247-я стрелковая дивизия (2-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
247-я стрелковая дивизия (2-го формирования)
Годы существования

27.12.1941 года -

Страна

СССР

Тип

стрелковая, пехота

Знаки отличия

Рославльская

Командиры
Известные командиры

Мухин Григорий Денисович, полковник, генерал-майор

247-я стрелковая дивизия (2-го формирования) — воинское соединение РККА времён Великой Отечественной войны.





История

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Включена в состав СД РККА НКО СССР в соответствии с приказом Наркома обороны № 00131 от 27.12.1941 года.

Сформирована на базе Отдельной мотострелковой бригады войск НКВД СССР, находившейся в оперативном подчинении командующего Калининским фронтом. В 1925 году в г. Ростове был сформирован 5 Ростовский полк войск ОГПУ для борьбы с контрреволюцией на юге России. В сентябре 1937 года переформирован в 5 Донской полк войск НКВД СССР. 22.09.1939 года переименован в 1 Белостокский мотострелковый полк войск НКВД СССР, убыл к месту новой дислокации в г. Брест и г. Белосток Белорусской ССР. В июне 1940 года лишён наименования Белостокский и включен в состав ПВ НКВД СССР Прибалтийского округа, передислоцирован в г. Каунас Литовской ССР. 28.02.1941 года выведен из ПВ и включен в состав ОВ НКВД СССР.

С 22.06.1941 года в действующей армии. С началом ВОВ указанием НКВД СССР № 31 от 26.06.1941 года полк вошёл в оперативное подчинение начальнику охраны тыла СЗФ. 23.07.1941 года приказом командующего 29 А полк включен в состав армии. Командир полка кадровый офицер НКВД, выпускник Военной Академии им. Фрунзе майор Антонов Владимир Семёнович, впоследствии командир 301 Сталинской ордена Суворова 2 ст. СД, генерал-майор, Герой Советского Союза.

В состав полка входили 4 мотострелковых батальона, танковая рота, пулемётная рота, артиллерийская батарея и другие подразделения.

22.11.1941 года полк «переформирован» в отдельную мотострелковую бригаду войск НКВД СССР. Приказом командующего Калининским фронтом № 003 от 7.12.1941 года бригада переформирована в 247 СД (2 формирования) РККА. 27.12.1941 года приказом Наркома обороны № 00131 вновь образованная СД включена в состав РККА НКО СССР как 247 СД (2 формирования). Приказом НКВД СССР № 00271 от 4.02.1942 года полк исключён из состава войск НКВД СССР. Командир 1 ОМП ОВ НКВД СССР майор Антонов В. С. назначен командиром 916 СП 247 СД (2 формирования), в январе 1942 года в бою на рубеже р. Держа тяжело ранен.

С 20.12.1941 года по 4.01.1942 года командиром 247 СД (2 формирования) был подполковник Тарасов Сергей Павлович, выпускник Военной Академии им. Фрунзе, в июле — сентябре 1941 года начальник штаба и оперативного отдела Оперативной группы ЗФ, возглавляемой генерал-майором Рокоссовским К. К., впоследствии генерал-майор. Командир 247 СД с 5.01.1942 года по 10.06.1945 года Мухин Григорий Денисович, 1901 г.р., полковник, генерал-майор.

Дивизия сформирована в память истории и героическим традициям воинов-пограничников и воинов-сибиряков из которых полностью состояла 247 стрелковая дивизия (1 формирования), сформированная в г. Муроме в период с 1.07.1941 года по 15.07.1941 года как 247 СД НКВД и прекратившая своё существование 14.10.1941 года. 247 стрелковая дивизия (2 формирования) прошла боевой героический путь от Москвы до Берлина. Сражалась под Москвой, Смоленском, в Белоруссии, Украине, Польше, Германии, получила почетное наименование Рославльской, награждена орденом Красного Знамени.

