3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (3гв.вдд)
Награды:

Почётные наименования:

«Уманская»

Войска:

сухопутные войска

Род войск:

Воздушно-десантные войска

Формирование:

8 декабря 1942 года

Расформирование (преобразование):

19 ноября 1945 года

Предшественник:

8-й воздушно-десантный корпус[1]

Преемник:

125-я гвардейская стрелковая дивизия[2]

Боевой путь

Демянская наступательная операция (1943)
Старорусская операция
Курская битва
Черниговско-Припятская операция (1943)
Киевская наступательная операция
Киевская оборонительная операция (1943)
Житомирско-Бердичевская операция
Уманско-Ботошанская операция
Ясско-Кишинёвская операция
Дебреценская операция
Будапештская операция
Балатонская оборонительная операция
Венская наступательная операция

3-я гвардейская воздушно-десантная Уманская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова дивизия — соединение (воздушно-десантная дивизия) РККА ВС СССР в Великой Отечественной войне





История

8 декабря 1942 г. были подписаны два документа: Постановление Государственного Комитета Обороны №ГОКО/2597 и Приказ Народного комиссара обороны №00258. Ими предписывалось расформировать 8-й воздушно-десантный корпус[1] и на базе его частей сформировать 3-ю гвардейскую воздушно-десантную стрелковую дивизию с тремя стрелковыми полками, продолжавшими носить название воздушно-десантных. Батальоны 2-й воздушно-десантной бригады[3] располагались в [wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.956420&lon=38.048455&z=17&m=ym&show=/1658169/ru/Школа-№-1-им-И-И-Иванова школе] посёлка Фрязино, других зданиях посёлка и [wikimapia.org/#lang=ru&lat=56.019854&lon=38.179851&z=15&show=/1781982/ru/Дачи-на-месте-бывш-позиции-«Аксиньино»-ЗРК-С-25-«Беркут» в лесу] у села Каблуково на реке Воря, 8-я воздушно-десантная бригада[4] – в [wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.887527&lon=38.091187&z=16&show=/8415453/ru/Леониха лесах у Леонихи], на станциях Первомайской и Чкаловской, 10-я воздушно-десантная бригада[5] - в Щёлкове. Бригады были преобразованы в воздушно-десантные полки с сохранением нумерации. В дивизию, укрепленную артиллерией и другими частями по штатам стрелковой дивизии также вошли 2-й артполк, 4-й отдельный истребительный дивизион, усиленный ротой ПТР, отдельный сапёрный батальон, 6-й отдельный медсанбат, 7-я отдельная разведрота и ряд других подразделений. Общая численность личного состава дивизии должна была составить 10 тысяч человек. После завершения переформирования частей и подразделений ещё почти полтора месяца продолжалась усиленная боевая подготовка, тактическая и огневая. Занятия велись в полевых условиях, в окружающих лесах. В дневных и ночных условиях свершались длительные марш-броски, в том числе на лыжах. И, конечно, немало времени отводилось на обучение прыжкам с парашютом. На январь 1943 года в дивизии недоставало до штата 1200 человек личного состава.

Согласно Директивы № 30042 от 06.02.1943 года дивизии надлежало прибыть в распоряжение 1-й ударной армии Северо-Западного фронта для ликвидации демянского плацдарма. От Щёлкова до Осташкова 3-я гв. вдд двигалась автотранспортом, далее до места сосредоточения - 150 км пешком. Из-за рано наступившей оттепели стало невозможным планируемое продвижение на лыжах, а намокшие валенки сковывали и замедляли темпы движения. В исходный пункт дивизия сосредоточилась только к 20.02.1943 года.

Приказом командующего 1-й Ударной армии №002 от 21.02.1943 года дивизии была поставлена задача сменить обороняющиеся части 121-й отдельной стрелковой бригады[6] в полосе 4 км и перейти в наступление в междуречье рек Редья и Порусья.

Впервые дивизия вступила в бой 26 февраля 1943 года в районе [wikimapia.org/#lang=ru&lat=57.649167&lon=31.284084&z=13&show=/26447990/ru/Урочище-Ляхново Ляхново] (37 км южнее Старой Руссы) в составе 1-й Ударной армии Северо-Западного фронта в ходе ликвидации демянского плацдарма немецких войск.

Утром 26-го февраля началась артподготовка, и, хотя она длилась три часа, но снарядов было мало и система огня противника практически не была разрушена. Полки пошли на прорыв. Приданные танки [tankfront.ru/ussr/tp/tp037.html 37-го отдельного танкового полк] а вязли в глубоком снегу, слабый огонь артиллерии не смог подавить основные огневые точки, и к утру 27.02.1943 года только отдельным подразделениям удалось преодолеть нейтральную полосу и прорваться к переднему краю противника. Комдив И. Н. Конев докладывал в штаб армии: «Дивизия продолжает атаки. Попытки прорвать оборону противника успеха не имеют. Артиллерия …ведёт слабый огонь. Танки испытывают недостатки горючего. …Эвакуация раненых затруднена». Оба полка – 8-й и 10-й сражались самоотверженно, понесли тяжёлые потери, но продвижения не произошло. Такими же тяжелыми были и следующие два дня наступления.

На 01.03.1943 года части дивизии, сломив сопротивление противника, передовыми подразделениями продвинулись вперёд и вышли на рубеж - лес (500-600 м южнее [wikimapia.org/#lang=ru&lat=57.662576&lon=31.301529&z=16&show=/30657811/ru/Сосновка Сосновка]), (иск.) Ляхново, где в течение ночи и вели огневой бой с противником.

На 05.03.1943 года дивизия, уничтожив противника в лесах южнее Сосновки, овладела Сосновкой и вела бой на рубеже - северной опушки лесов (1-1,5 км юго-восточнее Сосновка), Сосновка, (иск.) Ляхново, восточный берег реки Порусья. К исходу дня дивизия главными силами вышла на юго-восточный берег реки Порусья прорвав узким клином оборону противника на 3-3,5 км. Практически она оказалась в полуокружении.

На 06.03.1943 года дивизия продолжала развивать наступление в северном направлении.

