334-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
334-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Витебская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1941

Расформирование (преобразование):

лето 1946 года

Предшественник:

не имеется

Преемник:

334-й стрелковый полк (кадра)

Боевой путь

Великая Отечественная война
участие в боях под Москвой, в освобождении Калининской и Смоленской областей, Белоруссии, Литвы и Латвии; сражалась на территории Восточной Пруссии

334-я стрелковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История

334-я стрелковая дивизия сформирована в ноябре 1941 года в Казани Приволжского военного округа. Начала формироваться по Постановлению ГКО N 459 от 09.08.41.[1] Дивизия была сформирована в Татарстане осенью 1941 года. Возглавил её Н. М. Мищенко, начальником штаба стал Ю. З. Новиков, комиссаром — Ф. Л. Уваров, политотдел — В. Я. Москвин. Дивизия вошла в состав 24-й армии Московской зоны обороны (в районе Подольска).[2]

Доформирована под г.Семенов- с.Ковернино Горьковской (Нижегородской) обл. Пополнение прибыло из 30 запасной стр.бригады (из Гороховецких лагерей). Основная масса прибывшего пополнения была мобилизована из Ярославской, Ивановской, Горьковской и частично из Московской и др. областей.

С ноября по декабрь 1941 года Резерв ставки ВГК в битве за Москву.

Январь 1942 года Северо-Западный фронт. Участие в успешной и потому столь дорогой для начала 1942 года Торопец-Холмской операции Северо-Западного фронта.

23-25 января 1942 г. 334 дивизией освобожден пос.Нелидово (ныне город) и тем перерезана железнодорожная магистраль, снабжавшая Ржевскую группировку противника.

С февраля 1942 по октябрь 1943 в составе Калининского фронта, вела бои под Велижем.

31.07.42 Ставка Верховного Главнокомандующего приказала командующему войсками Северо-Западного фронта вывести к 12.08.1942 в резерв Калининского фронта для восстановления и доукомплектования в район Вышнего Волочка.

С ноября 1943 по декабрь 1944 в составе 1-го Прибалтийского фронта участвовала в операции "Багратион" ("Витебско-Оршанская операция"), освобождала Белоруссию, в боях за освобождение города Витебска удостоена почетного наименования «Витебская». При форсировании реки Западная Двина воины дивизии проявили массовый героизм. Многие были удостоены званию Героев Советского Союза.

Июль-ноябрь 1944 - 334-я стрелковая дивизия участвовала в освобождение Прибалтики (Шауляйская операция), на территории Латвийской Республике и дивизия вела боевые действия в районах Лигуны, Дукшты (Дукштас), м.Салакас, Варбеди, м.Бэнэ, Вайнёде, Смилтэниэки.

16 августа 1944 года дивизия форсировала р.Мемеле (Мужа) - сев-зап.Биржая, овладела Варбеди (12 километров юго-западнее Скайсткалне) и вела бой за Орини. За форсирование р.Мемеле воины дивизии были представлены к званию Героев Советского Союза.

Октябрь 1944 дивизия участвовала в блестящей Мемельской операции советских войск, обеспечивая крайне тяжелый северный фас наступления.

Октябрь-ноябрь 1944 года - дивизия вела тяжелые бои против отрезанной Курляндской группировки противника.

С января по май 1945 года в составе 3-го Белорусский фронт, вела боевые действия в Восточной Пруссии.

22-25 мар 1945- 09 мая 1945. Участие в Земландской операции севернее Кенигсберга.

Расформирована в феврале 1946 года в Ставропольском военном округе в составе 60-го стрелкового корпуса.

Состав

  • 1122-й стрелковый ордена Кутузова 3-й степени полк
  • 1124-й стрелковый ордена Александра Невского полк
  • 1126-й стрелковый ордена Кутузова 3-й степени полк[3]
  • 908-й артиллерийский полк
  • 280-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 407-я отдельная разведывательная рота
  • 477-й отдельный саперный батальон
  • 796-й отдельный батальон связи (274-я отдельная рота связи)
  • 430-й медико-санитарный батальон
  • 423-я отдельная рота химзащиты
  • 460-я автотранспортная рота
  • 199-я полевая хлебопекарня
  • 768-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 48-я полевая почтовая станция
  • 775-я полевая касса Госбанка

