29 февраля

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
февраль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      
2019 г.

29 февраля — 60-й день високосного года в григорианском календаре. До конца года остаётся 306 дней.

Единственный день, отсутствующий в невисокосном году, в основном бывает раз в четыре года (кроме периодов 16971703, 17971803, 18971903 годов, так как 1700, 1800 и 1900 годы были невисокосными).





Праздники

Религиозные
Католицизм
 — память Освальда Вустерского.
Православие[2] (в невисокосные годы празднование памяти святых этого дня переходит на 1 марта)
 — память Памфила Кесарийского вместе с мучениками Валентом диаконом, Павлом, Порфирием, Селевкием, Феодулом, Иулианом, Самуилом, Илией, Даниилом, Иеремией, Исаией, пострадавшими ок. 307 — 309 годов;
 — память Святителя Макария митр. Московского и Коломенского (†1926);
 — память Мчч. Персидских в Мартирополе (IV);
 — память Прп. Маруфы, еп. Месопотамского (422).

Именины

События

До XIX века

  • 1288 — Шотландия объявляет этот день возможностью женщины предложить брак мужчине[3]. Условия следующие: необходимо, чтобы «всякая дама, которая идёт свататься, надевала нижнюю сорочку из багряной фланели и чтобы кромка её была хорошо видна, иначе мужчине придётся заплатить за неё штраф». Штраф составлял 1 фунт. От него освобождали только в том случае, если мужчина мог доказать, что уже обручён с другой.
  • 1504 — Христофор Колумб использует лунное затмение для запугивания враждебных ямайских индейцев[4].
  • 1696 — Пётр I прибыл в Воронеж, чтобы лично руководить постройкой первых кораблей для похода на Азов, на верфь, ставшую родиной русского флота.
  • 1720 — шведская королева Ульрика Элеонора отреклась от престола в пользу своего мужа — ландграфа Фридриха Гессен-Кассельского.