07.03.1943 года дивизия остановилась на восточном берегу реки Порусья, где продолжала бои до 11.03.1943 года. В ночь на 12.03.1943 года она была сменена частями 9-й гв. вдд и выведена во второй эшелон[7].

20.04.1943 года дивизия была снята с фронта в районе Старой Руссы и передана в 53-ю армию, которая до начала мая 1943 года находилась в резерве Ставки ВГК. Дивизия производила доукомплектование в районе 15 км южнее Малоархангельска.

Летом и осенью 1943 года дивизия, в составе 13-й и 60-й (с сентября) армий, участвует в Курской битве и в Черниговско-Припятской наступательной операции.

10.05.1943 дивизия приступила к оборудованию 3-й полосы обороны на линии [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.412577&lon=36.572199&z=14&m=b&show=/16391515/ru/Арнаутово Арнаутово], [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.318553&lon=36.497955&z=11&m=b&show=/26134945/ru/Костино 1-я Ново-Слободка], [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.266788&lon=36.587047&z=11&m=b&show=/24646016/ru/Аладьево Аладьево], [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.266897&lon=36.587219&z=12&m=ym&show=/11479467/ru/Луковец Луковец].

В ночь на 06.07.1943 года дивизия заняла позиции на участке [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.406032&lon=36.421223&z=14&m=ym&show=/26134847/ru/Новая-Стройка совхоз Тиняковский], [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.357675&lon=36.434097&z=14&show=/30662794/ru/Добровка Добровка], [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.363651&lon=36.465683&z=12&show=/16391468/ru/Алисово 1-я Алисова]. Утром при поддержке частей артиллерии и танков дивизия вступила в бой в районе [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.363651&lon=36.465683&z=12&show=/26134906/ru/Сидоровка Сидоровка] — [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.379319&lon=36.411095&z=14&m=ys&show=/30662871/ru/Фёдоровка Фёдоровка]. В течение дня немецкая пехота с танками неоднократно атаковала боевые порядки дивизии. Бои шли с переменным успехом, однако в целом противник успеха не добился. В этот день частями дивизии было уничтожено не менее 25-и его танков и самоходных установок, много другой боевой техники, несколько сотен солдат и офицеров.

В ночь на 08.07.943 года дивизия была полностью выдвинута на первый рубеж обороны в стыке между [samsv.narod.ru/Korp/Sk/sk015/default.html 15-м стрелковым корпусом] и 307 стрелковой дивизией.

15.07.1943 года в 9.00 части дивизии во взаимодействии с другими дивизиями 13-й Армии перешли в решительное наступление. К 14 часам полностью вернули территорию, захваченную фашистами с 5 по 10 июля. В этот день были освобождены [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.376752&lon=36.356163&z=13&m=ys&show=/11675071/ru/Железнодорожная-станция-Малоархангельск станция Малоархангельск], населенный пункт [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.381363&lon=36.246471&z=13&m=ys&show=/16430403/ru/Сеньково Сеньково] в 6-и км западнее станции. Так закончилось освобождение от вражеских сил Малоархангельского района.

На 24.07.1943 года дивизия располагалась севернее населённого пункта [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.379686&lon=36.330929&z=13&m=ys&show=/26134967/ru/Бузулук Бузулук]. На 02.08.1943 года располагалась в районе [wikimapia.org/#lang=ru&lat=52.579062&lon=35.791054&z=13&m=ys&show=/26166198/ru/Добрынь Добрынь].

23.08.1943 года десантники передали свою полосу наступления 15-му стрелковому корпусу и были выведены из состава 13-й армии, получив новое боевое задание. Совершив марш почти в 200-и километров, они прибыли в район Рыльска, где поступили в распоряжение командующего 60-й армии И. Д. Черняховского (левый фланг Центрального фронта).

09.09.1943 года совместно с другими частями армии освободили город Бахмач и разгромили окружённую группировку западнее города.

Позднее, в сентябре того же года, после освобождения города Остёр Черниговской области, дивизия форсировала реку Десна у города Остёр, после чего вышла к Днепру севернее Киева в район Страхолесье - [wikimapia.org/#lang=ru&lat=51.124428&lon=30.459251&z=12&show=/30663036/ru/Домантово Домантово], и, форсировав его, вела кровопролитные бои за расширение плацдарма на правом берегу в районе Страхолесья Дымерского района Киевской области.

В октябре 1943 года дивизия вела упорные бои по удержанию и расширению плацдарма на реке Днепр восточнее Горностайполь (60 км севернее Киева).

В ноябре 1943 года дивизия в составе 60-й армии 1-го Украинского фронта участвует в Киевской наступательной операции.

В ночь на 02.11.1943 года войска дивизии перешли в наступление и освободили город Димер. После его освобождения взяли 11.11.1943 года города Радомышль, Коростышев, овладели Верлоком, Быстреевкой, Кичкирами, Гуменникамии оседлав шоссе Киев-Житомир.

Далее дивизия приняла участие в Киевской оборонительной операции, в ходе которой 15.11.1943 года сосредоточилась в районе Смоловка, 17-18 ноября дралась в окружении западнее Харитоновки и, прорвав вражеское кольцо, вышла в район севернее хутора Козак. В ноябре-декабре 1943 года дивизия вела упорные бои по отражению контратак противника из района Житомира на участке Коростышев — Малин. Затем приняла участие в Житомирско-Бердичевской наступательной операции.

После непродолжительного доформирования в декабре 1943 года участвовала в районе Лысянки в окружении и разгроме Корсунь-Шевченковской группировки врага.

03.03.1944 года дивизия входит в состав [samsv.narod.ru/Korp/Sk/gvsk035/default.html 35-го гвардейского стрелкового корпуса] 27-й армии и 5-го марта перешла в наступление и завязала бои на окраинах сел Рубаный Мост и Чемериское. 05.03.1944 года воины дивизии стремительно продвинувшись вперёд, заняли узловую станцию Христиновка, 06.03.1944 года дивизия форсировала реку Горный Тикич, создав тем самым условия для освобождения 09.03.1944 года Христиновки и 10.03.1944 года города Умань Черкасской области Украины.

