202-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
202-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Корсуньская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

20.09.1941 года

Расформирование (преобразование):

июль 1945 года

Предшественник:

202-я моторизованная дивизия

Боевой путь

1941—1943: Бои на северо-западном направлении
1943: Демянская операция
1943: Орловская операция
Кромско-Орловская операция
1943: Киевская операция
Киевская оборонительная операция
1943: Житомирско-Бердичевская операция
1944: Днепровско-Карпатская операция
Корсунь-Шевченковская операция
Уманско-Ботошанская операция
1944: Ясско-Кишинёвская операция
Ясско-Фокшанская операция
1944: Дебреценская операция
1944—1945: Будапештская операция
Ньиредьхаза-Мишкольцкая операция
1945: Балатонская операция
1945: Венская операция
Веспремская операция
Надьканиже-Кермендская операция

202-я стрелковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История

Дивизия сформирована путём переформирования 202-й моторизованной дивизии 20.09.1941 года в составе 11-й армии на линии фронта.

В действующей армии с 20.09.1941 по 03.04.1943, с 03.05.1943 по 12.09.1943, с 02.11.1943 по 31.12.1943 и с 20.01.1944 по 09.05.1945.

С момента формирования держала оборону на Валдайском направлении, занимая фронт в 3 километра на рубеже станция Лычково — Пустыня и далее на юго-восток от реки Пола. В течение осени 1941-осени 1942 года вела частные встречные бои на этом участке, населённые пункты в полосе обороны дивизии часто переходили из рук в руки. Сравнительно успешными для дивизии были боевые действия января 1942 года, когда дивизия силами 645-го полка, прорвав оборону врага, освободила несколько населённых пунктов, однако не смогла удержать коридор к полку. 645-й стрелковый полк за успешные боевые действия был награждён Орденом Красного Знамени.

В декабре 1942 года перешла в наступление в районе Сафронково, 4 января 1943 года выведена во второй эшелон армии (исключая артиллерийский полк), где находилась до 24.02.1943, когда была вновь введена в наступление в районе Рамушевского коридора с целью ликвидации демянской группировки врага. Дивизия освободила значительную часть Парфинского (тогда Полавского) и Демянского районов. В частности, в Парфинском районе освободила деревни Беглово, Свинорой (ныне Ключи), Кузьминское.

В апреле 1943 года выведена в резерв на пополнении, где находилась ровно месяц, после чего переброшена на Центральный фронт, заняла позиции в районе Бобылево между Малоархангельском и Новосилем, находясь во втором эшелоне армии.

Непосредственного участия в Курской битве не принимала, ограничившись артиллерийской поддержкой соседней 16-й стрелковой дивизии.

C 06.07.1943 перегруппировалась вдоль линии фронта, и участвуя в Орловской наступательной операции, 19.07.1943 прорвала оборону противника и вышла к опорному пункту противника Тросне. 22.07.1943 года с боем овладела городом. В течение июля-августа 1943 вела бои, затем преследовала отступающие части.

Из воспоминаний П. Телуха, ветерана дивизии [www.veche.tver.ru/index.shtml?news=3046 ¹]

«Немецко-фашистское командование, убедившись в том, что остановить наступление советских войск без мощного естественного оборонительного рубежа невозможно, начало отвода своих войск за Днепр. Установилась определенная закономерность: днём противник отступает, мы следуем за ним; вечером все останавливаются до утра. Все шло размеренно и спокойно, и только 105-миллиметровая немецкая батарея донимала нас своими огневыми налётами, в основном по дорогам».

Отведена в резерв, до ноября 1943 года в боях не участвовала.

Во время Киевской оборонительной операции ноября 1943 года вела оборону в 40 километрах восточней Житомира перед украинским селом Ивница.

Во время Житомирско-Бердической операции декабря 1943 года находилась на правом фланге наступающей группировки. Понесла значительные потери, и ей был отдан приказ сняться с фронта, отойти в тыл на 250 километров для отдыха и пополнения, в ночь на 29.12.1943 дивизия выступила в поход пешим маршем 31.12.1943 находилась на ночёвке остановились в селе Дымер Остерского района Черниговской области. На отдыхе и пополнении была в Бобровицком районе Черниговской области, затем в середине января 1944 года была переброшена под Корсунь-Шевченковский.

