54-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
54-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Мазурская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

10.06.1940 года

Расформирование (преобразование):

29.05.1945 года

Предшественник:

1-й финский горно-стрелковый корпус

Боевой путь

1941-1944:
Карелия
1945:
Восточная Пруссия
Чехословакия

54-я стрелковая Мазурская ордена Ленина Краснознамённая ордена Кутузова дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне





История

Сформирована до 1937 года.[1] В 1939 году на базе частей дивизии развёрнута 104-я горнострелковая дивизия.

Участвовала в Зимней войне, наступала в направлении .

В действующей армии с 22 июня 1941 по 14 ноября 1944, с 15 декабря 1944 по 1 апреля 1945 и с 21 апреля 1945 по 11 мая 1945 года.

На 22 июня 1941 года занимала участок Кемь — Ухта — Реболы, находясь в 100—250 километрах от границы. При этом, два полка (81-й и 118-й) дивизии прикрывали направление на Ухту, а 337-й стрелковый полк действовал отдельно, южнее, прикрывая Ребольское направление.

Что касается основных сил дивизии, то они развернулись по реке Войница, где вступили в бои с группой «F» сформированная из 3-й пехотной дивизии (группа представляла собой усиленный пехотный полк), а также с резервом 3-й пехотной дивизии — пехотный полк с приданной немецкой танковой ротой. Основные бои развязались за посёлок Войницы с 10 июля 1941 года. В течение девяти дней полки дивизии вели ожесточённые бои за посёлок, после чего оставили его, отступая с боями по направлению к Ухте. Финские войска, продвигаясь вперёд, вышли к 23 июля 1941 года к Корпиярви, откуда наступление начало развиваться по северному берегу озера Среднее Куйто и ещё севернее: по дороге Корпиярви — Ухта в направлении озера Елданка, в 19 километрах к северо-западу от Ухты. Часть финских войск была направлена по южному берегу озера Среднее Куйто, где они сумели выйти до посёлка Энонсу, и где передовые дозоры были остановлены на пути к Луусалми. 54-я стрелковая дивизия, получив пополнение, заняла позиции по рубежу реки Кис-Кис северо-западнее Ухты, где финские войска 19 августа 1941 года были окончательно остановлены в упорных боях первой половины августа 1941 года. С этого времени положение в полосе дивизии стабилизировалось до 1944 года. В сентябре 1941 года финские войска осуществили ещё одну попытку наступления, но атаки были легко отбиты окопавшейся дивизией, в которой был в середине сентября восстановлен 337-й стрелковый полк.

Первый 337-й стрелковый полк, прикрывая Ребольское направление, вёл оборону самостоятельно, противостоя 14-й пехотной дивизии, усиленной двумя егерскими батальонами. С 3 по 24 июля 1941 года полк ожесточённо обороняет Реболы. В лобовом штурме позиций полка финские войска не преуспели, и 15 июля 1941 года предприняли обходной маневр. 337-й стрелковый полк был вынужден отходить на север, а затем на восток, дабы не попасть в полное окружение.

22.07.41г. бои идут на Ребольском направлении.

Положение 337 стрелкового полка, находящегося в окружении и отрезанного от тылов, чрезвычайно тяжелое и все осложняется.

На запросы командования 337 стрелкового полка, военком дивизии ответил, что нужно разбить окружающего противника, восстановить прежнее положение. Нужно мобилизовать себя на преодоление трудностей.

23 июля.

Организованный всеми силами 337 стрелкового полка прорыв не удался. В 22.00 23.07 командир полка принял решение уничтожить материальную часть и начать отход вне дорог в северном направлении на Кимас-Озерскую дорогу. Противник движется на тылы 337 стрелкового полка. Тылы отрезаны. Личный состав трое суток в непрерывном бою, боеприпасов почти нет, питаются одной кониной. Скопилось много раненых (до 300 чел.).

29 июля.

К 12.00 на коммуникацию Реболы вышли 337 стрелковый полк, 491 гаубично-артиллерийский полк, 73 ПО в общем количестве 3000 человек.