Успешно вели наступательные действия части дивизии в составе 27-й армии 2-го Украинского фронта в Уманско-Ботошанской операции 1944 года, в которой они с ходу форсировали реки Южный Буг, Днестр и Прут, во взаимодействии с другими частями и соединениями освободили города Тростянец (13 марта), Ладыжин (13 марта), Тульчин (15 марта), Могилёв-Подольский (19 марта).

19.03.1944 года за отличия в боях, способствовавших овладению войсками фронта Уманью, дивизии присвоено почетное наименование Уманской.

Преследуя отходящего противника, части дивизии с ходу форсировали Днестр и к утру 20.-3.1944 года передовыми отрядами захватили небольшие плацдармы на высотах южнее Атаки и Унгры.

26.03.1944 г. части дивизии, успешно наступали в юго-западном направлении и, разгромив противника в районе Единцы-Тырг, передовым отрядами вышли к пограничной реке Прут на участке Бадражи Нов и Аврамень. В этот же день полки гвардейцев вышли на государственную границу с Румынией по реке Прут и начали её форсирование.

08.04.1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования при форсировании рек Днестр, Прут, дивизия награждена орденом Суворова 2-й степени, а 24.04.1944 года – орденом Красного Знамени.

Продолжая вести боевые действия в 27-й армии (в неё дивизия входила до конца войны), в апреле 1944 года форсировала реку Серет в районе города Пашкани и в упорных боях удерживала захваченный плацдарм.

Закончив Уманско-Ботошанскую операцию в оперативной паузе перед новыми боями дивизия пополнялась и проводила учёбу новобранцев.

С 20.08.1944 года части дивизии, принимая участие в Ясско-Кишинёвской операции, перешли в наступление в направлении на Бакэу, Васлуй, Хуши с задачей во взаимодействии с 104-м стрелковым корпусом 27-й армии прорвать оборону противника и уничтожить Ясскую группировку немцев.

20.08.1944 года 3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия с 27-й гвардейской танковой бригадой стремительно атаковала противника на южных скатах [wikimapia.org/#lang=ru&lat=47.370455&lon=27.414665&z=13&show=/30719109/ru/Высота-155 высоты 155], овладела первой и второй траншеями. Передовые роты, не задерживаясь на очистке траншей, быстро продвигались вперед. Полковая и батальонная артиллерия, перемещаясь в боевых порядках пехоты, подавляла вновь обнаруженные или ожившие огневые точки противника. Минометы, поддерживая наступающую пехоту, своим огнём уничтожали или подавляли противника за укрытиями, на обратных скатах высот. В 8 часов 40 минут 8-й гвардейский воздушно-десантный полк овладел сильным узлом сопротивления противника — высотой 177,0. К 10 часам подразделения 10-го и 8-го гвардейских воздушно-десантных полков, развивая успех в южном направлении, перерезали железную и шоссейную дороги Тыргу-ФрумосЯссы. Главная полоса обороны противника была прорвана. За 2 часа 20 минут дивизия прошла 6 км. После овладения железной дорогой южнее [wikimapia.org/#lang=ru&lat=47.209803&lon=27.357802&z=15&show=/30719512/ru/Дамиан Дамиан] части 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии вслед за танковой бригадой устремились к переправам. Саперные подразделения, входившие в состав передовых отрядов и полков первого эшелона, быстро разминировали захваченные передовыми отрядами мосты и обеспечили переправу подразделений через реку Бахлуй. В 11 часов стрелковые полки вышли на северный берег реки Бахлуй. После короткого огневого налёта артиллерии по участкам второй оборонительной полосы противника части дивизии, сломив его сопротивление, ворвались во вторую полосу. К 13 часам 10-й и 8-й гвардейские полки овладели высотами на противоположном берегу реки Бахлуй и завязали ожесточенный бой за населенные пункты Думештий, Коджяска Веке. Особенность боевых действий при этом заключалась в том, что овладение населенными пунктами и высотами производилось мелкими подразделениями путём обхода ими этих высот с последующей атакой во фланг и тыл врагу. К исходу дня части 35-го гвардейского стрелкового корпуса во взаимодействии с механизированными бригадами вышли на рубеж [wikimapia.org/#lang=ru&lat=47.120059&lon=27.332236&z=17&m=b&show=/30719670/ru/Развилка развилка дорог], 3 км юго-восточнее Пэушешть, южная опушка рощи севернее Хорлешть Домнитей, безымянный ручей западнее Скопошений, северные скаты [wikimapia.org/#lang=ru&lat=47.123702&lon=27.485991&z=14&m=t&show=/14316893/Statie-Radar высоты 162].

21.08.1944 года 3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, сломив сопротивление противостоящего противника, к 13 часам овладела Хорлешть Домнитей. К 17 часам того же дня овладела Скитул Ставнику, Хэдымбул[8].

25.08.1944 года гвардейцы освобождают румынский город Бырлад, 27-го – все части дивизии форсируют реку Серет, вынудив противника отходить на Фокшаны и Плоешти.

27.08.1944 года дивизия освобождает Фокшаны, 31-го, в результате жарких боев, сбив противника с рубежа БудаНиколешти, части дивизии во взаимодействии с [samsv.narod.ru/Div/Sd/gvsd093/main.html 93-й гвардейской стрелковой дивизией] освобождают город Плоешти. В дальнейшем, развивая успех, части дивизии за 6 дней наступления продвинулись на 296 километров и освободили около 200 населённых пунктов.

15.09.1944 года полки дивизии вышли в район города Турды. Здесь противник основательно укрепился в горах и оказал упорное сопротивление. Бои приняли затяжной характер.

В октябре в ходе Дебреценской операции во взаимодействии с другими соединениями дивизия освободила город Клуж (11 октября) и вступила на территорию Венгрии (22 октября). 26-27 октября дивизия обороняла город Ньиредьказ, прикрывая отходящие войска корпуса.

В Будапештской операции 1944-1945 дивизия в ночь на 07.11.1944 года форсировала Тису в районе Тисафюред, 11.11.1944 года овладела городом и железнодорожной станцией Фезешабонь, во взаимодействии со 110-й гвардейской стрелковой дивизией овладела городом Эгер (30 ноября) и в ходе дальнейшего наступления 01.01.1945 года вступила на территорию Чехословакии в районе юго-западнее города Лученец.

