324-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
324-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Верхнеднепровская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1941

Расформирование (преобразование):

1946

Боевой путь

1941—1942: Московская наступательная операция
Тульская наступательная операция
Калужская наступательная операция
1942: Ржевско-Сычевская наступательная операция
1942: Ржевско-Вяземская наступательная операция
Ржевско-Сычевская наступательная операция
1943: Орловская наступательная операция
Болховско-Орловская наступательная операция
1943: Брянская наступательная операция
1944: Белорусская наступательная операция
Могилёвская наступательная операция
Минская наступательная операция
Белостокская наступательная операция
1945: Восточно-Прусская наступательная операция
Млавско-Эльбингская наступательная операция
1945: Штурм Кёнигсберга

324-я стрелковая дивизия, воинское соединение СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.





История

Дивизия формировалась с 05.09.1941 по 23.10.1941 года в Чебоксарах из числа призывников Чувашской АССР, состав при формировании был 11636 человек.

В действующей армии во время ВОВ с 01.12.1941 по 09.05.1945.

По завершении формирования дивизия по директиве Ставки ВГК № 004038 от 21.10.1941 была переброшена в город Инзу Куйбышевской области. В конце ноября 1941 отправлена на фронт, 01.12.1941 дивизия разгрузилась и сосредоточилась в районе железнодорожной станции Шилово, маршем прибыла на передовую 03.12.1941. В ночь на 06.12.1941 части дивизии заняли исходное положение в 7 километрах юго-восточнее города Михайлов Рязанской области и 06.12.1941 приняла первый бой за село Печерниковские Выселки, недалеко от города Михайлов. В ходе наступления способствовала освобождению города частями 330-й стрелковой дивизии, продолжила наступление в общем направлении на Епифань — Богородицк. Рано утром 15.12.1941 года дивизия освободила Богородицк, продолжила наступление на Ржаву — Сумароково — Сонино, 20.12.1941 вышла к Оке, форсировала её в районе Сныхово — Бережное, севернее города Белева, и начала продвигаться к Козельску. В ночь с 25 на 26.12.1941 двумя полками заняла окраину этого города, взаимодействуя с частями 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, освободила его. К 30.12.1941 дивизия подошла к Сухиничам, окружила город, и ввязалась, при поддержке 486-го артиллерийского полка в бои с окружённой группировкой, которые вела в течение месяца. 10-11.01.1942 вражеским войскам удалось пробить коридор к окружённой группировке. Только 29.01.1942 дивизия заняла оставленный вражескими войсками город. В феврале 1942 в дивизию влиты остатки 127-го лыжного батальона и 128-го лыжного батальона.

В ходе операции части дивизии за 25 суток продвинулись на запад до 350-ти километров, освободив при этом более 300 населённых пунктов Рязанской, Тульской и Смоленской областей. Принимала участие в освобождении Кимовского, Щекинского, Одоевского, Белевского районов Тульской области. Дивизия потеряла только за январь-март 1942 и только убитыми и пропавшими без вести 5710 человек.

20.04.1942 заняла оборону по северному берегу реки Жиздры от посёлка Ленинский до устья реки Рессета, где и вела бои до июля 1943 года. Ведёт тяжелейшие безуспешные наступательные бои в феврале-марте 1943 года в районе станции Думиничи.

12.07.1943 года дивизия перешла в наступление в ходе Орловской операции, форсировала реку Жиздру, и при поддержке 233-го танкового полка начала продвижение к селу и железнодорожной станции Зикеево, которое и освободила 19.07.1943 совместно с 413-й стрелковой дивизией. Также части дивизии поддерживали 652-й и 711-й бронепоезда 43-го отдельного дивизиона бронепоездов. Затем в течение августа 1943 наступает из района в Жиздринском районе из Мурачевки к Полому, Коренево, Лукавцу, к 23.08.1943 была остановлена на Улемльском рубеже. К 02.09.1943 дивизия в составе армии была перемещена в район города Кирова и с 07.09.1943 в ходе Брянской операции перешла в наступление из района в 20-25 километрах западнее Кирова.

