60-я горнострелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
60-я горнострелковая дивизия
Почётные наименования:

60-я Кавказская горнострелковая дивизия им. Степина

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1941 год

Расформирование (преобразование):

19.09.1941

Предшественник:

60-я стрелковая дивизия

Боевой путь

1941: оборонительные бои на Украине

60-я горнострелковая дивизия — воинское соединение СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.





История

История дивизии восходит ко 2-й Кавказской стрелковой дивизии им. Степина, сформированной в июне 1922 года на базе 4-й Кавказской стрелковой бригады им. Степина. В июле 1936 года она была переименована в 60-ю Кавказскую стрелковую дивизию им. Степина, а 24 апреля 1941 года переформирована в горнострелковую.

Великая Отечественная война

60 гсд встретила войну на участке границы южнее Черновцов в составе 17-го стрелкового корпуса 12-й армии Юго-Западного фронта. 22 июня она отбила атаки противника в районе Герцы, взяв в плен 7 немцев и захватив одно орудие, один миномёт и шесть пулемётов противника. В ночь с 23 на 24 июня вместе с частями 96-й гсд контратаковала противника в направлении Волчинца и в районе Кашенки восстановила положение, отбросив противника за госграницу. Противник оставил на поле боя у Кашенки 800 человек убитыми и ранеными, было взято в плен 28 человек немцев и румын. В результате 60 гсд заняла позиции у Фонтина-Альбы, Бахринешти и Джербоуца.

Согласно директиве Ставки ГК № 20466 от 24.06.1941, была вместе с 17 ск переподчинена 18-й армии Южного фронта.

26 июня дивизия сосредотачивалась в районе Корчешти – Лунка. 29 июня 60 гсд располагалась в районе Купки, её штаб находился в 3 км западнее Будамике.

В связи с тем, что немцы в ночь со 2 на 3 июля форсировали Прут и начали наступление на Патру, 17 ск получил приказ отвести части на новый оборонительный рубеж. 7 июля корпус продолжал отход к рекам Ушица и Днестр. К исходу дня 60 гсд переправилась через Днестр и с утра начала движение в район сосредоточения у Тымкова, южнее и юго-восточнее Миньковцев. К началу 10 июля она занимала положение у Хваросны и Песца.

На 14 июля 60 гсд была в корпусном резерве и сосредотачивалась в районе Долговцев, Степанки и Ивашковцев. 15 июля в 15.00 она выступила в район Калиновки, чтобы влиться в состав Юго-Западного фронта.

16 июля немцы прорвали оборону 12 армии, в которую теперь входила 60 гсд, и 17 июля захватили Жмеринку. Вечером этого дня 60 гсд вела бой у Новоселицы, Людовки и на северной окраине Браилова.

В ночь с 21 на 22 июля дивизия закреплялась в районе Поповки. Для удобства управления 23 июля 6-я и 12-я армии приказом командующего войсками ЮЗФ были объединены под общим командованием генерал-майора П. Понеделина (группа Понеделина).

12-я армия вела теперь борьбу на два фронта: на западе она держала оборону, отбивая атаки немцев, на востоке – наступала в северо-восточном направлении с целью соединиться с частями 26-й армии. 25 июля 60 гсд оборонялась на рубеже ХреновкаПархомовка – Белки. Её 358 гсп располагался у Хреновки, 224 гсп – у Пархомовки. 194 гсп, будучи в 20.00 атакован противником, отвёл свой правый фланг назад. 350 гсп находился в резерве командира корпуса.

С 20.00 25 июля дивизия вместе с остальными частями 12-й армии вновь перешла в подчинение Южного фронта. В ночь на 26 июля 12-я армия продолжала вести бои с превосходящими силами противника фронтом на запад и восток, содействуя выходу из полуокружения 6-й армии. К утру 26 июля 13 ск (44 и 60 гсд) оборонялся на рубеже ЖаданыКопиевка, фронтом на запад.

12-я армия в течение 28 июля с боями продолжала отход в юго-восточном направлении. К утру 29-го числа 13 ск в районе Ивангорода и Орадовки прикрывал отход 6-й армии.

30 июля 13 ск отступал мимо Каменечья и Зеленкова, не встречая противника. К исходу 31 июля в 5 км к юго-западу от Тального 60 гсд уничтожил свежий полк немцев.

1 августа группа Понеделина, обороняясь с северо-востока, запада и юго-запада, продолжала выход на рубеж Терновка, Ново-Архангельск, р. Синюха, Звенигородка, ведя бои с прорвавшимися частями противника. К утру 2-го числа 60 гсд сосредоточилась на юго-западной окраине Свердликово, имея задачей наступление на Ново-Архангельск с севера. Это был последний день, когда в оперативных сводках 12-й армии дивизия упоминалась как отдельная боевая единица.

2 августа немецкая танковая группа Клейста соединились с 17-й армией, взяв в окружение части Юго-Западного и Южного фронтов.