В январе 1945 года дивизия в составе 104-го стрелкового корпуса отражала контрудары окруженной группировки около Будапешта, затем овладела столицей Венгрии (27.01.1945 — 13.02.1945).

Во второй половине февраля 1945 года дивизия вместе с другими соединениями 27-й армии была включена в 3-й Украинский фронт, 27-го февраля вошла в состав 35-го гвардейского стрелкового корпуса, и сосредоточилась в районе Барачка.

В марте 1945 года дивизия участвовала в Балатонской операции, в ходе которой вела тяжёлые оборонительные бои южнее озера Веленце. 07.03.1945 года части дивизии отбили многочисленные атаки войск противника в районах севернее и и восточнее Шерегельеш. 29.03.1945 года дивизия участвует в освобождении города Залаэгерсег.

Высокое боевое мастерство показал личный состав дивизии в Венской операции 1945 года.

В первых числах апреля части дивизии вступили на территорию Австрии, ими был занят город Фюрстенфельд. 26.04.1945 года за умелые и решительные действия, способствовавшие войскам 4-й гвардейской армии в овладении города Секешфехервар (22 марта), дивизия награждена орденом Кутузова 2-й степени.

В 6 часов утра 09.05.1945 года, после 50-километрового марша, дивизия первой вступила в административный центр земли Штирия в Австрии – город Грац. Здесь десантники узнали об окончании войны. Во второй половине дня 9-го мая 1945 года произошла встреча воинов Красной Армии с английскими союзническими войсками в районе реки Мур на участке Грац - Брук. В течение 11—15 мая 1945 года части дивизии очищали занятые районы от разрозненных немецких отрядов, не желавших сдаваться и принимали пленных немецких солдат и офицеров.

С 15.06.1945 года дивизия вошла в состав Южной группы войск, располагавшейся на территории Румынии и Болгарии[9]. Походным маршем дивизия ушла из Австрии на родину и 13.08.1945 года возвратилась в город Тульчин.

19.11.1945 года преобразована в 125-ю гвардейскую стрелковую дивизию[10].

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
1 января 1943 года РВГК
1 февраля 1943 года РВГК
1 марта 1943 года Северо-Западный фронт 1-я ударная армия
1 апреля 1943 года РВГК 53-я армия
1 мая 1943 года РВГК 53-я армия Степной военный округ
1 июня 1943 года Центральный фронт 13-я армия [hsamsv.narod.ru/Korp/Sk/gvsk018/default.html 18-й гвардейский стрелковый корпус]
1 июля 1943 года Центральный фронт 13-я армия 18-й гвардейский стрелковый корпус
1 августа 1943 года Центральный фронт 13-я армия 18-й гвардейский стрелковый корпус
1 сентября 1943 года Центральный фронт 60-я армия 18-й гвардейский стрелковый корпус
1 октября 1943 года Центральный фронт 60-я армия 18-й гвардейский стрелковый корпус
1 ноября 1943 года 1-й Украинский фронт 60-я армия 18-й гвардейский стрелковый корпус
1 декабря 1943 года 1-й Украинский фронт 60-я армия [samsv.narod.ru/Korp/Sk/sk023/default.html 23-й стрелковый корпус]
1 января 1944 года РВГК
1 февраля 1944 года 1-й Украинский фронт 47-я армия 106-й стрелковый корпус [11]
1 марта 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия
1 апреля 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия [samsv.narod.ru/Korp/Sk/gvsk035/default.html 35-й гвардейский стрелковый корпус]
1 мая 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 июня 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 июля 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус[12]
1 августа 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 33-й стрелковый корпус
1 сентября 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 октября 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 ноября 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия
1 декабря 1944 года 2-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 января 1945 года 2-й Украинский фронт 27-я армия
1 февраля 1945 года 3-й Украинский фронт 4-я гвардейская армия 104-й стрелковый корпус[13]
1 марта 1945 года 3-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 апреля 1945 года 3-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус
1 мая 1945 года 3-й Украинский фронт 27-я армия 35-й гвардейский стрелковый корпус

[14]

Состав

  • 2-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  • 8-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  • 10-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  • 2-й гвардейский воздушно-десантный артиллерийский полк
  • 4-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 7-я гвардейская отдельная разведывательная рота
  • 9-й гвардейский сапёрный батальон
  • 11-я гвардейская отдельная рота связи
  • 12-я гвардейская отдельная рота химической защиты
  • 6-й медико-санитарный батальон
  • 13-я гвардейская автотранспортная рота
  • 14-я полевая хлебопекарня
  • 3-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 2388 полевая почтовая станция
  • 1815 полевая касса Госбанка[15].

Командиры

Воины дивизии

Знаки отличия

  • Гвардейская — звание присвоено при создании 08.12.1942 года.
  • «Уманская» — почётное наименование присвоено 19.03.1944 года за отличия в боях, способствовавших овладению войсками фронта Уманью.
  • — награждена 08.04.1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования при форсировании рек Днестр, Прут.
  • — награждена указом Президиума Верховного Совета СССР 24.04.1944 года.
  • — награждена 26.04.1945 года за умелые и решительные действия, способствовавшие войскам 4-й гвардейской армии в овладении городом Секешфехервар.

Память

  • Памятный знак дивизии установлен в деревне Глухая Горушка[16].
  • Музей дивизии в [wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.711329&lon=37.805744&z=19&m=b&show=/238982/ru/Школа-№-436 школе №436][17]
  • Музей дивизии в [wikimapia.org/#lang=ru&lat=51.740829&lon=36.264195&z=18&m=b&show=/14112162/ru/Профессиональное-техническое-училище-№15 профессиональном училище №15] города Курск [18]
  • Музей дивизии в [wikimapia.org/#lang=ru&lat=50.389372&lon=30.490290&z=18&m=b&show=/6046524/ru/Школа-№-186 средней школе №186] города Киев [19]

Напишите отзыв о статье "3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия"

Литература

  • Ровенский Г. В. 3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. 1941—1945. — 2-е изд., доп. — Щелково-Фрязино, 2012. — 124 с..
  • [xn----7sbfkccucpkracijq8iofobm.xn--p1ai/советская-военная-энциклопедия/У/Уманская-воздушно-десантная-дивизия Советская военная энциклопедия]
  • Устьянцев В. По ту сторону. Документальные повести. — М.: Молодая гвардия, 1972.