XIX век

XX век

XXI век

Родились

До XVIII века

XVIII век

XIX век

XX век

Скончались

До XX века

XX век

XXI век

Факты

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • В 46 году до нашей эры Гай Юлий Цезарь захотел уточнить продолжительность календарного года. Астрономы выяснили: год длится 365 суток и 6 часов. Эти 6 часов обычно не считаются, поэтому ежегодно остаётся лишних четверть суток. С течением времени это привело бы к значительному сбою системы календаря. Во избежание этого греческий астроном Созиген предложил считать каждые первые три года простыми, продолжительностью в 365 суток, а к февралю каждого четвёртого года прибавлять накопившуюся разницу в одни сутки: тогда февраль будет составлять 29 дней, а год — 366 дней. И такой год называть «високосом» (или високосным годом). Это летосчисление распространилось у всех народов, входивших в состав Римской империи, и получило название юлианской системы.
  • Земля делает годовой оборот вокруг Солнца не за целое число дней (365), а за 365 суток и 6 часов (точнее — 365 суток 5 часов 48 минут и 46 секунд). Чтобы не отставать от космических процессов, александрийские астрономы разработали календарь, в котором каждый год, кратный четырём, имел дополнительные сутки в феврале.
  • Немецкий профессор Хайнрих Хемме изобрёл «календарь» празднования дня рождения для тех, кто родился 29 февраля. По словам учёного, те, кто родился 29 февраля, могут справлять день рождения каждый год, но день празднования зависит от часа рождения. Те, кто родился в первые часы после полуночи, могут отмечать день рождения 28 февраля. Для тех, кто родился ближе к полуночи 1 марта, лучше отмечать день рождения 1 марта. Те, кто родился в первой половине дня (от 6 утра до 12 дня), первые два года справляют день рождения 28 февраля, а третий год — 1 марта. Для тех, кто родился во второй половине дня (от 12 дня до 6 вечера), график празднования следующий: первый год — 28 февраля, а последующие два — 1 марта.
  • Согласно данным роддомов, родители часто стараются записать родившихся «високосных» детей либо на 28 февраля, предпоследний день зимы (редко), либо, гораздо чаще, на 1 марта, первый день весны. Обычная мотивация — чтобы ребёнок не обижался за «потерянный» день рождения[7].
  • В мире ныне живёт около четырёх миллионов человек, чья дата рождения официально зарегистрирована на этот день. Это составляет всего 0,069 % населения Земли[7].
  • В одноимённом рассказе Анатолия Алексина 12-летний мальчик влюбляется в одноклассницу, выполняет её мелкие поручения и добивается приглашения на каток. Выясняется, что одноклассник мальчика тоже приглашён на каток в этот же вечер. Когда они пытаются выяснить у неё, в чём дело, она предлагает им «решайте этот вопрос, как мужчины» и с удовольствием наблюдает их драку. Лишь после этого мальчик вспоминает, что пригласила она их на 29 февраля невисокосного года, то есть на несуществующий вечер.
  • Существует легенда о том, что однажды святой Касьян и Николай Угодник шли по дороге и увидели мужика, который тащил воз из грязи. Мужик обратился к ним за помощью, но Касьян отказал ему в помощи, побоявшись запачкаться. Николай Угодник, засучив рукава, молча вытащил воз из грязи. Пришли Николай Угодник и Касьян в рай — один в грязной ризе, а второй — в чистой. Узнав, почему риза Касьяна чиста и аккуратна, Бог лишил Касьяна ежегодных именин за неотзывчивость к бедным людям, оставив именины раз в четыре года[7].
  • Согласно другому народному поверью, святой Касьян поставлен на стражу ада, и Господь отпускает его на отдых раз в четыре года. В отсутствие Касьяна эти обязанности исполняют 12 апостолов[8].
  • Вероятность родиться 29 февраля равна 1:1461 (0,068 %) для Юлианского календаря или 97/(365*400+97) (0,066 %) для Григорианского календаря.
  • Учёный XIII века Сакробоско считал, что февраль в юлианском календаре содержал 30 дней с 44 года до н. э. по 8 н. э., когда император Август сократил февраль на один день для того, чтобы добавить их к августу, месяцу, названному его именем, ведь июль, который назван в честь его предшественника Юлия Цезаря содержал 31 день, а август 30. Однако, вероятно, это миф.
  • 29 февраля — день святого Освальда — в ряде европейских стран считается тем единственным днем, когда женщина может сделать предложение о браке мужчине. Традиция зародилась в Ирландии ещё в V веке, а закрепилась за 29 февраля после издания в XIII веке специального закона в Шотландии. В XVII веке схожее постановление было издано и в Англии, но обязательного статуса оно не имело, скорее носило разрешительный характер.
  • Во многих европейских странах вплоть до XVIII века 29 февраля считалось как бы несуществующим днём, датой, не имеющей юридического статуса. Часто в этот день не заключались сделки, не производились выплаты, не давали в долг и т. п. — из-за того, что возникали сложности с формальной стороной вопроса и улаживанием дел в суде.

Приметы

  • Пришёл Касьян, пошёл хромать да на свой лад всё ломать.
  • Касьян на что ни взглянет — всё вянет.
  • Касьян на траву взглянет — трава вянет, на скот — скот дохнет, на дерево — дерево сохнет.
  • Худ приплод на Касьянов год.

Пословицы

  • Благому чудотворцу Николе два праздника в году, а Касьяну немилостивому один в четыре года.

См. также


Напишите отзыв о статье "29 февраля"

Примечания

  1. [www.3dnews.ru/news/s_dnem_overklokera/ С Днем Оверклокера! | Новости Hardware — 3DNews — Daily Digital Digest]
  2. Православный церковный календарь с тропарями и кондаками, 2010. Изд-во РПЦ МП, Москва, 2009, стр. 173
  3. [www.vokrugsveta.ru/chronograph/2359/ 29 февраля 1288 года]
  4. [www.vokrugsveta.ru/chronograph/185/ 29 февраля 1504 года]
  5. [www.jaxa.jp/projects/sat/iss/index_e.html Сайт JAXA]
  6. [darudar.org/users/liduwa/ 776-я высота]
  7. 1 2 3 И. Тихонова. «Лишний» день рождения. Харьковские известия, 28 февраля 2008
  8. Церковно-народный месяцеслов mweb.tel-inform.ru/misc/day/2902.htm