— ЦАМО. Фонд 54 стрелковая дивизия. Опись 1. Дело 13. Журнал боевых действий. Листы 39-43.[2]

В начале августа 1941 года полк вышел к Ругозеру и включён в состав вновь сформированной дивизии Ребольского направления.

Дивизия вела позиционную оборону Ухты до 1944 года, левым флангом примыкая к озеру Среднее Куйто, ведя частные бои и разведку.

В сентябре 1944 года, после выхода Финляндии из войны, участвовала в преследовании противника на кандалакшском и кестеньгском направлениях, продвинулась до государственной границы СССР и до 14 ноября 1944 года находится на обороне границы, после чего была снята с позиций, и в декабре 1944 года направлена в 31-ю армию, которая дислоцировалась северо-западнее Сувалок. С января 1945 года участвовала в Восточно-Прусской стратегической операции. С начала операции наступала во втором эшелоне, в общем направлении на Летцен, введена в бой на рубеже Мазурских озёр, 27 января 1945 года приняла участие во взятии города Бартен, продолжила наступление через Растенбург, прорывая укреплённые рубежи, вышла к заливу Фришес-Хафф и 25 марта 1945 года приняла участие во взятии города Хайлигенбайль. 2 апреля 1945 года поступила в резерв в составе армии и переброшена на 1-й Украинский фронт, заняв позиции юго-западнее Бунцлау. С 6 мая 1945 года наступает в ходе Пражской операции, где и закончила войну.

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия (группа) Корпус Примечания
22.06.1941 года Ленинградский военный округ 7-я армия - -
01.07.1941 года Северный фронт 7-я армия - -
10.07.1941 года Северный фронт 7-я армия - -
01.08.1941 года Северный фронт 7-я армия - -
01.09.1941 года Карельский фронт 7-я армия - -
01.10.1941 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.11.1941 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.12.1941 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.01.1942 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.02.1942 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.03.1942 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.04.1942 года Карельский фронт Кемская оперативная группа - -
01.05.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.06.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.07.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.08.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.09.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.10.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.11.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.12.1942 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.01.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.02.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.03.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.04.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.05.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.06.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.07.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.08.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.09.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.10.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.11.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.12.1943 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.01.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.02.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.03.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.04.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.05.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.06.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.07.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.08.1944 года Карельский фронт 26-я армия - -
01.09.1944 года Карельский фронт 26-я армия 132-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года Карельский фронт 26-я армия 132-й стрелковый корпус -
01.11.1944 года Карельский фронт 26-я армия 132-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года Резерв Ставки ВГК 26-я армия - -
01.01.1945 года 3-й Белорусский фронт 31-я армия - -
01.02.1945 года 3-й Белорусский фронт 31-я армия 71-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 3-й Белорусский фронт 31-я армия 71-й стрелковый корпус -
01.04.1945 года 3-й Белорусский фронт 31-я армия 71-й стрелковый корпус с 02.04.1945 по 21.04.1945 в Резерве Ставки ВГК
01.05.1945 года 1-й Украинский фронт 31-я армия 71-й стрелковый корпус -

Состав

  • 337-й стрелковый полк (до 28.07.1941 и с 19.09.1941)
  • 81-й стрелковый Краснознамённый полк
  • 118-й стрелковый полк
  • 86-й артиллерийский полк (до 27.10.1941)
  • 491-й гаубичный артиллерийский полк (до 05.10.1941)
  • 58-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион (до 09.10.1941 и с 12.01.1942)
  • 388-я зенитная батарея (148-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион)(до 25.05.1943)
  • 366-й миномётный дивизион (с 22.10.1941 по 10.10.1942)
  • 34-я разведывательная рота
  • 16-й сапёрный батальон
  • 904-й (49-й) отдельный батальон связи (814-я отдельная рота связи)
  • 29-й медико-санитарный батальон
  • 181-й автотранспортный батальон (до 09.10.1941)
  • 173-я (181-я) автотранспортная рота
  • 163-й (80-й) дивизионная авторемонтная мастерская
  • 161-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 164-я полевая хлебопекарня (27-й полевой автохлебозавод)
  • 192-я полевая почтовая станция
  • 190-я полевая касса Госбанка

