6-я флотилия эскадренных миноносцев кригсмарине

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
6-я флотилия эскадренных миноносцев кригсмарине
6. Zerstörer-Flottille
Годы существования

14 мая 1940 - 20 мая 1945

Страна

Третий рейх

Входит в

Кригсмарине

Тип

Военно-морской флот

Участие в

Вторая мировая война

Командиры
Известные командиры

Эрих Бей

6-я флотилия эскадренных миноносцев кригсмарине (нем. 6. Zerstörer-Flottille) — подразделение военно-морского флота Третьего рейха, одна из 7 флотилий эскадренных миноносцев ВМФ Германии периода Второй мировой войны.





История

Флотилия была сформирована 14 мая 1940 года из уцелевших кораблей 2-й, 3-й и 4-й флотилий эскадренных миноноосцев и существовала до конца войны. Командиром флотилии был назначен капитан-цур-зее Эрих Бей. Флотилия была расформирована 10 мая 1945 года. Фактический состав флотилий зачастую менялся, штабу флотилии могли подчиняться эсминцы других соединений, участвующие в общей операции или сосредоточенные на одном театре военных действий.

Состав

В состав 6-й флотилии в 19401945 гг. в разное время входило 7 эсминцев типов 1934 и 1934A, в том числе «Ганс Лоди» (Z-10), «Пауль Якоби» (Z-5), «Теодор Ридель» (Z-6), «Герман Шёман» (Z-7), Z-35, Z-36, Z-43.

Командиры

Время Командующий флотилией
14 мая 1940 — 14 ноября 1940 капитан-цур-зее Эрих Бей;
14 ноября 1940 — 12 апреля 1943 капитан-цур-зее Альфред Шульце-Хинрихс;
14 апреля 1943 — 12 декабря 1944 капитан-цур-зее Фридрих Коте;
13 декабря 1944 — 7 февраля 1945 капитан-цур-зее Артур Веннигер;
8 февраля 1945 — 20 мая 1945 капитан-цур-зее Гейнц Петерс;

Напишите отзыв о статье "6-я флотилия эскадренных миноносцев кригсмарине"

Ссылки

  • [www.lexikon-der-wehrmacht.de/Gliederungen/ZFlottillen/Gliederung.htm Флотилии эсминцев кригсмарине]

Литература

  • Патянин С. В., Морозов М. Э. Немецкие эсминцы Второй мировой. Демоны морских сражений. — М.: Коллекция, Яуза, Эксмо, 2007 ISBN 978-5-699-24368-6



Отрывок, характеризующий 6-я флотилия эскадренных миноносцев кригсмарине

– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.