Ссылки

  • [www.vz.ru/society/2008/2/29/148592.html Самый странный день в году]
  • [eldb.net/OnThisDay?day=29&month=February В этот день… Литературные события дня на сайте The Electronic Literary Database]
  • days.peoples.ru/0229.html
  • days.peoples.ru/0229.shtml
  • [app.rol.ru/cgi-bin/dates/date.cgi?day=29&mon=2&rol=1 Даты дня ROL]
  • www.29f.ru/kak.php
  • www.sedova-dar.ru/rozhdennym-29-fevralya
  • [www.llinza.info/366-rus.htm 29 Февраля в современном искусстве] Художник-концептуалист Линор Линза заявляет 29 Февраля как планетарный праздник
  • [www.29feb.ru 29 февраля Касьянов день]

Отрывок, характеризующий 29 февраля

Нехорошо было не платье, но лицо и вся фигура княжны, но этого не чувствовали m lle Bourienne и маленькая княгиня; им все казалось, что ежели приложить голубую ленту к волосам, зачесанным кверху, и спустить голубой шарф с коричневого платья и т. п., то всё будет хорошо. Они забывали, что испуганное лицо и фигуру нельзя было изменить, и потому, как они ни видоизменяли раму и украшение этого лица, само лицо оставалось жалко и некрасиво. После двух или трех перемен, которым покорно подчинялась княжна Марья, в ту минуту, как она была зачесана кверху (прическа, совершенно изменявшая и портившая ее лицо), в голубом шарфе и масака нарядном платье, маленькая княгиня раза два обошла кругом нее, маленькой ручкой оправила тут складку платья, там подернула шарф и посмотрела, склонив голову, то с той, то с другой стороны.
– Нет, это нельзя, – сказала она решительно, всплеснув руками. – Non, Marie, decidement ca ne vous va pas. Je vous aime mieux dans votre petite robe grise de tous les jours. Non, de grace, faites cela pour moi. [Нет, Мари, решительно это не идет к вам. Я вас лучше люблю в вашем сереньком ежедневном платьице: пожалуйста, сделайте это для меня.] Катя, – сказала она горничной, – принеси княжне серенькое платье, и посмотрите, m lle Bourienne, как я это устрою, – сказала она с улыбкой предвкушения артистической радости.
Но когда Катя принесла требуемое платье, княжна Марья неподвижно всё сидела перед зеркалом, глядя на свое лицо, и в зеркале увидала, что в глазах ее стоят слезы, и что рот ее дрожит, приготовляясь к рыданиям.
– Voyons, chere princesse, – сказала m lle Bourienne, – encore un petit effort. [Ну, княжна, еще маленькое усилие.]
Маленькая княгиня, взяв платье из рук горничной, подходила к княжне Марье.
– Нет, теперь мы это сделаем просто, мило, – говорила она.
Голоса ее, m lle Bourienne и Кати, которая о чем то засмеялась, сливались в веселое лепетанье, похожее на пение птиц.
– Non, laissez moi, [Нет, оставьте меня,] – сказала княжна.
И голос ее звучал такой серьезностью и страданием, что лепетанье птиц тотчас же замолкло. Они посмотрели на большие, прекрасные глаза, полные слез и мысли, ясно и умоляюще смотревшие на них, и поняли, что настаивать бесполезно и даже жестоко.
