314-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
314-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Кингисеппская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

15.07.1941

Расформирование (преобразование):

29.05.1945 года

Боевой путь

1941—1943:
Ленинградская область
1944:
Ленинградская область
Псковская область
1945:
Силезия
Германия
Чехословакия

314-я стрелковая Кингисеппская ордена Кутузова дивизия — войсковое соединение СССР в Великой Отечественной войне





История

Сформирована в июле-августе 1941 в Петропавловске (Среднеазиатский ВО) в рамках реализации постановления ГКО СССР № 48с от 08.07.1941[1]. Более 70 % первоначального состава дивизии были жителями районов Северо-Казахстанской области и города Петропавловск. В составе дивизии были 777 человек начальствующего состава, 1543 человек младшего начальствующего состава и 8611 рядовых.

В составе действующей армии с 26 августа 1941 по 14 сентября 1942, с 28 сентября 1942 по 1 декабря 1944 и с 20 декабря 1944 по 11 мая 1945 года.

По завершении формирования в августе 1941 на основании директивы Ставки ВГК № 001200 переброшена в район станций Хвойная, Песь (ныне Новгородская область), прибыла 26 августа 1941 года и включена в состав 52-й отдельной армии (поступила в действующую армию 26.08.1941). Директивой Ставки ВГК № 001563 от 02.09.1941 направлена в район Селище — Веретье — Лынна — Усадище и включена в состав вновь сформированной 54-й отдельной армии, но почти сразу же (директива Генштаба РККА № 001698 от 06.09.1941) после этого была направлена на Карельский фронт, в состав Южной опергруппы 7-й армии. Со станции Хвойная дивизия проследовала пешим порядком на Малую Вишеру. На полустанке Веребья стрелковые батальоны, оставив тяжёлую технику, погрузились в вагоны и через Тихвин прибыли на станция Оять. Передовой сводный отряд прибыл в город Подпорожье через Янегу — Свирь-2 — Яндебу — карьер Погра 12 сентября 1941 года и с ходу вступил в бой с финскими войсками. Остальные подразделения и техника прибывали на станции выгрузки отдельными эшелонами до самой зимы по маршруту Малая Вишера — Окуловка — Неболчи — Будогощь — Тихвин — Волховстрой — Колчаново — Паша. При отступлении от Подпорожья дивизия была разрезана надвое и отходила двумя группами. Одна группа отходила на восток вдоль реки Свирь, а затем на юг к деревне Юксовичи и райцентру Винницы. Вторая группа через Яндебу — Тениконду — Янегу отошла к Лодейному Полю и Заостровью, где и закрепилась и до апреля 1942 года вела бои на участке от деревни Горка до станции Тениконда.

В конце сентября 1942 соединение было передислоцировано на Волховский фронт, где было подчинено 2-й ударной армии. Дивизия наносила контрудары с целью деблокады окружённых в районе Синявино в ходе в Синявинской наступательной операции, нанося контрудары с целью деблокады окружённых в районе Синявино соединений армии и восстанавливала фронт в районе Гайтолово. Только за два дня боёв в районе Гайтолово дивизия потеряла три тысячи человек убитыми и пропавшими без вести.[2]

В составе 2-й ударной армии Волховского фронта участвовала в наступательной операции «Искра» (14-30.01.1943). Дивизия наступала на самом крайнем левом фланге наступления 2-й ударной армии в районе Гайтолово — Гонтовая Липка и далеко не продвинулась. В течение 1943 года ведёт постоянные бои в том же районе.

В январе 1944 дивизия переброшена на Ораниенбаумский плацдарм и в составе 2-й ударной армии приняла участие в Ленинградско-Новгородской наступательной операции. Дивизия была введена в сражение на втором этапе советского наступления, в рамках Кингисеппско-Гдовской операции (01.02-01.03.1944). В ходе наступления дивизия 30 января 1944 года освободив населенные пункты Пустомержу, Мануйлово, Веймарн, в полном составе форсировала реку Лугу южнее Кингисеппа и завязала бои на западном берегу, приняв участие в освобождении Кингисеппа (01.02.1944), за что ей было присвоено почётное наименование «Кингисеппская». Уже 2 февраля 1944 дивизия одной из первых форсировала реку Нарову и захватила Аувереский плацдарм на берегу реки у деревни Вяска в 10 километрах юго-западнее города Нарвы Затем дивизия вплоть до апреля 1944 вела бои на плацдарме, так в конце марта ведёт бои у населённого пункта Вайвара-Кирик в 18 километрах западнее города Нарвы. Обескровленная в ходе боёв на плацдарме дивизия была выведена для отдыха и пополнения под Ленинград, в район станции Песочное на Карельский перешеек, где вошла в состав 23-й армии Ленинградского фронта

