243-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
243-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Никопольская» «Хинганская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1941

Боевой путь

1941: Смоленское сражение
1941: Московская битва
Калининская оборонительная операция
1942: Сталинградская битва
1943: Курская битва
1944: Никопольско-Криворожская операция
1944: Ясско-Кишинёвская операция
1945: Советско-японская война

243-я стрелковая дивизия — воинская часть СССР, принимавшая участие в Великой Отечественной войне.





История дивизии

Дивизия была сформирована в Ярославле на базе пограничных и оперативных войск НКВД с 28 июня по 14 июля 1941 года (сайт Бессмертный полк). Снаряжена и обмундирована была за счёт ресурсов области, рабочие ярославских и рыбинских предприятий изготовили всё необходимое для её экипировки. 16 июля 1941 года дивизия была отправлена на фронт.

В июле 1941 года одним из важнейших участков борьбы было Смоленское направление.

Прибыв в город Селижарово, дивизия совершила оттуда трудный марш через Андреаполь, Торопец, Старую Торопу и вышла в район Севастьянова.

В боях с 26 июля 1941 года. 28 июля 1941 года, форсировав Западную Двину, перешла в наступление. 906-й стрелковый полк дивизии был передан на усиление 252-й стрелковой дивизии.

Несмотря на отсутствие боевого опыта, дивизия двумя полками успешно вела оборонительные бои. Ярославцы форсировали реку Западная Двина и сбили врага с занимаемой позиции. Одновременно на другом участке фронта один полк этой дивизии вёл кровопролитные бои с крупными частями противника, препятствуя их переправе через Западную Двину и обеспечивая перегруппировку войск.

…Глохнет даль, от дыма сизая:
То на запад — всё вперёд
Ярославская дивизия
В бой за Родину идёт.

Поэт Марк Лисянский, слова из боевой песни дивизии[1]

В начале августа 243-я стрелковая дивизия, согласно приказу командования, перешла в наступление. В районе деревни Баево бойцы дивизии разгромили части 6-й и 26-й немецких дивизий.

В середине сентября дивизия в течение трёх суток непрерывно сражалась в районе селения Ивашково. В этих боях особенно отличился 912-й стрелковый полк, который первым форсировал реку и ударил в тыл немецким частям. В трёхдневных боях дивизия нанесла серьёзный урон гитлеровцам, которые убитыми потеряли более 1300 солдат и офицеров.

В октябре 1941 года дивизия снова перешла на марш и две недели вела арьергардные бои, прикрывая отступление советских войск. В течение двух недель дивизия находилась под угрозой полного окружения. Отступая, дивизия наносила сильные удары врагу. В районе города Старицы дивизия два дня вела бои с численно превосходящими силами врага. В этом бою один стрелковый полк прорвал оборону гитлеровцев и несколько дней успешно действовал во вражеском тылу.

В ноябре 1941 года 243-я стрелковая дивизия заняла оборону в районе города Калинина, препятствуя дальнейшему продвижению врага. 6 декабря 1941 года, выполняя приказ Верховного Главного Командования, дивизия вместе с другими частями Советской Армии перешла в наступление. Она прорвала оборону немцев и 16 декабря первой ворвалась в Калинин.

Во время Сталинградской битвы дивизия была направлена под Сталинград и участвовала в наступательных операциях.

Летом 1943 года, после Орловско-Курского сражения, дивизия вместе с другими частями Советской Армии продолжала наступление, форсировала Северный Донец в районе города Красного Лимана.

В феврале 1944 года дивизия штурмовала оборону немцев в районе города Никополя, освободила его и участвовала в ликвидации никопольского плацдарма гитлеровцев. За эти боевые подвиги она получила наименование "Никопольской". За героизм и мужество, проявленные при освобождении городов Николаева и Одессы, дивизия была награждена орденом Ленина.

В августе 1944 года в период операции в районе Яссы-Кишинёв дивизия принимала участие в окружении и разгроме 22 немецких дивизий. Освободив город Арад, она с боями выступила на территорию Венгрии.

