Bomberman

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Bomberman


обложка европейского издания на кассете

Разработчик
Издатель
Дата выпуска
28 апреля 1983
20 ноября 1983
Game Boy Advance, N-Gage
2004
Жанр
Возрастной
рейтинг
ESRB: E
PEGI: 3+
Платформа
Режим игры
Носитель
Управление

Bomberman — компьютерная игра в жанре головоломки, разработанная компанией Hudson Soft. В Европе известна по названием Eric and the Floaters.

Сценарий игры изначально отсутствовал (сюжет включают в себя более поздние релизы игры) — игрок управляет персонажем в виде человека на прямоугольном уровне, содержащем неразрушаемые и разрушаемые кирпичные блоки. По уровню перемещаются разные враги: амёбы, луковицы, монетки, шары и прочее. Одни из них имеют возможность проходить сквозь кирпичные блоки, другие передвигаются быстрее игрового персонажа. В некоторых реализациях игры (в частности, для NES) попадаются большие трудноуничтожаемые «боссы». Игровой персонаж может класть бомбы, взрывающиеся через несколько секунд. При уничтожении кирпичных блоков на их месте могут возникнуть бонусы (увеличение числа бомб, которые можно ставить одновременно; взрыв бомб при нажатии на кнопку; ускорение; прохождение сквозь кирпичные блоки; невосприимчивость к взрывам бомб; увеличение дальности взрыва бомб) или проход на следующий уровень. Персонаж погибает при соприкосновении с врагом или от взрыва бомбы (если нет бонуса быть взрывоупорным). Цель игры — уничтожить всех врагов и пройти на следующий уровень за определённое время. Когда время заканчивается, появляются быстрые монеты, которые могут убить персонажа.

В течение игры проигрывается одна мелодия, причём при взятии бонусов в ней появляются новые звуки (в случае взятия бонуса, дающего неуязвимость от бомб, мелодия меняется радикально).

В настоящее время существует вариант игры для мобильных телефонов.





Персонажи

Основные персонажи игры

Bomberman, также называемый Белый Бомбермэн (также известный как White Bomber, Cheerful White или Shirobon), герой всей серии игр. В стандартных играх он — главный герой и всегда управляется игроком. Он изображается как героический, но всё же весёлый тип, часто спасая свою родную планету от бедствий. Как и у всех других Бомберменов, у него есть способность производить бомбы своими руками. В более поздних играх, таких как Bomberman Max и Bomberman Tournament, он, как показывается в предыстории, является сотрудником межпланетной полиции, которая располагается на базе Бомбермена. Во всех сюжетных играх его называют именно Cheerfull White, или сокращённо просто White, что означает, что первое слово его фамилия, а второе имя.

Белый Бомбермэн также появлялся и в других играх.

Black Bomberman — Kurobon, Cool Black (яп. kuro — чёрный) с одной стороны, идентичен Белому Бомбермэну, только окрашен в чёрный и его ноги не окрашены белым. Во многих из его первых появлений он был главным конкурентом Бомбермена, часто совершая действия, такие как ограбление банков, чтобы бороться с ним. В конечном счёте постепенно становится другом Бомбермэна и действует как второй игровой персонаж в играх с поддержкой одновременной игры двух игроков. Разработчики из филиала Hudson в более поздних играх наделили его сдержанным и организованным характером. Он также сильнее Красного Бомбермэна, Синего Бомбермэна и Зелёного Бомбермэна.

Max сначала появляется в Bomberman Max как один из главных персонажей. Он — высокомерный конкурент Бомбермэна, бросает ему вызов, предложив узнать, кто из них сумеет собрать больше «charaboms» (см. ниже). Max носит чёрную броню со шлемом, который полностью скрывает его лицо. Также является игровым персонажем в Bomberman Jetters, где он вновь присоединяется к Белому Бомбермэну в борьбе против бандитов Hige Hige; и неблокируемый в Neo Bomberman.

Dr. Ein — учёный, который помогает Бомбермэну. Он эксцентричен и, кажется, не выказывает многих эмоций. Полный, имеет белые клочковатые волосы, носит шуточные очки с изображёнными на линзах спиралями. Похож на Альберта Эйнштейна, о чём свидетельствует его имя.

Charabom (в европейской версии «Karabon») — маленькие существа, которые помогают продвижению Бомбермэна, предоставляя ему новые способности. Впервые фигурировали в Bomberman Max, позже в каждой новой игре. Бомбермэн часто находит Charabom пойманным в ловушку в клетках, и он может стать партнёром одного из них, чтобы использовать его способность. Можно также соединять их вместе и бороться полученными новыми «чарабомами» против других.