Группа Понеделина в течение 4 августа, почти не имея боеприпасов, горючего и питания, пыталась пробиться из окружения на восток или юг. К 8 августу немцы ликвидировали Уманский котёл.

19 сентября 1941 года 60 гсд была расформирована как погибшая.

Состав

  • 194-й, 224-й, 350-й и 358-й горнострелковые полки;
  • 54-й артиллерийский полк;
  • 83-й гаубичный артиллерийский полк;
  • 275-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион;
  • 84-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион;
  • 52-й кавалерийский эскадрон;
  • 76-й саперный батальон;
  • 85-й отдельный батальон связи;
  • 39-й артиллерийский парковый дивизион;
  • 46-й медико-санитарный батальон;
  • 90-я отдельная рота химзащиты;
  • 51-й автотранспортный батальон;
  • 406-я автотранспортная рота;
  • 75-й полевой автохлебозавод;
  • 167-я полевая почтовая станция;
  • 401-я полевая касса Госбанка.

Командиры

Подчинение

Дата Фронт Армия Корпус (группа)
22.06.1941 Юго-Западный фронт 12-я армия 17-й стрелковый корпус
25.06.1941 Южный фронт 18-я армия 17-й стрелковый корпус
10.07.1941 Южный фронт 18-я армия
16.07.1941 Юго-Западный фронт 12-я армия 13-й стрелковый корпус
25.07.1941 Южный фронт 12-я армия 13-й стрелковый корпус

Напишите отзыв о статье "60-я горнострелковая дивизия"

Ссылки

  • [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-1-sd-po-99-sd/60-gorno-strelkovaya-diviziya.html Дивизии Красной Армии]
  • [tashv.nm.ru/SbornikBoevyhDokumentov/Issue36/Issue36.html Сборник боевых документов Великой Отечественной войны.]
  • [rkka.ru/handbook/reg/60gsd.htm РККА]