– Au moins changez de coiffure, – сказала маленькая княгиня. – Je vous disais, – с упреком сказала она, обращаясь к m lle Bourienne, – Marieie a une de ces figures, auxquelles ce genre de coiffure ne va pas du tout. Mais du tout, du tout. Changez de grace. [По крайней мере, перемените прическу. У Мари одно из тех лиц, которым этот род прически совсем нейдет. Перемените, пожалуйста.]
– Laissez moi, laissez moi, tout ca m'est parfaitement egal, [Оставьте меня, мне всё равно,] – отвечал голос, едва удерживающий слезы.
M lle Bourienne и маленькая княгиня должны были признаться самим себе, что княжна. Марья в этом виде была очень дурна, хуже, чем всегда; но было уже поздно. Она смотрела на них с тем выражением, которое они знали, выражением мысли и грусти. Выражение это не внушало им страха к княжне Марье. (Этого чувства она никому не внушала.) Но они знали, что когда на ее лице появлялось это выражение, она была молчалива и непоколебима в своих решениях.
– Vous changerez, n'est ce pas? [Вы перемените, не правда ли?] – сказала Лиза, и когда княжна Марья ничего не ответила, Лиза вышла из комнаты.
Княжна Марья осталась одна. Она не исполнила желания Лизы и не только не переменила прически, но и не взглянула на себя в зеркало. Она, бессильно опустив глаза и руки, молча сидела и думала. Ей представлялся муж, мужчина, сильное, преобладающее и непонятно привлекательное существо, переносящее ее вдруг в свой, совершенно другой, счастливый мир. Ребенок свой, такой, какого она видела вчера у дочери кормилицы, – представлялся ей у своей собственной груди. Муж стоит и нежно смотрит на нее и ребенка. «Но нет, это невозможно: я слишком дурна», думала она.
– Пожалуйте к чаю. Князь сейчас выйдут, – сказал из за двери голос горничной.
Она очнулась и ужаснулась тому, о чем она думала. И прежде чем итти вниз, она встала, вошла в образную и, устремив на освещенный лампадой черный лик большого образа Спасителя, простояла перед ним с сложенными несколько минут руками. В душе княжны Марьи было мучительное сомненье. Возможна ли для нее радость любви, земной любви к мужчине? В помышлениях о браке княжне Марье мечталось и семейное счастие, и дети, но главною, сильнейшею и затаенною ее мечтою была любовь земная. Чувство было тем сильнее, чем более она старалась скрывать его от других и даже от самой себя. Боже мой, – говорила она, – как мне подавить в сердце своем эти мысли дьявола? Как мне отказаться так, навсегда от злых помыслов, чтобы спокойно исполнять Твою волю? И едва она сделала этот вопрос, как Бог уже отвечал ей в ее собственном сердце: «Не желай ничего для себя; не ищи, не волнуйся, не завидуй. Будущее людей и твоя судьба должна быть неизвестна тебе; но живи так, чтобы быть готовой ко всему. Если Богу угодно будет испытать тебя в обязанностях брака, будь готова исполнить Его волю». С этой успокоительной мыслью (но всё таки с надеждой на исполнение своей запрещенной, земной мечты) княжна Марья, вздохнув, перекрестилась и сошла вниз, не думая ни о своем платье, ни о прическе, ни о том, как она войдет и что скажет. Что могло всё это значить в сравнении с предопределением Бога, без воли Которого не падет ни один волос с головы человеческой.


