35-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
35-я стрелковая дивизия
35 сд
Годы существования

04.04.1919 года -

Страна

СССР

Подчинение

командиру дивизии

Тип

стрелковая дивизия

Включает в себя

управление и части, ранее соединение

Функция

защита

Численность

соединение

Знаки отличия

Командиры
Известные командиры

Борисов Ф. З., Василевич Г. А.

35-я стрелковая дивизия (35 сд) — формирование (стрелковая дивизия, соединение) РККА ВС СССР в Великой Отечественной войне.

Полное наименование: 35-я стрелковая Сибирская Краснознамённая ордена Красной Звезды дивизия.





История

Сформирована 4 апреля 1919 года в городе Казань, принимала участие в боевых операциях гражданской войны.

22 августа 1919 года 1-я бригада 35-й стрелковой дивизии, которой командовал легендарный мичман С. Д. Павлов, и Пролетарский кавалерийский полк имени Степана Разина под командованием А. Е. Карташова освободили от колчаковцев Карталы и восстановили Советскую власть в регионе.

Дивизия в составе 5-ой Армии РККА участвовала в походе на Восток, боролась против белогвардейских частей генерала Унгерна в Монголии.

В августе 1929 года вошла в состав Особой Дальневосточной армии РККА, в период с 17 ноября по 22 декабря 1929 года участвовала в боевых действиях на Китайско-Восточной железной дороге. Совместно с 36-й стрелковой дивизией РККА участвовала в штурме Чжайланорского укреплённого района.

После окончания боевых действий на КВЖД, 105-й Ленинградский стрелковый полк 35-й стрелковой дивизии РККА был награждён Орденом Красного Знамени, 9 командиров 105-го стрелкового полка были награждены именным оружием[1]

По состоянию на 22 июня 1941 года дислоцировалась в Бикине (Хабаровский край), в Великой Отечественной войне не участвовала.

В действующей армии: с 09.08.1945 по 03.09.1945 года.

Приняла участие в Маньчжурской стратегической операции, в рамках которой участвовала наступала на жаохэйском направлении.

09.08.1945 года при поддержке кораблей 3-й бригады Краснознамённой Амурской флотилии успешно форсировала реку Уссури в районе Дуньяна (Дунаньчжэнь) и завязала бой за Жаохэйский укреплённый район. К исходу 10.08.1945 года овладела укреплениями Жаохэ и начала развивать наступление на Баоцин, вышла в район Боли

В составе

Состав

На 22 августа 1919 года

  • 1-я морская стрелковая бригада из Кронштадта и Петрограда
  • 2-я красногвардейская бригада Сибирских стрелков
  • 3-я бригада Красных латышских стрелков

C августа 1920 по октябрь 1921 года

  • 9-ый советский латышский стрелковый полк
  • 35-й кавалерийский полк (из эскадронов 3-го Донского Ермака Тимофеевича полка и 5-го Каргопольского драгунского) (командир К.К.Рокоссовский)
  • Енисейская бригада красных партизан (командир П.Е.Щетинкин)

Состав на 1 декабря 1925 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2599 дней].

  • Штаб дивизии (г. Иркутск)
  • Военный трибунал и военная прокуратура (г. Иркутск)
  • 103-й Сибирский стрелковый полк (г. Иркутск)
  • 104-й Петропавловский стрелковый полк (г. Иркутск)
  • 105-й Ленинградский стрелковый полк (г. Нижнеудинск)
  • Отдельный кавалерийский эскадрон (г. Иркутск)
  • Лёгкий артиллерийский полк (г. Иркутск)
  • Отдельная рота связи (г. Иркутск)

На 22.06.1941

  • 183-й стрелковый полк
  • 196-й стрелковый полк
  • 352-й стрелковый полк
  • 119-й артиллерийский полк
  • 177-й гаубичный артиллерийский полк
  • 88-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 474-й отдельный самоходно-артиллерийский дивизион (вероятно с 1945 года)
  • 48-я разведывательная рота
  • 62-й сапёрный батальон
  • 46-й отдельный батальон связи
  • 89-й медико-санитарный батальон
  • 56-я отдельная рота химический защиты
  • 51-я (489-я)автотранспортная рота
  • 3-я ремонтно-восстановительная рота рота (с 19.06.1943)
  • 66-й полевой автохлебозавод
  • 24 ппг
  • 53-я дивизионная мастерская
  • 242-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 133-я полевая почтовая станция
  • 272-я полевая касса Госбанка

