256-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
256-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

Нарвская

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

07.07.1941

Расформирование (преобразование):

1946

Боевой путь

1941: Смоленское сражение
1941: Оборона Москвы
Калининская оборонительная операция
1941—1942: Московская наступательная операция
Калининская наступательная операция
1942: Ржевско-Вяземская наступательная операция
Сычевско-Вяземская наступательная операция
1943: Прорыв блокады Ленинграда
1943: Мгинская операция
1944: Ленинградско-Новгородская наступательная операция
Новгородско-Лужская наступательная операция
1944: Режицко-Двинская операция
1944: Прибалтийская операция
Рижская операция
1944—1945: Бои с курляндской группировкой противника

256-я стрелковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне





История

Формировалась в Софрино на основании Приказа НКВД СССР № 00837 «О формировании пятнадцати стрелковых дивизий войск НКВД для передачи в Действующую армию» от 29.06.1941 года. В состав дивизии вошли 1500 человек из кадров войск НКВД.

В составе действующей армии с 15.07.1941 по 30.07.1942 и с 21.09.1942 по 22.04.1945 года.

Поступила в состав 22-й армии в середине июля 1941 года, держала оборону в верхнем течении реки Ловать, с возобновлением вражеского наступления с боями отходит, в начале сентября 1941 года ведёт бои юго-восточнее Пено. Так, на 08.09.1941 отходит отдельными группами в восточном и юго-восточном направлениях, штаб отошёл в район озера Ершово, утеряв управление частями.

В конце сентября — начале октября 1941 года ведёт контратаки юго-восточнее Пено, принёсшие некоторый успех.

12.10.1941 снята с позиций, прибыла в Калинин в составе пяти батальонов и одного лёгкого артполка 2-х дивизионного состава в ночь с 13 на 14.10.1941 из, ещё два батальона находились в пути. В полках дивизии насчитывалось в среднем по 800 человек. Включена в группу Ватутина.

С 14.10.1941 ведёт оборону непосредственно в Калинине, ожесточённые бои развернулись на рубеже реки Тверца. 15 октября на северо-западной окраине Калинина завязался встречный бой, который длился около 4 часов. К 14 часам 934-й стрелковый полк во взаимодействии с 8-м танковым полком 8-й танковой бригады контратаковал противника и овладел Горбатым мостом. В 16 часов противник крупными силами пехоты с 30 танками перешёл в атаку[1]. В результате боя немцы потеряли 3 танка, 5 бронемашин, свыше 600 солдат и офицеров и отошли назад в город[2]. К исходу дня оперативная группа Ватунина закрепилась на северо-западных окраинах Калинина.

К 16.10.1941 отошла на северо-восточные окраины Калинина. В 15 часов 16 октября части 1-й танковой дивизии (боевая группа полковника Хайдебранда) и 900-й моторизованной бригады нанесли удар из района станции Дорошиха в направлении на Николо-Малицу[1]. Им удалось быстро прорвать оборону 934-го стрелкового полка 256-й стрелковой дивизии и к исходу дня выйти в район Медного. Здесь немецкие части атакой во фланг были разрезаны надвое, а их авангарды почти полностью уничтожены. В боях под Медным 22—23 октября потери вермахта составили до 1000 человек, 200 мотоциклов, до 30 танков, 15 орудий, множество автомашин и другой техники; отступавшие немецкие танки были прижаты в районе Дмитровского болота (между деревнями Черкасово и Щербовым), при этом их потери составили 70 танков[3]. Таким образом, попытка немецкого командования использовать Калинин для дальнейшего наступления, была сорвана.

22.10.1941 перешла в наступление с целью выбить вражеские войска из города, в течение нескольких дней штурмовала вражеские позиции, затем вынуждена была перейти к обороне на северо-востоке города. На 26.10.1941 дивизия медленно наступает в направлении юго-востока города, а затем была вынуждена, в ноябре 1941 года, отойти за Волгу.

