыми, без полушубков, полуголодными солдатами, которые в один месяц, без сражений, растаяли до половины и с которыми, при наилучших условиях продолжающегося бегства, надо было пройти до границы пространство больше того, которое было пройдено.
В особенности это стремление отличиться и маневрировать, опрокидывать и отрезывать проявлялось тогда, когда русские войска наталкивались на войска французов.
Так это случилось под Красным, где думали найти одну из трех колонн французов и наткнулись на самого Наполеона с шестнадцатью тысячами. Несмотря на все средства, употребленные Кутузовым, для того чтобы избавиться от этого пагубного столкновения и чтобы сберечь свои войска, три дня у Красного продолжалось добивание разбитых сборищ французов измученными людьми русской армии.
Толь написал диспозицию: die erste Colonne marschiert [первая колонна направится туда то] и т. д. И, как всегда, сделалось все не по диспозиции. Принц Евгений Виртембергский расстреливал с горы мимо бегущие толпы французов и требовал подкрепления, которое не приходило. Французы, по ночам обегая русских, рассыпались, прятались в леса и пробирались, кто как мог, дальше.
Милорадович, который говорил, что он знать ничего не хочет о хозяйственных делах отряда, которого никогда нельзя было найти, когда его было нужно, «chevalier sans peur et sans reproche» [«рыцарь без страха и упрека»], как он сам называл себя, и охотник до разговоров с французами, посылал парламентеров, требуя сдачи, и терял время и делал не то, что ему приказывали.
– Дарю вам, ребята, эту колонну, – говорил он, подъезжая к войскам и указывая кавалеристам на французов. И кавалеристы на худых, ободранных, еле двигающихся лошадях, подгоняя их шпорами и саблями, рысцой, после сильных напряжений, подъезжали к подаренной колонне, то есть к толпе обмороженных, закоченевших и голодных французов; и подаренная колонна кидала оружие и сдавалась, чего ей уже давно хотелось.
Под Красным взяли двадцать шесть тысяч пленных, сотни пушек, какую то палку, которую называли маршальским жезлом, и спорили о том, кто там отличился, и были этим довольны, но очень сожалели о том, что не взяли Наполеона или хоть какого нибудь героя, маршала, и упрекали в этом друг друга и в особенности Кутузова.
Люди эти, увлекаемые своими страстями, были слепыми исполнителями только самого печального закона необходимости; но они считали себя героями и воображали, что то, что они делали, было самое достойное и благородное дело. Они обвиняли Кутузова и говорили, что он с самого начала кампании мешал им победить Наполеона, что он думает только об удовлетворении своих страстей и не хотел выходить из Полотняных Заводов, потому что ему там было покойно; что он под Красным остановил движенье только потому, что, узнав о присутствии Наполеона, он совершенно потерялся; что можно предполагать, что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им, [Записки Вильсона. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ] и т. д., и т. д.
Мало того, что современники, увлекаемые страстями, говорили так, – потомство и история признали Наполеона grand, a Кутузова: иностранцы – хитрым, развратным, слабым придворным стариком; русские – чем то неопределенным – какой то куклой, полезной только по своему русскому имени…


В 12 м и 13 м годах Кутузова прямо обвиняли за ошибки. Государь был недоволен им. И в истории, написанной недавно по высочайшему повелению, сказано, что Кутузов был хитрый придворный лжец, боявшийся имени Наполеона и своими ошибками под Красным и под Березиной лишивший русские войска славы – полной победы над французами. [История 1812 года Богдановича: характеристика Кутузова и рассуждение о неудовлетворительности результатов Красненских сражений. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ]
Такова судьба не великих людей, не grand homme, которых не признает русский ум, а судьба тех редких, всегда одиноких людей, которые, постигая волю провидения, подчиняют ей свою личную волю. Ненависть и презрение толпы наказывают этих людей за прозрение высших законов.
Для русских историков – странно и страшно сказать – Наполеон – это ничтожнейшее орудие истории – никогда и нигде, даже в изгнании, не выказавший человеческого достоинства, – Наполеон есть предмет восхищения и восторга; он grand. Кутузов же, тот человек, который от начала и до конца своей деятельности в 1812 году, от Бородина и до Вильны, ни разу ни одним действием, ни словом не изменяя себе, являет необычайный s истории пример самоотвержения и сознания в настоящем будущего значения события, – Кутузов представляется им чем то неопределенным и жалким, и, говоря о Кутузове и 12 м годе, им всегда как будто немножко стыдно.
А между тем трудно себе представить историческое лицо, деятельность которого так неизменно постоянно была бы направлена к одной и той же цели. Трудно вообразить себе цель, более достойную и более совпадающую с волею всего народа. Еще труднее найти другой пример в истории, где бы цель, которую поставило себе историческое лицо, была бы так совершенно достигнута, как та цель, к достижению которой была направлена вся деятельность Кутузова в 1812 году.
Кутузов никогда не говорил о сорока веках, которые смотрят с пирамид, о жертвах, которые он приносит отечеству, о том, что он намерен совершить или совершил: он вообще ничего не говорил о себе, не играл никакой роли, казался всегда самым простым и обыкновенным человеком и говорил самые простые и обыкновенные вещи. Он писал письма своим дочерям и m me Stael, читал романы, любил общество красивых женщин, шутил с генералами, офицерами и солдатами и никогда не противоречил тем людям, которые хотели ему что нибудь доказывать. Когда граф Растопчин на Яузском мосту подскакал к Кутузову с личными упреками о том, кто виноват в погибели Москвы, и сказал: «Как же вы обещали не оставлять Москвы, не дав сраженья?» – Кутузов отвечал: «Я и не оставлю Москвы без сражения», несмотря на то, что Москва была уже оставлена. Когда приехавший к нему от государя Аракчеев сказал, что надо бы Ермолова назначить начальником артиллерии, Кутузов отвечал: «Да, я и сам только что говорил это», – хотя он за минуту говорил совсем другое. Какое дело было ему, одному понимавшему тогда весь громадный смысл события, среди бестолковой толпы, окружавшей его, какое ему дело было до того, к себе или к нему отнесет граф Растопчин бедствие столицы? Еще менее могло занимать его то, кого назначат начальником артиллерии.
Не только в этих случаях, но беспрестанно этот старый человек дошедший опытом жизни до убеждения в том, что мысли и слова, служащие им выражением, не суть двигатели людей, говорил слова совершенно бессмысленные – первые, которые ему приходили в голову.
Но этот самый человек, так пренебрегавший своими словами, ни разу во всю свою деятельность не сказал ни одного слова, которое было бы не согласно с той единственной целью, к достижению которой он шел во время всей войны. Очевидно, невольно, с тяжелой уверенностью, что не поймут его, он неоднократно в самых разнообразных обстоятельствах высказывал свою мысль. Начиная от Бородинского сражения, с которого начался его разлад с окружающими, он один говорил, что Бородинское сражение есть победа, и повторял это и изустно, и в рапортах, и донесениях до самой своей смерти. Он один сказал, что потеря Москвы не есть потеря России. Он в ответ Лористону на предложение о мире отвечал, что мира не может быть, потому что такова воля народа; он один во время отступления французов говорил, что все наши маневры не нужны, что все сделается само собой лучше, чем мы того желаем, что неприятелю надо дать золотой мост, что ни Тарутинское, ни Вяземское, ни Красненское сражения не нужны, что с чем нибудь надо прийти на границу, что за десять французов он не отдаст одного русского.