Здесь соединение приняло участие в Выборгской наступательной операции (10-20.06.1944). При поддержке 51-го отдельного танкового полка с 10 по 20 июня 1944 года наступает по берегу Финского Залива в районе города Зеленогорска, вышла с юга к Выборгу и принимает непосредственное участие в штурме города, за что все стрелковые полки дивизии получили почётные наименования Выборгских. Затем соединение до декабря 1944 года продолжало дислоцироваться на Карельском перешейке, обороняя побережье Финского залива (с сентября 1944 действовало в составе 59-й армии Ленинградского фронта).

В декабре 1944 года 314-я стрелковая дивизия вместе с другими силами 59-й армии была передислоцирована на 1-й Украинский фронт (поступила в действующую армию 20.12.1944). В рамках Висло-Одерской наступательной операции соединение участвовало в Сандомирско-Силезской операции (12.01-03.02.1945). В начале января дивизия начала марш на Сандомирский плацдарм, в ночь на 9 января 1945 года вместе с 80-й стрелковой дивизией переправилась на западный берег реки Висла. 13 января 1945 года 43-й стрелковый корпус в состав которого входила дивизия форсированным маршем выдвинулся к рубежу реки Нида и приступил к наступлению в полосе Непровице, Юркув в направлении на Дзялошице. 15 января 1945 года дивизия, развивая наступление на Мехув, к исходу дня овладела рубежом Ксенж-Вельки, Калина-Мала и, несмотря на яростные контратаки врага, сумела удержать его. 16 января 1945 года ведёт бои за Мехув и принимает участие в его освобождении. Продолжив наступление, к 22 января 1945 года, ведёт бои у местечка Славкув в 6 километрах западнее города Олькуш, и к концу января 1945 года вышла на Одер, который форсировала 31 января 1945 года у города Козель. В ходе наступления приняла участие в освобождении городов Сосновец (27.01.1945) и Катовице (28.01.1945).

В марте 1945 года дивизия принимала участие в Верхне-Силезской наступательной операции (15-31.03.1945), в ходе которой ею были освобождены города Козель (18.03.1945) и, будучи введённой из резерва Глубчице (24.03.1945). 26-29 марта 1945 года ведёт бои за населённые пункты Братш и Тюрмитц в 10-13 километрах юго-западнее города Глубчице. В апреле дивизия перешла к жёсткой обороне в предгорьях Судет.

Последним сражением войны, в котором приняла участие 314-я дивизия, стала Пражская операция (06-11.05.1945), в рамках которой дивизия была задействована в Судетской операции, форсирует реку Нейсе, ведёт бои на подступах к городу Глатц. 9 мая 1945 года части дивизии перешли германско-чехословацкую границу, 10 мая 1945 года освободили Наход, 11 мая 1945 года Градец-Кралове и в тот же день на пути к Пардубице закончили свой боевой путь.

Дивизия расформирована директивой Ставки ВГК № 11096 от 29.05.1945.

За годы войны 3832 воина дивизии награждены орденами и 4694 боевыми медалями[3].

