226-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
226-я стрелковая дивизия (1-го формирования)
226 сд (1ф)
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

5 августа 1941

Расформирование (преобразование):

4 мая 1943

Преемник:

95-я гвардейская стрелковая Полтавская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия

Боевой путь

Полтава, Днепропетровск, Белгородское направление, Валуйско-Росошанское направление, Сталинград

226-я стрелковая дивизия (1-го формирования) — советская стрелковая дивизия времён Великой Отечественной войны.





История

Сформирована в начале июля 1941 года в городе Орехов Запорожской области[1]. После сформирования была включена в 6-ю армию Южного фронта и впервые вступила в бой 31 августа на левом берегу р. Днепр северо-восточне г. Днепропетровск. В ходе 10-дневных боёв успешно отразила натиск превосходящих сил противника. К 18 сентября была переброшена в район г. Полтава, переподчинена 38-й армии Юго-Западного фронта и до 27 сентября вела ожесточённые бои северо-восточнее этого города.

В конце сентября выведена из боёв и сосредоточена северо-западнее г. Харьков. С середины октября 1941 года до августа 1942 года последовательно в составе 21-й, 38-й, 28-й и снова 38-й и 21-й армий Юго-Западного фронта участвовала в оборонительных боях на харьковском, белгородском и валуйско-россошанском направлениях. В начале августа была выведена в резерв ВГК, а в середине октября 1942 года включена в 66-ю (с апреля 1943 года 5-ю гвардейскую) армию Донского фронта, в которой вела боевые действия до конца войны. Дивизия участвовала в Сталинградской битве.

За проявленную отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, стойкость, мужество и героизм личного состава была преобразована в 95-ю гвардейскую стрелковую дивизию (4 мая 1943 года)..

Войну закончила как 95-я гвардейская стрелковая Полтавская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия

Состав

  • 985-й стрелковый полк
  • 987-й стрелковый полк
  • 989-й стрелковый полк
  • 875-й (806-й) артиллерийский полк
  • 329-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион (с 30 января 1942)
  • 409-я зенитная артиллерийская батарея (538-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион)
  • 348-я разведывательная рота
  • 553-й саперный батальон
  • 625-й отдельный батальон связи (до 9 сентября 1942)
  • 153-я отдельная рота связи (с 9 сентября 1942)
  • 328-й медико-санитарный батальон
  • 290-я отдельная рота химзащиты
  • 417-я автотранспортная рота
  • 298-я (717-я) полевая хлебопекарня
  • 52-й (681-й) дивизионный ветеринарный лазарет
  • 986-я полевая почтовая станция
  • 833-я полевая касса Госбанка[2].

Награды[3]

За боевые заслуги удостоена почётного наименования «Полтавская» (23 сентября 1943 года)[4], награждена орденами Ленина, Красного знамени (за участие в освобождении Знамянки и Александрии), Суворова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени (за освобождение Новоукраинки)[5]. 14 тысяч солдат награждены медалями и орденами, из них 12 удостоены звания Героя Советского Союза[6].

Командование

Напишите отзыв о статье "226-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

  1. На основании постановления ГКО от 8 июля 1941 года [ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%93%D0%9A%D0%9E_%E2%84%96_48%D1%81_%D0%BE%D1%82_8.07.41 «О формировании дополнительных стрелковых дивизий»]
  2. [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-200-sd-po-299-sd/226-strelkovaya-diviziya-1-formirovaniya.html Дивизии Красной армии] (рус.)
  3. Учитываются и награды дивизии как 95-й гвардейской
  4. Приказ Верховного Главнокомандующего от 23 сентября 1943 года № 22. Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза: Сборник. — М.: Воениздат, 1975. С. 46-47. [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt022.htm Электронная версия на сайте Библиотеки Михаила Грачёва]  (рус.)
  5. [www.region.in.ua/elisavet/book/uts/uts076_u.html Сайт Кировограда]
  6. Военный энциклопедический словарь. — под. ред. Н. В. Огаркова. — Москва : Военное издательство, 1983. — С. 574. — ISBN ББК 68я2 В63

Литература

  • Н. В. Огарков. Полтавская стрелковая дивизия // Советская Военная Энциклопедия. — Москва: Воениздат, 1978. — Т. 320. — С. 433—435. — 687 с. — 106 000 экз.
  • Олейников А., «Рожденная на землях запорожских», 2-е изд., Киев, 1980.

Ссылки

  • [www.pobeda1945.su/division/1282 226-я стрелковая дивизия 1-го формирования на сайте «Победа 1945»]  (рус.)