С января 1944 года участвует в Корсунь-Шевченковской операции, держала оборону на направлении главного удара немецких войск в районе Хиженцы, 14.02.1944 участвовала в освобождении Корсунь-Шевченковского.

Приказом Ставки ВГК от 26.02.1944 года № 045 в ознаменование одержанной победы соединения и части, отличившиеся в боях за освобождение города Корсунь-Шевченковский, получили наименование «Корсунских». Среди них была и 202-я стрелковая дивизия (полковник Ревенко, Зиновий Саввич)[1][2][3][4].

После операции дивизия приняла участие в Уманско-Ботошанской операции. Дивизия наступала стремительно, после Корсунь-Шевченковской операции в течение месяца прошла с боями более 500 километров, форсировала Днестр, и в числе первых вышла на реку Прут, с ходу 04.04.1944 форсировала её и начала наступление в направлении Ясс, но в связи с усилившимся сопротивлением к середине апреля 1944 года остановилась. 15.03.1944 участвовала в освобождении Тульчина, 19.03.1944 — в освобождении Могилёв-Подольского. Наступление осложнялось ещё и тяжёлыми природными условиями и распутицей.

Из воспоминаний Морозова М. М., ветерана дивизии

«С конца декабря 1943 года до конца марта 1944 мы были постоянно мокрыми, грязными, вшивыми…»

До августа 1944 года ведёт частные бои севернее Ясс.

С 20.08.1944 года принимает участие в Ясско-Кишинёвской операции, наступает с севера на Яссы из района населённого пункта Берлешти (25 километров восточнее города Бырлад, Румыния).

После операции переброшена и с 06.10.1944 года принимает участие в Дебреценской наступательной операции, в ходе которой участвовала в освобождении Клужа 11.10.1944 и вышла на подступы к Будапешту.

С 01.11.1944 принимает участие в Будапештской операции, наступая северо-восточней Будапешта через Мишкольц.

В марте 1945 года отражает контрнаступление вражеских войск в районе озера Балатон, затем перешла в наступление в общем направлении на Вену, в ходе которого 31.03.1945 участвовала в освобождении Керменда, вышла к реке Мур на участке Брук, Грац.

Расформирована в июле 1945 года

Полное название

202-я стрелковая Корсуньская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова дивизия

Состав

  • 645-й стрелковый Краснознамённый полк
  • 682-й стрелковый полк
  • 1317-й стрелковый полк (переформирован из 21-го мотострелкового полка 28-й танковой дивизии)
  • 652-й артиллерийский полк 1-го формирования — до 30.09.1941
  • 652-й артиллерийский КлужскийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3638 дней] Краснознамённый, ордена Александра Невского полк 2-го формирования — с 15.10.1941
  • 189-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — с 20.01.1942
  • 324-я зенитная батарея (151-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион) — до 30.03.1943
  • 317-й миномётный дивизион — с 20.01.1942 по 01.02.1942
  • 466-й миномётный дивизион — с 30.11.1941 по 15.11.1942
  • 281-я отдельная разведывательная рота
  • 371-й сапёрный батальон
  • 581-й отдельный батальон связи (77-я отдельная рота связи)
  • 357-й (257-й) медико-санитарный батальон
  • 82-я отдельная рота химической защиты
  • 266-я автотранспортная рота
  • 326-я полевая хлебопекарня (336-й полевой автохлебозавод)
  • 86-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 839-я полевая почтовая станция
  • 695-я полевая касса Госбанка

