216-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
216-я стрелковая дивизия
216-я сд
Награды:

Почётные наименования:

«Сивашская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

03.1941

Расформирование (преобразование):

лето 1946 года

Предшественник:

216-я моторизованная дивизия

Преемник:

не имеется

Боевой путь

Великая Отечественная война

216-я стрелковая Сивашская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История

Формирование

Дивизия сформирована в марте 1941 года в Киевском Особом военном округе как 216-я моторизованная дивизия. В июне 1941 года находилась в КОВО. Формирование 216-й стрелковой дивизии было начато 29 сентября 1941 года в Чугуеве Харьковского военного округа, на базе 10-й запасной стрелковой бригады. Укомплектование дивизии было осуществлено большей частью личным составом различных тыловых учреждений округа и частично личным составом частей 289-й стрелковой дивизии, вышедшей из окружения. Согласно приказу Наркома обороны формирование дивизии должно было быть завершено к 1 ноября 1941 года.

В действующей армии

Боевой период: 9.10.1941-20.5.1944; 1.7.1944-9.5.1945 Обстановка, сложившаяся в районе Харькова во второй половине октября, не позволила в полном объёме осуществить подготовку частей и подразделений 216-й стрелковой дивизии, и уже 20 октября была вынуждена вступить в бой в составе 38-й армии Юго-Западного фронта.

С декабря 1941 года в составе 37-й армии Южного фронта, в феврале 1942 года в составе 56-й армии дивизия участвовала в наступление на Кубани, в марте — 57-й армии, в апреле — фронтовое подчинение, с мая в составе 18-й армии. С августа 1942 года в составе Северо-Кавказского фронта, с сентября по март 1943 года — 47-й армии. С октября 1942 года в составе Черноморской группы войск Закавказского фронта.

С апреля 1943 года в составе 56-й армии Северо-Кавказского фронта, с июня — 10-й стрелковый корпус. С сентября в составе 51-й армии Южного фронта, в октябре — 54-й стрелковый корпус. Дивизия участвовала в Мелитопольской наступательной операции, разгроме вражеской группировки на реке Молочная и освобождении Мелитополя

После разгрома немцев под Мелитополем дивизия в составе 10-го стрелкового корпуса 51-й армии 4-го Украинского фронта преследовала отходящего противника, к 1 ноября 1943 года вышла к Сивашу (р-н Гнилое море) и схода, в ночь на 2 ноября дивизия форсировала Сиваш для захвата плацдарма в Крыму. При наличие незначительной техники и боеприпасов после форсирования Сиваша дивизия сумела закрепить достигнутый рубеж и в течение 4-х месяцев возвела крепкую оборону в Крыму.

С 8 по 16 апреля 1944 года дивизия вела наступление по прорыву сильно укреплённой обороны противника на Тарханском направлении, прорвав первую линию обороны противника заняла сильные опорные пункты его в районе высоты 3,9 и к утру 12 апреля полностью уничтожив 685-й пехотный полк 336-й пехотной дивизии противника, овладела мощным опорным пунктом противника — с. Тархан. После прорыва обороны противника дивизия начала преследовать остатки разбитых частей 336-й ПД в направление на Симферополь. Принимала участие в штурме Севастополя. За активное и успешное участие в форсирования Сиваша дивизии присвоено почетное наименование «Сивашская».

В июне 1944 года дивизия выведена в Резерв Ставки ВГК. С июня 1944 года в составе 10-го стрелкового корпуса 51-й армии 1-го Прибалтийского фронта, в августе — 1-й стрелковый корпус 43-й армии (р-н Бауска), с сентября — 60-й стрелковый корпус 51-й армии (р-н Добеле), в ноябре 4-я ударная и 61-я армия (р-ны Никраце, Вайнёде, Приекуле), в декабре фронтовое подчинение. С января 1945 года в составе 49-й армии 2-го Белорусского фронта дивизия принимала участие в Восточно-Прусской стратегической операции по ликвидации Пшаснышско-Млавской группировки противника, в феврале — 124-й стрелковый корпус фронтового подчинения. С 20 января по 16 февраля дивизией занято более 100 населённых пунктов, дивизия с боями прошла до 80 км по территории Восточной Пруссии.

С марта 1945 года в составе 124 стрелкового корпуса 3-й армии 3-го Белорусского фронта участвовала в боях районе Хайлингенбайль, в штурме города и порта Розенберг.

В апреле 1945 года в составе Земландской группы войск участвовала в боях на подступах к Кёнигсбергу. В мае дивизия входила в состав 50-й армии.

