264-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
264-я стрелковая дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

июль 1941

Расформирование (преобразование):

сентябрь 1941

Боевой путь

1941: оборонительные бои на Днепре

264-я стрелковая дивизия 1-го формирования (264 сд) — воинское соединение СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.





История

264-я стрелковая дивизия была спешно сформирована в Полтаве в июне-июле 1941 года. 29 июля её начали перебрасывать в район Черкасс и Золотоноши с целью усиления частей Юго-Западного фронта (ЮЗФ)[1]. К вечеру 31 июля она закончила выгрузку из эшелонов на станции Лепляво, откуда после получения бойцами винтовок двинулась маршем к переправе через Днепр[2].

4 августа дивизия в 13.00 прошла Канев, заканчивая сосредоточение в районе Копани, Малого Ржавца и Пекарей. Один полк для закрытия прорыва между 97-й и 199-й стрелковыми дивизиями выводился на рубеж Мазурцы — Синявка — Степанцы. Присягу бойцы принимали уже на передовой. На следующий день дивизия (без одного полка) вступила в бой на участке Степанцы — Пекари.

Утром 6 августа 264 сд заняла оборону на фронте Козаровка — Гаркавщина — Щепанцы и во второй половине дня своим правым флангом вела бой с противником на участке Кругляки — Синявка.

7 августа 26-я армия перешла в наступление подвижной группой. Подвижная группа, куда входила и 264 сд (без одного полка), атаковала противостоящие мелкие группы противника. К 14.30 подразделения дивизии с ротой танков вышли в район Самородни. В это же время один полк 264 сд вместе с 227 сд оборонял рубеж Куриловка — Гарковщина. 8 августа этот полк, действовавший отдельно от остальной дивизии, был подчинён командиру 227 сд.

9 августа 264 сд занимала позиции на рубеже Нехворощ — Ситники — Самородня — Арбузино. 10 августа полк 264 сд, действовавший в районе Горкавищины, был вновь оперативно переподчинён — в этот раз 289-й дивизии.

К 12 августа стало ясно, что наступление частей 26-й армии успеха не имело. Они незначительно продвинулись вперёд и были задержаны окопавшимся противником. Вечером этого дня немцы атаковали танками позиции 264 сд, после чего ей пришлось отойти на рубеж Беркозовка — Мельники — Киченцы — Арбузино — Набутов.

13 августа 264 и 196 сд с наступлением темноты отошли на рубеж Мартыновка — Поташня — Буда — Арбузино — Набутов, и к 22 часам следующего дня дивизия занимала позиции в районе Мартыновки и Поташни. 15 числа она вела бой у Луки, а в ночь на 16-е переправилась на левый берег Днепра.

На 1 сентября 264 сд продолжала укреплять позиции на восточном берегу Днепра северо-восточнее Свидовка. В ночь с 11 на 12 сентября она сменила 289 сд, заняв фронт обороны у Калеберды, Бубново и Кединовой Горы.

15 сентября подвижные соединения 1-й и 2-й танковых групп противника соединились в районе Лохвицы, завершив окружение значительной части войск ЮЗФ. В котле оказались 21, 5, 37-я и 26-я армии. К 22 сентября 196 и 264 сд были отрезаны немцами от других частей и вели бои в районе Денисовки[3].

К концу сентября дивизия была уничтожена немцами.

Состав

  • 1056-й стрелковый полк
  • 1058-й стрелковый полк
  • 1060-й стрелковый полк
  • 825-й артиллерийский полк
  • 339-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 584-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион
  • 358-й разведывательный батальон
  • 594-й саперный батальон
  • 759-й отдельный батальон связи
  • 343-й медико-санитарный батальон
  • 392-я отдельная рота химзащиты
  • 729-й автотранспортный батальон
  • 385-й полевой автохлебозавод
  • 854-я полевая касса Госбанка

Подчинение

На дату Фронт Армия Корпус
01.08.1941 Юго-Западный фронт - 7-й стрелковый корпус
01.09.1941 Юго-Западный фронт 26-я армия -

Командиры дивизии

  • Бондарь Иван Григорьевич (10.07.1941 — 19.09.1941), полковник.

Напишите отзыв о статье "264-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

  1. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue39/Issue39_008.html Боевое распоряжение штаба главного командования Юго-Западного направления об организации приема ЮЗФ вновь сформированных дивизий от 28 июля 1941 г.]
  2. [militera.lib.ru/memo/russian/vershigora/01.html Вершигора П. П. Люди с чистой совестью. — М., 1986.]
  3. [militera.lib.ru/memo/russian/grechko_aa2/01.html Гречко А. А. Годы войны. — М.: Воениздат, 1976.]

Литература

  • [militera.lib.ru/memo/russian/vershigora/index.html Вершигора П. П. Люди с чистой совестью. — М., 1986.]

