65-я армия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
65-я армия второго формирования
Годы существования

22 октября 1942 — май 1946

Страна

СССР

Подчинение

Донской фронт, Центральный фронт, Белорусский фронт, 1-й Белорусский фронт, 2-й Белорусский фронт, Северная группа войск

Тип

сухопутные войска

Функция

армия

Войны

Великая Отечественная война

Участие в

Сталинградская битва, Курская битва, Черниговско-Припятская операция (1943), Гомельско-Речицкая наступательная операция, Калинковичско-Мозырская операция, Бобруйская операция, Млавско-Эльбингская стратегическая операция, Восточно-Померанская операция, Берлинская наступательная операция

Командиры
Известные командиры

генерал-лейтенант, с июня 1944 генерал-полковник Батов П. И. (октябрь 1942 г. — до конца войны)

Шестьдесят пятая армия второго формирования (65 А) — общевойсковая армия в составе Вооруженных сил СССР во время Великой Отечественной войны.





История

65-я армия второго формирования создана 22 октября 1942 г. в составе Донского фронта на базе 4-й танковой армии. Первоначально в неё входили 4-я и 40-я гвардейские, 23-я[уточнить], 24-я, 304-я и 321-я стрелковые дивизии, 3-я танковая бригада, ряд артиллерийских и других частей. В ходе Сталинградской стратегической оборонительной операции её войска в конце октября — первой половине ноября во взаимодействии с другими армиями вели активные боевые действия на правом берегу Дона, удерживая ранее захваченный плацдарм и сковывая с севера группировку противника, наступавшую на Сталинград. С переходом советских войск в контрнаступление армия наступала из района северо-восточнее Клетской на Вертячий. К началу декабря вышла к р. Россошка южнее Вертячего, во взаимодействии с другими армиями образовала внутренний фронт окружения группировки немецких войск под Сталинградом и до 10 января 1943 г. блокировала её с северо-запада. В январе — начале февраля участвовала в наступательной операции «Кольцо» Донского фронта по ликвидации окруженной группировки противника.

После завершения Сталинградской битвы 65-я армия в начале февраля была выведена в резерв Ставки ВГК и затем перегруппирована на орловское направление в район Ольховатка, Хмелевое, Тифинское.

С 15 февраля включена во вновь созданный Центральный (с 20 октября 1943 г. Белорусский) фронт 2-го формирования и в его составе в феврале-марте наступала на севском направлении.

В Курской битве в период оборонительного сражения отражала удар противника из района Севска.

В конце августа-сентябре принимала участие в Черниговско-Припятской операции, в ходе которой форсировала реки Десна и Сож, освободила города Севск (27 августа) и во взаимодействии с 48-й армией Новгород-Северский (16 сентября). В октябре, возобновив наступление, во взаимодействии с 61-й армией форсировала Днепр и захватила плацдарм на его правом берегу в районе Лоева.

В Гомельско-Речицкой операции войска армии освободили ряд населенных пунктов на территории Белоруссии, в том числе во взаимодействии с 1-м гвардейским танковым корпусом и 48-й армией г. Речица (18 ноября), и к концу ноября вышли на рубеж Березины, южнее Паричи, Гамза, где перешли к обороне. В январе-феврале 1944 г. в ходе Калинковичско-Мозырской операции во взаимодействии с 61-й армией нанесли поражение противнику в районе Озаричи и улучшили своё оперативное положение. С 25 февраля включена в состав Белорусского фронта, с 6 апреля Белорусского фронта 2-го формирования. Летом (с 16 апреля) 1944 г. армия в составе войск 1-го Белорусского фронта 2-го формирования участвовала в разгроме, немецких войск в Белоруссии. В Бобруйской операции её соединения совместно с 48-й армией и другими силами фронта окружили и разгромили 40-тысячную группировку немецкой 9-й армии и освободили города Осиповичи (28 июня) и Бобруйск (29 июня). Развивая наступление на барановичском направлении, армия во взаимодействии с 48-й и 28-й армиями освободила Барановичи (8 июля). В последующем форсировала р. Щара, во взаимодействии с 1-м гвардейским танковым корпусом и фронтовой конно-механизированной группой освободила г. Слоним (10 июля) и в середине июля вышла на рубеж южнее Свислочь, Пружаны. В ходе Люблин-Брестской операции армия во взаимодействии с 48-й и 28-й армиями нанесла поражение части сил немецкой 2-й армии севернее Бреста и в конце июля вышла на р. Западный Буг. Продолжая наступление, её войска в августе форсировали Западный Буг, а в начале сентября вышли на р. Нарев и захватили плацдарм в районе Сероцка.

