27-я танковая дивизия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 27-я танковая дивизия </td></tr>
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: март 1941 года
Расформирование (преобразование): 1 августа 1941 года
1941: Белоруссия

27-я танковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История дивизии

Дивизия формировалась с марта 1941 года в районе Новогрудка, на базе 28-го танкового полка 4-й кавалерийской дивизии, других подразделений и личного состава этой дивизии, а также личного состава казачьих дивизий СКВО в составе 17-го механизированного корпуса. На 22 июня 1941 года дислоцировалась в Новогрудке, за исключением 27-го мотострелкового полка и 27-го понтонного батальона, которые дислоцировались в близлежащих деревнях.[1]

В составе действующей армии с 22 июня по 1 августа 1941 года. К началу войны дивизия не была сформирована, материальной части не имела, за исключением одного БТ-5 [2] Дивизия располагала четырьмя бронемашинами. Только приблизительно треть личного состава дивизии (около 9 000 человек) была вооружена винтовками.[3] Боеприпасов и средств транспорта так же недоставало.

К ночи с 24 на 25 июня 1941 года дивизия вышла в район Барановичей. Большая часть дивизии, не имеющая оружия, штаб, тыловые структуры, а также тяжёлое оружие (гаубицы, зенитные установки), к которым не было боеприпасов, были сконцентрированы в лесу в 18 километрах от Барановичей. Вооружённая треть дивизии (до 3 000 бойцов) заняла оборону на западной окраине Барановичей. 26 июня 1941 года занимавшая оборону часть дивизии попала под удар танковых частей вермахта и была рассеяна. Остатки дивизии начали отход в направлении Столбцов, в местечко Мир (18 западнее Столбцов), где находилось командование корпусом. Однако, командования корпусом обнаружено не было, и дивизия, подвергаясь обстрелам, вышла к Узде. К тому времени она уже не представляла собой цельного соединения: даже командный состав дивизии был рассеян (так, командир дивизии с группой бойцов вышел к своим в конце июля 1941 года в Смоленской области). Разрозненные остатки дивизии собирались её комиссаром в Узде и перенаправлялись в Пуховичи, а затем в направлении Борисова.

1 августа 1941 года дивизия исключена из списков действующей армии.

По некоторым данным [4] на базе остатков личного состава дивизии в сентябре 1941 года была сформирована 147-я танковая бригада

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
22 июня 1941 года Западный фронт - 17-й механизированный корпус -
01 июля 1941 года Западный фронт - 17-й механизированный корпус -
10 июля 1941 года Западный фронт - 17-й механизированный корпус -
01 августа 1941 года Западный фронт - 17-й механизированный корпус -

Состав

  • 53-й танковый полк
  • 54-й танковый полк
  • 27-й мотострелковый полк
  • 27-й гаубичный артиллерийский полк
  • 27-й разведывательный батальон
  • 27-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион
  • 27-й отдельный батальон связи
  • 27-й автотранспортный батальон
  • 27-й ремонтно-восстановительный батальон
  • 27-й понтонный батальон
  • 60-й медико-санитарный батальон
  • 27-я рота регулирования
  • 27-й полевой автохлебозавод
  • 736-я полевая почтовая станция
  • 598-я полевая касса Госбанка

Командиры

Напишите отзыв о статье "27-я танковая дивизия (СССР)"

Примечания

  1. [www.rkka.ru/handbook/disl/z9.htm Дислокация частей Западного особого военного округа на 30.05.1941]
  2. [coollib.com/b/164545/read 1941. Разгром Западного фронта (fb2) | сoollib.com]
  3. [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2963&Itemid=28 27-Ъ РЮМЙНБЮЪ ДХБХГХЪ - аНЕБШЕ ДЕИЯРБХЪ йПЮЯМНИ юПЛХХ Б бнб]
  4. [smol1941.narod.ru/rasp.htm Как распутать путаницу в автобронетанковых войсках, в 1941]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Td/td021/default.html Справочник]
  • [soldat.ru/doc/perechen Перечень № 6 кавалерийских, танковых, воздушно-десантных дивизий и управлений артиллерийских, зенитно-артиллерийских, миномётных, авиационных и истребительных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945]


Отрывок, характеризующий 27-я танковая дивизия (СССР)

«Началось! Вот оно!» думал князь Андрей, чувствуя, как кровь чаще начинала приливать к его сердцу. «Но где же? Как же выразится мой Тулон?» думал он.
Проезжая между тех же рот, которые ели кашу и пили водку четверть часа тому назад, он везде видел одни и те же быстрые движения строившихся и разбиравших ружья солдат, и на всех лицах узнавал он то чувство оживления, которое было в его сердце. «Началось! Вот оно! Страшно и весело!» говорило лицо каждого солдата и офицера.
Не доехав еще до строившегося укрепления, он увидел в вечернем свете пасмурного осеннего дня подвигавшихся ему навстречу верховых. Передовой, в бурке и картузе со смушками, ехал на белой лошади. Это был князь Багратион. Князь Андрей остановился, ожидая его. Князь Багратион приостановил свою лошадь и, узнав князя Андрея, кивнул ему головой. Он продолжал смотреть вперед в то время, как князь Андрей говорил ему то, что он видел.
Выражение: «началось! вот оно!» было даже и на крепком карем лице князя Багратиона с полузакрытыми, мутными, как будто невыспавшимися глазами. Князь Андрей с беспокойным любопытством вглядывался в это неподвижное лицо, и ему хотелось знать, думает ли и чувствует, и что думает, что чувствует этот человек в эту минуту? «Есть ли вообще что нибудь там, за этим неподвижным лицом?» спрашивал себя князь Андрей, глядя на него. Князь Багратион наклонил голову, в знак согласия на слова князя Андрея, и сказал: «Хорошо», с таким выражением, как будто всё то, что происходило и что ему сообщали, было именно то, что он уже предвидел. Князь Андрей, запихавшись от быстроты езды, говорил быстро. Князь Багратион произносил слова с своим восточным акцентом особенно медленно, как бы внушая, что торопиться некуда. Он тронул, однако, рысью свою лошадь по направлению к батарее Тушина. Князь Андрей вместе с свитой поехал за ним. За князем Багратионом ехали: свитский офицер, личный адъютант князя, Жерков, ординарец, дежурный штаб офицер на энглизированной красивой лошади и статский чиновник, аудитор, который из любопытства попросился ехать в сражение. Аудитор, полный мужчина с полным лицом, с наивною улыбкой радости оглядывался вокруг, трясясь на своей лошади, представляя странный вид в своей камлотовой шинели на фурштатском седле среди гусар, казаков и адъютантов.
– Вот хочет сраженье посмотреть, – сказал Жерков Болконскому, указывая на аудитора, – да под ложечкой уж заболело.
– Ну, полно вам, – проговорил аудитор с сияющею, наивною и вместе хитрою улыбкой, как будто ему лестно было, что он составлял предмет шуток Жеркова, и как будто он нарочно старался казаться глупее, чем он был в самом деле.
– Tres drole, mon monsieur prince, [Очень забавно, мой господин князь,] – сказал дежурный штаб офицер. (Он помнил, что по французски как то особенно говорится титул князь, и никак не мог наладить.)
В это время они все уже подъезжали к батарее Тушина, и впереди их ударилось ядро.
– Что ж это упало? – наивно улыбаясь, спросил аудитор.
– Лепешки французские, – сказал Жерков.
– Этим то бьют, значит? – спросил аудитор. – Страсть то какая!
И он, казалось, распускался весь от удовольствия. Едва он договорил, как опять раздался неожиданно страшный свист, вдруг прекратившийся ударом во что то жидкое, и ш ш ш шлеп – казак, ехавший несколько правее и сзади аудитора, с лошадью рухнулся на землю. Жерков и дежурный штаб офицер пригнулись к седлам и прочь поворотили лошадей. Аудитор остановился против казака, со внимательным любопытством рассматривая его. Казак был мертв, лошадь еще билась.
Князь Багратион, прищурившись, оглянулся и, увидав причину происшедшего замешательства, равнодушно отвернулся, как будто говоря: стоит ли глупостями заниматься! Он остановил лошадь, с приемом хорошего ездока, несколько перегнулся и выправил зацепившуюся за бурку шпагу. Шпага была старинная, не такая, какие носились теперь. Князь Андрей вспомнил рассказ о том, как Суворов в Италии подарил свою шпагу Багратиону, и ему в эту минуту особенно приятно было это воспоминание. Они подъехали к той самой батарее, у которой стоял Болконский, когда рассматривал поле сражения.
– Чья рота? – спросил князь Багратион у фейерверкера, стоявшего у ящиков.
Он спрашивал: чья рота? а в сущности он спрашивал: уж не робеете ли вы тут? И фейерверкер понял это.
– Капитана Тушина, ваше превосходительство, – вытягиваясь, закричал веселым голосом рыжий, с покрытым веснушками лицом, фейерверкер.
– Так, так, – проговорил Багратион, что то соображая, и мимо передков проехал к крайнему орудию.