Отрывок, характеризующий 60-я горнострелковая дивизия

После похорон отца княжна Марья заперлась в своей комнате и никого не впускала к себе. К двери подошла девушка сказать, что Алпатыч пришел спросить приказания об отъезде. (Это было еще до разговора Алпатыча с Дроном.) Княжна Марья приподнялась с дивана, на котором она лежала, и сквозь затворенную дверь проговорила, что она никуда и никогда не поедет и просит, чтобы ее оставили в покое.
Окна комнаты, в которой лежала княжна Марья, были на запад. Она лежала на диване лицом к стене и, перебирая пальцами пуговицы на кожаной подушке, видела только эту подушку, и неясные мысли ее были сосредоточены на одном: она думала о невозвратимости смерти и о той своей душевной мерзости, которой она не знала до сих пор и которая выказалась во время болезни ее отца. Она хотела, но не смела молиться, не смела в том душевном состоянии, в котором она находилась, обращаться к богу. Она долго лежала в этом положении.
Солнце зашло на другую сторону дома и косыми вечерними лучами в открытые окна осветило комнату и часть сафьянной подушки, на которую смотрела княжна Марья. Ход мыслей ее вдруг приостановился. Она бессознательно приподнялась, оправила волоса, встала и подошла к окну, невольно вдыхая в себя прохладу ясного, но ветреного вечера.
«Да, теперь тебе удобно любоваться вечером! Его уж нет, и никто тебе не помешает», – сказала она себе, и, опустившись на стул, она упала головой на подоконник.
Кто то нежным и тихим голосом назвал ее со стороны сада и поцеловал в голову. Она оглянулась. Это была m lle Bourienne, в черном платье и плерезах. Она тихо подошла к княжне Марье, со вздохом поцеловала ее и тотчас же заплакала. Княжна Марья оглянулась на нее. Все прежние столкновения с нею, ревность к ней, вспомнились княжне Марье; вспомнилось и то, как он последнее время изменился к m lle Bourienne, не мог ее видеть, и, стало быть, как несправедливы были те упреки, которые княжна Марья в душе своей делала ей. «Да и мне ли, мне ли, желавшей его смерти, осуждать кого нибудь! – подумала она.
Княжне Марье живо представилось положение m lle Bourienne, в последнее время отдаленной от ее общества, но вместе с тем зависящей от нее и живущей в чужом доме. И ей стало жалко ее. Она кротко вопросительно посмотрела на нее и протянула ей руку. M lle Bourienne тотчас заплакала, стала целовать ее руку и говорить о горе, постигшем княжну, делая себя участницей этого горя. Она говорила о том, что единственное утешение в ее горе есть то, что княжна позволила ей разделить его с нею. Она говорила, что все бывшие недоразумения должны уничтожиться перед великим горем, что она чувствует себя чистой перед всеми и что он оттуда видит ее любовь и благодарность. Княжна слушала ее, не понимая ее слов, но изредка взглядывая на нее и вслушиваясь в звуки ее голоса.
– Ваше положение вдвойне ужасно, милая княжна, – помолчав немного, сказала m lle Bourienne. – Я понимаю, что вы не могли и не можете думать о себе; но я моей любовью к вам обязана это сделать… Алпатыч был у вас? Говорил он с вами об отъезде? – спросила она.
Княжна Марья не отвечала. Она не понимала, куда и кто должен был ехать. «Разве можно было что нибудь предпринимать теперь, думать о чем нибудь? Разве не все равно? Она не отвечала.
– Вы знаете ли, chere Marie, – сказала m lle Bourienne, – знаете ли, что мы в опасности, что мы окружены французами; ехать теперь опасно. Ежели мы поедем, мы почти наверное попадем в плен, и бог знает…
Княжна Марья смотрела на свою подругу, не понимая того, что она говорила.
– Ах, ежели бы кто нибудь знал, как мне все все равно теперь, – сказала она. – Разумеется, я ни за что не желала бы уехать от него… Алпатыч мне говорил что то об отъезде… Поговорите с ним, я ничего, ничего не могу и не хочу…
– Я говорила с ним. Он надеется, что мы успеем уехать завтра; но я думаю, что теперь лучше бы было остаться здесь, – сказала m lle Bourienne. – Потому что, согласитесь, chere Marie, попасть в руки солдат или бунтующих мужиков на дороге – было бы ужасно. – M lle Bourienne достала из ридикюля объявление на нерусской необыкновенной бумаге французского генерала Рамо о том, чтобы жители не покидали своих домов, что им оказано будет должное покровительство французскими властями, и подала ее княжне.
– Я думаю, что лучше обратиться к этому генералу, – сказала m lle Bourienne, – и я уверена, что вам будет оказано должное уважение.
Княжна Марья читала бумагу, и сухие рыдания задергали ее лицо.
– Через кого вы получили это? – сказала она.
– Вероятно, узнали, что я француженка по имени, – краснея, сказала m lle Bourienne.
Княжна Марья с бумагой в руке встала от окна и с бледным лицом вышла из комнаты и пошла в бывший кабинет князя Андрея.
– Дуняша, позовите ко мне Алпатыча, Дронушку, кого нибудь, – сказала княжна Марья, – и скажите Амалье Карловне, чтобы она не входила ко мне, – прибавила она, услыхав голос m lle Bourienne. – Поскорее ехать! Ехать скорее! – говорила княжна Марья, ужасаясь мысли о том, что она могла остаться во власти французов.
«Чтобы князь Андрей знал, что она во власти французов! Чтоб она, дочь князя Николая Андреича Болконского, просила господина генерала Рамо оказать ей покровительство и пользовалась его благодеяниями! – Эта мысль приводила ее в ужас, заставляла ее содрогаться, краснеть и чувствовать еще не испытанные ею припадки злобы и гордости. Все, что только было тяжелого и, главное, оскорбительного в ее положении, живо представлялось ей. «Они, французы, поселятся в этом доме; господин генерал Рамо займет кабинет князя Андрея; будет для забавы перебирать и читать его письма и бумаги. M lle Bourienne lui fera les honneurs de Богучарово. [Мадемуазель Бурьен будет принимать его с почестями в Богучарове.] Мне дадут комнатку из милости; солдаты разорят свежую могилу отца, чтобы снять с него кресты и звезды; они мне будут рассказывать о победах над русскими, будут притворно выражать сочувствие моему горю… – думала княжна Марья не своими мыслями, но чувствуя себя обязанной думать за себя мыслями своего отца и брата. Для нее лично было все равно, где бы ни оставаться и что бы с ней ни было; но она чувствовала себя вместе с тем представительницей своего покойного отца и князя Андрея. Она невольно думала их мыслями и чувствовала их чувствами. Что бы они сказали, что бы они сделали теперь, то самое она чувствовала необходимым сделать. Она пошла в кабинет князя Андрея и, стараясь проникнуться его мыслями, обдумывала свое положение.
Требования жизни, которые она считала уничтоженными со смертью отца, вдруг с новой, еще неизвестной силой возникли перед княжной Марьей и охватили ее. Взволнованная, красная, она ходила по комнате, требуя к себе то Алпатыча, то Михаила Ивановича, то Тихона, то Дрона. Дуняша, няня и все девушки ничего не могли сказать о том, в какой мере справедливо было то, что объявила m lle Bourienne. Алпатыча не было дома: он уехал к начальству. Призванный Михаил Иваныч, архитектор, явившийся к княжне Марье с заспанными глазами, ничего не мог сказать ей. Он точно с той же улыбкой согласия, с которой он привык в продолжение пятнадцати лет отвечать, не выражая своего мнения, на обращения старого князя, отвечал на вопросы княжны Марьи, так что ничего определенного нельзя было вывести из его ответов. Призванный старый камердинер Тихон, с опавшим и осунувшимся лицом, носившим на себе отпечаток неизлечимого горя, отвечал «слушаю с» на все вопросы княжны Марьи и едва удерживался от рыданий, глядя на нее.