Полное название

247-я Рославльская Краснознамённая стрелковая дивизия

Участие в боевых операциях

  • Калининская наступательная операция (5.12.1941 года — 7.01.1942 года).
  • Ржевско — Вяземская операция (8.01.1942 года — 20.04.1942 года).
  • Первая Ржевско — Сычёвская операция (30.07.1942 года — 23.08.1942 года).
  • Вторая Ржевско — Сычёвская операция — операция «Марс» (25.11.1942 года — 20.12.1942 года).
  • Жиздринская операция (22 февраля — 23 марта 1943 года).
  • Смоленская операция (7.08.1943 года — 2.10.1943 года).
  • Оршанская операция (12.10.1943 года — 2.12.1943 года).
  • Люблин — Брестская операция (18.07.1944 года — 2.08.1944 года).
  • Пулавский плацдарм (29.07.1944 года — 27.08.1944 года).
  • Варшавско — Познанская операция (14.01.1945 года — 3.02.1945 года).
  • Берлинская наступательная операция (16.04.1945 года — 8.05.1945 года), ликвидация в период с 24.04.1945 года по 2.05.1945 года окружённой юго — восточнее Берлина двухсоттысячной франкфуртско — губенской группировки.

Подчинение

  • 31А Калининского фронта (27.12.1941 года — 23.07.1942 года).
  • 31А Западного фронта (24.07.1942 года — 1.10.1942 года).
  • Фронтовое подчинение Западного фронта (на 1.10.1942 года).
  • 20А Западного фронта (на 1.01.1943 года).
  • 16А Западного фронта (февраль-март 1943 года).
  • 10А Западного фронта (июль-октябрь 1943 года).
  • 49А Западного фронта (на 1.01.1944 года).
  • 69А Резерва СВГК (на 1.04.1944 года).
  • 69А 1 Белорусского фронта (16.04.1944 года — 10.06.1945 года).

Состав

  • 909 стрелковый полк,
  • 916 стрелковый полк,
  • 920 стрелковый полк,
  • 306 Отдельный истребительный противотанковый дивизион.
  • 778 артиллерийский полк .
  • 246 зенитная артиллерийская батарея (525 Отдельный зенитный артиллерийский дивизион).
  • 177 минный дивизион.
  • 327 разведрота.
  • 416 саперный батальон.
  • 668 Отдельный батальон связи (428 Отдельная рота связи).
  • 266 медико-санитарный батальон.
  • 246 Отдельная рота химической защиты.
  • 64 (469) автотранспортная рота.
  • 311 (825) полевая хлебопекарня.
  • 143 (924) дивизионный ветеринарный лазарет.
  • 49837 (765, 756) полевая почтовая станция.
  • 666 полевая касса Госбанка СССР.