Состав

  • 589-й стрелковый полк
  • 647-й стрелковый полк
  • 665-й стрелковый полк
  • 656-й артиллерийский полк
  • 42-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 290-я отдельная разведывательная рота
  • 370-й отдельный саперный батальон
  • 690-й отдельный батальон связи (811-я отдельная рота связи)
  • 356-й отдельный медико-санитарный батальон
  • 202-я отдельная рота химзащиты
  • 520-я автотранспортная рота
  • 362-я полевая хлебопекарня
  • 839-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 764-я полевая почтовая станция
  • 1493-я полевая касса Госбанка
  • отдельная зенитно-пулемётная рота

Подчинение

  • на 01.11.1941 г. — ЮЗФ — 38 А
  • на 01.12.1941 г. — Южный фронт — 37 А
  • на 01.02.1942 г. — Южный фронт — 56 А
  • на 01.03.1942 г. — Южный фронт — 57 А
  • на 01.04.1942 г. — Южный фронт — фронтовое подчинение
  • на 01.05.1942 г. — Южный фронт — 18 А
  • на 01.08.1942 г. — Северо-Кавказский фронт — 18 А
  • на 01.09.1942 г. — Северо-Кавказский фронт — 47 А
  • на 01.10.1942 г. — Закавказский фронт — Черноморская группа войск — 47 А
  • на 01.04.1943 г. — Северо-Кавказский фронт — 56 А
  • на 01.06.1943 г. — Северо-Кавказский фронт — 56 А — 10 СК
  • на 01.07.1943 г. — Северо-Кавказский фронт — 56 А — 10 СК
  • на 01.09.1943 г. — Южный фронт — 51 А — 10 СК
  • на 01.10.1943 г. — Южный фронт — 51 А — 54 СК
  • на 01.11.1943 г. — 4 Укр. фронт — 51 А — 10 СК
  • на 01.06.1944 г. — Резерв ставки ВГК — 51 А — 10 СК
  • на 01.07.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — 51 А — 10 СК
  • на 01.08.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — 43 А — 1 СК
  • на 01.09.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — 51 А — 60 СК
  • на 01.10.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — 51 А — 60 СК
  • на 01.11.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — 4 УА — 60 СК
  • на 01.12.1944 г. — 1 Прибалтийский фронт — фронтовое подчинение
  • на 01.01.1945 г. — 2 Белорусский фронт — 49 А
  • на 01.02.1945 г. — 2 Белорусский фронт — фронтовое подчинение — 124 СК
  • на 01.03.1945 г. — 3 Белорусский фронт — 3 А — 124 СК
  • на 01.04.1945 г. — 3 Белорусский фронт — фронтовое подчинение — 124 СК
  • на 01.05.1945 г. — 3 Белорусский фронт — 50 А — 124 СК[1]

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
«Сивашская» Почётное наименование 8.09.1943 За активное и успешное участие в форсирования присвоено почетное наименование «Сивашская».
Орден Красного Знамени ? награждена орденом за ?
Орден Суворова II степени ? награждена орденом Суворова II степени за
Орден Кутузова II степени ? награждена за ?

Отличившиеся воины дивизии

Память

Напишите отзыв о статье "216-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2345 216 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ — Стрелковые дивизии, бригады — «ЗАБЫТЫЙ ПОЛК»]
  2. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd216/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]
  • [nashapobeda.lv/1951.html 216-я стрелковая Сивашская дивизия]
  • [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2345 216 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ]


Отрывок, характеризующий 216-я стрелковая дивизия

Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.
После отъезда Николая в доме Ростовых стало грустнее чем когда нибудь. Графиня от душевного расстройства сделалась больна.
Соня была печальна и от разлуки с Николаем и еще более от того враждебного тона, с которым не могла не обращаться с ней графиня. Граф более чем когда нибудь был озабочен дурным положением дел, требовавших каких нибудь решительных мер. Необходимо было продать московский дом и подмосковную, а для продажи дома нужно было ехать в Москву. Но здоровье графини заставляло со дня на день откладывать отъезд.
Наташа, легко и даже весело переносившая первое время разлуки с своим женихом, теперь с каждым днем становилась взволнованнее и нетерпеливее. Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает ее лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила ее. Письма его большей частью сердили ее. Ей оскорбительно было думать, что тогда как она живет только мыслью о нем, он живет настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки.
Здоровье графини все не поправлялось; но откладывать поездку в Москву уже не было возможности. Нужно было делать приданое, нужно было продать дом, и притом князя Андрея ждали сперва в Москву, где в эту зиму жил князь Николай Андреич, и Наташа была уверена, что он уже приехал.
Графиня осталась в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января поехал в Москву.



Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно ему было то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, – вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву.
В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал – проехав по городу – эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, эту Кремлевскую площадь с незаезженным снегом, этих извозчиков и лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и Московский Английский клуб, – он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате.
Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Для московского света, Пьер был самым милым, добрым, умным веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех.
Бенефисы, дурные картины, статуи, благотворительные общества, цыгане, школы, подписные обеды, кутежи, масоны, церкви, книги – никто и ничто не получало отказа, и ежели бы не два его друга, занявшие у него много денег и взявшие его под свою опеку, он бы всё роздал. В клубе не было ни обеда, ни вечера без него. Как только он приваливался на свое место на диване после двух бутылок Марго, его окружали, и завязывались толки, споры, шутки. Где ссорились, он – одной своей доброй улыбкой и кстати сказанной шуткой, мирил. Масонские столовые ложи были скучны и вялы, ежели его не было.
Когда после холостого ужина он, с доброй и сладкой улыбкой, сдаваясь на просьбы веселой компании, поднимался, чтобы ехать с ними, между молодежью раздавались радостные, торжественные крики. На балах он танцовал, если не доставало кавалера. Молодые дамы и барышни любили его за то, что он, не ухаживая ни за кем, был со всеми одинаково любезен, особенно после ужина. «Il est charmant, il n'a pas de seхе», [Он очень мил, но не имеет пола,] говорили про него.
Пьер был тем отставным добродушно доживающим свой век в Москве камергером, каких были сотни.
Как бы он ужаснулся, ежели бы семь лет тому назад, когда он только приехал из за границы, кто нибудь сказал бы ему, что ему ничего не нужно искать и выдумывать, что его колея давно пробита, определена предвечно, и что, как он ни вертись, он будет тем, чем были все в его положении. Он не мог бы поверить этому! Разве не он всей душой желал, то произвести республику в России, то самому быть Наполеоном, то философом, то тактиком, победителем Наполеона? Разве не он видел возможность и страстно желал переродить порочный род человеческий и самого себя довести до высшей степени совершенства? Разве не он учреждал и школы и больницы и отпускал своих крестьян на волю?
А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад.
Иногда он утешал себя мыслями, что это только так, покамест, он ведет эту жизнь; но потом его ужасала другая мысль, что так, покамест, уже сколько людей входили, как он, со всеми зубами и волосами в эту жизнь и в этот клуб и выходили оттуда без одного зуба и волоса.
В минуты гордости, когда он думал о своем положении, ему казалось, что он совсем другой, особенный от тех отставных камергеров, которых он презирал прежде, что те были пошлые и глупые, довольные и успокоенные своим положением, «а я и теперь всё недоволен, всё мне хочется сделать что то для человечества», – говорил он себе в минуты гордости. «А может быть и все те мои товарищи, точно так же, как и я, бились, искали какой то новой, своей дороги в жизни, и так же как и я силой обстановки, общества, породы, той стихийной силой, против которой не властен человек, были приведены туда же, куда и я», говорил он себе в минуты скромности, и поживши в Москве несколько времени, он не презирал уже, а начинал любить, уважать и жалеть, так же как и себя, своих по судьбе товарищей.
На Пьера не находили, как прежде, минуты отчаяния, хандры и отвращения к жизни; но та же болезнь, выражавшаяся прежде резкими припадками, была вогнана внутрь и ни на мгновенье не покидала его. «К чему? Зачем? Что такое творится на свете?» спрашивал он себя с недоумением по нескольку раз в день, невольно начиная вдумываться в смысл явлений жизни; но опытом зная, что на вопросы эти не было ответов, он поспешно старался отвернуться от них, брался за книгу, или спешил в клуб, или к Аполлону Николаевичу болтать о городских сплетнях.
«Елена Васильевна, никогда ничего не любившая кроме своего тела и одна из самых глупых женщин в мире, – думал Пьер – представляется людям верхом ума и утонченности, и перед ней преклоняются. Наполеон Бонапарт был презираем всеми до тех пор, пока он был велик, и с тех пор как он стал жалким комедиантом – император Франц добивается предложить ему свою дочь в незаконные супруги. Испанцы воссылают мольбы Богу через католическое духовенство в благодарность за то, что они победили 14 го июня французов, а французы воссылают мольбы через то же католическое духовенство о том, что они 14 го июня победили испанцев. Братья мои масоны клянутся кровью в том, что они всем готовы жертвовать для ближнего, а не платят по одному рублю на сборы бедных и интригуют Астрея против Ищущих манны, и хлопочут о настоящем Шотландском ковре и об акте, смысла которого не знает и тот, кто писал его, и которого никому не нужно. Все мы исповедуем христианский закон прощения обид и любви к ближнему – закон, вследствие которого мы воздвигли в Москве сорок сороков церквей, а вчера засекли кнутом бежавшего человека, и служитель того же самого закона любви и прощения, священник, давал целовать солдату крест перед казнью». Так думал Пьер, и эта вся, общая, всеми признаваемая ложь, как он ни привык к ней, как будто что то новое, всякий раз изумляла его. – «Я понимаю эту ложь и путаницу, думал он, – но как мне рассказать им всё, что я понимаю? Я пробовал и всегда находил, что и они в глубине души понимают то же, что и я, но стараются только не видеть ее . Стало быть так надо! Но мне то, мне куда деваться?» думал Пьер. Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, – способность видеть и верить в возможность добра и правды, и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы быть в силах принимать в ней серьезное участие. Всякая область труда в глазах его соединялась со злом и обманом. Чем он ни пробовал быть, за что он ни брался – зло и ложь отталкивали его и загораживали ему все пути деятельности. А между тем надо было жить, надо было быть заняту. Слишком страшно было быть под гнетом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их. Он ездил во всевозможные общества, много пил, покупал картины и строил, а главное читал.