257-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
257-я стрелковая дивизия (3-го формирования)
257-я сд (3ф)
Награды:

Почётные наименования:

«Сивашская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

08.07.1943

Расформирование (преобразование):

лето 1946 года

Предшественник:

60-я стрелковая бригада; 62-я морская стрелковая бригада .

Преемник:

не имеется

Боевой путь

Великая Отечественная война

257-я стрелковая Сивашская ордена Суворова дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История

Дивизия сформирована на базе 60-й стрелковой бригады и 62-я морской стрелковой бригады 8 июля 1943 года как 257-я стрелковая дивизия (3-го формирования).

Входила в Северо-Кавказский фронт с августа 1943 года, в состав Южного фронта с сентября 1943 года.

Участвовала в Крымской наступательной операции 1944 года (в т. ч. форсировании Сиваша). 8.09.1943 за боевые заслуги при освобождении Сиваш удостоена почетного наименования "Сивашская".

4-й Украинский фронт ноября 1943 года. Резерв ставки ВГК с июня 1944 года. 1-й Прибалтийский фронт с июля 1944 года. 2-й Прибалтийский фронт с марта 1945 года.

24.05.1945 награждена орденом Суворова II степени за овладение гг. Моравская Острава и Жилина[1]. Ленинградский фронт (Курляндская группа войск) с апреля 1945 года.

Состав

  • 943-й стрелковый полк,
  • 948-й стрелковый полк,
  • 953-й стрелковый полк,
  • 793-й артиллерийский полк,
  • 313-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
  • 322-я разведывательная рота,
  • 426-й саперный батальон,
  • 682-й отдельный батальон связи (538-я отдельная рота связи),
  • 321-й медико-санитарный батальон,
  • 299-я отдельная рота химзащиты,
  • 403-я автотранспортная рота,
  • 353-я полевая хлебопекарня,
  • 516-й дивизионный ветеринарный лазарет,
  • 877-я полевая почтовая станция,
  • 1650-я полевая касса Госбанка.

Подчинение

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
«Сивашская» Почётное наименование 8.09.1943 За боевые заслуги при освобождении Сиваш удостоена почетного наименования "Сивашская"
Орден Суворова II степени 24.05.1945 награждена орденом Суворова II степени за овладение гг. Моравская Острава и Жилина.

Отличившиеся воины дивизии

Напишите отзыв о статье "257-я стрелковая дивизия (3-го формирования)"

Примечания

  1. [txt.rushkolnik.ru/docs/index-202730.html?page=74 Евгений Петрович Абрамов «Черная смерть» Советская морская пехота в бою - страница 74]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd257/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]
  • [nashapobeda.lv/1951.html 257-я стрелковая Сивашская дивизия]
  • [txt.rushkolnik.ru/docs/index-202730.html?page=74 Евгений Петрович Абрамов «Черная смерть» Советская морская пехота в бою]


Отрывок, характеризующий 257-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].