Ссылки

  • [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-200-sd-po-299-sd/264-strelkovaya-diviziya-1-formirovaniya.html Дивизии Красной Армии]
  • [www.teatrskazka.com/Raznoe/BoevojSostavSA/1941/1941.html Боевой состав Боевой состав Советской Армии]
  • [www.armchairgeneral.com/rkkaww2/maps/1941SW/Kiev/MC3_Kiev_July31_Sept26_41.jpg Действия советских и немецких войск в ходе окружения группировки ЮЗФ]


Отрывок, характеризующий 264-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Удовлетворенный в этих великих вопросах и везде спокойный, я бы тоже имел свой конгресс и свой священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В этом собрании великих государей мы обсуживали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином.
Европа действительно скоро составила бы таким образом один и тот же народ, и всякий, путешествуя где бы то ни было, находился бы всегда в общей родине.
Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные, большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей и т.д.
Возвратясь во Францию, на родину, великую, сильную, великолепную, спокойную, славную, я провозгласил бы границы ее неизменными; всякую будущую войну защитительной; всякое новое распространение – антинациональным; я присоединил бы своего сына к правлению империей; мое диктаторство кончилось бы, в началось бы его конституционное правление…
Париж был бы столицей мира и французы предметом зависти всех наций!..
Потом мои досуги и последние дни были бы посвящены, с помощью императрицы и во время царственного воспитывания моего сына, на то, чтобы мало помалу посещать, как настоящая деревенская чета, на собственных лошадях, все уголки государства, принимая жалобы, устраняя несправедливости, рассевая во все стороны и везде здания и благодеяния.]
Он, предназначенный провидением на печальную, несвободную роль палача народов, уверял себя, что цель его поступков была благо народов и что он мог руководить судьбами миллионов и путем власти делать благодеяния!
«Des 400000 hommes qui passerent la Vistule, – писал он дальше о русской войне, – la moitie etait Autrichiens, Prussiens, Saxons, Polonais, Bavarois, Wurtembergeois, Mecklembourgeois, Espagnols, Italiens, Napolitains. L'armee imperiale, proprement dite, etait pour un tiers composee de Hollandais, Belges, habitants des bords du Rhin, Piemontais, Suisses, Genevois, Toscans, Romains, habitants de la 32 e division militaire, Breme, Hambourg, etc.; elle comptait a peine 140000 hommes parlant francais. L'expedition do Russie couta moins de 50000 hommes a la France actuelle; l'armee russe dans la retraite de Wilna a Moscou, dans les differentes batailles, a perdu quatre fois plus que l'armee francaise; l'incendie de Moscou a coute la vie a 100000 Russes, morts de froid et de misere dans les bois; enfin dans sa marche de Moscou a l'Oder, l'armee russe fut aussi atteinte par, l'intemperie de la saison; elle ne comptait a son arrivee a Wilna que 50000 hommes, et a Kalisch moins de 18000».
[Из 400000 человек, которые перешли Вислу, половина была австрийцы, пруссаки, саксонцы, поляки, баварцы, виртембергцы, мекленбургцы, испанцы, итальянцы и неаполитанцы. Императорская армия, собственно сказать, была на треть составлена из голландцев, бельгийцев, жителей берегов Рейна, пьемонтцев, швейцарцев, женевцев, тосканцев, римлян, жителей 32 й военной дивизии, Бремена, Гамбурга и т.д.; в ней едва ли было 140000 человек, говорящих по французски. Русская экспедиция стоила собственно Франции менее 50000 человек; русская армия в отступлении из Вильны в Москву в различных сражениях потеряла в четыре раза более, чем французская армия; пожар Москвы стоил жизни 100000 русских, умерших от холода и нищеты в лесах; наконец во время своего перехода от Москвы к Одеру русская армия тоже пострадала от суровости времени года; по приходе в Вильну она состояла только из 50000 людей, а в Калише менее 18000.]
Он воображал себе, что по его воле произошла война с Россией, и ужас совершившегося не поражал его душу. Он смело принимал на себя всю ответственность события, и его помраченный ум видел оправдание в том, что в числе сотен тысяч погибших людей было меньше французов, чем гессенцев и баварцев.


Несколько десятков тысяч человек лежало мертвыми в разных положениях и мундирах на полях и лугах, принадлежавших господам Давыдовым и казенным крестьянам, на тех полях и лугах, на которых сотни лет одновременно сбирали урожаи и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Шевардина и Семеновского. На перевязочных пунктах на десятину места трава и земля были пропитаны кровью. Толпы раненых и нераненых разных команд людей, с испуганными лицами, с одной стороны брели назад к Можайску, с другой стороны – назад к Валуеву. Другие толпы, измученные и голодные, ведомые начальниками, шли вперед. Третьи стояли на местах и продолжали стрелять.
Над всем полем, прежде столь весело красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странной кислотой селитры и крови. Собрались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненых, на испуганных, и на изнуренных, и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь. Что вы делаете?»
Измученным, без пищи и без отдыха, людям той и другой стороны начинало одинаково приходить сомнение о том, следует ли им еще истреблять друг друга, и на всех лицах было заметно колебанье, и в каждой душе одинаково поднимался вопрос: «Зачем, для кого мне убивать и быть убитому? Убивайте, кого хотите, делайте, что хотите, а я не хочу больше!» Мысль эта к вечеру одинаково созрела в душе каждого. Всякую минуту могли все эти люди ужаснуться того, что они делали, бросить всо и побежать куда попало.