60-я танковая дивизия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 60-я танковая дивизия
60-я тд
</td></tr>
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: март 1941 года
Расформирование (преобразование): 20 января 1942 года
Преемник: 60-я танковая бригада
1941: Ленинградская область

60-я танковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История дивизии

Дивизия формировалась с марта 1941 года в районе Биробиджана, на 22 июня 1941 года дислоцировалась там же. В июле 1941 года переформировалась по сокращённым штатам № 010/44-010/52, 04/117, 04/16, высвободившийся личный состав и материальная часть направлены на формирование Амурской танковой дивизии.[1]. В действующей армии с 1 ноября 1941 по 20 января 1942 года.

С 14 октября 1941 года начала переброску на запад. Прибыла в Тихвин 29 октября 1941 года, имея в составе 13 БТ-7, 139 Т-26, 25 химических (огнемётных) Т-26, 2 Т-37, 31 бронеавтомобиля различных модификаций и 6044 человек личного состава. По прибытии передислоцирована в район западнее Тихвина близ Мелегежской Горки.

Со 2 ноября 1941 года двумя батальонами, приданными 4-й гвардейской стрелковой дивизии и 191-й стрелковой дивизии участвует в контрударе по войскам 39-го моторизованного корпуса в общем направлении на Будогощь.

Основные силы дивизии 4 ноября 1941 года начали переброску в район Крестцы, для совместных действий с 92-й стрелковой дивизией в наступлении в направлении Крестцы — Будогощь. Марш длиной около 100 километров проходил в исключительно тяжёлых условиях, в связи с тем, что имеющиеся узкие и разбитые дороги были забиты войсками. Таким образом, дивизия фактически не дошла до места назначения и 9 ноября 1941 года была развёрнута в обратном направлении. За это время силы противника беспрепятственно взяли Тихвин; от дивизии в боях за Тихвин принимали участие только 20 танков, действовавших в составе 44-й стрелковой дивизии.

С 10 ноября 1941 года, растянутые по дороге подразделения дивизии стали подчиняться близким соединениям: 60-й мотострелковый полк и 20 танков 120-го танкового полка были подчинены 4-й гвардейской стрелковой дивизии, часть техники и личного состава были подчинены 27-й кавалерийской дивизии, а в дальнейшем дивизия ещё больше начала дробиться, вплоть до передачи танков в виде поддержки пехоты для стрелковых полков. К 20 ноября 1941 года в распоряжении собственно дивизии осталось только 38 танков из 179 первоначальных. Этими танками дивизия и перешла в наступление на Тихвин из района Городище. Ведёт бои, пытаясь перерезать коммуникации противника, ведущие в Тихвин, после оставления противником Тихвина 9 декабря 1941 года, преследует его в направлении Будогощи. 21 декабря 1941 года с танковым десантом из состава 4-й гвардейской стрелковой дивизии освобождает Будогощь и выводится в резерв. К 31 декабря 1941 года дивизия собралась в первоначальном (организационно) составе, и в ней стало 57 боеспособных танков и 37 требующих ремонта. В середине января 1942 года дивизия, оставив технику отдельным батальонам Волховского фронта, убыла на переформирование в Подмосковье (Кузьминки).

20 января 1942 года на базе дивизии сформирована 60-я танковая бригада.

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
22 июня 1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 30-й механизированный корпус -
01 июля 1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 30-й механизированный корпус -
10 июля 1941 года Дальневосточный фронт 1-я армия 30-й механизированный корпус -
01 августа 1941 года Дальневосточный фронт 15-я армия - -
01 сентября 1941 года Дальневосточный фронт 15-я армия - -
01 октября 1941 года Дальневосточный фронт 15-я армия - -
01 ноября 1941 года - 4-я отдельная армия - -
01 декабря 1941 года - 4-я отдельная армия - -
01 января 1942 года Волховский фронт - - -

Состав

  • 120-й танковый полк
  • 121-й танковый полк
  • 60-й мотострелковый полк
  • 60-й гаубичный артиллерийский полк
  • 60-й разведывательный батальон
  • 60-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион
  • 60-й отдельный батальон связи
  • 60-й автотранспортный батальон
  • 60-й ремонтно-восстановительный батальон
  • 60-й понтонный батальон
  • 60-й медицинско-санитарный батальон
  • 60-я рота регулирования
  • 60-й полевой автохлебозавод
  • 267-я полевая почтовая станция
  • 150-я полевая касса Госбанка

Командиры

Напишите отзыв о статье "60-я танковая дивизия (СССР)"

Примечания

  1. [mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/1_atd.htm 1td-amur]

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Td/td021/default.html Справочник]
  • [mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/30_meh.htm 30-й механизированный корпус на РККА.ру]
  • [soldat.ru/doc/perechen Перечень № 6 кавалерийских, танковых, воздушно-десантных дивизий и управлений артиллерийских, зенитно-артиллерийских, миномётных, авиационных и истребительных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945]


Отрывок, характеризующий 60-я танковая дивизия (СССР)

Князь Андрей, так же как и все окружавшие рассказчика, блестящим взглядом смотрел на него и испытывал утешительное чувство. «Но разве не все равно теперь, – подумал он. – А что будет там и что такое было здесь? Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».


Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза.
– Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку.
В толпе ожидавших раненых поднялся ропот.
– Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один.
Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon [мясо для пушек], вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас.
В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак – по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что то резал в его коричневой, мускулистой спине.
– Ух, ух, ух!.. – как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжат ь пронзительно звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча – один был бледен и дрожал – что то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею. Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся.
– Раздеть! Что стоите? – крикнул он сердито на фельдшеров.
Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою. Как только князь Андрей открыл глаза, доктор нагнулся над ним, молча поцеловал его в губы и поспешно отошел.
После перенесенного страдания князь Андрей чувствовал блаженство, давно не испытанное им. Все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела над ним, когда, зарывшись головой в подушки, он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни, – представлялись его воображению даже не как прошедшее, а как действительность.
Около того раненого, очертания головы которого казались знакомыми князю Андрею, суетились доктора; его поднимали и успокоивали.
– Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами.
Раненому показали в сапоге с запекшейся кровью отрезанную ногу.
– О! Ооооо! – зарыдал он, как женщина. Доктор, стоявший перед раненым, загораживая его лицо, отошел.
– Боже мой! Что это? Зачем он здесь? – сказал себе князь Андрей.
В несчастном, рыдающем, обессилевшем человеке, которому только что отняли ногу, он узнал Анатоля Курагина. Анатоля держали на руках и предлагали ему воду в стакане, края которого он не мог поймать дрожащими, распухшими губами. Анатоль тяжело всхлипывал. «Да, это он; да, этот человек чем то близко и тяжело связан со мною, – думал князь Андрей, не понимая еще ясно того, что было перед ним. – В чем состоит связь этого человека с моим детством, с моею жизнью? – спрашивал он себя, не находя ответа. И вдруг новое, неожиданное воспоминание из мира детского, чистого и любовного, представилось князю Андрею. Он вспомнил Наташу такою, какою он видел ее в первый раз на бале 1810 года, с тонкой шеей и тонкими рукамис готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда либо, проснулись в его душе. Он вспомнил теперь ту связь, которая существовала между им и этим человеком, сквозь слезы, наполнявшие распухшие глаза, мутно смотревшим на него. Князь Андрей вспомнил все, и восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце.