3-я ударная армия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
3-я ударная армия
3 УА (3 УдА)

Эмблема ВС
Годы существования

25 декабря 1941 года6 января 1954 года

Страна

СССР

Подчинение

командующему войсками

Входит в

РККА, Вооружённых Сил СССР

Тип

ударная армия

Включает в себя

управление, соединения и части

Функция

защита

Численность

объединение

Дислокация

Северо-Западный, Калининский, 2-й Прибалтийский, 1-й Белорусский фронты, ГСОВГ, ГСВГ.

Участие в

Великой Отечественной войне

Командиры
Известные командиры

Командующие войсками, См. список.

3-я уда́рная а́рмия (3 УА) — оперативное войсковое объединение (ударная армия) в составе РККА Вооружённых Сил СССР.

Воины 3-й ударной армии 1 мая 1945 года водрузили над зданием Рейхстага Знамя Победы.

Преобразована из 60-й армии (60 А) первого формирования 25 декабря 1941 года.





Боевой путь во время Великой Отечественной войны

Торопецко-Холмская наступательная операция (1942)
Командный состав, подчинённость и операции 3-й ударной армии
Год Месяц Операция Командующий войсками Начальник штаба Член военного совета (ЧВС) Фронт
1941 декабрь Формирование генерал-лейтенант Пуркаев М. А. генерал-майор Покровский А. П. бригадный комиссар Рязанов А. П. Северо-Западный фронт
1942 январь Торопецко-Холмская и Демянская наступательная
февраль генерал-лейтенант Пономаренко П. К. Калининский фронт
март генерал-майор Шарохин М. Н.
апрель генерал-майор Литвинов А. И.
май
июнь
июль
август
сентябрь генерал-лейтенант Галицкий К. Н. генерал-майор Юдинцев И. С.
октябрь
ноябрь Великолукская наступательная
декабрь
1943 январь
февраль
март
апрель генерал-майор Бусаров М. М.
май
июнь генерал-майор Зуев Ф. А.
июль
август
сентябрь
октябрь Невельская наступательная
ноябрь генерал-майор Бейлин В. Л. 2-й Прибалтийский фронт
декабрь генерал-полковник Чибисов Н. Е.
1944 январь
февраль Старорусско-Новоржевская наступательная
март
апрель
май генерал-лейтенант Юшкевич В. А.
июнь
июль
август Мадонская наступательная
сентябрь Рижская наступательная генерал-лейтенант Герасимов М. Н. генерал-лейтенант Букштынович М. Ф.
октябрь генерал-майор Симоняк Н. П.
ноябрь блокада группировки противника на Курляндском полуострове
декабрь
1945 январь Висло-Одерская наступательная 1-й Белорусский фронт
февраль
март Восточно-Померанская наступательная генерал-полковник Кузнецов В. И.
апрель Берлинская наступательная
май

Командующие армией в послевоенное время

Освобождённые города

В ходе Великой Отечественной войны войсками 3-й ударной армии были освобождены города:

После войны

После войны 3-я ударная армия входила в состав Группы советских войск в Германии.

А что касается 3-й Ударной армии, на которую тебя назначили, так это самая большая и самая мощная армия в мире. Самая грозная армия.
Да, да, — продолжал маршал, заметив мой удивленный взгляд, — я не преувеличиваю. Есть у нас 11-я Гвардейская армия — количество дивизий у неё больше, но общая численность в сравнении с 3-й Ударной — ниже, а по количеству танков она вообще не имеет аналогов. Из пяти её дивизий четыре — танковые, плюс два танковых полка тяжёлых танков для прикрытия границы и два учебных танковых полка по 350 танков каждый. Не каждый фронт во время войны имел столько на направлении главного удара. А личный состав армии — 75 тысяч! Я уже не говорю о ракетчиках и артиллеристах. Словом, это ультрасовременная армия. И стоит она на главном оперативном направлении — надежно прикрывает выход на Берлин, но в случае агрессии противника — через два-три дня будет на Рейне и успешно его форсирует, как это сделали наши казачьи корпуса 150 лет назад, когда наступали на Париж.

В. И. Варенников, Неповторимое.Часть IV Оперативно-стратегический эшелон. ГСВГ

Состав

На 1 мая 1945 года

12-й гвардейский стрелковый Краснознаменный корпус:

7-й стрелковый корпус:

38-й стрелковый корпус:

79-й стрелковый корпус:

4-й артиллерийский корпус прорыва

5-я гвардейская миномётная дивизия

19-я зенитная артиллерийская Крымская Краснознамённая орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия

Конец 1945 года

1946 год.

  • управления 7 стрелкового и 12 гвардейского стрелковых корпусов расформированы;
  • 146 стрелковая дивизия расформирована
  • 265 стрелковая дивизия расформирована
  • 15 механизированная дивизия расформирована
  • 23 гвардейская стрелковая дивизия расформирована
  • 33 стрелковая дивизия расформирована
  • 16 механизированная дивизия расформирована
  • 150 стрелковая дивизия расформирована

1947 год.

  • 22 гвардейская механизированная дивизия расформирована
  • из состава расформированой 5 Ударной армии прибыл 9 стрелковый корпус в составе:
    • 94 гвардейская стрелковая дивизия
    • 18 механизированная дивизия
  • из состава 8-й гвардейской армии в 79-й стрелковый корпус прибыла 19 гвардейская механизированная дивизия (бывшая 47-я гвардейская стрелковая дивизия)

В 1954 году армия переименована в 3-ю общевойсковую армию.

3 УА в одно время насчитывала 75 000 человек личного состава и 2 500 танков.

Память

См. также

Напишите отзыв о статье "3-я ударная армия"

Литература

  • Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1984. 863 стр.
  • Великая Отечественная война 1941—1945: Словарь-справочник. М.: Политиздат, 1988.
  • Галицкий К. Н. Годы суровых испытаний. 1941—1944 (записки командарма) — М.: Наука, 1973.
  • Семёнов Г. Г. [militera.lib.ru/memo/russian/semenov_gg/index.html Наступает ударная.] М.: Воениздат, 1986.
  • А. Исаев. [militera.lib.ru/h/isaev_av4/04.html Торопецко-Холмская операция (9.01—6.02 1942 г.)] Военная Литература.
  • Белов, Пятков, Фролов [www.1942.ru/book/3ua/ Третья Ударная. Боевой путь 3-й Ударной армии] Воениздат, 1976.
  • [www.teatrskazka.com/Raznoe/OperSvodkiArmij/ZAMO-3UA_OS.html Оперативные сводки штаба 3 ударной армии]
  • В. И. Варенников, Неповторимое. Часть IV Оперативно-стратегический эшелон. ГСВГ, — М.,

Примечания

  1. [moscowparks.narod.ru/pipmoskv/serebbor/monument Московские парки :: Природно-исторический парк «Москворецкий» / Памятник природы «Серебряный бор» / Монумент 3-й ударной армии]

Ссылки

В Викитеке есть тексты по теме
3-я ударная армия
  • [victory.mil.ru 60 лет Великой Победе]
  • [militera.lib.ru/h/liberation/ Военная литература]
  • [www.hrono.ru Хронос]
  • [gsvg.ru/gsvg_3.htm ГСВГ]
  • [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue19/Issue19_12.html Приказ войскам 3-й ударной армии]
  • [www.teatrskazka.com/Raznoe/OperSvodkiArmij/ZAMO-3UA_OS.html Оперативные сводки штаба 3 ударной армии]


Отрывок, характеризующий 3-я ударная армия


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг:
– Как старички пороптали, много вас начальства…
– Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча.
Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки.
– Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он.
Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться.
– Староста где? – кричал Ростов.
Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы.
– Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им.
– А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал.
– Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга.
– Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята!
– Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне.
Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними.
– Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу.
– Разве можно так с господами говорить? Ты думал что?
– Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак!
Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.
– Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо!
– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.
Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его?
По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась.
«Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья.
Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз.
Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты.
«И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья.
Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.


Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру.
Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.