Отрывок, характеризующий 226-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

В 5 часов утра еще было совсем темно. Войска центра, резервов и правый фланг Багратиона стояли еще неподвижно; но на левом фланге колонны пехоты, кавалерии и артиллерии, долженствовавшие первые спуститься с высот, для того чтобы атаковать французский правый фланг и отбросить его, по диспозиции, в Богемские горы, уже зашевелились и начали подниматься с своих ночлегов. Дым от костров, в которые бросали всё лишнее, ел глаза. Было холодно и темно. Офицеры торопливо пили чай и завтракали, солдаты пережевывали сухари, отбивали ногами дробь, согреваясь, и стекались против огней, бросая в дрова остатки балаганов, стулья, столы, колеса, кадушки, всё лишнее, что нельзя было увезти с собою. Австрийские колонновожатые сновали между русскими войсками и служили предвестниками выступления. Как только показывался австрийский офицер около стоянки полкового командира, полк начинал шевелиться: солдаты сбегались от костров, прятали в голенища трубочки, мешочки в повозки, разбирали ружья и строились. Офицеры застегивались, надевали шпаги и ранцы и, покрикивая, обходили ряды; обозные и денщики запрягали, укладывали и увязывали повозки. Адъютанты, батальонные и полковые командиры садились верхами, крестились, отдавали последние приказания, наставления и поручения остающимся обозным, и звучал однообразный топот тысячей ног. Колонны двигались, не зная куда и не видя от окружавших людей, от дыма и от усиливающегося тумана ни той местности, из которой они выходили, ни той, в которую они вступали.
Солдат в движении так же окружен, ограничен и влеком своим полком, как моряк кораблем, на котором он находится. Как бы далеко он ни прошел, в какие бы странные, неведомые и опасные широты ни вступил он, вокруг него – как для моряка всегда и везде те же палубы, мачты, канаты своего корабля – всегда и везде те же товарищи, те же ряды, тот же фельдфебель Иван Митрич, та же ротная собака Жучка, то же начальство. Солдат редко желает знать те широты, в которых находится весь корабль его; но в день сражения, Бог знает как и откуда, в нравственном мире войска слышится одна для всех строгая нота, которая звучит приближением чего то решительного и торжественного и вызывает их на несвойственное им любопытство. Солдаты в дни сражений возбужденно стараются выйти из интересов своего полка, прислушиваются, приглядываются и жадно расспрашивают о том, что делается вокруг них.
Туман стал так силен, что, несмотря на то, что рассветало, не видно было в десяти шагах перед собою. Кусты казались громадными деревьями, ровные места – обрывами и скатами. Везде, со всех сторон, можно было столкнуться с невидимым в десяти шагах неприятелем. Но долго шли колонны всё в том же тумане, спускаясь и поднимаясь на горы, минуя сады и ограды, по новой, непонятной местности, нигде не сталкиваясь с неприятелем. Напротив того, то впереди, то сзади, со всех сторон, солдаты узнавали, что идут по тому же направлению наши русские колонны. Каждому солдату приятно становилось на душе оттого, что он знал, что туда же, куда он идет, то есть неизвестно куда, идет еще много, много наших.
– Ишь ты, и курские прошли, – говорили в рядах.
– Страсть, братец ты мой, что войски нашей собралось! Вечор посмотрел, как огни разложили, конца краю не видать. Москва, – одно слово!
Хотя никто из колонных начальников не подъезжал к рядам и не говорил с солдатами (колонные начальники, как мы видели на военном совете, были не в духе и недовольны предпринимаемым делом и потому только исполняли приказания и не заботились о том, чтобы повеселить солдат), несмотря на то, солдаты шли весело, как и всегда, идя в дело, в особенности в наступательное. Но, пройдя около часу всё в густом тумане, большая часть войска должна была остановиться, и по рядам пронеслось неприятное сознание совершающегося беспорядка и бестолковщины. Каким образом передается это сознание, – весьма трудно определить; но несомненно то, что оно передается необыкновенно верно и быстро разливается, незаметно и неудержимо, как вода по лощине. Ежели бы русское войско было одно, без союзников, то, может быть, еще прошло бы много времени, пока это сознание беспорядка сделалось бы общею уверенностью; но теперь, с особенным удовольствием и естественностью относя причину беспорядков к бестолковым немцам, все убедились в том, что происходит вредная путаница, которую наделали колбасники.
– Что стали то? Аль загородили? Или уж на француза наткнулись?
– Нет не слыхать. А то палить бы стал.
– То то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!
– То то я бы их и пустил наперед. А то, небось, позади жмутся. Вот и стой теперь не емши.
– Да что, скоро ли там? Кавалерия, говорят, дорогу загородила, – говорил офицер.
– Эх, немцы проклятые, своей земли не знают, – говорил другой.
– Вы какой дивизии? – кричал, подъезжая, адъютант.
– Осьмнадцатой.
– Так зачем же вы здесь? вам давно бы впереди должно быть, теперь до вечера не пройдете.
– Вот распоряжения то дурацкие; сами не знают, что делают, – говорил офицер и отъезжал.
Потом проезжал генерал и сердито не по русски кричал что то.
– Тафа лафа, а что бормочет, ничего не разберешь, – говорил солдат, передразнивая отъехавшего генерала. – Расстрелял бы я их, подлецов!
– В девятом часу велено на месте быть, а мы и половины не прошли. Вот так распоряжения! – повторялось с разных сторон.
И чувство энергии, с которым выступали в дело войска, начало обращаться в досаду и злобу на бестолковые распоряжения и на немцев.