Примечания

  1. 1 2 8 вдк (2-го формирования): Формировался с 30.07.1942 года по 08.12.1942 года в Московской области. В Военных действиях участия не принимал
  2. Образована 19.11.1945 г. на базе частей 3-й гв. вдд. Расформирована в 1947 году в Южной Группе Войск.
  3. в дальнейшем 2-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  4. в дальнейшем 8-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  5. в дальнейшем 10-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк
  6. 121-я отдельная стрелковая бригада в действующей армии с 13 марта 1942 года по 9 апреля 1943 года. 9 апреля 1943 года обращена на формирование в 95-ю стрелковую (впоследствии – Верхнеднепровская Краснознамённая ордена Суворова) дивизию (III ф).
  7. [demjanskij-kotel.blogspot.ru/2011/03/3.html История Демянского котла]
  8. Прорыв подготовленной обороны стрелковыми соединениями (По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.). Сборник статей. — М.: Воениздат, 1957. сс. 165-193
  9. ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 213. Л. 139—141. Подлинник.
  10. [myfront.in.ua/krasnaya-armiya/divizii/gvardejskie-vozdushno-desantnye.html Мой фронт]
  11. 27.7.1944 г. части корпуса в составе 60-й А переходят в наступление на Львов с юго-востока. 30.3.1945 г. в составе 60-й армии и во взаимодействии с 15-м ск и танкистами 4-й гв. ТА овладели Ратибором. 22-го апреля 45-го советские дивизии вошли в Троппау. Путь для наступления в сторону Моравска-Остравы и Оломоуца открыт. На подступах к этим нас. п. развернулись ожесточенные бои. Здесь были сконцентрированы основные силы 60-й армии: 3-й, 15-й, 28-й, 106-й ск, 31-й тк, а также 13-я ад прорыва. Прикрытие с воздуха обеспечивала 43-я зенад. С 2.5.1945 г. корпус в составе 60-й армии продолжает развивать наступление и на оломоуцком направлении выдвинулся на рубеж Тюрмитц – Вальтержовице.
  12. 33-й стрелковый корпус в действующей армии с июля 1943 по май 1945 года. Принимал участие в ходе Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишиневской, Дебреценской, Будапештской и Венской наступательных операций, а также в освобождении городов Фокшаны, Плоешти, Орая, Сату-Маре, Мишкольц, Будапешт, Залаэгеусег и Фридберг. За отличия при освобождении Трансильвании 33-й стрелковый корпус получил почётное наименование «Трансильванский». После окончания войны в составе Прикарпатского военного округа.
  13. Управление корпуса формируется в мае-июне 1943-го в районе Сталинграда. В сентябре штаб корпуса прибывает в Остер – город на берегу Десны, юго-западнее Чернигова. Здесь корпус укомплектовывается тремя стрелковыми дивизиями – 58, 74, 133. С 28.1.1944 г. корпус обороняет позиции между внутренним и внешним фронтами окруженной корсунь-шевченковской группировки противника у сел Тыновка, Павловка, Кобыляки, Тихоновка, завязывает тяжёлые бои близ Звенигородки у сел Васильковая и Искренное. С 5-го марта корпус, включив еще в свой состав 240-ю сд, переходит в наступление из района Черемисское, Ольховец на Умань. В задачу корпуса входило разгромить Уманско-Христиновскую группировку врага и овладеть рубежом Ладыжин-Гайворон-Новоукраинка. 9-го марта части корпуса вышли на южную окраину Христиновки и заняли деревню Орадовка. 16-го – корпус, форсировав Южный Буг, устремился к реке Днестр, захватывает переправы. 22.3.1944 г. корпус сосредотачивается в районе Ломачинцы, Романовцы. 6.5.1944 г. части корпуса переходят к обороне на рубеже в районе местечка Фельтичени, где до середины августа совершенствует оборону в инженерном отношении, пополняется л/с, боевой техникой, проводит учебу. 16.8.1944 г. корпус, совершив 70-ти км марш, занимает рубеж обороны в районе Подул-Илоаей, Холлеу, с 20-го – переходит в наступление в направлении на Плоешти. С 27-го августа части корпуса переправились через р. Серет и совершили стремительный маневр по маршруту Текучи-Фокшаны-Рымникул-Сэрат-Бузэу. 29-го, сокрушив крупный оборонительный очаг противника – г. Бузэу, 104-й двинулся на Плоешти, 30-го – овладел городом. С 5-го сентября корпус ведёт наступление в направлении на Турну-Северин с задачей выйти на румыно-югославскую границу. 10.9.1944 г. части корпуса завязывают тяжёлые бои в районе Сибиу. Противник оказывает ожесточенное сопротивление. В районе Турды разгорелись жестокие бои. Через месяц, 12-го октября, корпус занимает г. Клуж. К 28.10.1944 г. части корпуса, принимая участие в Дебреценской операции, завершают освобождение Северной Трансильвании и почти всего венгерского побережья Тисы. В этот же день корпус форсирует Тису в районе нас. п. Тиса-Чеге. С 20-го декабря корпус ведёт бои по окружению и ликвидации будапештской группировки противника. 21-го числа кольцо внутреннего фронта окружения 188-ми тысячной фашистской группировки замкнулось в районе Эстергома. Внешний фронт проходил в 50-60-ти километрах западнее Будапешта. Части корпуса дислоцируются юго-западнее Будапешта, в районе озера Балатон. С 16 апреле 1945-го корпус ведёт бои за Берлин. Командир: генерал-лейтенант А. В. Петрушевский Военный комиссар, замполит: полковник А. И. Шишлянников Начальник штаба: М. А. Блинов
  14. [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=category&sectionid=5&id=124&Itemid=152 Помесячный состав войск РККА]
  15. [bdsa.ru/divizia/divizii-vozdushno-desantnqie/03-gvardeyskaya-vozdushno-desantnaya-diviziya.html База данных дивизий]
  16. [kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=5302176000 Объекты культурного наследия]
  17. [sch436uv.mskobr.ru/obwie_svedeniya/photo/shkol_nyj_muzej_muzej_boevoj_slavy_3-j_gvardejskoj_umanskoj_ordenov_lenina_krasnogo_znameni_suvorova_i_kutuzova_ii_stepeni_vozdu/ Школьный музей]
  18. [www.komobr46.ru/arhiv/2008/04_02_2008.htm Конкурс музеев]
  19. [school186.ru/our_museums.htm Сайт школы]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Vdd/gvdd003/default.html Справочник]
  • [bdsa.ru/divizia/divizii-vozdushno-desantnqie/03-gvardeyskaya-vozdushno-desantnaya-diviziya.html База данных стрелковых дивизий]
  • [maloarhangelsk.ru/polyakov-3-gv-vdd/ А. Поляков о сражениях десантников 3 Гв. ВДД на Малоархангельской земле.]


