46-я армия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
46-я армия
Годы существования

19411945

Страна

СССР СССР

Подчинение

Вооружённые силы СССР

Тип

Общевойсковая армия

Включает в себя

Дивизии, полки, укрепрайон

Дислокация

Закавказье, затем Украина и Балканы

Участие в

Великая Отечественная война

Командиры
Действующий командир

Петрушевский А. В. (последний)

46-я армия — оперативное войсковое соединение (общевойсковая армия) в составе Вооружённых Сил СССР во время Великой Отечественной войны.





Состав

Данные о составе[1]:

История

Армия сформирована 1 августа 1941 года на основании приказа командующего Закавказским военным округом от 23 июля 1941 года. С 23 августа включена в Закавказский фронт с задачей оборонять государственную границу СССР с Турцией от Чёрного моря до горы Уч-Тапаляр и побережье Чёрного моря на участке Поти — Сухуми. В июне 1942 года в состав армии включили 3-й стрелковый корпус и ей поставили дополнительную задачу — частью сил прикрыть с севера перевалы через Главный Кавказский хребет — от Мамисонского до Белореченского. С 15 августа 1942 года соединения и части армии вели ожесточённые бои за удержание перевалов в центральной части Главного Кавказского хребта. Части армии во взаимодействии с другими соединениями участвовали в освобождении городов Майкоп и Краснодар.

С 24 августа 1943 года участвовала в Донбасской стратегической операции (13 августа — 22 сентября) и последующем форсировании Днепра. С 5 октября 1943 года части армии вели оборонительные бои по удержанию плацдармов на Днепре, восточнее Днепродзержинска, затем — до начала декабря — наступали на криворожском направлении, 25 октября освободили Днепродзержинск и во взаимодействии с 8-й гвардейской армией — Днепропетровск.

В 1944 году армия успешно действовала при освобождении Правобережной Украины. В Никопольско-Криворожской (30 января — 29 февраля), Березнеговато-Снигиревской (6-18 марта) и Одесской (26 марта — 14 апреля) операциях её войска освободили многие населённые пункты Украины, в том числе города Апостолово (5 февраля) и Кривой Рог (22 февраля во взаимодействии с войсками 37-й армии). К исходу 14 апреля они вышли на рубеж Леонтина — Паланка (устье Днестра) и захватили плацдарм юго-восточнее Раскаевицы. В августе — сентябре 1944 г. армия участвовала в Ясско-Кишинёвской стратегической операции (20-29 августа), освобождении территории Румынии и Болгарии.

В Дебреценской операции (6-28 октября) её войска наносили удары в направлении городов Сегед и Сента, обеспечивая боевые действия главных сил фронта с юга. С конца октября 1944 года до середины февраля 1945 года армия участвовала в Будапештской операции (29 октября 1944 — 13 февраля 1945 года)

В Венской стратегической операции (16 марта — 15 апреля) армия во взаимодействии со 2-м гвардейским механизированным корпусом, наступая на город Дьер и частью сил — на Комарно, содействовала другим войскам фронта в освобождении Вены (13 апреля). Боевые действия войска армии закончили участием в Пражской стратегической операции (6-11 мая), в ходе которой к исходу 11 мая вышла на рубеж Ческе-Будеевице — Прогартен.

В июле — сентябре 1945 года армия была передислоцирована в Одесский военный округ и 25 сентября расформирована.

Подчинение

Принадлежность и командующие[2]:

Командование

Командующие

Члены Военного совета армии

  • бригадный комиссар Емельянов В. Н. (август 1941 г. — ноябрь 1942 г.);
  • полковник Синакоев Г. Г. (ноябрь 1942 г. — ноябрь 1943 г.);
  • генерал-майор Туманян Г. Л. (ноябрь 1943 г. — январь 1944 г.);
  • генерал-майор Коновалов П. Г. (январь 1944 г. — до конца войны).

Начальники штаба армии

  • полковник Рассказов А. П. (июль 1941 г. — октябрь 1942 г.);
  • генерал-майор Микеладзе М. Г. (октябрь 1942 г. — май 1943 г.);
  • генерал-майор Богданович В. Ф. (май — декабрь 1943 г.);
  • генерал-майор Бирман М. Я. (декабрь 1943 г. — до конца войны).