11.09.1943 дивизия форсирует Десну, 19.09.1943 освобождает посёлок Дубровка Брянской области. 25.09.1943 года части дивизиона вступили в Белоруссию.

3 октября 1943 года дивизия вышла к реке Проня, по западному берегу которой немцы имели заранее подготовленный сильно укреплённый оборонительный рубеж. В течение октября части дивизии вели наступательные бои. 15 октября 1093 стрелковый полк с боем форсировал Проню в районе д. Завод-Вировая. Однако расширить площадки не удалось и в конце октября, действуя тремя полками, прорвали оборону противника на Проне в районе д. Улуки. Бои носили ожесточённый характер[1].

В ходе Гомельско-Речицкой операции вышла к Днепру к 25.11.1943 в районе Быхова, однако форсировать реку не смогла. С декабря 1943 года по июнь 1944 года дивизия держала оборону в верхнем течении Днепра. С 15.03.1944 по 09.04.1944 вновь предпринимает попытку наступления, несёт тяжёлые потери.

27.06.1944, перейдя в наступление в ходе Белорусской операции, дивизия успешно форсировала Днепр в районе деревни Мокрое Быховского района. В течение июля-августа 1944 наступала по территории Белоруссии, участвовала в уничтожении Минской группировки врага.

С начала июля 1944 наступает из района Новогрудок, 20.07.1944 части дивизии перешли реку Неман севернее Гродно, захватили плацдарм и удерживали его в течение трёх дней, отражая ожесточенные атаки врага. 13.08.1944 года дивизия вышла к реке Нарев к крепости Осовец, а 14.08.1944 штурмом, вместе с другими частями, овладела ей.

С января 1945 года участвует в Восточно-Прусской операции, наступает с рубежа реки Бобр, через Мазурские озёра. 24.01.1945 овладевает Нойендорф, 27.01.1945 принимает участие во взятии Миколайки. С конца января 1945 года участвует в уничтожении хейльсбергской группировки противника.

С 06.04.1945 участвует в штурме Кёнигсберга, закончила войну на побережье залива Фришесс-Хафф.

За годы войны дивизия прошла с боями около 2 тысяч километров, освободила более 1800 населённых пунктов, 12613 солдат и офицеров дивизии были награждены орденами и медалями.

Полное название

324-я стрелковая Верхнеднепровская Краснознамённая дивизия

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
01.09.1941 года Московский военный округ - - -
01.10.1941 года Московский военный округ - - -
01.11.1941 года Западный фронт 10-я армия - -
01.12.1941 года Западный фронт 10-я армия - -
01.01.1942 года Западный фронт 10-я армия - -
01.02.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.03.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.04.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.05.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.06.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.07.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.08.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.09.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.10.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.11.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.12.1942 года Западный фронт 16-я армия - -
01.01.1943 года Западный фронт 16-я армия - -
01.02.1943 года Западный фронт 16-я армия - -
01.03.1943 года Западный фронт 16-я армия - -
01.04.1943 года Западный фронт 16-я армия - -
01.05.1943 года Западный фронт 50-я армия - -
01.06.1943 года Западный фронт 50-я армия - -
01.07.1943 года Западный фронт 50-я армия - -
01.08.1943 года Западный фронт 50-я армия - -
01.09.1943 года Брянский фронт 50-я армия - -
01.10.1943 года Брянский фронт 50-я армия - -
01.11.1943 года Белорусский фронт 50-я армия - -
01.12.1943 года Белорусский фронт 50-я армия - -
01.01.1944 года Белорусский фронт 50-я армия - -
01.02.1944 года Белорусский фронт 50-я армия - -
01.03.1944 года 1-й Белорусский фронт 50-я армия 121-й стрелковый корпус -
01.04.1944 года 1-й Белорусский фронт 50-я армия 121-й стрелковый корпус -
01.05.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 19-й стрелковый корпус -
01.06.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 19-й стрелковый корпус -
01.07.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 19-й стрелковый корпус -
01.08.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия - -
01.09.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 81-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 81-й стрелковый корпус -
01.11.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 81-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 81-й стрелковый корпус -
01.01.1945 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 69-й стрелковый корпус -
01.02.1945 года 2-й Белорусский фронт 50-я армия 69-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 3-й Белорусский фронт 50-я армия 69-й стрелковый корпус -
01.04.1945 года 3-й Белорусский фронт 50-я армия 69-й стрелковый корпус -
01.05.1945 года 3-й Белорусский фронт 50-я армия 69-й стрелковый корпус -

