54-я кавалерийская дивизия

Поделись знанием:
(перенаправлено с «54-я кавалерийская дивизия (СССР)»)
Перейти к: навигация, поиск
54-я кавалерийская дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

кавалерия

Формирование:

июль-август 1941 года

Расформирование (преобразование):

18 июня 1942 года

Боевой путь

1941-1942: Новгородская область
Калининская область

54-я кавалерийская дивизия — воинское соединение СССР во Второй мировой войне





История дивизии

Формирование дивизии начато в Орловском военном округе в Лисках с 6 июля 1941 года по урезанным штатам по директиве Генерального штаба № 96. По директиве в составе дивизии должно было находиться 2931 человек и 3133 лошади.

Эти новые формирования называли «лёгкими дивизиями».

— www.litru.ru/?book=28630&page=305

В составе действующей армии во время Великой Отечественной войны с 25 июля 1941 года по 18 июня 1942 года.

С 25 июля 1941 года дивизия железной дорогой перебрасывается на Северо-Западный фронт в распоряжение 34-й армии с выгрузкой на станции Сигово с задачей сосредоточения в районе Демянска. Позднее, 3 августа 1941 года дивизия передана в распоряжение 27-й армии, была выдвинута из района Осташкова вперёд на прикрытие межозёрных дефиле западнее Осташкова. Наступает на район Холма с 9 августа 1941 года, так, на 11 августа 1941 года продвигается к Осцы, Барабановка на левом фланге 27-й армии, прикрываемая слева 42-м танковым полком, 12 августа 1941 года заняла Силагино, Борки, продвигается вместе с 937-м стрелковым полком 256-й стрелковой дивизии в направлении Сопки, Потапалово, Малашево. В сентябре 1941 года в связи с ударом немецким войск отступает, на 2 сентября 1941 года находится в Никулино, Дегтярки.

До 22 октября 1941 года находится во фронтовом резерве. 22 октября 1941 года сосредоточилась в районе Васильевское, Станишино, Тредубье, вступила совместно с 46-й кавалерийской дивизией в бой с 6-й пехотной дивизией, которая незадолго до этого форсировала Волгу на участке Улитино — Лаптево, была оттеснена на участок обороны Пестово — Ивачево — Коленицы, на 23 октября 1941 года его удерживает, затем оторвалась от противника и отошла за реку Тьма на участке Новое Стренево.

С 8 ноября 1941 года с приданными 9 танками 8-й танковой бригады выдвигается для предотвращения возможного прорыва врага из Селижарово на Кувшиново и к 12 ноября 1941 года, ведя бои вместе с частями 22-й армии, стабилизировала положение на линии Никулино, Горицы, Казаково, однако плацдарм на Волге у Селижарово остался в руках противника.

К 9 декабря 1941 года вошла в состав 31-й армии и сосредоточилась в Прибыткове. C 10 декабря 1941 года, когда 119-я стрелковая дивизия смогла прорвать оборону противника в районе Игнатово, вошла в прорыв в тыл противника, но была отброшена восточнее Игнатово. После взятия Марьино вместе со 119-й, 250-й и 247-й составили костяк ударной группы, начавшей наступление на Калинин. К 14 декабря 1941 года дивизия вместе с приданным 6-м отдельным лыжным батальоном сумела с юго-востока обойти Калинин, выйти в район Курово и перерезать Волоколамское и Тургиновское шоссе. После взятия Калинина дивизия продолжает наступление в общем направлении на Старицу, в течение 22-24 декабря 1941 года преследует противника, пытаясь прорвать оборону арьергардов и выйти в тыл, однако сделать этого не сумела

Только 27 декабря 1941 года, когда 250-я стрелковая дивизия прорвала вражескую оборону севернее Чухино, вновь введена в прорыв с 922-м стрелковым полком из состава стрелковой дивизии, вышла в район Смагино, и, громя тылы и штабы, двинулась на Коконягино и Черново. Однако дивизия была оттеснена в Смагино, Черново, отрезана от сил армии. Дивизии вместе с приданным полком пришлось занять круговую оборону и вести её до подхода основных сил 30 декабря 1941 года. С 1 января 1942 года дивизия ведёт бои с отходящими частями 6-й пехотной дивизии с задачей выдвинуться в район Ченцово, Немцово с целью перерезать пути отступления немецких войск.

К 8 января 1941 года переброшена из района Старицы в район северо-западнее Ржева, там вошла в состав ударной группы полковника Соколова и введена в прорыв в направлении на Сычевку в 8 километрах северо-западнее Ржева. Юго-западнее Ржева попала в окружение войск 39-й армии, ведёт бои в окружении до лета 1942 года, была фактически разгромлена.

Приказом Ставки ВГК № 0043 от 3 марта 1942 года дивизия только 18 июня 1942 года (очевидно поскольку оставалась в окружении) была расформирована, как имеющая большой некомплект; оставшийся личный состав обращён на укомплектование 11-го кавалерийского корпуса.

