275-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
275-я стрелковая дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

лето 1941 года

Расформирование (преобразование):

декабрь 1942 года

Боевой путь

1941: Оборона Днепропетровска
1942: Барвенково-Лозовская операция
1942: Нальчикская оборонительная операция

275-я стрелковая дивизия 1-го формирования (275 сд) — воинское соединение, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.

Боевой период дивизии — с 3 августа 1941 года по 19 декабря 1942 года.





История

Дивизия была сформирована летом 1941 года на Украине под Новомосковском. После образования 25 августа 1941 года 6-й армии 2-го формирования она вошла в её состав. Оборонялась на левому берегу Днепра в районе Днепропетровска. 27-28 августа 275 сд вместе другими частями продолжала атаковать плацдарм в районе Ломовки, стремясь сбросить немцев в воду. 18 сентября дивизия получила пополнение в составе 1 тыс. человек.

С 21 сентября штаб Южного фронта и штаб 6-й армии предпринимали усилия с целью удлинения линии фронта по р. Орель, в результате чего дивизия, преодолев за двое суток 150 км, была переброшена в район Зачепиловки[1].

Во второй половине января 1942 года 275 сд участвовала в составе 37-й армии в Барвенково-Лозовской операции. Дивизия, действовавшая на вспомогательном направлении, правее ударной группировки армии, натолкнулась на очень прочную оборону. Лишь на следующий день соединение овладело опорными пунктами врага на переднем крае. К исходу дня 21 января после крайне напряжённых боёв частям дивизии удалось проникнуть на 3-8 км в глубину немецкой обороны и выйти к населённым пунктам Райгородок, Николаевка и Рай-Александровка, где их продвижение было остановлено противником[2].

6 июля 1942 года 37-я армия получила приказ фронта на подготовку к отходу. Правый фланг армии должен был отойти на заранее подготовленные позиции. Левый фланг оставался на старых позициях и должен был сдерживать противника на рубеже Нырково — Светланово. 275-я стрелковая дивизия удерживала рубеж Шипилово — Белогоровка до 8 июля. В ночь на 9 июля 1942 года арьергардные части также отступили.

Осенью 1942 года дивизия участвовала в обороне Кавказа. 4 сентября началось наступление немецкой группы «Блиц». Противнику удалось на отдельных участках вклиниться в оборону советских войск. Остановив противника на рубеже Ногай-Мирза — Терская, 9-я и 37-я армии приступили к подготовке контрудара по вклинившимся частям противника. Для нанесения удара были созданы две ударные группы: первая — в составе 10-й гвардейской стрелковой бригады и частей 417-й стрелковой дивизии; вторая — в составе 275-й стрелковой дивизии — должна была ударить на Нижний Курп и Кизляр. За три дня упорных боев дивизия нанесла большие потери частям 13-й танковой дивизии противника и, отбросив их на 5—8 км, вышла непосредственно к Нижнему Курпу.

В ходе Нальчикской оборонительной операции 275-я стрелковая дивизия оборонялась на правом фланге в районе Змейской. 27 ноября войска левого фланга 9-й армии, в которую входила дивизия, начали наступление в направлении на Дигору. 3-й стрелковый корпус силами 275, 389 и 319-й стрелковых дивизий, 140-й и 52-й танковых бригад нанёс удар на Ардон и Дигору[3].

В декабре 1942 года дивизия была расформирована.

Боевой состав

  • 980-й стрелковый полк
  • 982-й стрелковый полк
  • 984-й стрелковый полк
  • 807-й артиллерийский полк
  • 328-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 539-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион
  • 564-й миномётный дивизион (с 5.11.41 г.)
  • 347-я разведывательная рота
  • 552-й сапёрный батальон
  • 626-й отдельный батальон связи
  • 329-й медико-санитарный батальон
  • 291-я отдельная рота химзащиты
  • 716-я автотранспортная рота
  • 498-я полевая хлебопекарня
  • 676-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 985-я полевая почтовая станция
  • 829-я полевая касса Госбанка

Подчинение

Командиры

Напишите отзыв о статье "275-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

  1. [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue41/Issue41.html Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М., 1960]
  2. Баграмян И.X. Так шли мы к победе. — М.: Воениздат, 1977.
  3. Гречко А. А. Битва за Кавказ. — М., Военное издательство, 1967.

Ссылки

  • [www.iremember.ru/content/view/197/82/lang,ru/ Воспоминания Э. И. Заславского]
  • [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-200-sd-po-299-sd/275-strelkovaya-diviziya-1-formirovaniya.html Дивизии Красной Армии]
  • [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issues.html Сборник боевых документов Великой Отечественной войны.]


Отрывок, характеризующий 275-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

– Нет, кажется, на днях состоится продажа, – сказал кто то. – Хотя теперь и безумно покупать что нибудь в Москве.
– Отчего? – сказала Жюли. – Неужели вы думаете, что есть опасность для Москвы?
– Отчего же вы едете?
– Я? Вот странно. Я еду, потому… ну потому, что все едут, и потом я не Иоанна д'Арк и не амазонка.
– Ну, да, да, дайте мне еще тряпочек.
– Ежели он сумеет повести дела, он может заплатить все долги, – продолжал ополченец про Ростова.
– Добрый старик, но очень pauvre sire [плох]. И зачем они живут тут так долго? Они давно хотели ехать в деревню. Натали, кажется, здорова теперь? – хитро улыбаясь, спросила Жюли у Пьера.
– Они ждут меньшого сына, – сказал Пьер. – Он поступил в казаки Оболенского и поехал в Белую Церковь. Там формируется полк. А теперь они перевели его в мой полк и ждут каждый день. Граф давно хотел ехать, но графиня ни за что не согласна выехать из Москвы, пока не приедет сын.
– Я их третьего дня видела у Архаровых. Натали опять похорошела и повеселела. Она пела один романс. Как все легко проходит у некоторых людей!
– Что проходит? – недовольно спросил Пьер. Жюли улыбнулась.
– Вы знаете, граф, что такие рыцари, как вы, бывают только в романах madame Suza.
– Какой рыцарь? Отчего? – краснея, спросил Пьер.
– Ну, полноте, милый граф, c'est la fable de tout Moscou. Je vous admire, ma parole d'honneur. [это вся Москва знает. Право, я вам удивляюсь.]
– Штраф! Штраф! – сказал ополченец.
– Ну, хорошо. Нельзя говорить, как скучно!
– Qu'est ce qui est la fable de tout Moscou? [Что знает вся Москва?] – вставая, сказал сердито Пьер.
– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…