Командиры

Воины дивизии — Герои Советского Союза

  • Коберидзе Ермолай Григорьевич — родился 15.04.1904 года в с. Цхмари в Грузии. В июне — ноябре 1941 года майор, командир батальона 1 ОМП, полка 1 ОМБ. За героизм в осенних боях на подступах к Москве представлен к награждению орденом Ленина. Первый командир 909 СП 247 СД (2 формирования), майор. 15.12.1941 года тяжело ранен. В апреле 1942 года подполковник, награждён орденом Красного Знамени, назначен командиром 117 Ивановской СД (2 формирования). 117 Иваново — Познанской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузов СД командовал до окончания ВОВ. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», два ордена Ленина, пять орденов Красного Знамени, орден Суворова 2 ст., медали. Умер 12.07.1971 года и похоронен в г. Тбилиси.
  • Иванов Дмитрий Трофимович — родился 11.02.1915 года в с. Юрасов хутор Севского района Брянской области. Капитан, командир 306 Отдельного истребительного противотанкового дивизиона 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Красного Знамени, орден Красной Звезды, орден Александра Невского, медали «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другие. Умер 16.03.1970 года и похоронен в г. Орехово-Зуево.
  • Ганущенко, Владимир Васильевич — родился 2.05.1922 года в с. Степановка Полтавской области УССР. Старший сержант, командир орудия 3 батареи 306 Отдельного истребительного противотанкового дивизиона 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина и другие. Звание Героя присвоено посмертно, умер после тяжёлого ранения 3.08.1944 года, похоронен в окрестностях г. Пулавы в Польше.
  • Дмитрик Пётр Федосеевич — родился 15.01.1901 года в с. Ягубец Черкасской области УССР. Сержант, командир отделения 920 стрелкового полка 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Красной Звезды, орден Славы 2 степени, орден Славы 3 степени, медали. Умер 24.03.1982 года и похоронен на родине.
  • Кряжев Василий Ильич — родился 22.04 1918 года в с. Кряжево Кикнурского района Кировской области. Майор, с октября 1942 года командир батальона 909 стрелкового полка 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии, с августа 1943 года командир 1 СБ 961 Краснознамённого СП 274 Ярцевской Краснознамённой ордена Суворова СД, Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм) . Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Красного Знамени, орден Богдана Хмельницкого 3 степени, орден Отечественной Войны 1 степени, орден Отечественной Войны 2 степени, медали. После ВОВ работал на руководящих должностях в Кировской области. Умер 24.05.2000 года и похоронен в г. Слободской.
  • Килин Порфирий Иванович — родился 30.09.1925 года в г. Ижевске УАССР. Младший лейтенант, командир взвода 920 стрелкового полка 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Красной Звезды, орден Александра Невского, орден Отечественной войны 1 степени и медали. После ВОВ служил в войсках МВД СССР, умер 30.09.1995 года и похоронен в Москве.
  • Смирнов Борис Александрович — родился 3.02.1921 года в посёлке Воткинский завод Вятской губернии (ныне г. Воткинск Удмуртской Республики). Старший сержант, командир орудийного расчёта 1 батареи 306 Отдельного истребительного противотанкового дивизиона 247 Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды : медаль " Золотая Звезда ", орден Ленина, орден Красной Звезды, медали "За отвагу ". " За победу над Германией ", " 30 лет Советской Армии и Флота ". После ВОВ служил в органах МВД СССР в Эстонской ССР. Умер 17.08.1949 года и похоронен в городе Йыхви Эстонской Республики.
  • Антонов Владимир Семёнович — родился 28.06.1909..года на ж.р. Капеллы Саратовской губернии. Кадровый офицер НКВД СССР, в 1941 году майор, командир 1 Отдельного мотострелкового полка ОВ НКВД СССР. В период с 7.12.1941 года по январь 1942 года командир 916 СП 247 СД (2 ф), тяжело ранен во время Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции (8.01.1942 года-20.04.1942 года), награждёy орденом Красного Знамени. Герой Советского Союза, командир 301 Сталинской ордена Суворова СД, генерал-майор. Награды: медаль «Золотая Звезда», два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Суворова 2 ст., орден Кутузова 2 ст., орден Б.Хмельницкого 2 ст., орден Отечественной Войны 1 ст., орден Красной Звезды, медали «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и др. Польские орден «Крест Грюнвальда», медали «За Варшаву 1939—1945», «За Одру, Нейсе, Балтик». Умер 9.05.1993 года и похоронен в Москве.
  • Чекаев Кузьма Никитич — родился 14.11.1909 года в с. Савушка Змеиногорского района Алтайского края. В 1944 году командир роты 920 СП 247 СД, лейтенант. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Красного Знамени, орден Александра Невского, Умер от ран 13.02.1945 года и похоронен в г. Штернберг.
  • Выдрин Иван Ефремович — родился 23.06.1908 года в с. Крестьянка Мамонтовского района Алтайского края. В 1944 году командир противотанкового орудия 1 батареи 306 ОИПД 247 СД. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, ордена Отечественной Войны 1 и 2 степени, орден Красной Звезды, медаль «За отвагу» и другие. Умер 8.05.1987 года и похоронен в г. Барнауле.
  • [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10453 Чуприн Григорий Трофимович] — родился 2.02.1918 года в ст. Холмская Абинского района Краснодарского края. В 1944 году командир батальона 920 СП 247 СД, майор. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, орден Александра Невского и медали. Умер 18.03.1971 года и похоронен в г. Абинске.
  • Костров Станислав Иванович — родился в 1923 году. В 1944 году командир пулемётного взвода 909 СП 247 СД, лейтенант. Герой Советского Союза (Пулавский плацдарм). Награды: медаль «Золотая Звезда», орден Ленина, два ордена Красной Звезды, медаль «За отвагу».