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
01 августа 1941 года Резервный фронт 34-я армия - -
01 сентября 1941 года Северо-Западный фронт - - -
01 октября 1941 года Северо-Западный фронт - - -
01 ноября 1941 года Калининский фронт - - в справочнике Боевого Состава Советской армии числится за Северо-Западным фронтом, однако это ошибка[1]
01 декабря 1941 года Калининский фронт - - -
01 января 1942 года Калининский фронт 31-я армия - -
01 февраля 1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01 марта 1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01 апреля 1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01 мая 1942 года Калининский фронт 39-я армия - -
01 июня 1942 года Калининский фронт - - -

Состав

  • 83-й кавалерийский полк
  • 89-й кавалерийский полк
  • 119-й кавалерийский полк
  • 58-й конно-артиллерийский дивизион
  • 58-й артиллерийский парк
  • 40-й отдельный полуэскадрон связи
  • 27-й медико-санитарный эскадрон
  • 54-й отдельный эскадрон химической защиты
  • 38-й продовольственный транспорт
  • 227-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 417-я полевая почтовая станция
  • 985-я полевая касса Госбанка

Командиры

Напишите отзыв о статье "54-я кавалерийская дивизия"

Примечания

  1. [books.google.ru/books?id=am10J0NVnswC&pg=PA429&lpg=PA429&dq=%2254+%D0%BA%D0%B4%22&source=bl&ots=woBdUEruAd&sig=WWNc4O1xFjKZ-hEmgBGkPpu55tE&hl=ru&ei=KDXRTIGnNMmAOqGx8L0M&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=6&ved=0CDAQ6AEwBQ#v=onepage&q=%2254%20%D0%BA%D0%B4%22&f=false Битва под Москвой. Хроника, факты, люди — Google Книги]
  2. [www.soldat.ru/kom.html Командный состав РККА]

Ссылки

  • [www.soldat.ru/doc/perechen Перечень No.6 кавалерийских, танковых, воздушно-десантных дивизий и управлений артиллерийских, зенитно-артиллерийских, миномётных, авиационных и истребительных дивизий, входивших в состав Действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.]

Отрывок, характеризующий 54-я кавалерийская дивизия

Князь Андрей сказал, что для этого нужно юридическое образование, которого он не имеет.
– Да его никто не имеет, так что же вы хотите? Это circulus viciosus, [заколдованный круг,] из которого надо выйти усилием.

Через неделю князь Андрей был членом комиссии составления воинского устава, и, чего он никак не ожидал, начальником отделения комиссии составления вагонов. По просьбе Сперанского он взял первую часть составляемого гражданского уложения и, с помощью Code Napoleon и Justiniani, [Кодекса Наполеона и Юстиниана,] работал над составлением отдела: Права лиц.


Года два тому назад, в 1808 году, вернувшись в Петербург из своей поездки по имениям, Пьер невольно стал во главе петербургского масонства. Он устроивал столовые и надгробные ложи, вербовал новых членов, заботился о соединении различных лож и о приобретении подлинных актов. Он давал свои деньги на устройство храмин и пополнял, на сколько мог, сборы милостыни, на которые большинство членов были скупы и неаккуратны. Он почти один на свои средства поддерживал дом бедных, устроенный орденом в Петербурге. Жизнь его между тем шла по прежнему, с теми же увлечениями и распущенностью. Он любил хорошо пообедать и выпить, и, хотя и считал это безнравственным и унизительным, не мог воздержаться от увеселений холостых обществ, в которых он участвовал.
В чаду своих занятий и увлечений Пьер однако, по прошествии года, начал чувствовать, как та почва масонства, на которой он стоял, тем более уходила из под его ног, чем тверже он старался стать на ней. Вместе с тем он чувствовал, что чем глубже уходила под его ногами почва, на которой он стоял, тем невольнее он был связан с ней. Когда он приступил к масонству, он испытывал чувство человека, доверчиво становящего ногу на ровную поверхность болота. Поставив ногу, он провалился. Чтобы вполне увериться в твердости почвы, на которой он стоял, он поставил другую ногу и провалился еще больше, завяз и уже невольно ходил по колено в болоте.
Иосифа Алексеевича не было в Петербурге. (Он в последнее время отстранился от дел петербургских лож и безвыездно жил в Москве.) Все братья, члены лож, были Пьеру знакомые в жизни люди и ему трудно было видеть в них только братьев по каменьщичеству, а не князя Б., не Ивана Васильевича Д., которых он знал в жизни большею частию как слабых и ничтожных людей. Из под масонских фартуков и знаков он видел на них мундиры и кресты, которых они добивались в жизни. Часто, собирая милостыню и сочтя 20–30 рублей, записанных на приход, и большею частию в долг с десяти членов, из которых половина были так же богаты, как и он, Пьер вспоминал масонскую клятву о том, что каждый брат обещает отдать всё свое имущество для ближнего; и в душе его поднимались сомнения, на которых он старался не останавливаться.
Всех братьев, которых он знал, он подразделял на четыре разряда. К первому разряду он причислял братьев, не принимающих деятельного участия ни в делах лож, ни в делах человеческих, но занятых исключительно таинствами науки ордена, занятых вопросами о тройственном наименовании Бога, или о трех началах вещей, сере, меркурии и соли, или о значении квадрата и всех фигур храма Соломонова. Пьер уважал этот разряд братьев масонов, к которому принадлежали преимущественно старые братья, и сам Иосиф Алексеевич, по мнению Пьера, но не разделял их интересов. Сердце его не лежало к мистической стороне масонства.
Ко второму разряду Пьер причислял себя и себе подобных братьев, ищущих, колеблющихся, не нашедших еще в масонстве прямого и понятного пути, но надеющихся найти его.
К третьему разряду он причислял братьев (их было самое большое число), не видящих в масонстве ничего, кроме внешней формы и обрядности и дорожащих строгим исполнением этой внешней формы, не заботясь о ее содержании и значении. Таковы были Виларский и даже великий мастер главной ложи.
К четвертому разряду, наконец, причислялось тоже большое количество братьев, в особенности в последнее время вступивших в братство. Это были люди, по наблюдениям Пьера, ни во что не верующие, ничего не желающие, и поступавшие в масонство только для сближения с молодыми богатыми и сильными по связям и знатности братьями, которых весьма много было в ложе.
Пьер начинал чувствовать себя неудовлетворенным своей деятельностью. Масонство, по крайней мере то масонство, которое он знал здесь, казалось ему иногда, основано было на одной внешности. Он и не думал сомневаться в самом масонстве, но подозревал, что русское масонство пошло по ложному пути и отклонилось от своего источника. И потому в конце года Пьер поехал за границу для посвящения себя в высшие тайны ордена.