Немалую помощь 243-я дивизия оказала трудящимся Чехословакии. Она освободила города Годонин, Брно, сражалась за освобождение Праги.

После окончания военных действий в Европе дивизия была направлена на Дальний Восток для участия в войне против империалистической Японии. На Дальнем Востоке она действовала в составе Забайкальского фронта, прошла с боями через Большой Хинган, форсировала ряд рек и захватила город Чаоян. Как особо отличившаяся 243-я дивизия была наименована "Хинганской".

Уже после войны дивизия получила почётное наименование «Краснознамённая»[2].

243-я стрелковая Никопольско-Хинганская Краснознамённая дивизия, расформирована в 1947 году в Забайкальско-Амурском военном округе (округ расформирован 25.05.1947).

Состав

  • 906-й стрелковый полк
  • 910-й стрелковый полк
  • 912-й стрелковый полк
  • 775-й артиллерийский полк
  • 527-й отдельный самоходно-артиллерийский дивизион (с 9.8.1945)
  • 303-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 324-я разведывательная рота
  • 413-й сапёрный батальон
  • 665-й отдельный батальон связи (1444-я отдельная рота связи)
  • 263-й медико-санитарный батальон
  • 244-я отдельная рота химзащиты
  • 273-я автотранспортная рота атр (466-й автотранспортный батальон)
  • 135-я (282-я) полевая хлебопекарня
  • 125-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 808-я полевая почтовая станция
  • 710-я полевая касса Госбанка

Командиры

Напишите отзыв о статье "243-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. Книга памяти / Сост. В. А. Смирнов, Н. К. Калашников и др. — Ярославль: Рабочая группа редколлегии, 1994. — Т. 1: Поименный список. — 664 с. — 1000 экз. - С. 121. ISBN 5-86008-008-5
  2. Рязанцев Н. П., Салова Ю. Г. [yagpuist.ucoz.ru/_ld/0/72_bIg.doc История Ярославского края (1930—2005 гг.). Учебное пособие]. — Ярославль: Департамент образования Ярославской области, 2005.

Литература

  • Сидоров И. И. Трудящиеся Ярославской области в годы Великой Отечественной войны / под ред. Л. Б. Генкина. — Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1958. — С. 42-48. — 232 с. — 3000 экз.
  • Через семь границ. Страницы истории 243 стрелковой Краснознаменной дивизии в воспоминаниях ветеранов: [сборник]. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1972. — 207 с.

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd243/main.html 243-я стрелковая дивизия — страница клуба «Память» Воронежского госуниверситета]


Отрывок, характеризующий 243-я стрелковая дивизия

– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.
– Она поехала. Незапно сделался сильный ветер. Девушка потеряла шляпа, и длинны волоса расчесались…
Тут он не мог уже более держаться и стал отрывисто смеяться и сквозь этот смех проговорил:
– И весь свет узнал…
Тем анекдот и кончился. Хотя и непонятно было, для чего он его рассказывает и для чего его надо было рассказать непременно по русски, однако Анна Павловна и другие оценили светскую любезность князя Ипполита, так приятно закончившего неприятную и нелюбезную выходку мсье Пьера. Разговор после анекдота рассыпался на мелкие, незначительные толки о будущем и прошедшем бале, спектакле, о том, когда и где кто увидится.


Поблагодарив Анну Павловну за ее charmante soiree, [очаровательный вечер,] гости стали расходиться.
Пьер был неуклюж. Толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками, он, как говорится, не умел войти в салон и еще менее умел из него выйти, то есть перед выходом сказать что нибудь особенно приятное. Кроме того, он был рассеян. Вставая, он вместо своей шляпы захватил трехугольную шляпу с генеральским плюмажем и держал ее, дергая султан, до тех пор, пока генерал не попросил возвратить ее. Но вся его рассеянность и неуменье войти в салон и говорить в нем выкупались выражением добродушия, простоты и скромности. Анна Павловна повернулась к нему и, с христианскою кротостью выражая прощение за его выходку, кивнула ему и сказала:
– Надеюсь увидать вас еще, но надеюсь тоже, что вы перемените свои мнения, мой милый мсье Пьер, – сказала она.
Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…