Командиры

Награды и наименовани

Награда Дата За что получена
Орден Ленина 23.07.1940 Советско-финская война (1939—1940)
Орден Красного Знамени 19.02.1945
Мазурская 05.04.1945
Орден Кутузова 2 степени 19.02.1945

Воины дивизии

Награда Ф. И.О. Должность Звание Дата награждения Примечания
Васильев, Александр Макарович Командир взвода разведки 81-го стрелкового полка Младший лейтенант 1940 Погиб 26.08.1941

Напишите отзыв о статье "54-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. [www.rkka.ru/ihandbook.htm Рабоче-Крестьянская Красная Армия]
  2. [www.okorneva.ru/print.php?main=data_of_archive_of_defense&id=100044 Сведения о боевом пути частей в ВОВ. Оксана Корнева, историк-генеалог]


Ссылки

  • [www.rkka.ru/handbook/reg/54sd.htm Справочник]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd054/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [segezha.onego.ru/Corp/pub7561.htm На Ребольском направлении]
  • [wwii-soldat.narod.ru/OPER/ARTICLES/005-zapolyarye.htm Оборонительные сражения в Заполярье и Карелии летом и осенью 1941 года]

Отрывок, характеризующий 54-я стрелковая дивизия

– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал.
– Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх.
– А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья.
Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.
Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы.
Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.
– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.
– Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… – сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?
И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.
– Кончено! – сказал Борис.
– Навсегда? – сказала девочка. – До самой смерти?
И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.


Графиня так устала от визитов, что не велела принимать больше никого, и швейцару приказано было только звать непременно кушать всех, кто будет еще приезжать с поздравлениями. Графине хотелось с глазу на глаз поговорить с другом своего детства, княгиней Анной Михайловной, которую она не видала хорошенько с ее приезда из Петербурга. Анна Михайловна, с своим исплаканным и приятным лицом, подвинулась ближе к креслу графини.
– С тобой я буду совершенно откровенна, – сказала Анна Михайловна. – Уж мало нас осталось, старых друзей! От этого я так и дорожу твоею дружбой.
Анна Михайловна посмотрела на Веру и остановилась. Графиня пожала руку своему другу.
– Вера, – сказала графиня, обращаясь к старшей дочери, очевидно, нелюбимой. – Как у вас ни на что понятия нет? Разве ты не чувствуешь, что ты здесь лишняя? Поди к сестрам, или…
Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления.
– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро.
– Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком…
– Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую.
Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты.
– Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера.
– Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери.
Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее.

В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.
– Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle [княгиня такая то] желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали.
– Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила?
– Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели.
– Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, [Он за мной волочился,] – вспомнила графиня с улыбкой.
– Всё такой же, – отвечала Анна Михайловна, – любезен, рассыпается. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. [Высокое положение не вскружило ему головы нисколько.] «Я жалею, что слишком мало могу вам сделать, милая княгиня, – он мне говорит, – приказывайте». Нет, он славный человек и родной прекрасный. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Я не знаю, чего я не сделала бы для его счастья. А обстоятельства мои до того дурны, – продолжала Анна Михайловна с грустью и понижая голос, – до того дурны, что я теперь в самом ужасном положении. Мой несчастный процесс съедает всё, что я имею, и не подвигается. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre [буквально] нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. – Она вынула платок и заплакала. – Мне нужно пятьсот рублей, а у меня одна двадцатипятирублевая бумажка. Я в таком положении… Одна моя надежда теперь на графа Кирилла Владимировича Безухова. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его.
Графиня прослезилась и молча соображала что то.
– Часто думаю, может, это и грех, – сказала княгиня, – а часто думаю: вот граф Кирилл Владимирович Безухой живет один… это огромное состояние… и для чего живет? Ему жизнь в тягость, а Боре только начинать жить.
– Он, верно, оставит что нибудь Борису, – сказала графиня.
– Бог знает, chere amie! [милый друг!] Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить.