228-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Всего 228-я стрелковая дивизия формировалась 3 раза. См. список других формирований
228-я стрелковая дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

март 1941

Расформирование (преобразование):

27 декабря 1941

Боевой путь

1941: оборонительные бои на Украине

228-я стрелковая дивизия (228 сд) — воинское соединение СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.

Боевой период — 22 июня — 27 декабря 1941 года





История

Дивизия была сформирована в марте 1941 года в Киевском Особом военном округе.

16 июня 1941 года дивизия получила приказ штаба 36-го стрелкового корпуса выступить учебным маршем по маршруту Житомир — Барановка — Шепетовка — Славута — Острог — Дубно. 18 числа она выступила ночным маршем по указанному маршруту. На этот момент её укомплектованность личным составом составляла 60 %. В вооружении имелся значительный недокомплект, особенно в части артиллерии и средств связи.

О нападении Германии в дивизии узнали на марше вечером 22 июня. На следующий день 228 сд получила приказ форсированным маршем выйти к утру 25 июня в район Хорупани, Палчи и Александровки и занять оборону по реке Стырь на участке Торговица — Пляшевая. Однако 24 числа пришёл новый приказ, согласно которому к утру 25-го числа она должна была выйти на рубеж р. Иква на участке Торговица — Муравица — Млинов и, отчистив эти населённые пункты от немецких десантов, продолжать выполнять поставленную ранее задачу.

К утру 25 июня части дивизии вышли в заданный район и, ворвавшись в Дубно, Муравицу и Млинов, завязали бой с немецким десантом и «местными фашистскими отрядами». К исходу дня немцам удалось вытеснить бойцов дивизии из указанных населённых пунктов. В ночь на 26 число они предприняли новую атаку, в результате которой 767 сп смог захватить Млинов и Муравицу, однако во второй половине дня он вновь был выбит противником из занятых сёл. 799 сп, атаковавший Дубно, не смог выполнить задачу и потерял при этом до одной роты личного состава.

27 июня в связи с высадкой немцами десантов в Ровно и Мизоче оказалась в полукольце. Не имея связи с командованием с 25 числа, она была вынуждена начать отход на Жорнов и Здолбунов. В результате отступления она потеряла всю гаубичную и лёгкую дивизионную артиллерию, миномёты, половину станковых пулемётов и до 50 % личного состава. В 799 сп потери доходили до 75 % бойцов. Помимо этого, дивизия утратила всё штабное имущество, средства связи, полковую и батальонную артиллерию.

В Здолбунове дивизии не удалось пополнить запас боеприпасов, поэтому она начала отход на рубеж Гоща — Острог. 30 июня 795 сп перешёл р. Горынь в районе с. Вильгор и занял обороны на участке Завызов — Григоровка. 767 сп отошёл в лес севернее Славуты, 799 сп в район Аннополя. Медсанбат и автотранспортный батальон дивизии оторвался от остальной дивизии и во время следования через Шепетовку был направлен военным комендантом в Житомир.

1 июля в Шепетовке начальнику I отделения штаба дивизии майору Иванченко было приказано из штаба фронта собрать разрозненные части дивизии и сосредоточить их у Новограда-Волынского в Александровском лагере. К исходу дня ему удалось установить связь со всеми подразделениями дивизии, кроме медсанбата, оаб и осб, который ранее был направлен в распоряжение Новоград-Волынского Ура.

2 июля комдив отдал приказ всем частям сосредоточиться в районе Аннополя, но выполнить приказ они не успели. 795 сп, прикрывавший р. Горынь на участке Завызов — Могиляны, не выдержал напора немцев и отошёл на Аннополь, затем на Берездов. 799 сп, потеряв под Берездовым до батальона личного состава, оказался в полукольце, в результате чего был вынужден отойти на Новоград-Волынский, не дожидаясь подхода остальных частей дивизии. Подходившие к Аннополю остальные части дивизии наткнулись у Берездова на противника и, уклонившись от боя, ушли в район Новоград-Волынского, за исключением 795 сп, двинувшегося в направлении Мархлевска, осб, ушедшего в неизвестном направлении, 366 гап и 669 лап, которые направились на формирование в Бровары.

Утром 3 июля дивизии был отдан приказ оборонять Новоград-Волынский УР, после чего 767 сп занял оборону на рубеже Александровка — Наталевка — Мочихвост — Лидовка, 799 сп на рубеже Смолка — Суслы — (иск.) Стриева — Лубчицы. В этот же день из Житомира вернулись атб и медсанбат дивизии. 767 и 799 сп, получив по одному батальону пополнения, до 6 июля упорно отстаивали свой участок обороны. 7 числа после взрыва всех мостов через р. Случь 228 сд получила приказ занять оборону на её восточном берегу. Выполняя приказ, её подразделения вплавь переправились через реку. При этом им пришлось оставить обоз, автомашины и всю полковую и батальонную артиллерию.