Состав

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
01.08.1941 года Средне-Азиатский военный округ - - до 23.08.1941
01.09.1941 года - 52-я отдельная армия - 23.08.1941-02.09.1941. С 02.09.1941-06.09.1941 в составе 54-й армии, с 06.09.1941-24.09.1941 в составе Южной оперативной группы 7-й армии Карельского фронта
01.10.1941 года - 7-я отдельная армия Южная оперативная группа -
01.11.1941 года - 7-я отдельная армия - -
01.12.1941 года - 7-я отдельная армия - -
01.01.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.02.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.03.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.04.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.05.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.06.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.07.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.08.1942 года - 7-я отдельная армия - -
01.09.1942 года - 7-я отдельная армия - 14-26.09.1942 — в резерве Ставки ВГК
01.10.1942 года Волховский фронт 2-я ударная армия - по 22.10.1942
01.11.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.12.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.01.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.02.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.03.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия - -
01.04.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.05.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия - -
01.06.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия - -
01.07.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия 43-й стрелковый корпус -
01.08.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.09.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.10.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.11.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия - -
01.12.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия - -
01.01.1944 года Ленинградский фронт - 108-й стрелковый корпус -
01.02.1944 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия 122-й стрелковый корпус
01.03.1944 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия 109-й стрелковый корпус -
01.04.1944 года Ленинградский фронт 59-я армия 14-й стрелковый корпус -
01.05.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 115-й стрелковый корпус -
01.06.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 115-й стрелковый корпус -
01.07.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 108-й стрелковый корпус -
01.08.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 97-й стрелковый корпус -
01.09.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 97-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года Ленинградский фронт 23-я армия 97-й стрелковый корпус -
01.11.1944 года Ленинградский фронт 59-я армия 97-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года Резерв Ставки ВГК 59-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.01.1945 года 1-й Украинский фронт 59-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.02.1945 года 1-й Украинский фронт 59-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 1-й Украинский фронт 59-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.04.1945 года 1-й Украинский фронт 59-я армия - -
01.05.1945 года 1-й Украинский фронт 59-я армия 43-й стрелковый корпус -

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
Кингисеппская 01.02.1944 За успешное выполнение боевых заданий командования и освобождение г. Кингисеппа приказом Верховного главнокомандующего от 4 февраля 1944 г. № 019, 314-й стр. дивизии присвоено почётное наименование Кингисеппской.
24.03.1945 За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при очищении от противника Домбровского угольного бассейна и южной части промышленного района южной Силезии и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 апреля 1945 г., 314-я стр. дивизия награждена орденом Кутузова 2 степени

Отличившиеся воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание Дата награждения Примечания
Брюханов, Антон Никитович Командир отделения 598-го отдельного сапёрного батальона сержант 27.06.1945 -
Гончар, Павел Иванович сапёр 1074-го стрелкового полка рядовой 22.02.1943 погиб 12.01.1943
Грызалов, Виктор Андреевич Наводчик 45-мм орудия 1078-го стрелкового полка сержант 27.06.1945 -
Курков, Степан Иванович Командир отделения 1074-го стрелкового полка старший сержант 24.03.1945 посмертно, погиб 20.06.1944
Озорнин, Никифор Максимович Командир отделения 598-го отдельного сапёрного батальона сержант 27.06.1945 -
Пендюрин, Пётр Максимович Стрелок 1076-го стрелкового полка рядовой 27.06.1945 -
Чертков, Иван Терентьевич Командир отделения инженерной разведки 598-го отдельного сапёрного батальона сержант 10.04.1945 -
Шитов, Павел Степанович Командир орудия 1076-го стрелкового полка старший сержант 24.03.1945 посмертно, погиб 31.01.1944

Память

  • [www.petropavl.kz/victory-65/museum-314-sd.shtml 11 мая 1978 года в средней школе № 2 г. Петропавловска открылся музей 314-й стрелковой дивизии].
  • 9 мая 2008 года в Петропавловске в ознаменование 63-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне был открыт памятник воинам 314-й стрелковой дивизии.
  • Мемориальное захоронение в Лодейном Поле

Напишите отзыв о статье "314-я стрелковая дивизия"

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd314/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [soldat.ru Справочники и форум на Солдат.ру]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]

Примечания

  1. [www.soldat.ru/doc/gko/text/0048.html Постановления ГКО]
  2. [www.gazeta.ru/social/2009/01/16/2925387.shtml Останки — свалке — Газета. Ru]
  3. [ru.sko.kz/news/?nid=ba07245b91116c0a7dd752f9b826572e Сайт Северо-Казахстанской области]

Литература

  • Ивановский И. В. На одном из рубежей: О воинах 314-й и 368-й стрелковых дивизий. — Алма-Ата: Жалын, 1977. — 79 с.
  • Павел Лукницкий-«На берегах Невы». Военное издательство Министерства Обороны СССР.Москва 1961 г.
  • Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.


Отрывок, характеризующий 314-я стрелковая дивизия


Князь Андрей верхом остановился на батарее, глядя на дым орудия, из которого вылетело ядро. Глаза его разбегались по обширному пространству. Он видел только, что прежде неподвижные массы французов заколыхались, и что налево действительно была батарея. На ней еще не разошелся дымок. Французские два конные, вероятно, адъютанта, проскакали по горе. Под гору, вероятно, для усиления цепи, двигалась явственно видневшаяся небольшая колонна неприятеля. Еще дым первого выстрела не рассеялся, как показался другой дымок и выстрел. Сраженье началось. Князь Андрей повернул лошадь и поскакал назад в Грунт отыскивать князя Багратиона. Сзади себя он слышал, как канонада становилась чаще и громче. Видно, наши начинали отвечать. Внизу, в том месте, где проезжали парламентеры, послышались ружейные выстрелы.
Лемарруа (Le Marierois) с грозным письмом Бонапарта только что прискакал к Мюрату, и пристыженный Мюрат, желая загладить свою ошибку, тотчас же двинул свои войска на центр и в обход обоих флангов, надеясь еще до вечера и до прибытия императора раздавить ничтожный, стоявший перед ним, отряд.
«Началось! Вот оно!» думал князь Андрей, чувствуя, как кровь чаще начинала приливать к его сердцу. «Но где же? Как же выразится мой Тулон?» думал он.
Проезжая между тех же рот, которые ели кашу и пили водку четверть часа тому назад, он везде видел одни и те же быстрые движения строившихся и разбиравших ружья солдат, и на всех лицах узнавал он то чувство оживления, которое было в его сердце. «Началось! Вот оно! Страшно и весело!» говорило лицо каждого солдата и офицера.
Не доехав еще до строившегося укрепления, он увидел в вечернем свете пасмурного осеннего дня подвигавшихся ему навстречу верховых. Передовой, в бурке и картузе со смушками, ехал на белой лошади. Это был князь Багратион. Князь Андрей остановился, ожидая его. Князь Багратион приостановил свою лошадь и, узнав князя Андрея, кивнул ему головой. Он продолжал смотреть вперед в то время, как князь Андрей говорил ему то, что он видел.
Выражение: «началось! вот оно!» было даже и на крепком карем лице князя Багратиона с полузакрытыми, мутными, как будто невыспавшимися глазами. Князь Андрей с беспокойным любопытством вглядывался в это неподвижное лицо, и ему хотелось знать, думает ли и чувствует, и что думает, что чувствует этот человек в эту минуту? «Есть ли вообще что нибудь там, за этим неподвижным лицом?» спрашивал себя князь Андрей, глядя на него. Князь Багратион наклонил голову, в знак согласия на слова князя Андрея, и сказал: «Хорошо», с таким выражением, как будто всё то, что происходило и что ему сообщали, было именно то, что он уже предвидел. Князь Андрей, запихавшись от быстроты езды, говорил быстро. Князь Багратион произносил слова с своим восточным акцентом особенно медленно, как бы внушая, что торопиться некуда. Он тронул, однако, рысью свою лошадь по направлению к батарее Тушина. Князь Андрей вместе с свитой поехал за ним. За князем Багратионом ехали: свитский офицер, личный адъютант князя, Жерков, ординарец, дежурный штаб офицер на энглизированной красивой лошади и статский чиновник, аудитор, который из любопытства попросился ехать в сражение. Аудитор, полный мужчина с полным лицом, с наивною улыбкой радости оглядывался вокруг, трясясь на своей лошади, представляя странный вид в своей камлотовой шинели на фурштатском седле среди гусар, казаков и адъютантов.
– Вот хочет сраженье посмотреть, – сказал Жерков Болконскому, указывая на аудитора, – да под ложечкой уж заболело.
– Ну, полно вам, – проговорил аудитор с сияющею, наивною и вместе хитрою улыбкой, как будто ему лестно было, что он составлял предмет шуток Жеркова, и как будто он нарочно старался казаться глупее, чем он был в самом деле.
– Tres drole, mon monsieur prince, [Очень забавно, мой господин князь,] – сказал дежурный штаб офицер. (Он помнил, что по французски как то особенно говорится титул князь, и никак не мог наладить.)
В это время они все уже подъезжали к батарее Тушина, и впереди их ударилось ядро.
– Что ж это упало? – наивно улыбаясь, спросил аудитор.
– Лепешки французские, – сказал Жерков.
– Этим то бьют, значит? – спросил аудитор. – Страсть то какая!
И он, казалось, распускался весь от удовольствия. Едва он договорил, как опять раздался неожиданно страшный свист, вдруг прекратившийся ударом во что то жидкое, и ш ш ш шлеп – казак, ехавший несколько правее и сзади аудитора, с лошадью рухнулся на землю. Жерков и дежурный штаб офицер пригнулись к седлам и прочь поворотили лошадей. Аудитор остановился против казака, со внимательным любопытством рассматривая его. Казак был мертв, лошадь еще билась.
