38-я армия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
38-я армия
38 А

эмблема ВС
Страна

СССР

Подчинение

командующему

Входит в

РККА, Вооружённых Сил СССР

Тип

армия

Функция

защита

Численность

объединение

Участие в

Великой Отечественной войне

Командиры
Известные командиры

Командующие войсками, См. список.

38-я армия (38 А) — формирование (объединение, армия) Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), Советской Армии ВС СССР во время и после Второй мировой войны.





Первое формирование

Сформирована 4 августа 1941 года на основании Директивы Генерального штаба от 22 июля 1941 года в составе Юго-Западного Фронта. Полевое управление армии образовано на базе штаба 8-го механизированного корпуса. В состав армии вошли 47-я горнострелковая дивизия, 169-я, 199-я, 300-я и 304-я стрелковые дивизии, танковые, артиллерийские и другие соединения и части[1].

После сформирования армия заняла оборону на Днепре в районе города Черкас­сы. С 8 августа 1941 года приняла участие в обороне Киева (7 июля — 26 сентября). Под ударами противника была вынуждена отходить на Полтаву, Волчанск, Валуйки и к концу декабря закрепилась на рубеже «Валуйки — Купянск».

Зимой — весной 1942 года армия вела оборонительные бои и предпринима­ла наступление с ограниченными це­лями в районах городов Волчанск и Балаклеи.

12 июля 1942 года армия была переподчинена Южному фронту. С 17 июля по 23 июля вела боевые действия в составе Ста­линградского фронта.

С 23 июля армия была выведена в резерв фронта, её войска переданы 21-й армии, а личный состав полевого управления направлен на сформирова­ние полевого управления 1-й танковой армии (1ТА)

Командование

Командующие армией

Начальники штаба

  • Генерал-майор Символоков В. Н. (июль — сентябрь 1941 г.);
  • генерал-майор технических войск Маслов А. Г. (сентябрь — декабрь 1941 г.);
  • подполковник, с января 1942 г. — полковник Иванов Семён Павлович (декабрь 1941 г. — июль 1942 г.).

Члены Военного Совета

Военно-воздушные силы 38-й армии (ВВС 38-й армии)

Военно-воздушные силы 38-й армии (ВВС 38-й армии) представлены отдельной страницей.

Второе формирование

Сформирована 3 августа 1942 года в составе Брянского фронта на базе оперативной группы войск генерал-лейтенанта Н. Е. Чибисова и 4-й резервной армии. В состав вош­ли 167-я, 237-я, 240-я и 340-я стрелковые дивизии, несколько стрелковых и тан­ковых бригад, а также артиллерийские и другие части[1].

В составе Брянского, со 2 сентября 1942 — Воронежского фронтов армия вела оборонительные и наступательные бои под Воронежем. В январе — марте 1943 года участвова­ла в Воронежско-Касторненской операции и Харьковской насту­пательной операциях (2 февраля — 3 марта). (см. также Харьковская наступательная операция 2.02.-3.03.1943 года)

В марте 1943 войска армии вели бои в ходе третьей битвы за Харьков (4-25 марта). После оставления Харькова закрепились на рубеже Коренево — Сен­ная (55 км северо-восточнее города Сумы) — Вязовое и удерживали этот ру­беж до августа 1943. 23 марта 1943 армия была переподчинена Курскому фронту, 26 марта — включена в состав Воронежского фронта.

В ходе оборонительного сражения Курской битвы (5-23 июля) армия прикрывала основные силы фронта от ударов противника с северо-запада, принимала участие в отражении наступления противника на обоянском и прохоровском направлениях; часть её войск была передана 40-й и 69-й армиям. С переходом советских войск в контрнаступление армия наступала южнее г. Сумы, обеспечивая стык Воронежского и Центрального фронтов.

В сентябре 1943 года войска 38-я армии участвовали в освобождении Левобереж­ной Украины. Преследуя отходящие войска противника, освободили города Сумы (2 сентября), Ромны (16 сентяб­ря), Прилуки (18 сентября во взаимо­действии с 40-й армией), в конце сен­тября форсировали Днепр севернее Киева и захватили плацдарм в районах западнее Сваромье, Лютежа, Ново-Петровска.

В ноябре — декабре 1943 года армия в составе 1-го Украинского фронта (с 20 октября) участвовала в Киевской наступа­тельной (3-13 ноября) и Киевской оборонительной операциях (13 ноября — 22 декабря).