Когда княжна Марья взошла в комнату, князь Василий с сыном уже были в гостиной, разговаривая с маленькой княгиней и m lle Bourienne. Когда она вошла своей тяжелой походкой, ступая на пятки, мужчины и m lle Bourienne приподнялись, и маленькая княгиня, указывая на нее мужчинам, сказала: Voila Marie! [Вот Мари!] Княжна Марья видела всех и подробно видела. Она видела лицо князя Василья, на мгновенье серьезно остановившееся при виде княжны и тотчас же улыбнувшееся, и лицо маленькой княгини, читавшей с любопытством на лицах гостей впечатление, которое произведет на них Marie. Она видела и m lle Bourienne с ее лентой и красивым лицом и оживленным, как никогда, взглядом, устремленным на него; но она не могла видеть его, она видела только что то большое, яркое и прекрасное, подвинувшееся к ней, когда она вошла в комнату. Сначала к ней подошел князь Василий, и она поцеловала плешивую голову, наклонившуюся над ее рукою, и отвечала на его слова, что она, напротив, очень хорошо помнит его. Потом к ней подошел Анатоль. Она всё еще не видала его. Она только почувствовала нежную руку, твердо взявшую ее, и чуть дотронулась до белого лба, над которым были припомажены прекрасные русые волосы. Когда она взглянула на него, красота его поразила ее. Анатопь, заложив большой палец правой руки за застегнутую пуговицу мундира, с выгнутой вперед грудью, а назад – спиною, покачивая одной отставленной ногой и слегка склонив голову, молча, весело глядел на княжну, видимо совершенно о ней не думая. Анатоль был не находчив, не быстр и не красноречив в разговорах, но у него зато была драгоценная для света способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность. Замолчи при первом знакомстве несамоуверенный человек и выкажи сознание неприличности этого молчания и желание найти что нибудь, и будет нехорошо; но Анатоль молчал, покачивал ногой, весело наблюдая прическу княжны. Видно было, что он так спокойно мог молчать очень долго. «Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте, а мне не хочется», как будто говорил его вид. Кроме того в обращении с женщинами у Анатоля была та манера, которая более всего внушает в женщинах любопытство, страх и даже любовь, – манера презрительного сознания своего превосходства. Как будто он говорил им своим видом: «Знаю вас, знаю, да что с вами возиться? А уж вы бы рады!» Может быть, что он этого не думал, встречаясь с женщинами (и даже вероятно, что нет, потому что он вообще мало думал), но такой у него был вид и такая манера. Княжна почувствовала это и, как будто желая ему показать, что она и не смеет думать об том, чтобы занять его, обратилась к старому князю. Разговор шел общий и оживленный, благодаря голоску и губке с усиками, поднимавшейся над белыми зубами маленькой княгини. Она встретила князя Василья с тем приемом шуточки, который часто употребляется болтливо веселыми людьми и который состоит в том, что между человеком, с которым так обращаются, и собой предполагают какие то давно установившиеся шуточки и веселые, отчасти не всем известные, забавные воспоминания, тогда как никаких таких воспоминаний нет, как их и не было между маленькой княгиней и князем Васильем. Князь Василий охотно поддался этому тону; маленькая княгиня вовлекла в это воспоминание никогда не бывших смешных происшествий и Анатоля, которого она почти не знала. M lle Bourienne тоже разделяла эти общие воспоминания, и даже княжна Марья с удовольствием почувствовала и себя втянутою в это веселое воспоминание.
– Вот, по крайней мере, мы вами теперь вполне воспользуемся, милый князь, – говорила маленькая княгиня, разумеется по французски, князю Василью, – это не так, как на наших вечерах у Annette, где вы всегда убежите; помните cette chere Annette? [милую Аннет?]
– А, да вы мне не подите говорить про политику, как Annette!
– А наш чайный столик?
– О, да!
– Отчего вы никогда не бывали у Annette? – спросила маленькая княгиня у Анатоля. – А я знаю, знаю, – сказала она, подмигнув, – ваш брат Ипполит мне рассказывал про ваши дела. – О! – Она погрозила ему пальчиком. – Еще в Париже ваши проказы знаю!
– А он, Ипполит, тебе не говорил? – сказал князь Василий (обращаясь к сыну и схватив за руку княгиню, как будто она хотела убежать, а он едва успел удержать ее), – а он тебе не говорил, как он сам, Ипполит, иссыхал по милой княгине и как она le mettait a la porte? [выгнала его из дома?]
– Oh! C'est la perle des femmes, princesse! [Ах! это перл женщин, княжна!] – обратился он к княжне.