Подчинение

  • Приволжский ВО, на 01.11.1941 г. - Резерв ставки ВГК - 26 А; на 01.12.1941 г. - Резерв ставки ВГК - 60 А; на 01.01.1942 г. - СЗФ - 4 УА; на 01.02.1942 г. - Калининский фронт - 4 УА; на 01.12.1943 г. - 1 Прибалтийский фронт - 43 А - 92 СК; на 01.07.1944 г. - 1 Прибалтийский фронт - 43 А - 60 СК; на 01.10.1944 г. - 1 Прибалтийский фронт - 51 А - 60 СК; 1 Прибалтийский фронт - 4 УА - 60 СК; 1 Прибалтийский фронт - 61 А - 60 СК; на 01.01.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 2 гв. А - 60 СК; на 01.02.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 2 гв. А - 60 СК.[4]

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
«Витебская» Почётное наименование 8.09.1944 За боевые заслуги при освобождении г. Витебск удостоена почетного наименования "Витебская"
Орден Суворова II степени

Стрелковые полки дивизии удостоены правительственных наград: 1124-й - ордена Александра Невского, 1122-й и 1126-й - орденов Кутузова 3-й степени.

Отличившиеся воины дивизии

15 человек стали Героями Советского Союза. Один из них Коротков А.И. похоронен в д. Беляево Велижского района. Погиб он, заслонив свои телом командира младшего лейтенанта Староверова. Было это 6 октября 1943 года уже в Витебской области. Второй — снайпер Сидоренко И.М., уроженец Смоленской области, получил звание за организацию снайперского движения в Велиже. 10 человек стали Героями за штурм Западной Двины в Витебске. Один из Героев — В. Хазиев был зачислен в 1126 с.п. под Велижем. Стал разведчиком.

  • Сидоренко, Иван Михайлович
  • Хазиев, Валий Хазиахметович
  • Коротков, Алексей Иванович
  • Луговской Николай Петрович, капитан
  • Шварцман Моисей Фроимович, майор
  • Исипин Александр Иванович, старшина
  • Медведев Иван Петрович, сержант
  • Азимов  Рози, рядовой
  • Бреусов Степан Тихонович, командир отделения
  • Кузнецов Михаил Тихонович, лейтенант
  • Кондратенко Петр Егорович, рядовой (сержант)
  • Белов Александр Кузьмич,  рядовой
  • Ковалев Николай Кузьмич, подполковник, командир полка
  • Силантьев Николай Андреевич, рядовой, парторг роты
  • Гайко Андрей Самойлович, лейтенант, командир взвода

Кавалеры ордена Славы трех степеней.[5]

  • Горячев, Алексей Андреевич, сержант, командир отделения 407 отдельной разведывательной роты.
  • Калинин, Константин Михайлович, старший сержант, помощник командира взвода.
  • Малкин, Михаил Яковлевич, старшина, начальник направления связи 1124 стрелкового полка.
  • Салихов, Шайхелислам Гумерович, сержант, командир отделения разведки 407 отдельной разведывательной роты.
  • Мишустин Александр Петрович, старшина, командир 796-ого отдельного батальона связи (274-ой отдельной роты связи). Награжден Орденом Красной Звезды (21.07.1944), Медалью «За боевые заслуги» (08.10.1942), Медалью «За отвагу» (28.07.1945).

Память

  • Музей 334-й стрелковой дивизии был создан студентами и преподавателями Казанского государственного университета.[2]
  • Историко-краеведческий музей г.Велижа 
  • Школьный музей Высокогорской школы №1
  • Школьный музей средней школы №3 г.Нелидово 
  • Школьный музей средней школы №2 г.Велиж

Напишите отзыв о статье "334-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. Директива Генштаба Красной Армии № орг/2/539000 от 11.08.1941.
  2. 1 2 [www.pogorele.velizh.ru/334%20sd.htm мНБЮЪ ЯРПЮМХЖЮ 1]
  3. [www.ite.antat.ru/articles/pobeda/334sd.shtml Институт Татарской Энциклопедии]
  4. [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2576 334 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ - Стрелковые дивизии, бригады - "ЗАБЫТЫЙ ПОЛК"]
  5. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.