Укомплектованность

Командиры

Награды и наименования

  •  ??.??.1928 — награждена Почётным революционным Красным Знаменем
  • 13.12.1930 — присвоено наименование «Сибирская»
  • 30.08.1945 — награждена Орденом Красной Звезды

Известные люди, связанные с дивизией

  • Баюков, Владимир Антонович, в 1927 году - начальник организационной части политотдела 35-й Сибирской стрелковой дивизии, впоследствии советский военный деятель, генерал-лейтенант интендантской службы.
  • Мощалков, Павел Иванович, служил в дивизии с 1927 по 1937 год: командиром взвода полковой школы, командиром пулеметной роты, пом. командира батальона, начальником полковой школы, начальником штаба и врид командира учебного батальона, пом. начальника штаба полка, впоследствии советский военачальник, полковник, единственный в CCCР был награждён тремя орденами Суворова II степени, не имея генеральского звания.
  • Рокоссовский, Константин Константинович, с августа 1920 по октябрь 1921 года командир 35-го кавалерийского полка 35-й стрелковой дивизии, впоследствии видный советский полководец, Маршал Советского Союза.
  • Шибаев, Пëтр Михайлович — советский деятель госбезопасности, НКВД-СМЕРШ-МГБ.

Напишите отзыв о статье "35-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. В пламени и славе. Очерки истории Краснознамённого Сибирского военного округа. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск, Новосибирское кн. изд-во, 1988. стр.54

Ссылки

  • [www.rkka.ru/handbook/reg/35sd19.htm Справочник на сайте rkka.ru]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd035/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.rustrana.ru/article.php?nid=20280 Форсирование Амура. Удар по Маньчжурии с севера]

Отрывок, характеризующий 35-я стрелковая дивизия

– Г'афиня, – сказал Денисов с опущенными глазами и виноватым видом, хотел сказать что то еще и запнулся.
Наташа не могла спокойно видеть его таким жалким. Она начала громко всхлипывать.
– Г'афиня, я виноват перед вами, – продолжал Денисов прерывающимся голосом, – но знайте, что я так боготво'ю вашу дочь и всё ваше семейство, что две жизни отдам… – Он посмотрел на графиню и, заметив ее строгое лицо… – Ну п'ощайте, г'афиня, – сказал он, поцеловал ее руку и, не взглянув на Наташу, быстрыми, решительными шагами вышел из комнаты.

На другой день Ростов проводил Денисова, который не хотел более ни одного дня оставаться в Москве. Денисова провожали у цыган все его московские приятели, и он не помнил, как его уложили в сани и как везли первые три станции.
После отъезда Денисова, Ростов, дожидаясь денег, которые не вдруг мог собрать старый граф, провел еще две недели в Москве, не выезжая из дому, и преимущественно в комнате барышень.
Соня была к нему нежнее и преданнее чем прежде. Она, казалось, хотела показать ему, что его проигрыш был подвиг, за который она теперь еще больше любит его; но Николай теперь считал себя недостойным ее.
Он исписал альбомы девочек стихами и нотами, и не простившись ни с кем из своих знакомых, отослав наконец все 43 тысячи и получив росписку Долохова, уехал в конце ноября догонять полк, который уже был в Польше.