С 19 ноября 1944 г. армия входила во 2-й Белорусский фронт 2-го формирования, в составе которого принимала участие в Млавско-Эльбингской и Восточно-Померанской стратегической операциях 1945 г.

Свой боевой путь 65-я армия завершила участием в Берлинской стратегической наступательной операции, в ходе которой форсировала Одер (Одра) южнее Штеттина (Щецин) и, развивая наступление в направлении Фридланд, Деммин, вышла на побережье Балтийского моря севернее г. Росток.

После окончания военных действий охраняла побережье Балтийского моря (с 10 июня 1945 г. в составе Северной группы войск).

В мае 1946 г. армия преобразована в 7-ю механизированную армию.

Подчинение


Состав

Командный и начальствующий состав

Командующие

Заместители командующего

Генерал-лейтенант Баринов Иосиф Фёдорович.

Члены Военного совета

  • бригадный комиссар, с 10 декабря 1942 полковник Лучко Ф.П. (22 октября 1942 — 3 апреля 1943);
  • генерал-майор Радецкий Н.А. (3 апреля 1943 — до конца войны).

Начальники штаба

  • полковник, с 4 февраля 1943 генерал-майор Глебов И. С. (22 октября 1942 — 26 ноября 1943);
  • генерал-майор Бобков М. В. (26 ноября 1943 — до конца войны).

Награды

В послевоенные годы полевое управление 65‑й армии несколько раз преобразовывалось и переформировывалось в составе Белорусского военного округа: в 7‑ю отдельную кадровую танковую дивизию, в 7‑ю танковую армию (1957 год), в 7‑й армейский корпус (1993 год). Еще через год это объединение было переименовано в 65‑й армейский корпус с передачей его частям и соединениям прежних почетных наименований, Боевых Знамен, орденов и исторических формуляров. В январе 1974‑го объединение было награждено орденом Красного Знамени за высокие результаты в боевой учебе. А в коллекцию наград его соединений и частей добавились в мирное время почетные знамена и грамоты Президиума Верховного Совета СССР и БССР, вымпелы министра обороны СССР за мужество и воинскую доблесть (причем некоторые части были дважды удостоены этой почетной регалии).

В соответствии с планом реформирования Вооруженных Сил Беларуси в декабре 2001 года 65‑й армейский корпус был преобразован в Северо-Западное оперативное командование. Создание этого нового органа военного управления было обусловлено значительным расширением функций и задач, решаемых войсками СЗОК в зоне его ответственности

Воины армии

Титов Василий Фёдорович, ст. сержант, помком взвода 120СП 69СД, Герой Советского Союза.

Память



Напишите отзыв о статье "65-я армия (СССР)"

Примечания

Литература

  • Батов П. И.," В походах и боях", 3-е изд., Москва, 1974.

Ссылки

  • www.victory.mil.ru/rkka/units/03/index.html
  • [www.victory.mil.ru/rkka/units/03/73.html 65-я армия] на www.victory.mil.ru (рус.)
  • [samsv.narod.ru/Arm/a65/arm.html 65-я армия] (рус.)
  • [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2836&Itemid=28 65-я АРМИЯ]
  • [soldat.ru/doc/perechen/ Перечни вхождения соединений и частей РККА в состав Действующей армии в 1939-45 гг.] (рус.)
  • [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3760&Itemid=28 Боевой состав Советской Армии на 1 января 1943]


Отрывок, характеризующий 65-я армия (СССР)

– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.