Отрывок, характеризующий 3-я гвардейская воздушно-десантная дивизия

Макара Алексеича схватили за руки и потащили к двери.
Сени наполнились безобразными звуками возни и пьяными хрипящими звуками запыхавшегося голоса.
Вдруг новый, пронзительный женский крик раздался от крыльца, и кухарка вбежала в сени.
– Они! Батюшки родимые!.. Ей богу, они. Четверо, конные!.. – кричала она.
Герасим и дворник выпустили из рук Макар Алексеича, и в затихшем коридоре ясно послышался стук нескольких рук во входную дверь.


Пьер, решивший сам с собою, что ему до исполнения своего намерения не надо было открывать ни своего звания, ни знания французского языка, стоял в полураскрытых дверях коридора, намереваясь тотчас же скрыться, как скоро войдут французы. Но французы вошли, и Пьер все не отходил от двери: непреодолимое любопытство удерживало его.
Их было двое. Один – офицер, высокий, бравый и красивый мужчина, другой – очевидно, солдат или денщик, приземистый, худой загорелый человек с ввалившимися щеками и тупым выражением лица. Офицер, опираясь на палку и прихрамывая, шел впереди. Сделав несколько шагов, офицер, как бы решив сам с собою, что квартира эта хороша, остановился, обернулся назад к стоявшим в дверях солдатам и громким начальническим голосом крикнул им, чтобы они вводили лошадей. Окончив это дело, офицер молодецким жестом, высоко подняв локоть руки, расправил усы и дотронулся рукой до шляпы.
– Bonjour la compagnie! [Почтение всей компании!] – весело проговорил он, улыбаясь и оглядываясь вокруг себя. Никто ничего не отвечал.
– Vous etes le bourgeois? [Вы хозяин?] – обратился офицер к Герасиму.
Герасим испуганно вопросительно смотрел на офицера.
– Quartire, quartire, logement, – сказал офицер, сверху вниз, с снисходительной и добродушной улыбкой глядя на маленького человека. – Les Francais sont de bons enfants. Que diable! Voyons! Ne nous fachons pas, mon vieux, [Квартир, квартир… Французы добрые ребята. Черт возьми, не будем ссориться, дедушка.] – прибавил он, трепля по плечу испуганного и молчаливого Герасима.
– A ca! Dites donc, on ne parle donc pas francais dans cette boutique? [Что ж, неужели и тут никто не говорит по французски?] – прибавил он, оглядываясь кругом и встречаясь глазами с Пьером. Пьер отстранился от двери.
Офицер опять обратился к Герасиму. Он требовал, чтобы Герасим показал ему комнаты в доме.
– Барин нету – не понимай… моя ваш… – говорил Герасим, стараясь делать свои слова понятнее тем, что он их говорил навыворот.
Французский офицер, улыбаясь, развел руками перед носом Герасима, давая чувствовать, что и он не понимает его, и, прихрамывая, пошел к двери, у которой стоял Пьер. Пьер хотел отойти, чтобы скрыться от него, но в это самое время он увидал из отворившейся двери кухни высунувшегося Макара Алексеича с пистолетом в руках. С хитростью безумного Макар Алексеич оглядел француза и, приподняв пистолет, прицелился.
– На абордаж!!! – закричал пьяный, нажимая спуск пистолета. Французский офицер обернулся на крик, и в то же мгновенье Пьер бросился на пьяного. В то время как Пьер схватил и приподнял пистолет, Макар Алексеич попал, наконец, пальцем на спуск, и раздался оглушивший и обдавший всех пороховым дымом выстрел. Француз побледнел и бросился назад к двери.
Забывший свое намерение не открывать своего знания французского языка, Пьер, вырвав пистолет и бросив его, подбежал к офицеру и по французски заговорил с ним.
– Vous n'etes pas blesse? [Вы не ранены?] – сказал он.
– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l'ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.
– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d'arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C'est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu'il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]
Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.
Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.
– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.
– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.
Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.
– Vous m'avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball'я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.
Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.
– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.
– Ти ти ти, a d'autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l'heure vous allez me conter tout ca, – сказал он. – Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu'allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера. На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.
Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.
– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.
Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.
– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.
– Capitaine, ils ont de la soupe et du gigot de mouton dans la cuisine, – сказал он. – Faut il vous l'apporter? [Капитан у них в кухне есть суп и жареная баранина. Прикажете принести?]
– Oui, et le vin, [Да, и вино,] – сказал капитан.