Pommy — возвращение Charabom, в Bomberman 64: Second Attack он — лояльный, но трусливый друг и подражатель. Способен стрелять молниями и принимать множество разных обличий.

Rooi — похожие на кенгуру животные с ушами кролика, которые помогают Бомбермэну, позволяя ему перемещаться на них верхом. Louie, западный коллега Rooi, часто определённо помогает Бомбермэну.

Dastardly Bombers (Подлые Бомбардировщики) — группа из пяти боссов, фигурирующих в нескольких играх серии. Магнит Бомбер (Magnet Bomber) имеет на шлеме магнит, способный притягивать бомбы. Голем Бомбер (Golem Bomber) крупнее других, использует зажигательные бомбы. Претти Бомбер (Pretty Bomber) от коллег-мужчин отличает розовая юбка, жёлтый шарф и большое жёлтое сердце на шлеме. Она также фигурирует как близкий друг Бомбермэна в более поздних играх, где и Чёрный Бомбермен увлечён ею. Брэйн Бомбер (Brain Bomber) — инженер группы, носит плащ и символ короны на шлеме. Он ниже других. Плазма Бомбер (Plasma Bomber) — лидер группы, носит шарф и эмблему молнии на шлеме, которая способна производить электрический ток.

Bagura (Bagular в западной версии) является главным злодеем во многих играх. Он напоминает пожилого, лысеющего Бомбермэна с густой седой бородой, носит сине-белую форму и монокль в глазу. Он впервые фигурирует в Bomberman '94. Позже появляется в нескольких играх, включая Super Bomberman 3, Bomberman Hero, Bomberman World и Neo Bomberman. Он — истинный лидер Hige Hige Bandits, Mujoe является его заместителем. Доктор MechaDoc также служит группе, создавая различные технологии наподобие Hige Hige, маленьких автоматизированных подручных, которые довольно слабы и служат под начальством Mujoe.

Имя Багуры, вероятно, происходит от видоизмененного слова "burglar" (англ. грабитель, взломщик). Это подтверждают некоторые из его преступных замыслов.

Второстепенные персонажи

Pretty Bomber (также Cute Pink) — ранее была одним из боссов игры, в сериях Bomberman Land выступает как товарищ Бомбермэна. Чуть ли не единственный Бомбермен-девушка. Её характер часто представляется как легкомысленный и избалованный; в Bomberman Land становится известно, что она из богатой семьи, и её родители постоянно организуют различные увеселительные мероприятия (например, арендуют парк с аттракционами на целый день). Бомбермен испытывает к ней трепет и борется за её сердце с Куробоном и остальными.

Mujoe — генерал армии Hige Hige. Он похож на обычного человека, который носит плащ и солнечные очки. Служит Bagular’у. В Bomberman Max 2 сумел пробраться на Бомбер Базу и установить спец-машину, которая уменьшила Бомбермена и Макса, после чего они объединились и разрушили её.

Зелёный Бомбермен (Midoribon, яп. Midori - зелёный) - один из поздних персонажей, созданных для серии. В ранних играх Зелёный Бомбермен не имел собственного характера и использовался для мультиплеерных сражений, как дополнительный герой для третьего или четвёртого игрока. В Bomberman Land он показан, как "всезнайка", неплохо разбирающийся в различного рода устройствах и головоломках. Он носит большие круглые очки и, при случае, книжку. Также он входит в состав "свиты" Золотого Бомбермена.

Bomberman для NES (Nintendo)

Первая часть данной игры для игровой приставки NES выпускалась отдельно, а также неофициально включалась в многоигровки (пример: 9999 in 1). Главный персонаж игры — Бомбермен (представленный как робот, которому нужно сбежать с завода по производству бомб). Задача героя — расставлять по уровню бомбы, взрывать стены, мешающие проходу и врагов, которые убивают прикосновением.

В каждом уровне спрятан 1 приз.

Огонь: Увеличивает мощность взрыва.

Бомба (похожа на луковицу): Дополнительная бомба.

Бомба с фитильком: Даст вам возможность взрывать бомбы нажатием кнопки.

Роликовые коньки: Увеличивает скорость.

Бомбермэн и стенка: Способность проходить сквозь стены.

Бомба и стенка: Способность проходить сквозь бомбы.

Бомбермэн в огне: Неуязвимость от взрыва бомб на время.