Кавалеры ордена Славы трех степеней

  • [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=16739 Шипилов, Пётр Фёдорович] (1923—1982)

Награды и наименования

Напишите отзыв о статье "247-я стрелковая дивизия (2-го формирования)"

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd247/default.html Справочник]
  • [www.poisk-pobeda.ru/forum/index.php?topic=3140.0 247-я Рославльская Краснознамённая стрелковая дивизия(2 форм)]

Литература

  • [militera.lib.ru/h/isaev_av6/08.html Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006.]
  • [militera.lib.ru/memo/russian/sb_na_pravom_flange_moskovskoy_bitvy/29.html На правом фланге Московской битвы. — Тверь: Моск. рабочий, 1991. В. С. Антонов. Мы теряли друзей боевых… ]



Отрывок, характеризующий 247-я стрелковая дивизия (2-го формирования)

– Как не скучно, соколик. Меня Платоном звать; Каратаевы прозвище, – прибавил он, видимо, с тем, чтобы облегчить Пьеру обращение к нему. – Соколиком на службе прозвали. Как не скучать, соколик! Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть. Да червь капусту гложе, а сам прежде того пропадае: так то старички говаривали, – прибавил он быстро.
– Как, как это ты сказал? – спросил Пьер.
– Я то? – спросил Каратаев. – Я говорю: не нашим умом, а божьим судом, – сказал он, думая, что повторяет сказанное. И тотчас же продолжал: – Как же у вас, барин, и вотчины есть? И дом есть? Стало быть, полная чаша! И хозяйка есть? А старики родители живы? – спрашивал он, и хотя Пьер не видел в темноте, но чувствовал, что у солдата морщились губы сдержанною улыбкой ласки в то время, как он спрашивал это. Он, видимо, был огорчен тем, что у Пьера не было родителей, в особенности матери.
– Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки! – сказал он. – Ну, а детки есть? – продолжал он спрашивать. Отрицательный ответ Пьера опять, видимо, огорчил его, и он поспешил прибавить: – Что ж, люди молодые, еще даст бог, будут. Только бы в совете жить…
– Да теперь все равно, – невольно сказал Пьер.
– Эх, милый человек ты, – возразил Платон. – От сумы да от тюрьмы никогда не отказывайся. – Он уселся получше, прокашлялся, видимо приготовляясь к длинному рассказу. – Так то, друг мой любезный, жил я еще дома, – начал он. – Вотчина у нас богатая, земли много, хорошо живут мужики, и наш дом, слава тебе богу. Сам сем батюшка косить выходил. Жили хорошо. Христьяне настоящие были. Случилось… – И Платон Каратаев рассказал длинную историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу, как его секли, судили и отдали ь солдаты. – Что ж соколик, – говорил он изменяющимся от улыбки голосом, – думали горе, ан радость! Брату бы идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам пят ребят, – а у меня, гляди, одна солдатка осталась. Была девочка, да еще до солдатства бог прибрал. Пришел я на побывку, скажу я тебе. Гляжу – лучше прежнего живут. Животов полон двор, бабы дома, два брата на заработках. Один Михайло, меньшой, дома. Батюшка и говорит: «Мне, говорит, все детки равны: какой палец ни укуси, все больно. А кабы не Платона тогда забрили, Михайле бы идти». Позвал нас всех – веришь – поставил перед образа. Михайло, говорит, поди сюда, кланяйся ему в ноги, и ты, баба, кланяйся, и внучата кланяйтесь. Поняли? говорит. Так то, друг мой любезный. Рок головы ищет. А мы всё судим: то не хорошо, то не ладно. Наше счастье, дружок, как вода в бредне: тянешь – надулось, а вытащишь – ничего нету. Так то. – И Платон пересел на своей соломе.
Помолчав несколько времени, Платон встал.
– Что ж, я чай, спать хочешь? – сказал он и быстро начал креститься, приговаривая:
– Господи, Иисус Христос, Никола угодник, Фрола и Лавра, господи Иисус Христос, Никола угодник! Фрола и Лавра, господи Иисус Христос – помилуй и спаси нас! – заключил он, поклонился в землю, встал и, вздохнув, сел на свою солому. – Вот так то. Положи, боже, камушком, подними калачиком, – проговорил он и лег, натягивая на себя шинель.
– Какую это ты молитву читал? – спросил Пьер.
– Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься?
– Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра?
– А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась. Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул.
Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно. Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.