Летом еще в 1809 году, Пьер вернулся в Петербург. По переписке наших масонов с заграничными было известно, что Безухий успел за границей получить доверие многих высокопоставленных лиц, проник многие тайны, был возведен в высшую степень и везет с собою многое для общего блага каменьщического дела в России. Петербургские масоны все приехали к нему, заискивая в нем, и всем показалось, что он что то скрывает и готовит.
Назначено было торжественное заседание ложи 2 го градуса, в которой Пьер обещал сообщить то, что он имеет передать петербургским братьям от высших руководителей ордена. Заседание было полно. После обыкновенных обрядов Пьер встал и начал свою речь.
– Любезные братья, – начал он, краснея и запинаясь и держа в руке написанную речь. – Недостаточно блюсти в тиши ложи наши таинства – нужно действовать… действовать. Мы находимся в усыплении, а нам нужно действовать. – Пьер взял свою тетрадь и начал читать.
«Для распространения чистой истины и доставления торжества добродетели, читал он, должны мы очистить людей от предрассудков, распространить правила, сообразные с духом времени, принять на себя воспитание юношества, соединиться неразрывными узами с умнейшими людьми, смело и вместе благоразумно преодолевать суеверие, неверие и глупость, образовать из преданных нам людей, связанных между собою единством цели и имеющих власть и силу.
«Для достижения сей цели должно доставить добродетели перевес над пороком, должно стараться, чтобы честный человек обретал еще в сем мире вечную награду за свои добродетели. Но в сих великих намерениях препятствуют нам весьма много – нынешние политические учреждения. Что же делать при таковом положении вещей? Благоприятствовать ли революциям, всё ниспровергнуть, изгнать силу силой?… Нет, мы весьма далеки от того. Всякая насильственная реформа достойна порицания, потому что ни мало не исправит зла, пока люди остаются таковы, каковы они есть, и потому что мудрость не имеет нужды в насилии.
«Весь план ордена должен быть основан на том, чтоб образовать людей твердых, добродетельных и связанных единством убеждения, убеждения, состоящего в том, чтобы везде и всеми силами преследовать порок и глупость и покровительствовать таланты и добродетель: извлекать из праха людей достойных, присоединяя их к нашему братству. Тогда только орден наш будет иметь власть – нечувствительно вязать руки покровителям беспорядка и управлять ими так, чтоб они того не примечали. Одним словом, надобно учредить всеобщий владычествующий образ правления, который распространялся бы над целым светом, не разрушая гражданских уз, и при коем все прочие правления могли бы продолжаться обыкновенным своим порядком и делать всё, кроме того только, что препятствует великой цели нашего ордена, то есть доставлению добродетели торжества над пороком. Сию цель предполагало само христианство. Оно учило людей быть мудрыми и добрыми, и для собственной своей выгоды следовать примеру и наставлениям лучших и мудрейших человеков.