78-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
78-я стрелковая дивизия (1-го формирования) (78-я сд (1ф))
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

03.04.1932

Расформирование (преобразование):

26.11.1941

Предшественник:

40-й стрелковый полк, Томская стрелковая дивизия

Преемник:

9-я гвардейская стрелковая дивизия

Боевой путь

Великая Отечественная война:
Битва за Москву

78-я стрелковая дивизия — формирование (соединение, стрелковая дивизия) РККА (ВС СССР) до и во время Великой Отечественной войны. Сформирована на территории СибВО в 1932 году. 17 марта 1942 года преобразована в 9-ю гвардейскую стрелковую дивизию.





История

Сформирована 3 апреля 1932 года в г. Томске на базе 40-го стрелкового полка и Томской стрелковой дивизии как 78-я стрелковая дивизия (1-го формирования). В 1940 году была передислоцирована в Хабаровск.

К началу Великой Отечественной войны дислоцировалась в Уссурийском крае, входила в состав Дальневосточного фронта.

В октябре 1941 года дивизия была переброшена с Дальнего Востока под Москву, в район города Истра, и вошла в состав 16-й армии Западного фронта.

С 1 ноября 258-й стрелковый полк дивизии занял участок фронта на линии Мары — Слобода — Городище по реке Озерна с задачей прикрывать Волоколамское шоссе. Остальная часть дивизии была оставлена в качестве резерва 16-й армии. С противоположной стороны фронта ей противостояла 252-я немецкая пехотная дивизия.

4 и 5 ноября 258-й стрелковый полк при поддержке артиллерийских частей дивизии принимал участие в частной наступательной операции 16-й армии. Его целью было захватить село Михайловское и оседлать дорогу, которая проходила возле села, с целью недопущения переброски по ней войск противника. Боевую задачу полку удалось выполнить частично: на западном берегу реки Озерна, в районе деревни Федчино, был создан плацдарм, но село Михайловское взять не удалось.

6 и 7 ноября противник контратаковал позиции 258-го полка в районе Федчино, введя в бой части дивизии СС «Рейх». На протяжении этих двух дней и последующей недели немцы безрезультатно пытались выбить полк с плацдарма у Федчино. В этих боях части полка понесли серьёзные потери: в некоторых ротах насчитывалось по 40-50 человек. Однако остальная часть дивизии — два стрелковых полка — в бой по-прежнему не вводилась. По распоряжению командования армии, она находилась во втором эшелоне обороны.

Решающий момент наступил 16 ноября. В этот день всей дивизии было приказано перейти в наступление с задачей занять село Михайловское и близлежащие деревни Барынино и Ваюхино.

26 ноября 1941 года за отвагу в боях, стойкость и мужество 78-й стрелковая дивизия преобразована в 9-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Состав

  • 40-й стрелковый полк,
  • 131-й стрелковый полк,
  • 258-й стрелковый полк,
  • 159-й лёгкий артиллерийский полк,
  • 210-й гаубичный артиллерийский полк,
  • 139-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
  • 435-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион,
  • 60-й разведывательный батальон,
  • 89-й сапёрный батальон,
  • 110-й отдельный батальон связи,
  • 104-й медико-санитарный батальон,
  • 168-я автотранспортная рота (70-й автотранспортный батальон),
  • 25-й полевой автохлебозавод,
  • 485-я полевая почтовая станция,
  • 451-я полевая касса Госбанка.

Дивизия насчитывала 14 тысяч человек личного состава. Имелось свыше 130 артиллерийских и 60 миномётных стволов, а также 12 тяжёлых гаубиц. В разведывательном батальоне — 23 лёгких танка, в автопарке — 450 единиц автотранспорта.

Подчинение

  • на 01.07.1941 г. — Дальневосточный фронт — фронтовое подчинение
  • на 07.07.1941 г. — Дальневосточный фронт — фронтовое подчинение
  • на 01.08.1941 г. — Дальневосточный фронт — 35 А
  • на 01.09.1941 г. — Дальневосточный фронт — 35 А
  • на 01.10.1941 г. — Дальневосточный фронт — 35 А
  • на 01.11.1941 г. — Западный фронт — фронтовое подчинение
  • Принимала участие в боевых действиях под Москвой и Калинином в составе 24-й, 5-й и 31-й армий

Командование

Память

Дивизия упомянута на плите мемориального комплекса «Воинам-сибирякам», Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей.

См. также

Напишите отзыв о статье "78-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

Литература

  • Белобородов А. П. Ратный подвиг. — 2-е изд, М.: Политиздат, 1973. — 110 с.
  • Белобородов А. П. Всегда в бою. М.: Воениздат, 1978.
  • Истра. 1941. / И. В. Беловолов. — М.: Московский рабочий, 1975. — 304 с.

Ссылки

  • [istmat.info/node/26145 Приложение 14.1. Воинские формирования и корабли июня 1941 г. в Великой Отечественной войне.]
  • [ru.scribd.com/doc/9737052/%D0%91%D0%BE%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D1%83%D1%82%D1%8C-18-%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%B8 Боевой путь 18 дивизии]
  • [tashv.nm.ru/Perechni_voisk/Perechen_05_01.html Действующая армия. Перечни войск. Перечень № 5. Стрелковые, горно-стрелковые, мотострелковые и моторизованные дивизии.]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/gvsd009/default.html 78-я сд]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/gvsd009/default.html 9-я гв. сд]
  • [www.nashapobeda.lv/1488.html 9-я гвардейская стрелковая дивизия]
  • [www.ppolk.ru/poiskovyy-otryad-kremlevets/78-ya-strelkovaya-diviziya.html 78-я стрелковая дивизия]


Отрывок, характеризующий 78-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
– Да, славные, славные ребята, – подтвердил граф, всегда разрешавший запутанные для него вопросы тем, что всё находил славным. – Вот подите, захотел в гусары! Да вот что вы хотите, ma chere!
– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.
– Да, меня совсем иначе воспитывали, – сказала старшая, красивая графиня Вера, улыбаясь.
Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно.
Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, то, что она сказала, было справедливо и уместно; но, странное дело, все, и гостья и графиня, оглянулись на нее, как будто удивились, зачем она это сказала, и почувствовали неловкость.
– Всегда с старшими детьми мудрят, хотят сделать что нибудь необыкновенное, – сказала гостья.
– Что греха таить, ma chere! Графинюшка мудрила с Верой, – сказал граф. – Ну, да что ж! всё таки славная вышла, – прибавил он, одобрительно подмигивая Вере.
Гостьи встали и уехали, обещаясь приехать к обеду.
– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.