Состав

  • 1091-й стрелковый Осовецкий полк
  • 1093-й стрелковый ордена Александра Невского полк
  • 1095-й стрелковый полк
  • 887-й артиллерийский ордена Александра Невского полк
  • 299-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 386-я отдельная разведывательная рота
  • 604-й отдельный сапёрный батальон
  • 775-й отдельный батальон связи (775-я, 193-я отдельная рота связи)
  • 409-й медико-санитарный батальон
  • 402-я отдельная рота химической защиты
  • 389-я автотранспортная рота
  • 178-я полевая хлебопекарня
  • 747-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 607-я полевая почтовая станция
  • 765-я полевая касса Госбанка

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
Орден Красного Знамени 05.04.1945
«Верхнеднепровская» 28.06.1944 за отличие при форсировании Днепра и овладение городами Шклов, Быхов

Отличившиеся воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание Дата награждения Примечания
Московский, Борис Иванович Снайпер 1095-го стрелкового полка ефрейтор 12.06.1944
14.08.1944
29.06.1945
Соловьев, Семён Фёдорович командир отделения взвода пешей разведки 1095-го стрелкового полка сержант 29.06.1945
Мурсяев Андрей

Иванович

Наводчик 120-мм миномета рядовой 29.11.1943

[2][www.podvignaroda.ru/?#id=22388765&tab=navDetailManAward]

Память

  • В честь дивизии названа Улица 324-й стрелковой дивизии в Чебоксарах.
  • Музей боевой славы в школе № 30 г. Чебоксары
  • Комнаты боевой славы в школах № 40, 44 г. Чебоксары
  • Музей боевой славы в школе № 1 п. Шилово

Напишите отзыв о статье "324-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. [slavgorod.mogilev-region.by/ru/SMI/new_url_1850269864/?id=5624 Землянке нужна реставрация…]  (рус.)
  2. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь - М.: Военное издательство,2000.

Литература

  • От Чебоксар до Кенигсберга : Эпизоды боевого пути 324-й Верхнеднепров. Краснознам. стрелковой дивизии / Н. В. Радаев, П. С. Моглов, 140 с., Чебоксары Чуваш. кн. изд-во, 1988

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd238/default.html Справочники]
  • [soldat.ru Справочники и форум на Солдат.ру]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]