Напишите отзыв о статье "46-я армия (СССР)"

Примечания

  1. [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2817&Itemid=28 Боевые действия Красной армии в ВОВ]
  2. [www.victory.mil.ru/rkka/units/03/54.html Принадлежность и командующие 46-й армии]
  3. [mozohin.ru/article/a-138.html Директива Ставки ВГК № 994172 командующему войсками Закавказского фронта о смене командования 46-й армии* Копия: народному комиссару внутренних дел 27 августа1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: 1. Освободить от занимаемых должностей, как не справившихся с рабо¬той и не обеспечивших боевые действия войск, командующего 46-й арми¬ей1генерал-майора Сергаикова2 и зам. командующего этой армией по тылу комбрига Кислицына3. 2. Назначить: командующим 46-й армией — генерал-майора Ле-селидзе4, освободив его от командования 3-м стр. корпусом; замес¬тителями командующего 46-й армией — полковника Пияшева И. И.5 и майора Микеладзе6, освободив их соответственно от командования 7-й дивизией войск НКВД СССР и командования 195-й стр. дивизи¬ей; заместителем командующего 46-й армией по тылу — генерал-майора Ищенко7. 3. Ввести в состав Военного совета 46-й армии Председателя СНК Грузинской ССР Бакрадзе В. М. и наркома внутренних дел Абхазской АССР Гагуа И. А.8 Ставка Верховного Главнокомандования И. Сталин А. Василевский ЦАМО. ф. 148а, on. 3763, д. 124, л.249. Подлинник ]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Arm/a46/arm.html 46-я армия — страница клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2817 46-я армия — Боевые действия Красной Армии в ВОВ]

Отрывок, характеризующий 46-я армия (СССР)

Жителей в Москве не было, и солдаты, как вода в песок, всачивались в нее и неудержимой звездой расплывались во все стороны от Кремля, в который они вошли прежде всего. Солдаты кавалеристы, входя в оставленный со всем добром купеческий дом и находя стойла не только для своих лошадей, но и лишние, все таки шли рядом занимать другой дом, который им казался лучше. Многие занимали несколько домов, надписывая мелом, кем он занят, и спорили и даже дрались с другими командами. Не успев поместиться еще, солдаты бежали на улицу осматривать город и, по слуху о том, что все брошено, стремились туда, где можно было забрать даром ценные вещи. Начальники ходили останавливать солдат и сами вовлекались невольно в те же действия. В Каретном ряду оставались лавки с экипажами, и генералы толпились там, выбирая себе коляски и кареты. Остававшиеся жители приглашали к себе начальников, надеясь тем обеспечиться от грабежа. Богатств было пропасть, и конца им не видно было; везде, кругом того места, которое заняли французы, были еще неизведанные, незанятые места, в которых, как казалось французам, было еще больше богатств. И Москва все дальше и дальше всасывала их в себя. Точно, как вследствие того, что нальется вода на сухую землю, исчезает вода и сухая земля; точно так же вследствие того, что голодное войско вошло в обильный, пустой город, уничтожилось войско, и уничтожился обильный город; и сделалась грязь, сделались пожары и мародерство.

Французы приписывали пожар Москвы au patriotisme feroce de Rastopchine [дикому патриотизму Растопчина]; русские – изуверству французов. В сущности же, причин пожара Москвы в том смысле, чтобы отнести пожар этот на ответственность одного или несколько лиц, таких причин не было и не могло быть. Москва сгорела вследствие того, что она была поставлена в такие условия, при которых всякий деревянный город должен сгореть, независимо от того, имеются ли или не имеются в городе сто тридцать плохих пожарных труб. Москва должна была сгореть вследствие того, что из нее выехали жители, и так же неизбежно, как должна загореться куча стружек, на которую в продолжение нескольких дней будут сыпаться искры огня. Деревянный город, в котором при жителях владельцах домов и при полиции бывают летом почти каждый день пожары, не может не сгореть, когда в нем нет жителей, а живут войска, курящие трубки, раскладывающие костры на Сенатской площади из сенатских стульев и варящие себе есть два раза в день. Стоит в мирное время войскам расположиться на квартирах по деревням в известной местности, и количество пожаров в этой местности тотчас увеличивается. В какой же степени должна увеличиться вероятность пожаров в пустом деревянном городе, в котором расположится чужое войско? Le patriotisme feroce de Rastopchine и изуверство французов тут ни в чем не виноваты. Москва загорелась от трубок, от кухонь, от костров, от неряшливости неприятельских солдат, жителей – не хозяев домов. Ежели и были поджоги (что весьма сомнительно, потому что поджигать никому не было никакой причины, а, во всяком случае, хлопотливо и опасно), то поджоги нельзя принять за причину, так как без поджогов было бы то же самое.
Как ни лестно было французам обвинять зверство Растопчина и русским обвинять злодея Бонапарта или потом влагать героический факел в руки своего народа, нельзя не видеть, что такой непосредственной причины пожара не могло быть, потому что Москва должна была сгореть, как должна сгореть каждая деревня, фабрика, всякий дом, из которого выйдут хозяева и в который пустят хозяйничать и варить себе кашу чужих людей. Москва сожжена жителями, это правда; но не теми жителями, которые оставались в ней, а теми, которые выехали из нее. Москва, занятая неприятелем, не осталась цела, как Берлин, Вена и другие города, только вследствие того, что жители ее не подносили хлеба соли и ключей французам, а выехали из нее.


