41-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Всего 41-я стрелковая дивизия формировалась 3 раза. См. список других формирований
41-я стрелковая дивизия (3-го формирования)
41 сд
Войска:

сухопутные

Род войск:

стрелковые

Формирование:

октябрь 1942

Расформирование (преобразование):

1945

Предшественник:

118-я стрелковая бригада

Боевой путь

Орловская стратегическая наступательная операция «Кутузов»
Брянская операция

41-я стрелковая дивизия — формирование (соединение, стрелковая дивизия) РККА, вооружённых сил СССР в Великой Отечественной войне.





История

Сформирована в октябре 1942 года в Орловской области в составе 48-й армии Брянского фронта. Дивизия была сформирована на базе 118-й стрелковой бригады. Сама эта бригада была сформирована в апреле 1942 года на станции Кротовка Куйбышевской области, её дополнили бойцы коммунистического батальона, сформированого в Кубышеве. В апреле её направили на Центральный фронт в 48-ю армию. И она сразу же заменила на передовой в обороне другую воинскую часть. В октябре 1942 года 118-я отдельная стрелковая бригада на фроʜᴛᴇ была переформирована в 41-ю стрелковую дивизию[1].

Боевой путь

Эта дивизия прошла боевой путь от Орла до Берлина. C ноября 1942 по февраль 1943 года дивизия входила в состав 48 армии Брянского фронта, с марта по май 1943 — 3 армии, с июня по октябрь 1943 — 63 армии.

С февраля по июнь 1943 года 41 дивизия освобождала Залегощенский район Орловской области. Затем, с 12 июля участвовала в наступательной операции «Кутузов» (часть битвы на Курской дуге), освобождая деревни юго-восточнее Орла и затем и сам город Орёл. После освобождения Орла 5 августа 1943 года войска 63 армии, куда входила дивизия, продолжали преследовать врага в Брянском направлении. 17 сентября войска Брянского фронта успешно форсировали реку Десну и, сломив сопротивление противника, овладели городами Брянск и Бежица.

Состав

  • 102, 439 (видимо на ОБД опечатка, правильно 139 ,как записано при 2-ом формировании) и 244 стрелковый полк
  • 132 артиллерийский полк
  • 117 отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 117 отдельная разведывательная рота
  • 116 отдельный сапёрный батальон
  • 106 отдельный батальон связи (611 отдельная рота связи)
  • 38 медико-санитарный батальон
  • 61 отдельная рота химической защиты,
  • 79 автотранспортная рота
  • 419 полевая хлебопекарня
  • 58 дивизионный ветеринарный лазарет
  • 1763 полевая почтовая станция
  • 1720 полевая касса Госбанка

Командиры

  • Петухов, Иван Иванович (10.10.1942 — 14.03.1943), полковник
  • Сурченко, Андрей Иванович (15.03.1943 — 01.03.1944), полковник, с 01.09.1943 генерал-майор
  • Бондаренко, Даниил Семенович (10.03.1944 — 10.05.1944), полковник
  • Черняк, Степан Иванович (11.05.1944 — 09.05.1945), полковник, с 03.06.1944 генерал-майор
  • Уханов, Михаил Николаевич


Отличившиеся воины

Герои Советского Союза:

Кавалеры ордена Славы трёх степеней.[2]

Напишите отзыв о статье "41-я стрелковая дивизия (3-го формирования)"

Примечания

  1. С.Самодуров. [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd041/main3.html Воронежский государственный университет].
  2. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.


Отрывок, характеризующий 41-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.
Всё разбежалось. Дядюшка снял Наташу с лошади и за руку провел ее по шатким досчатым ступеням крыльца. В доме, не отштукатуренном, с бревенчатыми стенами, было не очень чисто, – не видно было, чтобы цель живших людей состояла в том, чтобы не было пятен, но не было заметно запущенности.
В сенях пахло свежими яблоками, и висели волчьи и лисьи шкуры. Через переднюю дядюшка провел своих гостей в маленькую залу с складным столом и красными стульями, потом в гостиную с березовым круглым столом и диваном, потом в кабинет с оборванным диваном, истасканным ковром и с портретами Суворова, отца и матери хозяина и его самого в военном мундире. В кабинете слышался сильный запах табаку и собак. В кабинете дядюшка попросил гостей сесть и расположиться как дома, а сам вышел. Ругай с невычистившейся спиной вошел в кабинет и лег на диван, обчищая себя языком и зубами. Из кабинета шел коридор, в котором виднелись ширмы с прорванными занавесками. Из за ширм слышался женский смех и шопот. Наташа, Николай и Петя разделись и сели на диван. Петя облокотился на руку и тотчас же заснул; Наташа и Николай сидели молча. Лица их горели, они были очень голодны и очень веселы. Они поглядели друг на друга (после охоты, в комнате, Николай уже не считал нужным выказывать свое мужское превосходство перед своей сестрой); Наташа подмигнула брату и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха.
Немного погодя, дядюшка вошел в казакине, синих панталонах и маленьких сапогах. И Наташа почувствовала, что этот самый костюм, в котором она с удивлением и насмешкой видала дядюшку в Отрадном – был настоящий костюм, который был ничем не хуже сюртуков и фраков. Дядюшка был тоже весел; он не только не обиделся смеху брата и сестры (ему в голову не могло притти, чтобы могли смеяться над его жизнию), а сам присоединился к их беспричинному смеху.
– Вот так графиня молодая – чистое дело марш – другой такой не видывал! – сказал он, подавая одну трубку с длинным чубуком Ростову, а другой короткий, обрезанный чубук закладывая привычным жестом между трех пальцев.
– День отъездила, хоть мужчине в пору и как ни в чем не бывало!
Скоро после дядюшки отворила дверь, по звуку ног очевидно босая девка, и в дверь с большим уставленным подносом в руках вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком, и полными, румяными губами. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Несмотря на толщину больше чем обыкновенную, заставлявшую ее выставлять вперед грудь и живот и назад держать голову, женщина эта (экономка дядюшки) ступала чрезвычайно легко. Она подошла к столу, поставила поднос и ловко своими белыми, пухлыми руками сняла и расставила по столу бутылки, закуски и угощенья. Окончив это она отошла и с улыбкой на лице стала у двери. – «Вот она и я! Теперь понимаешь дядюшку?» сказало Ростову ее появление. Как не понимать: не только Ростов, но и Наташа поняла дядюшку и значение нахмуренных бровей, и счастливой, самодовольной улыбки, которая чуть морщила его губы в то время, как входила Анисья Федоровна. На подносе были травник, наливки, грибки, лепешечки черной муки на юраге, сотовой мед, мед вареный и шипучий, яблоки, орехи сырые и каленые и орехи в меду. Потом принесено было Анисьей Федоровной и варенье на меду и на сахаре, и ветчина, и курица, только что зажаренная.
Всё это было хозяйства, сбора и варенья Анисьи Федоровны. Всё это и пахло и отзывалось и имело вкус Анисьи Федоровны. Всё отзывалось сочностью, чистотой, белизной и приятной улыбкой.