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
01.10.1941 года Северо-Западный фронт 11-я армия - -
01.01.1942 года Северо-Западный фронт 34-я армия - -
01.05.1942 года Северо-Западный фронт 11-я армия - -
01.02.1943 года Северо-Западный фронт 11-я армия 12-й гвардейский стрелковый корпус -
01.03.1943 года Северо-Западный фронт 27-я армия - -
01.04.1943 года Резервный фронт 53-я армия - -
01.05.1943 года Степной военный округ 53-я армия - -
01.06.1943 года Центральный фронт 48-я армия - -
01.07.1943 года Центральный фронт 48-я армия 42-й стрелковый корпус -
01.08.1943 года Центральный фронт 13-я армия 28-й стрелковый корпус -
01.10.1943 года Резерв Ставки ВГК 70-я армия 95-й стрелковый корпус -
01.11.1943 года Резерв Ставки ВГК - - -
01.12.1943 года 1-й Украинский фронт 60-я армия - -
01.01.1944 года Резерв Ставки ВГК - - -
01.02.1944 года 1-й Украинский фронт 47-я армия 106-й стрелковый корпус -
01.03.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус -
01.05.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус -
01.07.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус -
01.09.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус -
01.11.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 104-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 3-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус -
01.05.1945 года 3-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус -

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
Корсуньская 14.02.1944 за освобождение Корсунь-Шевченковского
 ?  ?
 ?  ?
 ?  ?

Воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание старший лейтенант Дата награждения Примечания
Голуб, Семён Тимофеевич командир батареи 652-го артиллерийского полка капитан 29.06.1945 посмертно
Дахновский, Фёдор Тарасович командующий артиллерией полковник 28.04.1945
Дуенко, Василий Григорьевич командир роты 645-го стрелкового полка старший лейтенант 24.03.1945 посмертно
Ежков, Фёдор Андреевич парторг батальона 645-го стрелкового полка лейтенант 28.04.1945
Заводский, Матвей Никифорович командир взвода 682-го полка лейтенант 24.03.1945 посмертно
Учаев, Леонид Иванович Помощник командира разведывательного взвода 645-го стрелкового полка
Помощник командира стрелкового взвода 645-го стрелкового полка
старший сержант 01.09.1944
12.07.1944
24.03.1945
Чернов, Георгий Николаевич командир стрелковой роты 645-го стрелкового полка лейтенант 24.05.1945 посмертно

Память

  • Именем С. Г. Штыкова названа набережная реки Полисть в Старой Руссе
  • Именем С. Т. Голуба названы улица и школа в селе Чёрный Рог Черниговской области
  • Именем М. Н. Заводского названа улица в селе Елховка Самарской области
  • Музей боевой славы школы № 341 г. Москвы «Боевой путь 202-й стрелковой дивизии»
  • Музей боевой славы средней общеобразовательной школы посёлка Кневицы Демянского района
  • Именем Г. Н. Чернова названы улица и школа в селе Чесноковка алтайского края (сейчас г. Новоалтайск).

Напишите отзыв о статье "202-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. Справочник "Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941-1945" / М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с. gigabaza.ru/doc/76524-pall.html
  2. Освобождение городов. — М.: Воениздат, 1985. militera.lib.ru/h/liberation/index.html
  3. Сайт Soldat.ru.
  4. Сайт РККА. rkka.ru.

Литература

  • [archive.is/20121221133734/victory.mil.ru/lib/books/h/nwf/11.html 202-я стрелковая дивизия и её командир С. Г. Штыков]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd202/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=2&t=2008 Форум]
  • [www.soldat.ru/files/ Боевой состав Советской Армии 1941—1945]
  • [www.soldat.ru/doc/perechen/ Перечень № 6 стрелковых, горнострелковых и моторизованных дивизий входивших в состав Действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.]


