246-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
246-я стрелковая дивизия
Почётные наименования:

Шумская

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1941

Расформирование (преобразование):

1945

Боевой путь

1941—1942 Битва за Москву
1943 Курская битва
1943—1944 Освобождение Украины
1944—1945 Освобождение Польши и Чехословакии

246-я стрелковая Шумская дивизия — воинская часть СССР, принимавшая участие в Великой Отечественной войне.
Боевые периоды — 15 июля 1941 — 1 февраля 1943 и 16 февраля 1943 — 11 мая 1945 года.





История

Сформирована в городе Рыбинске Ярославской области.

Первоначально сражалась на территории Калининской области, обороняла город Западная Двина.

В 1941—1942 годах участвовала в обороне Москвы на одном из участков Калининского фронта. 6 декабря 1941 года перешла в общее наступление, освободив 20 населённых пунктов. Сражалась за город Зубцов, держала оборону подо Ржевом.

Летом 1943 года участвовала в Курской битве. Держала оборону на правом фланге «вершины» Курской дуги в районе города Севска.

В 1943—1944 годах сражалась на Украине. Участвовала в освобождении городов Бердичев, Новоград-Волынск, Изяслав, Шумск (за что в феврале 1944 года получила почётное наименование «Шумская»), Львов, Пшемысль.

В 1944—1945 годах освобождала Польшу — Краков, Верхняя Силезия; и Чехословакию — города Опава, Моравска-Острава. Закончила боевой путь в Праге.

Летом 1945 года расформирована.

Боевой состав

  • 908-й стрелковый полк
  • 914-й стрелковый полк
  • 915-й стрелковый полк
  • 777-й артиллерийский полк
  • 305-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 326-я разведывательная рота
  • 415-й сапёрный батальон
  • 667-й отдельный батальон связи (667-я отдельная рота связи)
  • 265-й медико-санитарный батальон
  • 247-я (245-я) отдельная рота химзащиты
  • 63-я автотранспортная рота (464-й автотранспортный батальон, 468-я автотранспортная рота)
  • 310-я полевая хлебопекарня (284-й полевой хлебозавод, 218-я полевая хлебопекарня)
  • 20-й (169-й) дивизионный ветеринарный лазарет
  • 810-я полевая почтовая станция
  • 712-я полевая касса Госбанка[1]

Командиры

Дивизией командовали:

  • Мельников, Иван Иванович (04.07.1941 — 01.03.1942), генерал-майор
  • Ракчеев Арсений Тимофеевич (02.03.1942 — 19.08.1942), подполковник
  • Малюков Григорий Федорович (20.08.1942 — 09.11.1942), полковник
  • Федосенко Михаил Георгиевич (10.11.1942 — 07.12.1942), майор
  • Мищенко Петр Лукьянович (08.12.1942 — 22.12.1942), полковник
  • Ушаков, Евгений Григорьевич (23.12.1942 — 06.06.1943), полковник
  • Федосенко Михаил Георгиевич (07.06.1943 — 17.10.1944), подполковник, с 21.08.1943 полковник
  • Казаринов, Дмитрий Леонидович (18.10.1944 — 11.05.1945), полковник

Отличившиеся воины

Кавалеры ордена Славы 3-х степеней[2]

Напишите отзыв о статье "246-я стрелковая дивизия"

Литература

  • Сидоров И. И. Трудящиеся Ярославской области в годы Великой Отечественной войны / под ред. Л. Б. Генкина. — Ярославль: Ярославское книжное издательство, 1958. — С. 48-50. — 232 с. — 3000 экз.
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd246/main.html 246-я стрелковая дивизия]. samsv.narod.ru

Примечания

  1. [www.teatrskazka.com/Raznoe/Perechni_voisk/Perechen_05_01.html Действующая армия. Перечни войск. Перечень № 5. Стрелковые, горно-стрелковые, мотострелковые и моторизованные дивизии.]
  2. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.