Князь Багратион, прищурившись, оглянулся и, увидав причину происшедшего замешательства, равнодушно отвернулся, как будто говоря: стоит ли глупостями заниматься! Он остановил лошадь, с приемом хорошего ездока, несколько перегнулся и выправил зацепившуюся за бурку шпагу. Шпага была старинная, не такая, какие носились теперь. Князь Андрей вспомнил рассказ о том, как Суворов в Италии подарил свою шпагу Багратиону, и ему в эту минуту особенно приятно было это воспоминание. Они подъехали к той самой батарее, у которой стоял Болконский, когда рассматривал поле сражения.
– Чья рота? – спросил князь Багратион у фейерверкера, стоявшего у ящиков.
Он спрашивал: чья рота? а в сущности он спрашивал: уж не робеете ли вы тут? И фейерверкер понял это.
– Капитана Тушина, ваше превосходительство, – вытягиваясь, закричал веселым голосом рыжий, с покрытым веснушками лицом, фейерверкер.
– Так, так, – проговорил Багратион, что то соображая, и мимо передков проехал к крайнему орудию.
В то время как он подъезжал, из орудия этого, оглушая его и свиту, зазвенел выстрел, и в дыму, вдруг окружившем орудие, видны были артиллеристы, подхватившие пушку и, торопливо напрягаясь, накатывавшие ее на прежнее место. Широкоплечий, огромный солдат 1 й с банником, широко расставив ноги, отскочил к колесу. 2 й трясущейся рукой клал заряд в дуло. Небольшой сутуловатый человек, офицер Тушин, спотыкнувшись на хобот, выбежал вперед, не замечая генерала и выглядывая из под маленькой ручки.
– Еще две линии прибавь, как раз так будет, – закричал он тоненьким голоском, которому он старался придать молодцоватость, не шедшую к его фигуре. – Второе! – пропищал он. – Круши, Медведев!
Багратион окликнул офицера, и Тушин, робким и неловким движением, совсем не так, как салютуют военные, а так, как благословляют священники, приложив три пальца к козырьку, подошел к генералу. Хотя орудия Тушина были назначены для того, чтоб обстреливать лощину, он стрелял брандскугелями по видневшейся впереди деревне Шенграбен, перед которой выдвигались большие массы французов.
Никто не приказывал Тушину, куда и чем стрелять, и он, посоветовавшись с своим фельдфебелем Захарченком, к которому имел большое уважение, решил, что хорошо было бы зажечь деревню. «Хорошо!» сказал Багратион на доклад офицера и стал оглядывать всё открывавшееся перед ним поле сражения, как бы что то соображая. С правой стороны ближе всего подошли французы. Пониже высоты, на которой стоял Киевский полк, в лощине речки слышалась хватающая за душу перекатная трескотня ружей, и гораздо правее, за драгунами, свитский офицер указывал князю на обходившую наш фланг колонну французов. Налево горизонт ограничивался близким лесом. Князь Багратион приказал двум баталионам из центра итти на подкрепление направо. Свитский офицер осмелился заметить князю, что по уходе этих баталионов орудия останутся без прикрытия. Князь Багратион обернулся к свитскому офицеру и тусклыми глазами посмотрел на него молча. Князю Андрею казалось, что замечание свитского офицера было справедливо и что действительно сказать было нечего. Но в это время прискакал адъютант от полкового командира, бывшего в лощине, с известием, что огромные массы французов шли низом, что полк расстроен и отступает к киевским гренадерам. Князь Багратион наклонил голову в знак согласия и одобрения. Шагом поехал он направо и послал адъютанта к драгунам с приказанием атаковать французов. Но посланный туда адъютант приехал через полчаса с известием, что драгунский полковой командир уже отступил за овраг, ибо против него был направлен сильный огонь, и он понапрасну терял людей и потому спешил стрелков в лес.
– Хорошо! – сказал Багратион.
В то время как он отъезжал от батареи, налево тоже послышались выстрелы в лесу, и так как было слишком далеко до левого фланга, чтобы успеть самому приехать во время, князь Багратион послал туда Жеркова сказать старшему генералу, тому самому, который представлял полк Кутузову в Браунау, чтобы он отступил сколь можно поспешнее за овраг, потому что правый фланг, вероятно, не в силах будет долго удерживать неприятеля. Про Тушина же и баталион, прикрывавший его, было забыто. Князь Андрей тщательно прислушивался к разговорам князя Багратиона с начальниками и к отдаваемым им приказаниям и к удивлению замечал, что приказаний никаких отдаваемо не было, а что князь Багратион только старался делать вид, что всё, что делалось по необходимости, случайности и воле частных начальников, что всё это делалось хоть не по его приказанию, но согласно с его намерениями. Благодаря такту, который выказывал князь Багратион, князь Андрей замечал, что, несмотря на эту случайность событий и независимость их от воли начальника, присутствие его сделало чрезвычайно много. Начальники, с расстроенными лицами подъезжавшие к князю Багратиону, становились спокойны, солдаты и офицеры весело приветствовали его и становились оживленнее в его присутствии и, видимо, щеголяли перед ним своею храбростию.