Отрывок, характеризующий 324-я стрелковая дивизия

– Княжну сосватаю. Катерина Петровна говорит, что Лили, а по моему, нет, – княжна. Хочешь? Я уверена, твоя maman благодарить будет. Право, какая девушка, прелесть! И она совсем не так дурна.
– Совсем нет, – как бы обидевшись, сказал Николай. – Я, ma tante, как следует солдату, никуда не напрашиваюсь и ни от чего не отказываюсь, – сказал Ростов прежде, чем он успел подумать о том, что он говорит.
– Так помни же: это не шутка.
– Какая шутка!
– Да, да, – как бы сама с собою говоря, сказала губернаторша. – А вот что еще, mon cher, entre autres. Vous etes trop assidu aupres de l'autre, la blonde. [мой друг. Ты слишком ухаживаешь за той, за белокурой.] Муж уж жалок, право…
– Ах нет, мы с ним друзья, – в простоте душевной сказал Николай: ему и в голову не приходило, чтобы такое веселое для него препровождение времени могло бы быть для кого нибудь не весело.
«Что я за глупость сказал, однако, губернаторше! – вдруг за ужином вспомнилось Николаю. – Она точно сватать начнет, а Соня?..» И, прощаясь с губернаторшей, когда она, улыбаясь, еще раз сказала ему: «Ну, так помни же», – он отвел ее в сторону:
– Но вот что, по правде вам сказать, ma tante…
– Что, что, мой друг; пойдем вот тут сядем.
Николай вдруг почувствовал желание и необходимость рассказать все свои задушевные мысли (такие, которые и не рассказал бы матери, сестре, другу) этой почти чужой женщине. Николаю потом, когда он вспоминал об этом порыве ничем не вызванной, необъяснимой откровенности, которая имела, однако, для него очень важные последствия, казалось (как это и кажется всегда людям), что так, глупый стих нашел; а между тем этот порыв откровенности, вместе с другими мелкими событиями, имел для него и для всей семьи огромные последствия.
– Вот что, ma tante. Maman меня давно женить хочет на богатой, но мне мысль одна эта противна, жениться из за денег.
– О да, понимаю, – сказала губернаторша.
– Но княжна Болконская, это другое дело; во первых, я вам правду скажу, она мне очень нравится, она по сердцу мне, и потом, после того как я ее встретил в таком положении, так странно, мне часто в голову приходило что это судьба. Особенно подумайте: maman давно об этом думала, но прежде мне ее не случалось встречать, как то все так случалось: не встречались. И во время, когда Наташа была невестой ее брата, ведь тогда мне бы нельзя было думать жениться на ней. Надо же, чтобы я ее встретил именно тогда, когда Наташина свадьба расстроилась, ну и потом всё… Да, вот что. Я никому не говорил этого и не скажу. А вам только.
Губернаторша пожала его благодарно за локоть.
– Вы знаете Софи, кузину? Я люблю ее, я обещал жениться и женюсь на ней… Поэтому вы видите, что про это не может быть и речи, – нескладно и краснея говорил Николай.
– Mon cher, mon cher, как же ты судишь? Да ведь у Софи ничего нет, а ты сам говорил, что дела твоего папа очень плохи. А твоя maman? Это убьет ее, раз. Потом Софи, ежели она девушка с сердцем, какая жизнь для нее будет? Мать в отчаянии, дела расстроены… Нет, mon cher, ты и Софи должны понять это.
Николай молчал. Ему приятно было слышать эти выводы.
– Все таки, ma tante, этого не может быть, – со вздохом сказал он, помолчав немного. – Да пойдет ли еще за меня княжна? и опять, она теперь в трауре. Разве можно об этом думать?
– Да разве ты думаешь, что я тебя сейчас и женю. Il y a maniere et maniere, [На все есть манера.] – сказала губернаторша.
– Какая вы сваха, ma tante… – сказал Nicolas, целуя ее пухлую ручку.