Ссылки

  • [246division.ru Сайт посвящённый 246-й Шумской стрелковой дивизии ]


Отрывок, характеризующий 246-я стрелковая дивизия

Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?
– Я слишком мало знаю вашу сестру, – отвечал князь Андрей с насмешливой улыбкой, под которой он хотел скрыть свое смущение, – чтобы решить такой тонкий вопрос; и потом я замечал, что чем менее нравится женщина, тем она бывает постояннее, – прибавил он и посмотрел на Пьера, подошедшего в это время к ним.
– Да это правда, князь; в наше время, – продолжала Вера (упоминая о нашем времени, как вообще любят упоминать ограниченные люди, полагающие, что они нашли и оценили особенности нашего времени и что свойства людей изменяются со временем), в наше время девушка имеет столько свободы, что le plaisir d'etre courtisee [удовольствие иметь поклонников] часто заглушает в ней истинное чувство. Et Nathalie, il faut l'avouer, y est tres sensible. [И Наталья, надо признаться, на это очень чувствительна.] Возвращение к Натали опять заставило неприятно поморщиться князя Андрея; он хотел встать, но Вера продолжала с еще более утонченной улыбкой.
– Я думаю, никто так не был courtisee [предметом ухаживанья], как она, – говорила Вера; – но никогда, до самого последнего времени никто серьезно ей не нравился. Вот вы знаете, граф, – обратилась она к Пьеру, – даже наш милый cousin Борис, который был, entre nous [между нами], очень и очень dans le pays du tendre… [в стране нежностей…]
Князь Андрей нахмурившись молчал.
– Вы ведь дружны с Борисом? – сказала ему Вера.
– Да, я его знаю…
– Он верно вам говорил про свою детскую любовь к Наташе?
– А была детская любовь? – вдруг неожиданно покраснев, спросил князь Андрей.
– Да. Vous savez entre cousin et cousine cette intimite mene quelquefois a l'amour: le cousinage est un dangereux voisinage, N'est ce pas? [Знаете, между двоюродным братом и сестрой эта близость приводит иногда к любви. Такое родство – опасное соседство. Не правда ли?]
– О, без сомнения, – сказал князь Андрей, и вдруг, неестественно оживившись, он стал шутить с Пьером о том, как он должен быть осторожным в своем обращении с своими 50 ти летними московскими кузинами, и в середине шутливого разговора встал и, взяв под руку Пьера, отвел его в сторону.
– Ну что? – сказал Пьер, с удивлением смотревший на странное оживление своего друга и заметивший взгляд, который он вставая бросил на Наташу.
– Мне надо, мне надо поговорить с тобой, – сказал князь Андрей. – Ты знаешь наши женские перчатки (он говорил о тех масонских перчатках, которые давались вновь избранному брату для вручения любимой женщине). – Я… Но нет, я после поговорю с тобой… – И с странным блеском в глазах и беспокойством в движениях князь Андрей подошел к Наташе и сел подле нее. Пьер видел, как князь Андрей что то спросил у нее, и она вспыхнув отвечала ему.
Но в это время Берг подошел к Пьеру, настоятельно упрашивая его принять участие в споре между генералом и полковником об испанских делах.
Берг был доволен и счастлив. Улыбка радости не сходила с его лица. Вечер был очень хорош и совершенно такой, как и другие вечера, которые он видел. Всё было похоже. И дамские, тонкие разговоры, и карты, и за картами генерал, возвышающий голос, и самовар, и печенье; но одного еще недоставало, того, что он всегда видел на вечерах, которым он желал подражать.
Недоставало громкого разговора между мужчинами и спора о чем нибудь важном и умном. Генерал начал этот разговор и к нему то Берг привлек Пьера.


На другой день князь Андрей поехал к Ростовым обедать, так как его звал граф Илья Андреич, и провел у них целый день.
Все в доме чувствовали для кого ездил князь Андрей, и он, не скрывая, целый день старался быть с Наташей. Не только в душе Наташи испуганной, но счастливой и восторженной, но во всем доме чувствовался страх перед чем то важным, имеющим совершиться. Графиня печальными и серьезно строгими глазами смотрела на князя Андрея, когда он говорил с Наташей, и робко и притворно начинала какой нибудь ничтожный разговор, как скоро он оглядывался на нее. Соня боялась уйти от Наташи и боялась быть помехой, когда она была с ними. Наташа бледнела от страха ожидания, когда она на минуты оставалась с ним с глазу на глаз. Князь Андрей поражал ее своей робостью. Она чувствовала, что ему нужно было сказать ей что то, но что он не мог на это решиться.