Литература

  • В боях и походах: Сборник воспоминаний о боевом пути 334-й Витебской ордена Суворова стрелковой дивизии. Составители: К.Иванов, Б.Курбанов, В.Митрофанов. Казань. Татарское книжное издательство, 1975г. 288 с., с иллюстрациями. Тираж 22 000 экз. Издание второе, переработанное и дополненное вышло в 1985г.
  • И.М. Ионенко. Нам жить и помнить: (Записки штабного офицера): [О боевом пути 4-й Ударной армии]/188,[2] с. 21 см. Казань. Татарское книжное издательство. 1988г.
  • Д.П. Ванчинов. Военные годы Поволжья. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1980. – 325 с. (о боевых действиях 334-й и 354-й СД на Калининском фронте - стр. 256-259).
  • Ю.З. Новиков. 334-я стрелковая дивизия в наступлении зимой 1942 года // Воен.-ист. журн. - 1979. - № 4. - стр. 24-30: карт. (боевые действия 334-й СД в районе Верхней Волги и Нелидово).
  • И.Куштейко, Н.Эдигер Потом и кровью. Боевой путь 43-й армии 1941-1945. Москва. Издатель - Н.И. Эдингер, 2005, 592 с. (главы «Не числом, а умением» и «Боевые дела разведчиков»).
  • А. И. Еременко, В начале войны, Наука, 1965 г.
  • Н.А. Казаков. Место дислокации – Велижский район, Смоленск, 2004
  • И.Е. Иванов. Лесными дорогами войны, Великие Луки, 2004
  • С.П. Кирюхин. 43-я армия в Витебской операции, Военное издательство, 1961

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd334/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]
  • [nashapobeda.lv/1951.html 334-я стрелковая Витебская дивизия]
  • [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2576 334 сд]
  • [www.pogorele.velizh.ru/334%20sd.htm 334 Казанская стрелковая дивизия]
  • [www.ite.antat.ru/articles/pobeda/334sd.shtml ВИТЕБСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ]
  • www.sd334.narod.ru