После своего объяснения с женой, Пьер поехал в Петербург. В Торжке на cтанции не было лошадей, или не хотел их смотритель. Пьер должен был ждать. Он не раздеваясь лег на кожаный диван перед круглым столом, положил на этот стол свои большие ноги в теплых сапогах и задумался.
– Прикажете чемоданы внести? Постель постелить, чаю прикажете? – спрашивал камердинер.
Пьер не отвечал, потому что ничего не слыхал и не видел. Он задумался еще на прошлой станции и всё продолжал думать о том же – о столь важном, что он не обращал никакого .внимания на то, что происходило вокруг него. Его не только не интересовало то, что он позже или раньше приедет в Петербург, или то, что будет или не будет ему места отдохнуть на этой станции, но всё равно было в сравнении с теми мыслями, которые его занимали теперь, пробудет ли он несколько часов или всю жизнь на этой станции.
Смотритель, смотрительша, камердинер, баба с торжковским шитьем заходили в комнату, предлагая свои услуги. Пьер, не переменяя своего положения задранных ног, смотрел на них через очки, и не понимал, что им может быть нужно и каким образом все они могли жить, не разрешив тех вопросов, которые занимали его. А его занимали всё одни и те же вопросы с самого того дня, как он после дуэли вернулся из Сокольников и провел первую, мучительную, бессонную ночь; только теперь в уединении путешествия, они с особенной силой овладели им. О чем бы он ни начинал думать, он возвращался к одним и тем же вопросам, которых он не мог разрешить, и не мог перестать задавать себе. Как будто в голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь. Винт не входил дальше, не выходил вон, а вертелся, ничего не захватывая, всё на том же нарезе, и нельзя было перестать вертеть его.
Вошел смотритель и униженно стал просить его сиятельство подождать только два часика, после которых он для его сиятельства (что будет, то будет) даст курьерских. Смотритель очевидно врал и хотел только получить с проезжего лишние деньги. «Дурно ли это было или хорошо?», спрашивал себя Пьер. «Для меня хорошо, для другого проезжающего дурно, а для него самого неизбежно, потому что ему есть нечего: он говорил, что его прибил за это офицер. А офицер прибил за то, что ему ехать надо было скорее. А я стрелял в Долохова за то, что я счел себя оскорбленным, а Людовика XVI казнили за то, что его считали преступником, а через год убили тех, кто его казнил, тоже за что то. Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?», спрашивал он себя. И не было ответа ни на один из этих вопросов, кроме одного, не логического ответа, вовсе не на эти вопросы. Ответ этот был: «умрешь – всё кончится. Умрешь и всё узнаешь, или перестанешь спрашивать». Но и умереть было страшно.
Торжковская торговка визгливым голосом предлагала свой товар и в особенности козловые туфли. «У меня сотни рублей, которых мне некуда деть, а она в прорванной шубе стоит и робко смотрит на меня, – думал Пьер. И зачем нужны эти деньги? Точно на один волос могут прибавить ей счастья, спокойствия души, эти деньги? Разве может что нибудь в мире сделать ее и меня менее подверженными злу и смерти? Смерть, которая всё кончит и которая должна притти нынче или завтра – всё равно через мгновение, в сравнении с вечностью». И он опять нажимал на ничего не захватывающий винт, и винт всё так же вертелся на одном и том же месте.
Слуга его подал ему разрезанную до половины книгу романа в письмах m mе Suza. [мадам Сюза.] Он стал читать о страданиях и добродетельной борьбе какой то Аmelie de Mansfeld. [Амалии Мансфельд.] «И зачем она боролась против своего соблазнителя, думал он, – когда она любила его? Не мог Бог вложить в ее душу стремления, противного Его воле. Моя бывшая жена не боролась и, может быть, она была права. Ничего не найдено, опять говорил себе Пьер, ничего не придумано. Знать мы можем только то, что ничего не знаем. И это высшая степень человеческой премудрости».
Всё в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным. Но в этом самом отвращении ко всему окружающему Пьер находил своего рода раздражающее наслаждение.
– Осмелюсь просить ваше сиятельство потесниться крошечку, вот для них, – сказал смотритель, входя в комнату и вводя за собой другого, остановленного за недостатком лошадей проезжающего. Проезжающий был приземистый, ширококостый, желтый, морщинистый старик с седыми нависшими бровями над блестящими, неопределенного сероватого цвета, глазами.
Пьер снял ноги со стола, встал и перелег на приготовленную для него кровать, изредка поглядывая на вошедшего, который с угрюмо усталым видом, не глядя на Пьера, тяжело раздевался с помощью слуги. Оставшись в заношенном крытом нанкой тулупчике и в валеных сапогах на худых костлявых ногах, проезжий сел на диван, прислонив к спинке свою очень большую и широкую в висках, коротко обстриженную голову и взглянул на Безухого. Строгое, умное и проницательное выражение этого взгляда поразило Пьера. Ему захотелось заговорить с проезжающим, но когда он собрался обратиться к нему с вопросом о дороге, проезжающий уже закрыл глаза и сложив сморщенные старые руки, на пальце одной из которых был большой чугунный перстень с изображением Адамовой головы, неподвижно сидел, или отдыхая, или о чем то глубокомысленно и спокойно размышляя, как показалось Пьеру. Слуга проезжающего был весь покрытый морщинами, тоже желтый старичек, без усов и бороды, которые видимо не были сбриты, а никогда и не росли у него. Поворотливый старичек слуга разбирал погребец, приготовлял чайный стол, и принес кипящий самовар. Когда всё было готово, проезжающий открыл глаза, придвинулся к столу и налив себе один стакан чаю, налил другой безбородому старичку и подал ему. Пьер начинал чувствовать беспокойство и необходимость, и даже неизбежность вступления в разговор с этим проезжающим.