В конце 1943 — начале 1944 армия продолжала вести наступление в ходе операций фронта на Правобережной Украине. В Житомирско-Бердичевской операции (24 декабря 1943 — 14 января 1944) её войска взломали сильно укрепленную оборону противника и во взаи­модействии с другими армиями освободили Бердичев (5 января 1944) и ряд других городов и населённых пунктов.

В конце января 1944 года армия отража­ла удары крупных сил противника вос­точнее Винницы. В Проскуровско-Черновицкой операции (4 марта — 17 апре­ля) освободила большое количество на­селённых пунктов, в том числе города Жмеринка и Винница (20 марта); к концу операции овладела несколькими плац­дармами на реке Серет юго-западнее города Черновицы (Черновцы).

В конце июня — начале июля 1944 часть войск армии была передана в со­став 1-й гвардейской армии. По оконча­нии передачи армия была перегруппи­рована в район западнее города Тарнополь. После перегруппировки её войска участвовали в Львовско-Сандомирской стра­тегической операции (13 июля — 29 ав­густа), 28 сентября — 28 октября — в Карпатско-Дуклинской операции.

С 30 ноября 1944 года и до конца войны армия вела боевые действия в составе 4-го Украинского фронта. Зимой 1945 года она участвовала в Запад­но-Карпатской стратегической опера­ции (12 января — 18 февраля), с 10 мар­та по 5 мая — в Моравско-Остравской опе­рации, в ходе которой был освобождён одноимённый промышленный район Чехословакии.

Боевой путь армия завершила учас­тием в Пражской стратегической опе­рации (6-11 мая).

Командование

Командующие армией

Начальники штаба

  • полковник Пилипенко А. П. (август 1942 г. — январь 1943);
  • генерал-майор Батюня А. Г. (февраль — апрель 1943 г.);
  • полковник Пилипенко А. П. (август 1942 г. — январь 1943 г. и апрель 1943 г. — апрель 1944 г.);
  • генерал-майор, с ноября 1944 г. — генерал-лейтенант Воробьёв В. Ф. (апрель 1944 — до конца войны).

Члены Военного Совета

После окончания войны

Состав армии за послевоенные десятилетия менялся. Сформированные для объединения вскоре после Великой Отечественной войны 13-я гвардейская Полтавская и 27-я Черкасская мехдивизии в 1956 году были переформированы в танковую и мотострелковую дивизии и убыли в состав Южной группы войск, а в управлении войсками армии было упразднено корпусное звено.

В 1960-е — 1980-е годы в состав 38-й армии входило несколько мотострелковых дивизий, подчинение и количество которых менялись.

На 1991 год после преобразования в 1989 году одной из мотострелковых дивизий в базу хранения вооружения и техники (см. 5194 БХВТ 38 А), в составе 38-й армии оставались 70-я гвардейская Гдуховская (в Ивано-Франковске) и 128-я гвардейская (в Мукачево) мотострелковые дивизии.

На 19 ноября 1990 года 38-я армия располагала 413 танками, 758 БМП и БТР, 197 орудиями, миномётами и РСЗО, 40 боевыми и 36 транспортными вертолётами армейской авиации.

38-я Краснознаменная армия

  • Управление (штаб армии — город Ивано-Франковск)
  • 223-я зенитная ракетная бригада, Теребовля
  • 596-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион (свёрнут)
  • 335-й отдельный вертолётный полк, Калинов (40 Ми-24, 24 Ми-8, 6 Ми-9)
  • 488-й отдельный вертолётный полк, Вапнярка (40 Ми-24, 25 Ми-8, 4 Ми-9)
  • 96-я смешанная авиационная эскадрилья, Шипинцы (5 Ми-8)
  • 222-я инженерная бригада, Кривая (2 ИМР-2)
  • 135-й инженерный полк
  • 321-й инженерный полк
  • 188-й отдельный полк связи, Ивано-Франковск (9 Р-145БМ, 1 Р-156БТР, 1 Р-137Б, 1 П-240БТ, 1 Р-409, 1 ЗС88)
  • 163-й отдельный радиотехнический полк
  • 1655-й отдельный радиотехнический батальон, Ивано-Франковск
  • 17-й отдельный батальон РЭБ
  • 583-й отдельный батальон РЭБ
  • 87-я бригада материального обеспечения (штаб)
  • 89-я бригада материального обеспечения (штаб)
  • 118-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон
  • 711-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон
  • 5194-я БХВТ, Ярмолинцы
Итого: 192 танка, 50 БМП, 24 БТР, 3 САУ, 36 миномётов, 12 РСЗО
Итого: 178 танков, 157 БМП, 300 БТР, 48 САУ, 12 миномётов, 12 РСЗО[2]