За период с 3 по 7 июля 767 и 799 сп потеряли убитыми, раненными и без вести пропавшими до батальона личного состава. 8 июля в связи с прорывом танков и мотопехоты противника в районе Гульска 228 сд было приказано произвести перегруппировку. В результате этого к концу дня 767 сп вышел к южной окраине Новой Романовки, а 799 сп к юго-восточной окраине Романовки. 9 июля в связи с угрозой окружения 228 сд было приказано отойти на рубеж Старая Гута — Вербы для прикрытия коростенского направления. К исходу дня 767 сп сосредоточился у с. Старая Гута, а 799 сп у с. Вербы. При отходе полки потеряли до роты личного состава.

Утром 10 июля 228 сд поступила в распоряжение 31-го стрелкового корпуса, имея приказ начать наступление в направлении Новоград-Волынского. К вечеру она вышла на рубеж Фёдоровка — Ужачин — Сергеевка. На следующий день дивизия продолжила наступление, но к вечеру противник остановил её продвижение и вынудил окопаться на рубеже Ужачинская Гута — лес западнее Фёдоровки. Эти позиции она удерживала до 13 числа.

13 июля 767 сп было приказано поступить в подчинение командира 193 сд и вместе с ней наступать в направлении Фёдоровка — Сергеевка. 799 сп должен был наступать вдоль железной дороги на Новоград-Волынский. К концу дня он вышел к Могилёвке, потеряв при этом 160 человек убитыми и ранеными; 767 сп достиг рубежа Новозелёное — Катюха, потеряв 40 человек. На следующий день 767 сп продолжил наступать, а 799 сп занял тыловой оборонительный район 31 ск на рубеже Симоны — Бастова Рудня — высотка юго-восточнее Андреевичей.

15 июля 799 сп был выведен на оборонительный рубеж Майдан Кулешевский. Части дивизии продолжали находиться на фронте в составе 193 и 195 стрелковых дивизий вплоть до 20 июля. К этому времени как в 799, так и 767 сп осталось всего по одной роте личного состава.

20 числа 228 сд была передана в подчинение 15 ск, в неё вливались остатки 737 и 748 сп 206-й стрелковой дивизии. На следующий день она получила приказ занять оборону на участке устье р. Ризни — Дуброва, что было осуществлено подразделениями 737 и 748 сп. 23 июня 799 сп был выдвинут в с. Пирожки, откуда на следующий день он в составе 135 сд повёл наступление на Малин.

25 числа 748 сп фактически влился в состав 799 сп, а бойцы 737 сп пополнили ряды 767 сп, благодаря чему дивизия получила увеличение в личном составе до 1000 человек. Этой же ночью дивизия, выполняя приказ штаба корпуса, выдвинулся на исходные позиции для атаки противника. 767 сп прибыл к утру в район Ризни и, заняв к 9.00 Пенизевичи и Ялцовку, повёл наступление на Городище. 799 сп продолжал наступление в составе 45 сд на Малин. В результате наступления в его рядах осталось всего 45 человек, в связи с чем в ночь на 30 июля он был выведен из боя и сосредоточен в районе Лумли. Следующей ночью прибыл после приведения себя в порядок 795 сп дивизии. 767 сп в это время оборонял порученный участок на рубеже р. Ирша.

Утром 31 июля немцы перешли в наступление, в результате которого 41 и 45 сд, начали отход от Малина. 228 сд к концу дня, оказавшись в полукольце противника, также была вынуждена отойти за р. Ризня на рубеж Лумля — Ризня — Зарудье, который она удерживала в течение последующих двух недель. На момент отхода за Ризню в полках дивизии в строю осталось всего по одному батальону личного состава. Из вооружения в наличии имелось 5 полковых пушек (3 из них без панорам), девять 45-мм орудий, восемь 120-мм миномётов (без боеприпасов), 2 батальонных и 13 ротных миномётов, 16 станковых и 63 ручных пулемёта[1].

13 августа 22-й механизированный корпус, в который была включена 228 сд, имея заслон у Зарудье, укрепился ко фронте (иск.) Гуска — Новые Воробьи — Рудня Воробьёвская — Любовичи — Ялцовка[2].

21 августа командование ЮЗФ начало отвод 5-й армии за Днепр. Вечером этого дня 228 сд выступила по маршруту Крапивня — Чернобыль — Навозы — Сапонова Гута. 29 числа дивизия, оттесненная к исходу предыдущего дня на Новый Глыбов, предприняла контратаку на противника[3]. На конец 1 сентября 228 сд, переданная в конце августа в состав 37-й армии, продолжала оборонять южную окраину с. Новый Глыбов. 3 числа правофланговые части армии перешли в наступление в районе Ошитки и Окуниново. К началу наступления её 795 сп занимал западную опушку рощи в одном километре восточнее с. Сорокошичи, а 767 сп находился в 2 км юго-западнее с. Косачёвка. 5 сентября противник оттеснил 228 сд к с. Максим, где она заняла позиции для обороны переправы через Десну[4].