Дивизия находилась под Калининым, за Волгой вплоть до декабря 1941 года, занимая позиции от реки Тверцы. 05.12.1941 около 3 часов ночи дивизия пошла в наступление через Волгу, в течение 11 дней продвигается с ожесточёнными боями к Калинину, перерезала Волоколамское шоссе, к 15.12.1941 выйдя на восточные окраины города. Части именно этой дивизии первыми ворвались в Калинин. По окончании операции дивизия вела бои в Смоленской области, затем была выведена в резерв фронта.

C января 1942 года принимает участие в первой Ржевско-Вяземской операции, прорывает вражескую оборону западнее Ржева, вышла в район севернее Белого, где в условиях полуокружения ведёт бои по удержанию коридора к пробившимся дальше частям до лета 1942 года. 05.07.1942 года противник, наступая с востока, прорвал фронт на участке дивизии, в результате чего оказались в полном окружении части 39-й армии, 41-й армии и 22-й армии, и сама дивизия также, в основном, оказалась в окружении. 19.07.1942 года разрозненные окружённые части сведены в полк, который вошёл в состав 256-й дивизии.

На 22.07.1942 года малые остатки дивизии смогли прорваться из окружения, тем не менее сохранив знамёна. Дивизия практически полностью была сформирована заново в Череповце и в сентябре 1942 года направлена на Волховский фронт, где вошла в состав реанимированной 2-й ударной армии

В ходе прорыва блокады Ленинграда перешла в наступление в 11.15. 12.01.1943 на участке между Липками и Гайтолово из района южнее Рабочего посёлка № 8, имея соседом слева 327-ю, а справа 372-ю стрелковые дивизии. 14.01.1943 овладела станцией Подгорная и завязала бои на подступах к Синявино, преодолевая покрытые льдом валы. 15.01.1943 овладела станцией Синявино.

В июле 1943 года, в ходе Мгинской операции, штурмует сильно укреплённую высоту «Лесная», несёт большие потери, отведена на пополнение и укомплектование, в августе 1943 года ведёт бои за Пореченский укреплённый узел, так 22.08.1943 наступает на рощу «Фигурная», затем вновь отведена с передовой и переброшена южнее.

C января 1944 участвует в Новгородско-Лужской операции, наступает через Уваров, Менюши и Остров. В начале февраля 1944 года вырвавшаяся вперёд на шоссе Псков-Луга дивизия оказалась в окружении вместе с частью 372-й дивизии и полком партизан в районе Елемцы-Заплюсье-Замошье-Великое Село-Конезерьев и в течение 12 дней сражалась в отрыве от своих частей. 15.02.1944 дивизия нанесла удар навстречу советским войскам на Уторгош и соединилась с основными силами.

С марта 1944 года находится под Нарвой. В начале апреля 1944 года окружена на Ауверерском плацдарме близ Нарвы, понесла большие потери. 26.07.1944 участвует в освобождении Нарвы, после чего отведена для пополнения и в августе передана в 42-ю армию, принимает участие в Мадонской операции, затем в середине октября 1944 года передислоцирована с армией юго-западнее Риги, где с 16.10.1944 года наступает в ходе Рижской операции на Лиепаю, вышла к Тукумскому оборонительному рубежу. До апреля 1945 года ведёт малоуспешные бои по ликвидации курляндской группировки противника.

Расформирована летом 1946 года.

Полное название

256-я стрелковая Нарвская Краснознамённая дивизия

Состав

  • 930-й стрелковый полк
  • 934-й стрелковый полк
  • 937-й стрелковый полк
  • 792-й артиллерийский полк (531-й лёгкий артиллерийский полк)
  • 312-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 334-я отдельная разведывательная рота
  • 422-й сапёрный батальон
  • 674-й отдельный батальон связи (225-я отдельная рота связи)
  • 272-й медико-санитарный батальон
  • 252-я отдельная рота химической защиты
  • 224-я (475-я) автотранспортная рота
  • 301-я полевая хлебопекарня
  • 244-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 880-я полевая почтовая станция
  • 612-я полевая касса Госбанка