С своей стороны m lle Bourienne не упустила случая при слове Париж вступить тоже в общий разговор воспоминаний. Она позволила себе спросить, давно ли Анатоль оставил Париж, и как понравился ему этот город. Анатоль весьма охотно отвечал француженке и, улыбаясь, глядя на нее, разговаривал с нею про ее отечество. Увидав хорошенькую Bourienne, Анатоль решил, что и здесь, в Лысых Горах, будет нескучно. «Очень недурна! – думал он, оглядывая ее, – очень недурна эта demoiselle de compagn. [компаньонка.] Надеюсь, что она возьмет ее с собой, когда выйдет за меня, – подумал он, – la petite est gentille». [малютка – мила.]
Старый князь неторопливо одевался в кабинете, хмурясь и обдумывая то, что ему делать. Приезд этих гостей сердил его. «Что мне князь Василий и его сынок? Князь Василий хвастунишка, пустой, ну и сын хорош должен быть», ворчал он про себя. Его сердило то, что приезд этих гостей поднимал в его душе нерешенный, постоянно заглушаемый вопрос, – вопрос, насчет которого старый князь всегда сам себя обманывал. Вопрос состоял в том, решится ли он когда либо расстаться с княжной Марьей и отдать ее мужу. Князь никогда прямо не решался задавать себе этот вопрос, зная вперед, что он ответил бы по справедливости, а справедливость противоречила больше чем чувству, а всей возможности его жизни. Жизнь без княжны Марьи князю Николаю Андреевичу, несмотря на то, что он, казалось, мало дорожил ею, была немыслима. «И к чему ей выходить замуж? – думал он, – наверно, быть несчастной. Вон Лиза за Андреем (лучше мужа теперь, кажется, трудно найти), а разве она довольна своей судьбой? И кто ее возьмет из любви? Дурна, неловка. Возьмут за связи, за богатство. И разве не живут в девках? Еще счастливее!» Так думал, одеваясь, князь Николай Андреевич, а вместе с тем всё откладываемый вопрос требовал немедленного решения. Князь Василий привез своего сына, очевидно, с намерением сделать предложение и, вероятно, нынче или завтра потребует прямого ответа. Имя, положение в свете приличное. «Что ж, я не прочь, – говорил сам себе князь, – но пусть он будет стоить ее. Вот это то мы и посмотрим».
– Это то мы и посмотрим, – проговорил он вслух. – Это то мы и посмотрим.
И он, как всегда, бодрыми шагами вошел в гостиную, быстро окинул глазами всех, заметил и перемену платья маленькой княгини, и ленточку Bourienne, и уродливую прическу княжны Марьи, и улыбки Bourienne и Анатоля, и одиночество своей княжны в общем разговоре. «Убралась, как дура! – подумал он, злобно взглянув на дочь. – Стыда нет: а он ее и знать не хочет!»
Он подошел к князю Василью.
– Ну, здравствуй, здравствуй; рад видеть.
– Для мила дружка семь верст не околица, – заговорил князь Василий, как всегда, быстро, самоуверенно и фамильярно. – Вот мой второй, прошу любить и жаловать.
Князь Николай Андреевич оглядел Анатоля. – Молодец, молодец! – сказал он, – ну, поди поцелуй, – и он подставил ему щеку.
Анатоль поцеловал старика и любопытно и совершенно спокойно смотрел на него, ожидая, скоро ли произойдет от него обещанное отцом чудацкое.
Князь Николай Андреевич сел на свое обычное место в угол дивана, подвинул к себе кресло для князя Василья, указал на него и стал расспрашивать о политических делах и новостях. Он слушал как будто со вниманием рассказ князя Василья, но беспрестанно взглядывал на княжну Марью.
– Так уж из Потсдама пишут? – повторил он последние слова князя Василья и вдруг, встав, подошел к дочери.
– Это ты для гостей так убралась, а? – сказал он. – Хороша, очень хороша. Ты при гостях причесана по новому, а я при гостях тебе говорю, что вперед не смей ты переодеваться без моего спроса.
– Это я, mon pиre, [батюшка,] виновата, – краснея, заступилась маленькая княгиня.
– Вам полная воля с, – сказал князь Николай Андреевич, расшаркиваясь перед невесткой, – а ей уродовать себя нечего – и так дурна.
И он опять сел на место, не обращая более внимания на до слез доведенную дочь.
– Напротив, эта прическа очень идет княжне, – сказал князь Василий.
– Ну, батюшка, молодой князь, как его зовут? – сказал князь Николай Андреевич, обращаясь к Анатолию, – поди сюда, поговорим, познакомимся.
«Вот когда начинается потеха», подумал Анатоль и с улыбкой подсел к старому князю.
– Ну, вот что: вы, мой милый, говорят, за границей воспитывались. Не так, как нас с твоим отцом дьячок грамоте учил. Скажите мне, мой милый, вы теперь служите в конной гвардии? – спросил старик, близко и пристально глядя на Анатоля.
– Нет, я перешел в армию, – отвечал Анатоль, едва удерживаясь от смеха.
– А! хорошее дело. Что ж, хотите, мой милый, послужить царю и отечеству? Время военное. Такому молодцу служить надо, служить надо. Что ж, во фронте?
– Нет, князь. Полк наш выступил. А я числюсь. При чем я числюсь, папа? – обратился Анатоль со смехом к отцу.
– Славно служит, славно. При чем я числюсь! Ха ха ха! – засмеялся князь Николай Андреевич.