Расходившееся звездой по Москве всачивание французов в день 2 го сентября достигло квартала, в котором жил теперь Пьер, только к вечеру.
Пьер находился после двух последних, уединенно и необычайно проведенных дней в состоянии, близком к сумасшествию. Всем существом его овладела одна неотвязная мысль. Он сам не знал, как и когда, но мысль эта овладела им теперь так, что он ничего не помнил из прошедшего, ничего не понимал из настоящего; и все, что он видел и слышал, происходило перед ним как во сне.
Пьер ушел из своего дома только для того, чтобы избавиться от сложной путаницы требований жизни, охватившей его, и которую он, в тогдашнем состоянии, но в силах был распутать. Он поехал на квартиру Иосифа Алексеевича под предлогом разбора книг и бумаг покойного только потому, что он искал успокоения от жизненной тревоги, – а с воспоминанием об Иосифе Алексеевиче связывался в его душе мир вечных, спокойных и торжественных мыслей, совершенно противоположных тревожной путанице, в которую он чувствовал себя втягиваемым. Он искал тихого убежища и действительно нашел его в кабинете Иосифа Алексеевича. Когда он, в мертвой тишине кабинета, сел, облокотившись на руки, над запыленным письменным столом покойника, в его воображении спокойно и значительно, одно за другим, стали представляться воспоминания последних дней, в особенности Бородинского сражения и того неопределимого для него ощущения своей ничтожности и лживости в сравнении с правдой, простотой и силой того разряда людей, которые отпечатались у него в душе под названием они. Когда Герасим разбудил его от его задумчивости, Пьеру пришла мысль о том, что он примет участие в предполагаемой – как он знал – народной защите Москвы. И с этой целью он тотчас же попросил Герасима достать ему кафтан и пистолет и объявил ему свое намерение, скрывая свое имя, остаться в доме Иосифа Алексеевича. Потом, в продолжение первого уединенно и праздно проведенного дня (Пьер несколько раз пытался и не мог остановить своего внимания на масонских рукописях), ему несколько раз смутно представлялось и прежде приходившая мысль о кабалистическом значении своего имени в связи с именем Бонапарта; но мысль эта о том, что ему, l'Russe Besuhof, предназначено положить предел власти зверя, приходила ему еще только как одно из мечтаний, которые беспричинно и бесследно пробегают в воображении.
Когда, купив кафтан (с целью только участвовать в народной защите Москвы), Пьер встретил Ростовых и Наташа сказала ему: «Вы остаетесь? Ах, как это хорошо!» – в голове его мелькнула мысль, что действительно хорошо бы было, даже ежели бы и взяли Москву, ему остаться в ней и исполнить то, что ему предопределено.
На другой день он, с одною мыслию не жалеть себя и не отставать ни в чем от них, ходил с народом за Трехгорную заставу. Но когда он вернулся домой, убедившись, что Москву защищать не будут, он вдруг почувствовал, что то, что ему прежде представлялось только возможностью, теперь сделалось необходимостью и неизбежностью. Он должен был, скрывая свое имя, остаться в Москве, встретить Наполеона и убить его с тем, чтобы или погибнуть, или прекратить несчастье всей Европы, происходившее, по мнению Пьера, от одного Наполеона.
Пьер знал все подробности покушении немецкого студента на жизнь Бонапарта в Вене в 1809 м году и знал то, что студент этот был расстрелян. И та опасность, которой он подвергал свою жизнь при исполнении своего намерения, еще сильнее возбуждала его.