Князь Багратион, выехав на самый высокий пункт нашего правого фланга, стал спускаться книзу, где слышалась перекатная стрельба и ничего не видно было от порохового дыма. Чем ближе они спускались к лощине, тем менее им становилось видно, но тем чувствительнее становилась близость самого настоящего поля сражения. Им стали встречаться раненые. Одного с окровавленной головой, без шапки, тащили двое солдат под руки. Он хрипел и плевал. Пуля попала, видно, в рот или в горло. Другой, встретившийся им, бодро шел один, без ружья, громко охая и махая от свежей боли рукою, из которой кровь лилась, как из стклянки, на его шинель. Лицо его казалось больше испуганным, чем страдающим. Он минуту тому назад был ранен. Переехав дорогу, они стали круто спускаться и на спуске увидали несколько человек, которые лежали; им встретилась толпа солдат, в числе которых были и не раненые. Солдаты шли в гору, тяжело дыша, и, несмотря на вид генерала, громко разговаривали и махали руками. Впереди, в дыму, уже были видны ряды серых шинелей, и офицер, увидав Багратиона, с криком побежал за солдатами, шедшими толпой, требуя, чтоб они воротились. Багратион подъехал к рядам, по которым то там, то здесь быстро щелкали выстрелы, заглушая говор и командные крики. Весь воздух пропитан был пороховым дымом. Лица солдат все были закопчены порохом и оживлены. Иные забивали шомполами, другие посыпали на полки, доставали заряды из сумок, третьи стреляли. Но в кого они стреляли, этого не было видно от порохового дыма, не уносимого ветром. Довольно часто слышались приятные звуки жужжанья и свистения. «Что это такое? – думал князь Андрей, подъезжая к этой толпе солдат. – Это не может быть атака, потому что они не двигаются; не может быть карре: они не так стоят».
Худощавый, слабый на вид старичок, полковой командир, с приятною улыбкой, с веками, которые больше чем наполовину закрывали его старческие глаза, придавая ему кроткий вид, подъехал к князю Багратиону и принял его, как хозяин дорогого гостя. Он доложил князю Багратиону, что против его полка была конная атака французов, но что, хотя атака эта отбита, полк потерял больше половины людей. Полковой командир сказал, что атака была отбита, придумав это военное название тому, что происходило в его полку; но он действительно сам не знал, что происходило в эти полчаса во вверенных ему войсках, и не мог с достоверностью сказать, была ли отбита атака или полк его был разбит атакой. В начале действий он знал только то, что по всему его полку стали летать ядра и гранаты и бить людей, что потом кто то закричал: «конница», и наши стали стрелять. И стреляли до сих пор уже не в конницу, которая скрылась, а в пеших французов, которые показались в лощине и стреляли по нашим. Князь Багратион наклонил голову в знак того, что всё это было совершенно так, как он желал и предполагал. Обратившись к адъютанту, он приказал ему привести с горы два баталиона 6 го егерского, мимо которых они сейчас проехали. Князя Андрея поразила в эту минуту перемена, происшедшая в лице князя Багратиона. Лицо его выражало ту сосредоточенную и счастливую решимость, которая бывает у человека, готового в жаркий день броситься в воду и берущего последний разбег. Не было ни невыспавшихся тусклых глаз, ни притворно глубокомысленного вида: круглые, твердые, ястребиные глаза восторженно и несколько презрительно смотрели вперед, очевидно, ни на чем не останавливаясь, хотя в его движениях оставалась прежняя медленность и размеренность.