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
01.09.1941 года Северо-Западный фронт 27-я армия - -
01.10.1941 года Северо-Западный фронт 22-я армия - -
01.11.1941 года Калининский фронт 30-я армия - -
01.12.1941 года Калининский фронт 31-я армия - -
01.01.1942 года Калининский фронт - - -
01.02.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.03.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.04.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.05.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.06.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.07.1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01.08.1942 года Архангельский военный округ - - -
01.09.1942 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.10.1942 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.11.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.12.1942 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.01.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.02.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.03.1943 года Волховский фронт - - -
01.04.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.05.1943 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.06.1943 года Волховский фронт - - -
01.07.1943 года Волховский фронт - - -
01.08.1943 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.09.1943 года Волховский фронт - - -
01.10.1943 года Волховский фронт 59-я армия 6-й стрелковый корпус -
01.11.1943 года Волховский фронт 54-я армия 7-й стрелковый корпус -
01.12.1943 года Волховский фронт 54-я армия 7-й стрелковый корпус -
01.01.1944 года Волховский фронт - 7-й стрелковый корпус -
01.02.1944 года Волховский фронт 8-я армия 7-й стрелковый корпус -
01.03.1944 года Ленинградский фронт 8-я армия 6-й стрелковый корпус -
01.04.1944 года Ленинградский фронт 59-я армия 6-й стрелковый корпус -
01.05.1944 года Ленинградский фронт 8-я армия 112-й стрелковый корпус -
01.06.1944 года Ленинградский фронт 8-я армия 112-й стрелковый корпус -
01.07.1944 года Ленинградский фронт 8-я армия 117-й стрелковый корпус -
01.08.1944 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия 14-й стрелковый корпус -
01.09.1944 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 124-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 124-й стрелковый корпус -
01.11.1944 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 124-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 110-й стрелковый корпус -
01.01.1945 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 110-й стрелковый корпус -
01.02.1945 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 110-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 2-й Прибалтийский фронт 42-я армия 110-й стрелковый корпус -
01.04.1945 года Ленинградский фронт 10-я гвардейская армия 19-й гвардейский стрелковый корпус -
01.05.1945 года Резерв Ставки ВГК 22-я армия 110-й стрелковый корпус -

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
Орден Красного Знамени  ??.??.194?  ??
Нарвская 26.07.1944

Отличившиеся воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание Дата награждения Примечания
Алдошин, Павел Петрович Командир расчёта 120-мм миномёта 930-го стрелкового полка старший сержант 31.07.1944
31.10.1944
29.06.1945
Андреев, Александр Тимофеевич стрелок 937-го стрелкового полка рядовой перенагражден орденом Славы I степени 24 марта 1975 года
Козиев, Анатолий Гаврилович Командир дивизии полковник 21.02.1944
Усачёв, Тимофей Яковлевич командир отделения 334 отдельной разведывательной роты рядовой перенагражден орденом Славы I степени 2 февраля 1968 года
Хилажев, Мавлет Хилажевич командир орудийного расчёта 76-мм орудия 937-го стрелкового полка старший сержант перенагражден орденом Славы I степени 18 декабря 1994 года

Память

Внешние изображения
[fotki.yandex.ru/users/diabollus-sanctus/tags/%D1%82-34/view/394093?page=3 Т-34/85 «№ 88300»] Установлен в качестве памятника на въезде в г. Тверь по Санкт-Петербургскому шоссе.
  • Мемориальная доска на железнодорожном вокзале Калинина
  • Мемориальная доска в Калинине на доме Пл. Мира, 70/1
  • Памятная стела в поселке Ашукино Пушкинского района Московской обл., 26 июля 2014 г., в честь 70-летия освобождения города Нарвы от немецко-фашистских захватчиков

Напишите отзыв о статье "256-я стрелковая дивизия"

Примечания

Литература

  • Вершинский А. Н. Бои за город Калинин. — Калинин: Пролетарская правда, 1945. — 56 с.
  • колл. авт. Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Выпуск 7 / Платонов С. П. — М.: Воениздат, 1952. — 120 с.
  • колл. авт. Рубеж великой битвы. Воспоминания участников боев. — Калинин: Калининское книжное издательство, 1961. — 164 с.
  • Майстровский М. Я. На правом фланге Московской битвы. — Тверь: Моск. рабочий, 1991. — 352 с. — ISBN 5-239-01085-4.

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd256/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [soldat.ru Справочники и форум на Солдат.ру]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]


Отрывок, характеризующий 256-я стрелковая дивизия

– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.