Напишите отзыв о статье "38-я армия (СССР)"

Примечания

  1. 1 2 «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 111—112. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>
  2. [specnaz.pbworks.com/w/page/17658101/ПрикВО specnaz / ПрикВО]
  3. </ol>

Литература

  • [военная-энциклопедия.рф/советская-военная-энциклопедия/Т/Тридцать-восьмая-армия Тридцать восьмая армия] // «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>
  • Боевой состав ВВС. — allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/sssr/struct/h/a38.dat
  • Военный энциклопедический словарь. М., Военное издательство, 1984.
  • Справочник «Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945». М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с.

Ссылки

  • [gigabaza.ru/doc/76524-pall.html Справочник «Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945» / М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с.]
  • [rkka.ru. Сайт РККА.]
  • Сайт Soldat.ru.


Отрывок, характеризующий 38-я армия (СССР)

Мсье Пьер не знал, кому отвечать, оглянул всех и улыбнулся. Улыбка у него была не такая, какая у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное и даже несколько угрюмое лицо и являлось другое – детское, доброе, даже глуповатое и как бы просящее прощения.
Виконту, который видел его в первый раз, стало ясно, что этот якобинец совсем не так страшен, как его слова. Все замолчали.
– Как вы хотите, чтобы он всем отвечал вдруг? – сказал князь Андрей. – Притом надо в поступках государственного человека различать поступки частного лица, полководца или императора. Мне так кажется.
– Да, да, разумеется, – подхватил Пьер, обрадованный выступавшею ему подмогой.
– Нельзя не сознаться, – продолжал князь Андрей, – Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать.
Князь Андрей, видимо желавший смягчить неловкость речи Пьера, приподнялся, сбираясь ехать и подавая знак жене.

Вдруг князь Ипполит поднялся и, знаками рук останавливая всех и прося присесть, заговорил:
– Ah! aujourd'hui on m'a raconte une anecdote moscovite, charmante: il faut que je vous en regale. Vous m'excusez, vicomte, il faut que je raconte en russe. Autrement on ne sentira pas le sel de l'histoire. [Сегодня мне рассказали прелестный московский анекдот; надо вас им поподчивать. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.]
И князь Ипполит начал говорить по русски таким выговором, каким говорят французы, пробывшие с год в России. Все приостановились: так оживленно, настоятельно требовал князь Ипполит внимания к своей истории.
– В Moscou есть одна барыня, une dame. И она очень скупа. Ей нужно было иметь два valets de pied [лакея] за карета. И очень большой ростом. Это было ее вкусу. И она имела une femme de chambre [горничную], еще большой росту. Она сказала…
Тут князь Ипполит задумался, видимо с трудом соображая.
– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.
– Она поехала. Незапно сделался сильный ветер. Девушка потеряла шляпа, и длинны волоса расчесались…
Тут он не мог уже более держаться и стал отрывисто смеяться и сквозь этот смех проговорил:
– И весь свет узнал…
Тем анекдот и кончился. Хотя и непонятно было, для чего он его рассказывает и для чего его надо было рассказать непременно по русски, однако Анна Павловна и другие оценили светскую любезность князя Ипполита, так приятно закончившего неприятную и нелюбезную выходку мсье Пьера. Разговор после анекдота рассыпался на мелкие, незначительные толки о будущем и прошедшем бале, спектакле, о том, когда и где кто увидится.


Поблагодарив Анну Павловну за ее charmante soiree, [очаровательный вечер,] гости стали расходиться.
Пьер был неуклюж. Толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками, он, как говорится, не умел войти в салон и еще менее умел из него выйти, то есть перед выходом сказать что нибудь особенно приятное. Кроме того, он был рассеян. Вставая, он вместо своей шляпы захватил трехугольную шляпу с генеральским плюмажем и держал ее, дергая султан, до тех пор, пока генерал не попросил возвратить ее. Но вся его рассеянность и неуменье войти в салон и говорить в нем выкупались выражением добродушия, простоты и скромности. Анна Павловна повернулась к нему и, с христианскою кротостью выражая прощение за его выходку, кивнула ему и сказала:
– Надеюсь увидать вас еще, но надеюсь тоже, что вы перемените свои мнения, мой милый мсье Пьер, – сказала она.
Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.