Французский офицер вместе с Пьером вошли в дом. Пьер счел своим долгом опять уверить капитана, что он был не француз, и хотел уйти, но французский офицер и слышать не хотел об этом. Он был до такой степени учтив, любезен, добродушен и истинно благодарен за спасение своей жизни, что Пьер не имел духа отказать ему и присел вместе с ним в зале, в первой комнате, в которую они вошли. На утверждение Пьера, что он не француз, капитан, очевидно не понимая, как можно было отказываться от такого лестного звания, пожал плечами и сказал, что ежели он непременно хочет слыть за русского, то пускай это так будет, но что он, несмотря на то, все так же навеки связан с ним чувством благодарности за спасение жизни.
Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n'oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.
– Capitaine Ramball du treizieme leger, decore pour l'affaire du Sept, [Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября,] – отрекомендовался он с самодовольной, неудержимой улыбкой, которая морщила его губы под усами. – Voudrez vous bien me dire a present, a qui' j'ai l'honneur de parler aussi agreablement au lieu de rester a l'ambulance avec la balle de ce fou dans le corps. [Будете ли вы так добры сказать мне теперь, с кем я имею честь разговаривать так приятно, вместо того, чтобы быть на перевязочном пункте с пулей этого сумасшедшего в теле?]
Пьер отвечал, что не может сказать своего имени, и, покраснев, начал было, пытаясь выдумать имя, говорить о причинах, по которым он не может сказать этого, но француз поспешно перебил его.
– De grace, – сказал он. – Je comprends vos raisons, vous etes officier… officier superieur, peut etre. Vous avez porte les armes contre nous. Ce n'est pas mon affaire. Je vous dois la vie. Cela me suffit. Je suis tout a vous. Vous etes gentilhomme? [Полноте, пожалуйста. Я понимаю вас, вы офицер… штаб офицер, может быть. Вы служили против нас. Это не мое дело. Я обязан вам жизнью. Мне этого довольно, и я весь ваш. Вы дворянин?] – прибавил он с оттенком вопроса. Пьер наклонил голову. – Votre nom de bapteme, s'il vous plait? Je ne demande pas davantage. Monsieur Pierre, dites vous… Parfait. C'est tout ce que je desire savoir. [Ваше имя? я больше ничего не спрашиваю. Господин Пьер, вы сказали? Прекрасно. Это все, что мне нужно.]
Когда принесены были жареная баранина, яичница, самовар, водка и вино из русского погреба, которое с собой привезли французы, Рамбаль попросил Пьера принять участие в этом обеде и тотчас сам, жадно и быстро, как здоровый и голодный человек, принялся есть, быстро пережевывая своими сильными зубами, беспрестанно причмокивая и приговаривая excellent, exquis! [чудесно, превосходно!] Лицо его раскраснелось и покрылось потом. Пьер был голоден и с удовольствием принял участие в обеде. Морель, денщик, принес кастрюлю с теплой водой и поставил в нее бутылку красного вина. Кроме того, он принес бутылку с квасом, которую он для пробы взял в кухне. Напиток этот был уже известен французам и получил название. Они называли квас limonade de cochon (свиной лимонад), и Морель хвалил этот limonade de cochon, который он нашел в кухне. Но так как у капитана было вино, добытое при переходе через Москву, то он предоставил квас Морелю и взялся за бутылку бордо. Он завернул бутылку по горлышко в салфетку и налил себе и Пьеру вина. Утоленный голод и вино еще более оживили капитана, и он не переставая разговаривал во время обеда.
– Oui, mon cher monsieur Pierre, je vous dois une fiere chandelle de m'avoir sauve… de cet enrage… J'en ai assez, voyez vous, de balles dans le corps. En voila une (on показал на бок) a Wagram et de deux a Smolensk, – он показал шрам, который был на щеке. – Et cette jambe, comme vous voyez, qui ne veut pas marcher. C'est a la grande bataille du 7 a la Moskowa que j'ai recu ca. Sacre dieu, c'etait beau. Il fallait voir ca, c'etait un deluge de feu. Vous nous avez taille une rude besogne; vous pouvez vous en vanter, nom d'un petit bonhomme. Et, ma parole, malgre l'atoux que j'y ai gagne, je serais pret a recommencer. Je plains ceux qui n'ont pas vu ca. [Да, мой любезный господин Пьер, я обязан поставить за вас добрую свечку за то, что вы спасли меня от этого бешеного. С меня, видите ли, довольно тех пуль, которые у меня в теле. Вот одна под Ваграмом, другая под Смоленском. А эта нога, вы видите, которая не хочет двигаться. Это при большом сражении 7 го под Москвою. О! это было чудесно! Надо было видеть, это был потоп огня. Задали вы нам трудную работу, можете похвалиться. И ей богу, несмотря на этот козырь (он указал на крест), я был бы готов начать все снова. Жалею тех, которые не видали этого.]
– J'y ai ete, [Я был там,] – сказал Пьер.
– Bah, vraiment! Eh bien, tant mieux, – сказал француз. – Vous etes de fiers ennemis, tout de meme. La grande redoute a ete tenace, nom d'une pipe. Et vous nous l'avez fait cranement payer. J'y suis alle trois fois, tel que vous me voyez. Trois fois nous etions sur les canons et trois fois on nous a culbute et comme des capucins de cartes. Oh!! c'etait beau, monsieur Pierre. Vos grenadiers ont ete superbes, tonnerre de Dieu. Je les ai vu six fois de suite serrer les rangs, et marcher comme a une revue. Les beaux hommes! Notre roi de Naples, qui s'y connait a crie: bravo! Ah, ah! soldat comme nous autres! – сказал он, улыбаясь, поело минутного молчания. – Tant mieux, tant mieux, monsieur Pierre. Terribles en bataille… galants… – он подмигнул с улыбкой, – avec les belles, voila les Francais, monsieur Pierre, n'est ce pas? [Ба, в самом деле? Тем лучше. Вы лихие враги, надо признаться. Хорошо держался большой редут, черт возьми. И дорого же вы заставили нас поплатиться. Я там три раза был, как вы меня видите. Три раза мы были на пушках, три раза нас опрокидывали, как карточных солдатиков. Ваши гренадеры были великолепны, ей богу. Я видел, как их ряды шесть раз смыкались и как они выступали точно на парад. Чудный народ! Наш Неаполитанский король, который в этих делах собаку съел, кричал им: браво! – Га, га, так вы наш брат солдат! – Тем лучше, тем лучше, господин Пьер. Страшны в сражениях, любезны с красавицами, вот французы, господин Пьер. Не правда ли?]
До такой степени капитан был наивно и добродушно весел, и целен, и доволен собой, что Пьер чуть чуть сам не подмигнул, весело глядя на него. Вероятно, слово «galant» навело капитана на мысль о положении Москвы.
– A propos, dites, donc, est ce vrai que toutes les femmes ont quitte Moscou? Une drole d'idee! Qu'avaient elles a craindre? [Кстати, скажите, пожалуйста, правда ли, что все женщины уехали из Москвы? Странная мысль, чего они боялись?]
– Est ce que les dames francaises ne quitteraient pas Paris si les Russes y entraient? [Разве французские дамы не уехали бы из Парижа, если бы русские вошли в него?] – сказал Пьер.
– Ah, ah, ah!.. – Француз весело, сангвинически расхохотался, трепля по плечу Пьера. – Ah! elle est forte celle la, – проговорил он. – Paris? Mais Paris Paris… [Ха, ха, ха!.. А вот сказал штуку. Париж?.. Но Париж… Париж…]
– Paris la capitale du monde… [Париж – столица мира…] – сказал Пьер, доканчивая его речь.
Капитан посмотрел на Пьера. Он имел привычку в середине разговора остановиться и поглядеть пристально смеющимися, ласковыми глазами.
– Eh bien, si vous ne m'aviez pas dit que vous etes Russe, j'aurai parie que vous etes Parisien. Vous avez ce je ne sais, quoi, ce… [Ну, если б вы мне не сказали, что вы русский, я бы побился об заклад, что вы парижанин. В вас что то есть, эта…] – и, сказав этот комплимент, он опять молча посмотрел.
– J'ai ete a Paris, j'y ai passe des annees, [Я был в Париже, я провел там целые годы,] – сказал Пьер.
– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.
Очевидно было, что l'amour, которую так любил француз, была ни та низшего и простого рода любовь, которую Пьер испытывал когда то к своей жене, ни та раздуваемая им самим романтическая любовь, которую он испытывал к Наташе (оба рода этой любви Рамбаль одинаково презирал – одна была l'amour des charretiers, другая l'amour des nigauds) [любовь извозчиков, другая – любовь дурней.]; l'amour, которой поклонялся француз, заключалась преимущественно в неестественности отношений к женщине и в комбинация уродливостей, которые придавали главную прелесть чувству.
Так капитан рассказал трогательную историю своей любви к одной обворожительной тридцатипятилетней маркизе и в одно и то же время к прелестному невинному, семнадцатилетнему ребенку, дочери обворожительной маркизы. Борьба великодушия между матерью и дочерью, окончившаяся тем, что мать, жертвуя собой, предложила свою дочь в жены своему любовнику, еще и теперь, хотя уж давно прошедшее воспоминание, волновала капитана. Потом он рассказал один эпизод, в котором муж играл роль любовника, а он (любовник) роль мужа, и несколько комических эпизодов из souvenirs d'Allemagne, где asile значит Unterkunft, где les maris mangent de la choux croute и где les jeunes filles sont trop blondes. [воспоминаний о Германии, где мужья едят капустный суп и где молодые девушки слишком белокуры.]
Наконец последний эпизод в Польше, еще свежий в памяти капитана, который он рассказывал с быстрыми жестами и разгоревшимся лицом, состоял в том, что он спас жизнь одному поляку (вообще в рассказах капитана эпизод спасения жизни встречался беспрестанно) и поляк этот вверил ему свою обворожительную жену (Parisienne de c?ur [парижанку сердцем]), в то время как сам поступил во французскую службу. Капитан был счастлив, обворожительная полька хотела бежать с ним; но, движимый великодушием, капитан возвратил мужу жену, при этом сказав ему: «Je vous ai sauve la vie et je sauve votre honneur!» [Я спас вашу жизнь и спасаю вашу честь!] Повторив эти слова, капитан протер глаза и встряхнулся, как бы отгоняя от себя охватившую его слабость при этом трогательном воспоминании.
Слушая рассказы капитана, как это часто бывает в позднюю вечернюю пору и под влиянием вина, Пьер следил за всем тем, что говорил капитан, понимал все и вместе с тем следил за рядом личных воспоминаний, вдруг почему то представших его воображению. Когда он слушал эти рассказы любви, его собственная любовь к Наташе неожиданно вдруг вспомнилась ему, и, перебирая в своем воображении картины этой любви, он мысленно сравнивал их с рассказами Рамбаля. Следя за рассказом о борьбе долга с любовью, Пьер видел пред собою все малейшие подробности своей последней встречи с предметом своей любви у Сухаревой башни. Тогда эта встреча не произвела на него влияния; он даже ни разу не вспомнил о ней. Но теперь ему казалось, что встреча эта имела что то очень значительное и поэтическое.
«Петр Кирилыч, идите сюда, я узнала», – слышал он теперь сказанные сю слова, видел пред собой ее глаза, улыбку, дорожный чепчик, выбившуюся прядь волос… и что то трогательное, умиляющее представлялось ему во всем этом.
Окончив свой рассказ об обворожительной польке, капитан обратился к Пьеру с вопросом, испытывал ли он подобное чувство самопожертвования для любви и зависти к законному мужу.
Вызванный этим вопросом, Пьер поднял голову и почувствовал необходимость высказать занимавшие его мысли; он стал объяснять, как он несколько иначе понимает любовь к женщине. Он сказал, что он во всю свою жизнь любил и любит только одну женщину и что эта женщина никогда не может принадлежать ему.
– Tiens! [Вишь ты!] – сказал капитан.
Потом Пьер объяснил, что он любил эту женщину с самых юных лет; но не смел думать о ней, потому что она была слишком молода, а он был незаконный сын без имени. Потом же, когда он получил имя и богатство, он не смел думать о ней, потому что слишком любил ее, слишком высоко ставил ее над всем миром и потому, тем более, над самим собою. Дойдя до этого места своего рассказа, Пьер обратился к капитану с вопросом: понимает ли он это?
Капитан сделал жест, выражающий то, что ежели бы он не понимал, то он все таки просит продолжать.
– L'amour platonique, les nuages… [Платоническая любовь, облака…] – пробормотал он. Выпитое ли вино, или потребность откровенности, или мысль, что этот человек не знает и не узнает никого из действующих лиц его истории, или все вместе развязало язык Пьеру. И он шамкающим ртом и маслеными глазами, глядя куда то вдаль, рассказал всю свою историю: и свою женитьбу, и историю любви Наташи к его лучшему другу, и ее измену, и все свои несложные отношения к ней. Вызываемый вопросами Рамбаля, он рассказал и то, что скрывал сначала, – свое положение в свете и даже открыл ему свое имя.
Более всего из рассказа Пьера поразило капитана то, что Пьер был очень богат, что он имел два дворца в Москве и что он бросил все и не уехал из Москвы, а остался в городе, скрывая свое имя и звание.