67-я стрелковая дивизия (2-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Не следует путать с 67-й стрелковой дивизией формирования 1923 года
67-я стрелковая дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

сентябрь 1941 года

Предшественник:

3-я дивизия народного ополчения (Ленинград)
7-й мотоциклетный полк и
452-й мотострелковый полк
9-й мотострелковый полк

Преемник:

не имеется

Боевой путь

1941-1944: Оборона Карелии
1944: Оборона Заполярья

67-я стрелковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне





История

Дивизия сформирована на основе подразделений Олонецкой группировки генерал-лейтенанта А. Д. Цветаева в сентябре 1941 года. В состав вошли 452-й мотострелковый полк из состава растащенной по соединениям 198-й моторизованной дивизии и 7-й мотоциклетный полк из 10-го механизированного корпуса (впоследствии переименованный в 719-й стрелковый полк), а затем 9-й мотострелковый полк, сформированный из призывников Петрозаводска и позднее остатки 3-й ДНО.

Дивизия, отступая, переправилась через Свирь и заняла позиции по реке Свирь в районе села Паша. Находилась в обороне до 1944 года. В феврале 1944 переброшена на кандалакшское направление.

На сентябрь 1944 года насчитывала 6894 человека, в том числе: офицеров — 772, сержантов — 1732 и рядовых — 4390. С начала сентября 1944 года принимает участие в преследовании противника на кандалакшском направлении, наступая в западном направлении, перешла через советско-финскую границу, 02.10.1944 достигла рубежа реки Наруска-иоки, деревни Котала, что в 5-6 километрах западнее границы.

С 11.10.1944 перебрасывается со станции Алакуртти в Мурманск, на 23.10.1944 находится на марше от Мурманска в сторону фронта.

После окончания боевых действий в Заполярье дивизия находилась в районе устья Западной Лицы, после войны оставалась в Карелии, в 1957 году стала 115-й мотострелковой дивизией.

В 1960 году 115 гв. МСД (в/ч 22188) передислоцирована в д. Ивантеево (Валдай-5), Валдайского района, Новгородской области. 01.12.1987 года в соответствии с ДГШ ВС СССР №314/3/00849 от 14.09.1987 года свёрнута в 5188-ю базу хранения вооружения и техники мотострелковых войск ЛенВО (переименована в в/ч 20717). 5188-я БХВТ (МС) расформирована в 1994 году.

Состав

  • 9-й стрелковый полк (до 19.12.1943)
  • 56-й стрелковый полк (с 20.12.1943)
  • 452-й стрелковый полк
  • 719-й стрелковый полк
  • 3-й артиллерийский полк
  • 99-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 759-й отдельный миномётный дивизион (с 01.02.1942 по 08.11.1942)
  • 11-я отдельная разведывательная рота
  • 83-й сапёрный батальон
  • 36-й отдельный батальон связи (297-я отдельная рота связи)
  • 72-й медико-санитарный батальон
  • 275-я отдельная рота химической защиты
  • 178-я автотранспортная рота
  • 154-я полевая хлебопекарня
  • 31-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 194-я полевая почтовая станция
  • 583-я полевая касса Госбанка