Приехав в Москву после своей встречи с Ростовым, княжна Марья нашла там своего племянника с гувернером и письмо от князя Андрея, который предписывал им их маршрут в Воронеж, к тетушке Мальвинцевой. Заботы о переезде, беспокойство о брате, устройство жизни в новом доме, новые лица, воспитание племянника – все это заглушило в душе княжны Марьи то чувство как будто искушения, которое мучило ее во время болезни и после кончины ее отца и в особенности после встречи с Ростовым. Она была печальна. Впечатление потери отца, соединявшееся в ее душе с погибелью России, теперь, после месяца, прошедшего с тех пор в условиях покойной жизни, все сильнее и сильнее чувствовалось ей. Она была тревожна: мысль об опасностях, которым подвергался ее брат – единственный близкий человек, оставшийся у нее, мучила ее беспрестанно. Она была озабочена воспитанием племянника, для которого она чувствовала себя постоянно неспособной; но в глубине души ее было согласие с самой собою, вытекавшее из сознания того, что она задавила в себе поднявшиеся было, связанные с появлением Ростова, личные мечтания и надежды.
Когда на другой день после своего вечера губернаторша приехала к Мальвинцевой и, переговорив с теткой о своих планах (сделав оговорку о том, что, хотя при теперешних обстоятельствах нельзя и думать о формальном сватовстве, все таки можно свести молодых людей, дать им узнать друг друга), и когда, получив одобрение тетки, губернаторша при княжне Марье заговорила о Ростове, хваля его и рассказывая, как он покраснел при упоминании о княжне, – княжна Марья испытала не радостное, но болезненное чувство: внутреннее согласие ее не существовало более, и опять поднялись желания, сомнения, упреки и надежды.
В те два дня, которые прошли со времени этого известия и до посещения Ростова, княжна Марья не переставая думала о том, как ей должно держать себя в отношении Ростова. То она решала, что она не выйдет в гостиную, когда он приедет к тетке, что ей, в ее глубоком трауре, неприлично принимать гостей; то она думала, что это будет грубо после того, что он сделал для нее; то ей приходило в голову, что ее тетка и губернаторша имеют какие то виды на нее и Ростова (их взгляды и слова иногда, казалось, подтверждали это предположение); то она говорила себе, что только она с своей порочностью могла думать это про них: не могли они не помнить, что в ее положении, когда еще она не сняла плерезы, такое сватовство было бы оскорбительно и ей, и памяти ее отца. Предполагая, что она выйдет к нему, княжна Марья придумывала те слова, которые он скажет ей и которые она скажет ему; и то слова эти казались ей незаслуженно холодными, то имеющими слишком большое значение. Больше же всего она при свидании с ним боялась за смущение, которое, она чувствовала, должно было овладеть ею и выдать ее, как скоро она его увидит.
Но когда, в воскресенье после обедни, лакей доложил в гостиной, что приехал граф Ростов, княжна не выказала смущения; только легкий румянец выступил ей на щеки, и глаза осветились новым, лучистым светом.
– Вы его видели, тетушка? – сказала княжна Марья спокойным голосом, сама не зная, как это она могла быть так наружно спокойна и естественна.
Когда Ростов вошел в комнату, княжна опустила на мгновенье голову, как бы предоставляя время гостю поздороваться с теткой, и потом, в самое то время, как Николай обратился к ней, она подняла голову и блестящими глазами встретила его взгляд. Полным достоинства и грации движением она с радостной улыбкой приподнялась, протянула ему свою тонкую, нежную руку и заговорила голосом, в котором в первый раз звучали новые, женские грудные звуки. M lle Bourienne, бывшая в гостиной, с недоумевающим удивлением смотрела на княжну Марью. Самая искусная кокетка, она сама не могла бы лучше маневрировать при встрече с человеком, которому надо было понравиться.
«Или ей черное так к лицу, или действительно она так похорошела, и я не заметила. И главное – этот такт и грация!» – думала m lle Bourienne.
Ежели бы княжна Марья в состоянии была думать в эту минуту, она еще более, чем m lle Bourienne, удивилась бы перемене, происшедшей в ней. С той минуты как она увидала это милое, любимое лицо, какая то новая сила жизни овладела ею и заставляла ее, помимо ее воли, говорить и действовать. Лицо ее, с того времени как вошел Ростов, вдруг преобразилось. Как вдруг с неожиданной поражающей красотой выступает на стенках расписного и резного фонаря та сложная искусная художественная работа, казавшаяся прежде грубою, темною и бессмысленною, когда зажигается свет внутри: так вдруг преобразилось лицо княжны Марьи. В первый раз вся та чистая духовная внутренняя работа, которою она жила до сих пор, выступила наружу. Вся ее внутренняя, недовольная собой работа, ее страдания, стремление к добру, покорность, любовь, самопожертвование – все это светилось теперь в этих лучистых глазах, в тонкой улыбке, в каждой черте ее нежного лица.
Ростов увидал все это так же ясно, как будто он знал всю ее жизнь. Он чувствовал, что существо, бывшее перед ним, было совсем другое, лучшее, чем все те, которые он встречал до сих пор, и лучшее, главное, чем он сам.
