21-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
21-я стрелковая дивизия
21 сд
Награды:

Почётные наименования:

«Пермская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

стрелковые

Формирование:

03.09.1918 года

Предшественник:

5-я Уральская пехотная дивизия

Преемник:

20-я мотострелковая дивизия (после ВОВ)

Боевой путь

1941-1944: Оборона Карелии
1941-1944: Оборона Заполярья
1944: Будапештская операция
Секешфехервар-Эстергомская операция
1945: Балатонская операция
1945: Венская операция
Надьканиже-Кермендская операция

21-я стрелковая Пермская Краснознамённая дивизия — воинское соединение РККА ВС СССР, до, в период Великой Отечественной войне, и после неё.

Внешние изображения
[maps.google.com/maps/ms?oe=UTF-8&ie=UTF8&hl=ru&msa=0&msid=205396463540045845604.000499a4ba922dbe47a19&ll=62.995158,76.816406&spn=47.668915,132.890625&z=3 Карта боевого пути дивизии]




История

Сформирована 3 сентября 1918 года из отдельных партизанских отрядов Пермской губернии, артиллерийской батареи путиловских рабочих Петрограда и Архангельской пехотной бригады, в которую входили Уфимский и Архангельский полки под наименованием 5-й Уральской пехотной дивизии. 19 марта 1919 года переименована в 21-ю стрелковую дивизию.

В августе 1929 года 21-я Пермская территориальная стрелковая дивизия была включена в состав Особой Дальневосточной армии, принимала участие в боевых действиях на КВЖД, за боевые отличия постановлением ЦИК СССР, от 23 апреля 1930 года, была награждена Почётным революционным Красным знаменем[1].

5 июня 1937 года на участке ответственности 21-й стрелковой дивизии РККА японские военнослужащие совершили вторжение на советскую территорию и заняли сопку у озера Ханка, однако при приближении к границе 63-го стрелкового полка — отступили на сопредельную территорию. Командир полка Иосиф Романович Добыш, опоздавший с выдвижением сил к линии границы, был привлечён к дисциплинарной ответственности[2], а затем приговорен к высшей мере наказания[3].

В действующей армии с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года

На 22 июня 1941 года дислоцировалась на Дальнем Востоке (Спасск-Дальний), 11.09.1941 года начала переброску на северный участок фронта, доукомплектовывается в районе Иваново тяжёлым вооружением, и заняла рубеж по реке Свирь. 23.02.1942 года 21-я стрелковая дивизия передала 73-й морской стрелковой бригаде полосу обороны северо-восточнее Лодейного Поля в районе Ижорова Гора с передним краем по южному берегу реки Яндеба. После отражения наступления противника занимала оборону на том же рубеже вплоть до марта 1944 года, затем переброшена ещё севернее, в Заполярье, на Кандалакшское направление. В сентябре 1944 года участвовала в преследовании противника на кандалакшском и кестеньгском направлениях, в том числе в разгроме немецкой группировки в районе Алакуртти, вышла на советско-финскую границу.

В декабре 1944-го дивизию перебросили в Румынию, 04.12.1944 прибыла в Плоешти, затем передислоцирована под Бухарест, где стояла до января 1945 года.

В январе 1945 года переброшена в Венгрию, отражает удар вражеских войск на западнее канала Шарвиз. К 20.01.1945 года попала в окружение, вела бои в окружении по рубежу Аба, Шаркерестур, Якобсаллаш, Шарашд, c 21.01.1945 прорывается к своим, к 26.01.1945 вышла с боями в направлении Шаркерестур, Алап, на рубеж Цеце, северо-западнее Дунафёльдвар.

К 28.01.1945 года была пополнена и нанесла удар на север между каналом Шарвиз и Дунаем, к 31.01.1945 вышла на рубеж господский двор Сильфа, деревня Шарсентготак.

Принимала участие в Будапештской операции, затем в Балатонской оборонительной операции, в ходе Венской стратегической операции наступала из района Надьбаиом на Надьканижа.