Отрывок, характеризующий 202-я стрелковая дивизия

– Ооох! – с выражением отчаяния промычал Кутузов и оглянулся. – Болконский, – прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия голосом. – Болконский, – прошептал он, указывая на расстроенный батальон и на неприятеля, – что ж это?
Но прежде чем он договорил эти слова, князь Андрей, чувствуя слезы стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с лошади и бежал к знамени.
– Ребята, вперед! – крикнул он детски пронзительно.
«Вот оно!» думал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно, направленных именно против него. Несколько солдат упало.
– Ура! – закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним.
Действительно, он пробежал один только несколько шагов. Тронулся один, другой солдат, и весь батальон с криком «ура!» побежал вперед и обогнал его. Унтер офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя Андрея знамя, но тотчас же был убит. Князь Андрей опять схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном. Впереди себя он видел наших артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему навстречу; он видел и французских пехотных солдат, которые хватали артиллерийских лошадей и поворачивали пушки. Князь Андрей с батальоном уже был в 20 ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль, и беспрестанно справа и слева от него охали и падали солдаты. Но он не смотрел на них; он вглядывался только в то, что происходило впереди его – на батарее. Он ясно видел уже одну фигуру рыжего артиллериста с сбитым на бок кивером, тянущего с одной стороны банник, тогда как французский солдат тянул банник к себе за другую сторону. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали.
«Что они делают? – думал князь Андрей, глядя на них: – зачем не бежит рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем не колет его француз? Не успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его».
Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.
Все желания его исполнялись в это утро; давалось генеральное сражение, он участвовал в нем; мало того, он был ординарцем при храбрейшем генерале; мало того, он ехал с поручением к Кутузову, а может быть, и к самому государю. Утро было ясное, лошадь под ним была добрая. На душе его было радостно и счастливо. Получив приказание, он пустил лошадь и поскакал вдоль по линии. Сначала он ехал по линии Багратионовых войск, еще не вступавших в дело и стоявших неподвижно; потом он въехал в пространство, занимаемое кавалерией Уварова и здесь заметил уже передвижения и признаки приготовлений к делу; проехав кавалерию Уварова, он уже ясно услыхал звуки пушечной и орудийной стрельбы впереди себя. Стрельба всё усиливалась.
В свежем, утреннем воздухе раздавались уже, не как прежде в неравные промежутки, по два, по три выстрела и потом один или два орудийных выстрела, а по скатам гор, впереди Працена, слышались перекаты ружейной пальбы, перебиваемой такими частыми выстрелами из орудий, что иногда несколько пушечных выстрелов уже не отделялись друг от друга, а сливались в один общий гул.
Видно было, как по скатам дымки ружей как будто бегали, догоняя друг друга, и как дымы орудий клубились, расплывались и сливались одни с другими. Видны были, по блеску штыков между дымом, двигавшиеся массы пехоты и узкие полосы артиллерии с зелеными ящиками.
Ростов на пригорке остановил на минуту лошадь, чтобы рассмотреть то, что делалось; но как он ни напрягал внимание, он ничего не мог ни понять, ни разобрать из того, что делалось: двигались там в дыму какие то люди, двигались и спереди и сзади какие то холсты войск; но зачем? кто? куда? нельзя было понять. Вид этот и звуки эти не только не возбуждали в нем какого нибудь унылого или робкого чувства, но, напротив, придавали ему энергии и решительности.
«Ну, еще, еще наддай!» – обращался он мысленно к этим звукам и опять пускался скакать по линии, всё дальше и дальше проникая в область войск, уже вступивших в дело.
«Уж как это там будет, не знаю, а всё будет хорошо!» думал Ростов.
Проехав какие то австрийские войска, Ростов заметил, что следующая за тем часть линии (это была гвардия) уже вступила в дело.
«Тем лучше! посмотрю вблизи», подумал он.
Он поехал почти по передней линии. Несколько всадников скакали по направлению к нему. Это были наши лейб уланы, которые расстроенными рядами возвращались из атаки. Ростов миновал их, заметил невольно одного из них в крови и поскакал дальше.