Разговор был самый простой и незначительный. Они говорили о войне, невольно, как и все, преувеличивая свою печаль об этом событии, говорили о последней встрече, причем Николай старался отклонять разговор на другой предмет, говорили о доброй губернаторше, о родных Николая и княжны Марьи.
Княжна Марья не говорила о брате, отвлекая разговор на другой предмет, как только тетка ее заговаривала об Андрее. Видно было, что о несчастиях России она могла говорить притворно, но брат ее был предмет, слишком близкий ее сердцу, и она не хотела и не могла слегка говорить о нем. Николай заметил это, как он вообще с несвойственной ему проницательной наблюдательностью замечал все оттенки характера княжны Марьи, которые все только подтверждали его убеждение, что она была совсем особенное и необыкновенное существо. Николай, точно так же, как и княжна Марья, краснел и смущался, когда ему говорили про княжну и даже когда он думал о ней, но в ее присутствии чувствовал себя совершенно свободным и говорил совсем не то, что он приготавливал, а то, что мгновенно и всегда кстати приходило ему в голову.
Во время короткого визита Николая, как и всегда, где есть дети, в минуту молчания Николай прибег к маленькому сыну князя Андрея, лаская его и спрашивая, хочет ли он быть гусаром? Он взял на руки мальчика, весело стал вертеть его и оглянулся на княжну Марью. Умиленный, счастливый и робкий взгляд следил за любимым ею мальчиком на руках любимого человека. Николай заметил и этот взгляд и, как бы поняв его значение, покраснел от удовольствия и добродушно весело стал целовать мальчика.
Княжна Марья не выезжала по случаю траура, а Николай не считал приличным бывать у них; но губернаторша все таки продолжала свое дело сватовства и, передав Николаю то лестное, что сказала про него княжна Марья, и обратно, настаивала на том, чтобы Ростов объяснился с княжной Марьей. Для этого объяснения она устроила свиданье между молодыми людьми у архиерея перед обедней.
Хотя Ростов и сказал губернаторше, что он не будет иметь никакого объяснения с княжной Марьей, но он обещался приехать.
Как в Тильзите Ростов не позволил себе усомниться в том, хорошо ли то, что признано всеми хорошим, точно так же и теперь, после короткой, но искренней борьбы между попыткой устроить свою жизнь по своему разуму и смиренным подчинением обстоятельствам, он выбрал последнее и предоставил себя той власти, которая его (он чувствовал) непреодолимо влекла куда то. Он знал, что, обещав Соне, высказать свои чувства княжне Марье было бы то, что он называл подлость. И он знал, что подлости никогда не сделает. Но он знал тоже (и не то, что знал, а в глубине души чувствовал), что, отдаваясь теперь во власть обстоятельств и людей, руководивших им, он не только не делает ничего дурного, но делает что то очень, очень важное, такое важное, чего он еще никогда не делал в жизни.
После его свиданья с княжной Марьей, хотя образ жизни его наружно оставался тот же, но все прежние удовольствия потеряли для него свою прелесть, и он часто думал о княжне Марье; но он никогда не думал о ней так, как он без исключения думал о всех барышнях, встречавшихся ему в свете, не так, как он долго и когда то с восторгом думал о Соне. О всех барышнях, как и почти всякий честный молодой человек, он думал как о будущей жене, примеривал в своем воображении к ним все условия супружеской жизни: белый капот, жена за самоваром, женина карета, ребятишки, maman и papa, их отношения с ней и т. д., и т. д., и эти представления будущего доставляли ему удовольствие; но когда он думал о княжне Марье, на которой его сватали, он никогда не мог ничего представить себе из будущей супружеской жизни. Ежели он и пытался, то все выходило нескладно и фальшиво. Ему только становилось жутко.


Страшное известие о Бородинском сражении, о наших потерях убитыми и ранеными, а еще более страшное известие о потере Москвы были получены в Воронеже в половине сентября. Княжна Марья, узнав только из газет о ране брата и не имея о нем никаких определенных сведений, собралась ехать отыскивать князя Андрея, как слышал Николай (сам же он не видал ее).
Получив известие о Бородинском сражении и об оставлении Москвы, Ростов не то чтобы испытывал отчаяние, злобу или месть и тому подобные чувства, но ему вдруг все стало скучно, досадно в Воронеже, все как то совестно и неловко. Ему казались притворными все разговоры, которые он слышал; он не знал, как судить про все это, и чувствовал, что только в полку все ему опять станет ясно. Он торопился окончанием покупки лошадей и часто несправедливо приходил в горячность с своим слугой и вахмистром.
Несколько дней перед отъездом Ростова в соборе было назначено молебствие по случаю победы, одержанной русскими войсками, и Николай поехал к обедне. Он стал несколько позади губернатора и с служебной степенностью, размышляя о самых разнообразных предметах, выстоял службу. Когда молебствие кончилось, губернаторша подозвала его к себе.