9 сентября 228 сд, к этому моменту вновь переподчинённая 5-й армии, уничтожив переправу, отошла на восточный берег Десны и заняла оборону на рубеже Надиновка — Максим[5]. На следующий день она находилась на участке безымянное озеро в 3 км юго-восточнее Гнилушы — озеро Бубнов.

К 10 сентября 5-я армия, ведшая тяжёлые бои, оказалась частью сил в окружении, другие части с трудом сдерживали напор противника. 228 сд в этот момент находилась у с. Олишевка[6].

5-я армия, пытаясь всеми силами задержать наступление немцев, стремящихся охватить её фланги и выйти в тыл армии, несла большие потери. К 14 сентября 228 сд оказалась в окружении в лесу севернее и северо-западнее с. Иржавец[7]. На следующий день подвижные соединения 1-й и 2-й танковых групп противника соединились в районе Лохвицы, завершив окружение значительной части войск ЮЗФ. При ликвидации киевского котла дивизия была уничтожена. Её официальное расформирование произошло лишь в конце декабря 1941 года.

Состав

  • 767-й стрелковый полк
  • 795-й стрелковый полк
  • 799-й стрелковый полк
  • 669-й [легкий] артиллерийский полк
  • 366-й гаубичный артиллерийский полк
  • 10-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 9-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион
  • 304-й разведывательный батальон
  • 383-й саперный батальон
  • 605-й отдельный батальон связи
  • 378-й медико-санитарный батальон
  • 324-й взвод дегазации
  • 701-й автотранспортный батальон
  • 485-я полевая хлебопекарня
  • 659-я полевая почтовая станция
  • 531-я полевая касса Госбанка

Подчинение

На дату Фронт Армия Корпус
22.06.1941 Юго-Западный фронт - 36-й стрелковый корпус
01.07.1941 Юго-Западный фронт 5-я армия -
10.07.1941 Юго-Западный фронт 6-я армия 36-й стрелковый корпус
01.08.1941 Юго-Западный фронт 5-я армия -
01.09.1941 Юго-Западный фронт 37-я армия, 669 лап в 26-й армии -

Командиры

Напишите отзыв о статье "228-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

  1. [www.podvignaroda.ru/ Донесение о ходе боевых действий 228 СД за период с 16.06.1941 г. по 01.08.1941 г.]
  2. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_102.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 088 от 13 августа 1941 г.]
  3. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_126.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 00119 от 29 августа 1941 г.]
  4. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_133.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 0133 от 5 сентября 1941 г. ]
  5. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_151.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 0141 от 9 сентября 1941 г.]
  6. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_157.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 0143 от 10 сентября 1941 г.]
  7. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue40/Issue40_179.html Оперативная сводка штаба ЮЗФ № 0150 от 14 сентября 1941 г.]

Литература

  • Краснознамённый Киевский. Очерки истории Краснознамённого Киевского военного округа (1919—1979). Издание второе, исправленное и дополненное. Киев, издательство политической литературы Украины, 1979.

Ссылки

  • [www.rkka.ru/oper/vlad/gl2-6.htm Отвод 5-й армии на линию укрепленных районов на старой государственной границе 2-8 июля.]
  • [www.armchairgeneral.com/rkkaww2/maps/1941SW/Kiev/MC3_Kiev_July31_Sept26_41.jpg Карта Киевского котла.]


Отрывок, характеризующий 228-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Княгиня, улыбаясь и говоря со всеми, вдруг произвела перестановку и, усевшись, весело оправилась.
– Теперь мне хорошо, – приговаривала она и, попросив начинать, принялась за работу.
Князь Ипполит перенес ей ридикюль, перешел за нею и, близко придвинув к ней кресло, сел подле нее.
Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот – все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
– Ce n'est pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] – сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
– Mais non, mon cher, [Вовсе нет,] – пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
– C'est que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях,] – сказал он таким тоном, что видно было, – он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
Из за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы,] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m lle George, [мадмуазель Жорж,] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это то великодушие и отмстил смертью герцогу.
Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
– Charmant, – прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это то не понравилось Анне Павловне.
– Средство – Европейское равновесие и droit des gens [международное право], – говорил аббат. – Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, – и она спасет мир!
– Как же вы найдете такое равновесие? – начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
– Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, – сказал он.
Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.


В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
– Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] – сказала Анна Павловна.
– Le general Koutouzoff, – сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff , как француз, – a bien voulu de moi pour aide de camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты.]
– Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
– Она поедет в деревню.
– Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
– Andre, [Андрей,] – сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, – какую историю нам рассказал виконт о m lle Жорж и Бонапарте!
Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно доброй и приятной улыбкой.
– Вот как!… И ты в большом свете! – сказал он Пьеру.
– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]