Полковой командир обратился к князю Багратиону, упрашивая его отъехать назад, так как здесь было слишком опасно. «Помилуйте, ваше сиятельство, ради Бога!» говорил он, за подтверждением взглядывая на свитского офицера, который отвертывался от него. «Вот, изволите видеть!» Он давал заметить пули, которые беспрестанно визжали, пели и свистали около них. Он говорил таким тоном просьбы и упрека, с каким плотник говорит взявшемуся за топор барину: «наше дело привычное, а вы ручки намозолите». Он говорил так, как будто его самого не могли убить эти пули, и его полузакрытые глаза придавали его словам еще более убедительное выражение. Штаб офицер присоединился к увещаниям полкового командира; но князь Багратион не отвечал им и только приказал перестать стрелять и построиться так, чтобы дать место подходившим двум баталионам. В то время как он говорил, будто невидимою рукой потянулся справа налево, от поднявшегося ветра, полог дыма, скрывавший лощину, и противоположная гора с двигающимися по ней французами открылась перед ними. Все глаза были невольно устремлены на эту французскую колонну, подвигавшуюся к нам и извивавшуюся по уступам местности. Уже видны были мохнатые шапки солдат; уже можно было отличить офицеров от рядовых; видно было, как трепалось о древко их знамя.
– Славно идут, – сказал кто то в свите Багратиона.
Голова колонны спустилась уже в лощину. Столкновение должно было произойти на этой стороне спуска…
Остатки нашего полка, бывшего в деле, поспешно строясь, отходили вправо; из за них, разгоняя отставших, подходили стройно два баталиона 6 го егерского. Они еще не поровнялись с Багратионом, а уже слышен был тяжелый, грузный шаг, отбиваемый в ногу всею массой людей. С левого фланга шел ближе всех к Багратиону ротный командир, круглолицый, статный мужчина с глупым, счастливым выражением лица, тот самый, который выбежал из балагана. Он, видимо, ни о чем не думал в эту минуту, кроме того, что он молодцом пройдет мимо начальства.
С фрунтовым самодовольством он шел легко на мускулистых ногах, точно он плыл, без малейшего усилия вытягиваясь и отличаясь этою легкостью от тяжелого шага солдат, шедших по его шагу. Он нес у ноги вынутую тоненькую, узенькую шпагу (гнутую шпажку, не похожую на оружие) и, оглядываясь то на начальство, то назад, не теряя шагу, гибко поворачивался всем своим сильным станом. Казалось, все силы души его были направлены на то,чтобы наилучшим образом пройти мимо начальства, и, чувствуя, что он исполняет это дело хорошо, он был счастлив. «Левой… левой… левой…», казалось, внутренно приговаривал он через каждый шаг, и по этому такту с разно образно строгими лицами двигалась стена солдатских фигур, отягченных ранцами и ружьями, как будто каждый из этих сотен солдат мысленно через шаг приговаривал: «левой… левой… левой…». Толстый майор, пыхтя и разрознивая шаг, обходил куст по дороге; отставший солдат, запыхавшись, с испуганным лицом за свою неисправность, рысью догонял роту; ядро, нажимая воздух, пролетело над головой князя Багратиона и свиты и в такт: «левой – левой!» ударилось в колонну. «Сомкнись!» послышался щеголяющий голос ротного командира. Солдаты дугой обходили что то в том месте, куда упало ядро; старый кавалер, фланговый унтер офицер, отстав около убитых, догнал свой ряд, подпрыгнув, переменил ногу, попал в шаг и сердито оглянулся. «Левой… левой… левой…», казалось, слышалось из за угрожающего молчания и однообразного звука единовременно ударяющих о землю ног.