В составе

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
22.06.1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 26-й стрелковый корпус
01.07.1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 26-й стрелковый корпус
10.08.1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 26-й стрелковый корпус
01.08.1941 года Резерв Ставки ВГК - -
01.09.1941 года Карельский фронт 7-я армия -
01.10.1941 года 7-я армия -
01.11.1941 года 7-я армия -
01.12.1941 года 7-я армия
01.01.1942 года 7-я армия
01.02.1942 года 7-я армия
01.03.1942 года 7-я армия
01.04.1942 года - 7-я армия
01.05.1942 года - 7-я армия
01.06.1942 года - 7-я армия
01.07.1942 года - 7-я армия
01.08.1942 года - 7-я армия
01.09.1942 года - 7-я армия
01.10.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.11.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.12.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.01.1943 года - 7-я армия
01.02.1943 года - 7-я армия
01.03.1943 года - 7-я армия
01.04.1943 года - 7-я армия
01.05.1943 года - 7-я армия
01.06.1943 года - 7-я армия
01.07.1943 года - 7-я армия
01.08.1943 года - 7-я армия
01.09.1943 года - 7-я армия
01.10.1943 года - 7-я армия
01.11.1943 года - 7-я армия
01.12.1943 года - 7-я армия
01.01.1944 года - 7-я армия
01.02.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.03.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.04.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.05.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.06.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.07.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.08.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.09.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.10.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.11.1944 года Карельский фронт 14-я армия 133-й стрелковый корпус
01.12.1944 года Карельский фронт 14-я армия
01.01.1945 года 2-й Украинский фронт - 133-й стрелковый корпус
01.02.1945 года 3-й Украинский фронт 26-я армия 133-й стрелковый корпус
01.03.1945 года 3-й Украинский фронт 26-я армия 133-й стрелковый корпус
01.04.1945 года 3-й Украинский фронт
01.05.1945 года 3-й Украинский фронт 26-я армия 30-й стрелковый корпус

Состав на 1 декабря 1925 года.

  • Штаб дивизии (город Новониколаевск)
  • 61-й Осинский стрелковый полк (г. Томск)
  • 62-й Новороссийский Краснознамённый стрелковый полк (г. Новониколаевск)
  • 63-й Шуйский стрелковый полк (г. Барнаул)
  • Отдельный кавалерийский эскадрон (г. Новониколаевск)
  • Лёгкий артиллерийский полк (г. Томск)
  • Отдельная рота связи (г. Новониколаевск)
  • Отдельная сапёрная рота (г. Новониколаевск)[4]

Состав

  • управление
  • 94-й стрелковый Осинский полк
  • 116-й стрелковый Новороссийский Краснознамённый полк
  • 326-й стрелковый Верхнеудинский полк
  • 78-й лёгкий артиллерийский полк
  • 109-й гаубичный артиллерийский полк (до 09.02.1942)
  • 93-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 37-я разведрота
  • 56-й сапёрный батальон
  • 2-й отдельный батальон связи (761-я отдельная рота связи)
  • 64-й медико-санитарный батальон
  • 74-я отдельная рота химический защиты
  • 129-я автотранспортная рота (430-й автотранспортный батальон, 801-я автотранспортная рота)
  • 5-я ремонтно-восстановительная рота
  • 724-я (79-я) полевая хлебопекарня
  • 17-й (186-й) дивизионный ветеринарный лазарет
  • 46-я дивизионная авторемонтная мастерская
  • 130-я полевая почтовая станция
  • 40-я (264-я) полевая касса Госбанка

Командир (начальник)

Награды

Отличившиеся воины дивизии

Напишите отзыв о статье "21-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. В пламени и славе. Очерки истории Краснознамённого Сибирского военного округа. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск, Новосибирское кн. изд-во, 1988. стр. 54
  2. В. С. Мильбах. «У высоких берегов Амура…» Пограничные инциденты на реке Амур в 1937—1939 гг. // «Военно-исторический журнал», № 4, 2011. стр. 38—40
  3. [www.uznal.org/book_of_memory.php?bukva=4&name=44&surname=58&repression=3 Книга Памяти Хабаровского края]
  4. ГАТО. Ф. Р. — 553. оп.1. д.107. л.16-22 об.

Ссылки

  • [www.rkka.ru/ihandbook.htm Справочник.]
  • [www.berdsk.orthodoxy.ru/literat/berdskwar/remember10.htm Воспоминания о боевом пути дивизии.]
  • [www.gov.karelia.ru/Karelia/1748/21.html Военный вестник. Фронт на Свири. Белые пятна.]


Отрывок, характеризующий 21-я стрелковая дивизия

Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.