Отрывок, характеризующий 334-я стрелковая дивизия

Князь Николай Андреич, смеявшийся над медициной, последнее время, по совету m lle Bourienne, допустил к себе этого доктора и привык к нему. Метивье раза два в неделю бывал у князя.
В Николин день, в именины князя, вся Москва была у подъезда его дома, но он никого не велел принимать; а только немногих, список которых он передал княжне Марье, велел звать к обеду.
Метивье, приехавший утром с поздравлением, в качестве доктора, нашел приличным de forcer la consigne [нарушить запрет], как он сказал княжне Марье, и вошел к князю. Случилось так, что в это именинное утро старый князь был в одном из своих самых дурных расположений духа. Он целое утро ходил по дому, придираясь ко всем и делая вид, что он не понимает того, что ему говорят, и что его не понимают. Княжна Марья твердо знала это состояние духа тихой и озабоченной ворчливости, которая обыкновенно разрешалась взрывом бешенства, и как перед заряженным, с взведенными курками, ружьем, ходила всё это утро, ожидая неизбежного выстрела. Утро до приезда доктора прошло благополучно. Пропустив доктора, княжна Марья села с книгой в гостиной у двери, от которой она могла слышать всё то, что происходило в кабинете.
Сначала она слышала один голос Метивье, потом голос отца, потом оба голоса заговорили вместе, дверь распахнулась и на пороге показалась испуганная, красивая фигура Метивье с его черным хохлом, и фигура князя в колпаке и халате с изуродованным бешенством лицом и опущенными зрачками глаз.
– Не понимаешь? – кричал князь, – а я понимаю! Французский шпион, Бонапартов раб, шпион, вон из моего дома – вон, я говорю, – и он захлопнул дверь.
Метивье пожимая плечами подошел к mademoiselle Bourienne, прибежавшей на крик из соседней комнаты.
– Князь не совсем здоров, – la bile et le transport au cerveau. Tranquillisez vous, je repasserai demain, [желчь и прилив к мозгу. Успокойтесь, я завтра зайду,] – сказал Метивье и, приложив палец к губам, поспешно вышел.
За дверью слышались шаги в туфлях и крики: «Шпионы, изменники, везде изменники! В своем доме нет минуты покоя!»
После отъезда Метивье старый князь позвал к себе дочь и вся сила его гнева обрушилась на нее. Она была виновата в том, что к нему пустили шпиона. .Ведь он сказал, ей сказал, чтобы она составила список, и тех, кого не было в списке, чтобы не пускали. Зачем же пустили этого мерзавца! Она была причиной всего. С ней он не мог иметь ни минуты покоя, не мог умереть спокойно, говорил он.
– Нет, матушка, разойтись, разойтись, это вы знайте, знайте! Я теперь больше не могу, – сказал он и вышел из комнаты. И как будто боясь, чтобы она не сумела как нибудь утешиться, он вернулся к ней и, стараясь принять спокойный вид, прибавил: – И не думайте, чтобы я это сказал вам в минуту сердца, а я спокоен, и я обдумал это; и это будет – разойтись, поищите себе места!… – Но он не выдержал и с тем озлоблением, которое может быть только у человека, который любит, он, видимо сам страдая, затряс кулаками и прокричал ей:
– И хоть бы какой нибудь дурак взял ее замуж! – Он хлопнул дверью, позвал к себе m lle Bourienne и затих в кабинете.
В два часа съехались избранные шесть персон к обеду. Гости – известный граф Ростопчин, князь Лопухин с своим племянником, генерал Чатров, старый, боевой товарищ князя, и из молодых Пьер и Борис Друбецкой – ждали его в гостиной.
На днях приехавший в Москву в отпуск Борис пожелал быть представленным князю Николаю Андреевичу и сумел до такой степени снискать его расположение, что князь для него сделал исключение из всех холостых молодых людей, которых он не принимал к себе.
Дом князя был не то, что называется «свет», но это был такой маленький кружок, о котором хотя и не слышно было в городе, но в котором лестнее всего было быть принятым. Это понял Борис неделю тому назад, когда при нем Ростопчин сказал главнокомандующему, звавшему графа обедать в Николин день, что он не может быть:
– В этот день уж я всегда езжу прикладываться к мощам князя Николая Андреича.
– Ах да, да, – отвечал главнокомандующий. – Что он?..
Небольшое общество, собравшееся в старомодной, высокой, с старой мебелью, гостиной перед обедом, было похоже на собравшийся, торжественный совет судилища. Все молчали и ежели говорили, то говорили тихо. Князь Николай Андреич вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья еще более казалась тихою и робкою, чем обыкновенно. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Граф Ростопчин один держал нить разговора, рассказывая о последних то городских, то политических новостях.
Лопухин и старый генерал изредка принимали участие в разговоре. Князь Николай Андреич слушал, как верховный судья слушает доклад, который делают ему, только изредка молчанием или коротким словцом заявляя, что он принимает к сведению то, что ему докладывают. Тон разговора был такой, что понятно было, никто не одобрял того, что делалось в политическом мире. Рассказывали о событиях, очевидно подтверждающих то, что всё шло хуже и хуже; но во всяком рассказе и суждении было поразительно то, как рассказчик останавливался или бывал останавливаем всякий раз на той границе, где суждение могло относиться к лицу государя императора.
За обедом разговор зашел о последней политической новости, о захвате Наполеоном владений герцога Ольденбургского и о русской враждебной Наполеону ноте, посланной ко всем европейским дворам.
– Бонапарт поступает с Европой как пират на завоеванном корабле, – сказал граф Ростопчин, повторяя уже несколько раз говоренную им фразу. – Удивляешься только долготерпению или ослеплению государей. Теперь дело доходит до папы, и Бонапарт уже не стесняясь хочет низвергнуть главу католической религии, и все молчат! Один наш государь протестовал против захвата владений герцога Ольденбургского. И то… – Граф Ростопчин замолчал, чувствуя, что он стоял на том рубеже, где уже нельзя осуждать.
– Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. – Точно я мужиков из Лысых Гор переселял в Богучарово и в рязанские, так и он герцогов.
– Le duc d'Oldenbourg supporte son malheur avec une force de caractere et une resignation admirable, [Герцог Ольденбургский переносит свое несчастие с замечательной силой воли и покорностью судьбе,] – сказал Борис, почтительно вступая в разговор. Он сказал это потому, что проездом из Петербурга имел честь представляться герцогу. Князь Николай Андреич посмотрел на молодого человека так, как будто он хотел бы ему сказать кое что на это, но раздумал, считая его слишком для того молодым.
– Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом.
Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты.
– Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно.
– Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты.
– Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся.
Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание.
– Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал!
– Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве.
– Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему.
Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения.
– Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал.
За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему.
Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь.
Когда вышли в гостиную к кофе, старики сели вместе.
Князь Николай Андреич более оживился и высказал свой образ мыслей насчет предстоящей войны.
Он сказал, что войны наши с Бонапартом до тех пор будут несчастливы, пока мы будем искать союзов с немцами и будем соваться в европейские дела, в которые нас втянул Тильзитский мир. Нам ни за Австрию, ни против Австрии не надо было воевать. Наша политика вся на востоке, а в отношении Бонапарта одно – вооружение на границе и твердость в политике, и никогда он не посмеет переступить русскую границу, как в седьмом году.