В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.
Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.
Платону Каратаеву должно было быть за пятьдесят лет, судя по его рассказам о походах, в которых он участвовал давнишним солдатом. Он сам не знал и никак не мог определить, сколько ему было лет; но зубы его, ярко белые и крепкие, которые все выкатывались своими двумя полукругами, когда он смеялся (что он часто делал), были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости.
Лицо его, несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий. Но главная особенность его речи состояла в непосредственности и спорости. Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности его интонаций была особенная неотразимая убедительность.
Физические силы его и поворотливость были таковы первое время плена, что, казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь. Каждый день утром а вечером он, ложась, говорил: «Положи, господи, камушком, подними калачиком»; поутру, вставая, всегда одинаково пожимая плечами, говорил: «Лег – свернулся, встал – встряхнулся». И действительно, стоило ему лечь, чтобы тотчас же заснуть камнем, и стоило встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое нибудь дело, как дети, вставши, берутся за игрушки. Он все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно. Он пек, парил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил, и песни. Он пел песни, не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел, как поют птицы, очевидно, потому, что звуки эти ему было так же необходимо издавать, как необходимо бывает потянуться или расходиться; и звуки эти всегда бывали тонкие, нежные, почти женские, заунывные, и лицо его при этом бывало очень серьезно.
Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу.
– Солдат в отпуску – рубаха из порток, – говаривал он. Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта. Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.
Часто он говорил совершенно противоположное тому, что он говорил прежде, но и то и другое было справедливо. Он любил говорить и говорил хорошо, украшая свою речь ласкательными и пословицами, которые, Пьеру казалось, он сам выдумывал; но главная прелесть его рассказов состояла в том, что в его речи события самые простые, иногда те самые, которые, не замечая их, видел Пьер, получали характер торжественного благообразия. Он любил слушать сказки, которые рассказывал по вечерам (всё одни и те же) один солдат, но больше всего он любил слушать рассказы о настоящей жизни. Он радостно улыбался, слушая такие рассказы, вставляя слова и делая вопросы, клонившиеся к тому, чтобы уяснить себе благообразие того, что ему рассказывали. Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком – не с известным каким нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним. И Пьер то же чувство начинал испытывать к Каратаеву.
Платон Каратаев был для всех остальных пленных самым обыкновенным солдатом; его звали соколик или Платоша, добродушно трунили над ним, посылали его за посылками. Но для Пьера, каким он представился в первую ночь, непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды, таким он и остался навсегда.
Платон Каратаев ничего не знал наизусть, кроме своей молитвы. Когда он говорил свои речи, он, начиная их, казалось, не знал, чем он их кончит.
Когда Пьер, иногда пораженный смыслом его речи, просил повторить сказанное, Платон не мог вспомнить того, что он сказал минуту тому назад, – так же, как он никак не мог словами сказать Пьеру свою любимую песню. Там было: «родимая, березанька и тошненько мне», но на словах не выходило никакого смысла. Он не понимал и не мог понять значения слов, отдельно взятых из речи. Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова.


Получив от Николая известие о том, что брат ее находится с Ростовыми, в Ярославле, княжна Марья, несмотря на отговариванья тетки, тотчас же собралась ехать, и не только одна, но с племянником. Трудно ли, нетрудно, возможно или невозможно это было, она не спрашивала и не хотела знать: ее обязанность была не только самой быть подле, может быть, умирающего брата, но и сделать все возможное для того, чтобы привезти ему сына, и она поднялась ехать. Если князь Андрей сам не уведомлял ее, то княжна Марья объясняла ото или тем, что он был слишком слаб, чтобы писать, или тем, что он считал для нее и для своего сына этот длинный переезд слишком трудным и опасным.
В несколько дней княжна Марья собралась в дорогу. Экипажи ее состояли из огромной княжеской кареты, в которой она приехала в Воронеж, брички и повозки. С ней ехали m lle Bourienne, Николушка с гувернером, старая няня, три девушки, Тихон, молодой лакей и гайдук, которого тетка отпустила с нею.
Ехать обыкновенным путем на Москву нельзя было и думать, и потому окольный путь, который должна была сделать княжна Марья: на Липецк, Рязань, Владимир, Шую, был очень длинен, по неимению везде почтовых лошадей, очень труден и около Рязани, где, как говорили, показывались французы, даже опасен.
Во время этого трудного путешествия m lle Bourienne, Десаль и прислуга княжны Марьи были удивлены ее твердостью духа и деятельностью. Она позже всех ложилась, раньше всех вставала, и никакие затруднения не могли остановить ее. Благодаря ее деятельности и энергии, возбуждавшим ее спутников, к концу второй недели они подъезжали к Ярославлю.