«Мне до этого дела нет!» подумал он. Не успел он проехать нескольких сот шагов после этого, как влево от него, наперерез ему, показалась на всем протяжении поля огромная масса кавалеристов на вороных лошадях, в белых блестящих мундирах, которые рысью шли прямо на него. Ростов пустил лошадь во весь скок, для того чтоб уехать с дороги от этих кавалеристов, и он бы уехал от них, ежели бы они шли всё тем же аллюром, но они всё прибавляли хода, так что некоторые лошади уже скакали. Ростову всё слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их.
Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться. Этот кавалергард непременно сбил бы с ног Ростова с его Бедуином (Ростов сам себе казался таким маленьким и слабеньким в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми), ежели бы он не догадался взмахнуть нагайкой в глаза кавалергардовой лошади. Вороная, тяжелая, пятивершковая лошадь шарахнулась, приложив уши; но рябой кавалергард всадил ей с размаху в бока огромные шпоры, и лошадь, взмахнув хвостом и вытянув шею, понеслась еще быстрее. Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» и оглянувшись увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно французскими, кавалеристами в красных эполетах. Дальше нельзя было ничего видеть, потому что тотчас же после этого откуда то стали стрелять пушки, и всё застлалось дымом.
В ту минуту как кавалергарды, миновав его, скрылись в дыму, Ростов колебался, скакать ли ему за ними или ехать туда, куда ему нужно было. Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек.
«Что мне завидовать, мое не уйдет, и я сейчас, может быть, увижу государя!» подумал Ростов и поскакал дальше.
Поровнявшись с гвардейской пехотой, он заметил, что чрез нее и около нее летали ядры, не столько потому, что он слышал звук ядер, сколько потому, что на лицах солдат он увидал беспокойство и на лицах офицеров – неестественную, воинственную торжественность.
Проезжая позади одной из линий пехотных гвардейских полков, он услыхал голос, назвавший его по имени.
– Ростов!
– Что? – откликнулся он, не узнавая Бориса.
– Каково? в первую линию попали! Наш полк в атаку ходил! – сказал Борис, улыбаясь той счастливой улыбкой, которая бывает у молодых людей, в первый раз побывавших в огне.
Ростов остановился.
– Вот как! – сказал он. – Ну что?
– Отбили! – оживленно сказал Борис, сделавшийся болтливым. – Ты можешь себе представить?
И Борис стал рассказывать, каким образом гвардия, ставши на место и увидав перед собой войска, приняла их за австрийцев и вдруг по ядрам, пущенным из этих войск, узнала, что она в первой линии, и неожиданно должна была вступить в дело. Ростов, не дослушав Бориса, тронул свою лошадь.
– Ты куда? – спросил Борис.
– К его величеству с поручением.
– Вот он! – сказал Борис, которому послышалось, что Ростову нужно было его высочество, вместо его величества.
И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру.
– Да ведь это великий князь, а мне к главнокомандующему или к государю, – сказал Ростов и тронул было лошадь.
– Граф, граф! – кричал Берг, такой же оживленный, как и Борис, подбегая с другой стороны, – граф, я в правую руку ранен (говорил он, показывая кисть руки, окровавленную, обвязанную носовым платком) и остался во фронте. Граф, держу шпагу в левой руке: в нашей породе фон Бергов, граф, все были рыцари.
Берг еще что то говорил, но Ростов, не дослушав его, уже поехал дальше.
Проехав гвардию и пустой промежуток, Ростов, для того чтобы не попасть опять в первую линию, как он попал под атаку кавалергардов, поехал по линии резервов, далеко объезжая то место, где слышалась самая жаркая стрельба и канонада. Вдруг впереди себя и позади наших войск, в таком месте, где он никак не мог предполагать неприятеля, он услыхал близкую ружейную стрельбу.
«Что это может быть? – подумал Ростов. – Неприятель в тылу наших войск? Не может быть, – подумал Ростов, и ужас страха за себя и за исход всего сражения вдруг нашел на него. – Что бы это ни было, однако, – подумал он, – теперь уже нечего объезжать. Я должен искать главнокомандующего здесь, и ежели всё погибло, то и мое дело погибнуть со всеми вместе».
Дурное предчувствие, нашедшее вдруг на Ростова, подтверждалось всё более и более, чем дальше он въезжал в занятое толпами разнородных войск пространство, находящееся за деревнею Працом.
– Что такое? Что такое? По ком стреляют? Кто стреляет? – спрашивал Ростов, ровняясь с русскими и австрийскими солдатами, бежавшими перемешанными толпами наперерез его дороги.
– А чорт их знает? Всех побил! Пропадай всё! – отвечали ему по русски, по немецки и по чешски толпы бегущих и непонимавших точно так же, как и он, того, что тут делалось.
– Бей немцев! – кричал один.
– А чорт их дери, – изменников.
– Zum Henker diese Ruesen… [К чорту этих русских…] – что то ворчал немец.
Несколько раненых шли по дороге. Ругательства, крики, стоны сливались в один общий гул. Стрельба затихла и, как потом узнал Ростов, стреляли друг в друга русские и австрийские солдаты.