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
01.10.1941 года 7-я армия -
01.11.1941 года 7-я армия -
01.12.1941 года 7-я армия
01.01.1942 года 7-я армия
01.02.1942 года 7-я армия
01.03.1942 года 7-я армия
01.04.1942 года - 7-я армия
01.05.1942 года - 7-я армия
01.06.1942 года - 7-я армия
01.07.1942 года - 7-я армия
01.08.1942 года - 7-я армия
01.09.1942 года - 7-я армия
01.10.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.11.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.12.1942 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.01.1943 года - 7-я армия
01.02.1943 года - 7-я армия
01.03.1943 года - 7-я армия
01.04.1943 года - 7-я армия
01.05.1943 года - 7-я армия
01.06.1943 года - 7-я армия
01.07.1943 года - 7-я армия
01.08.1943 года - 7-я армия
01.09.1943 года - 7-я армия
01.10.1943 года - 7-я армия
01.11.1943 года - 7-я армия
01.12.1943 года - 7-я армия
01.01.1944 года - 7-я армия
01.02.1944 года - 7-я армия 4-й стрелковый корпус
01.03.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.04.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.05.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.06.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.07.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.08.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.09.1944 года Карельский фронт 19-я армия
01.10.1944 года Карельский фронт 19-я армия 133-й стрелковый корпус
01.11.1944 года Карельский фронт 14-я армия 133-й стрелковый корпус
01.12.1944 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус
01.01.1945 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус
01.02.1945 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус
01.03.1945 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус
01.04.1945 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус
01.05.1945 года 14-я армия 131-й стрелковый корпус

Командиры

  • Токарев Сергей Фёдорович (18.10.1941 — 20.09.1944), полковник, с 04.12.1941, с 01.09.1943 генерал-майор;
  • Запирич Яков Яковлевич (21.09.1944 — 21.06.1945), полковник;
  • Белобородов Панкратий Викулович (22.06.1945 — 03.09.1945), генерал-майор.

См. также

Напишите отзыв о статье "67-я стрелковая дивизия (2-го формирования)"

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd067/default.html Справочник на сайте клуба «Память» Воронежского госуниверситета]
  • [www.rkka.ru/ihandbook.htm Справочник]


Отрывок, характеризующий 67-я стрелковая дивизия (2-го формирования)

– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.


Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.
Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями – больницами, школами и облегчением оброка, – не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.
В окрестности Богучарова были всё большие села, казенные и оброчные помещичьи. Живущих в этой местности помещиков было очень мало; очень мало было также дворовых и грамотных, и в жизни крестьян этой местности были заметнее и сильнее, чем в других, те таинственные струи народной русской жизни, причины и значение которых бывают необъяснимы для современников. Одно из таких явлений было проявившееся лет двадцать тому назад движение между крестьянами этой местности к переселению на какие то теплые реки. Сотни крестьян, в том числе и богучаровские, стали вдруг распродавать свой скот и уезжать с семействами куда то на юго восток. Как птицы летят куда то за моря, стремились эти люди с женами и детьми туда, на юго восток, где никто из них не был. Они поднимались караванами, поодиночке выкупались, бежали, и ехали, и шли туда, на теплые реки. Многие были наказаны, сосланы в Сибирь, многие с холода и голода умерли по дороге, многие вернулись сами, и движение затихло само собой так же, как оно и началось без очевидной причины. Но подводные струи не переставали течь в этом народе и собирались для какой то новой силы, имеющей проявиться так же странно, неожиданно и вместе с тем просто, естественно и сильно. Теперь, в 1812 м году, для человека, близко жившего с народом, заметно было, что эти подводные струи производили сильную работу и были близки к проявлению.
Алпатыч, приехав в Богучарово несколько времени перед кончиной старого князя, заметил, что между народом происходило волнение и что, противно тому, что происходило в полосе Лысых Гор на шестидесятиверстном радиусе, где все крестьяне уходили (предоставляя казакам разорять свои деревни), в полосе степной, в богучаровской, крестьяне, как слышно было, имели сношения с французами, получали какие то бумаги, ходившие между ними, и оставались на местах. Он знал через преданных ему дворовых людей, что ездивший на днях с казенной подводой мужик Карп, имевший большое влияние на мир, возвратился с известием, что казаки разоряют деревни, из которых выходят жители, но что французы их не трогают. Он знал, что другой мужик вчера привез даже из села Вислоухова – где стояли французы – бумагу от генерала французского, в которой жителям объявлялось, что им не будет сделано никакого вреда и за все, что у них возьмут, заплатят, если они останутся. В доказательство того мужик привез из Вислоухова сто рублей ассигнациями (он не знал, что они были фальшивые), выданные ему вперед за сено.