Вопросительный знак: Неуязвимость на время (пока играет специфическая музыка).

Главная задача Бомбермена — за отведенное на уровне время уничтожить врагов и найти среди стен дверь, ведущую на другой уровень. Если время заканчивается, это не карается смертью, как в других играх, однако игрок не получает бонусные очки за завершение уровня, и в дополнение ко всему, неожиданно появляется множество врагов-«копеек», избежать столкновения с которыми практически невозможно.

Враги

Шарик (Valcom): Глупый, движется медленно.

Луковица (O’Neal): Движется быстро, может преследовать героя.

Бочка (Dahl): Глупый, но движется хорошо.

Апельсин (Minvo): Преследует героя, по скорости уступает медведю.

Амёба (Ovape): Очень медлителен, способен проходить сквозь стены.

Призрак (Doria): Движется с нормальной скоростью, способен проходить сквозь стены.

Голова медведя (Pass): Умён, быстр, всегда преследует героя, может сидеть в засаде, ожидая подходящего момента для атаки.

Копейка (Pontan): Самый опасный из врагов. Умён, быстр, способен проходить сквозь стены.

Через каждые 5 уровней вы попадаете в пустой бонус-уровень, где бесконечно появляются враги, ваша задача быстро их всех уничтожить, зарабатывая на этом очки.

Всего в игре 50 уровней.


Напишите отзыв о статье "Bomberman"

Отрывок, характеризующий Bomberman

– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.
Пьер слушал ее с раскрытым ртом и не спуская с нее своих глаз, полных слезами. Слушая ее, он не думал ни о князе Андрее, ни о смерти, ни о том, что она рассказывала. Он слушал ее и только жалел ее за то страдание, которое она испытывала теперь, рассказывая.
Княжна, сморщившись от желания удержать слезы, сидела подле Наташи и слушала в первый раз историю этих последних дней любви своего брата с Наташей.
Этот мучительный и радостный рассказ, видимо, был необходим для Наташи.
Она говорила, перемешивая ничтожнейшие подробности с задушевнейшими тайнами, и, казалось, никогда не могла кончить. Несколько раз она повторяла то же самое.
За дверью послышался голос Десаля, спрашивавшего, можно ли Николушке войти проститься.
– Да вот и все, все… – сказала Наташа. Она быстро встала, в то время как входил Николушка, и почти побежала к двери, стукнулась головой о дверь, прикрытую портьерой, и с стоном не то боли, не то печали вырвалась из комнаты.
Пьер смотрел на дверь, в которую она вышла, и не понимал, отчего он вдруг один остался во всем мире.
Княжна Марья вызвала его из рассеянности, обратив его внимание на племянника, который вошел в комнату.
Лицо Николушки, похожее на отца, в минуту душевного размягчения, в котором Пьер теперь находился, так на него подействовало, что он, поцеловав Николушку, поспешно встал и, достав платок, отошел к окну. Он хотел проститься с княжной Марьей, но она удержала его.
– Нет, мы с Наташей не спим иногда до третьего часа; пожалуйста, посидите. Я велю дать ужинать. Подите вниз; мы сейчас придем.
Прежде чем Пьер вышел, княжна сказала ему:
– Это в первый раз она так говорила о нем.


Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.
– Да, вот вы опять холостяк и жених, – сказала княжна Марья.
Пьер вдруг багрово покраснел и долго старался не смотреть на Наташу. Когда он решился взглянуть на нее, лицо ее было холодно, строго и даже презрительно, как ему показалось.
– Но вы точно видели и говорили с Наполеоном, как нам рассказывали? – сказала княжна Марья.
Пьер засмеялся.
– Ни разу, никогда. Всегда всем кажется, что быть в плену – значит быть в гостях у Наполеона. Я не только не видал его, но и не слыхал о нем. Я был гораздо в худшем обществе.
Ужин кончался, и Пьер, сначала отказывавшийся от рассказа о своем плене, понемногу вовлекся в этот рассказ.
– Но ведь правда, что вы остались, чтоб убить Наполеона? – спросила его Наташа, слегка улыбаясь. – Я тогда догадалась, когда мы вас встретили у Сухаревой башни; помните?
Пьер признался, что это была правда, и с этого вопроса, понемногу руководимый вопросами княжны Марьи и в особенности Наташи, вовлекся в подробный рассказ о своих похождениях.
Сначала он рассказывал с тем насмешливым, кротким взглядом, который он имел теперь на людей и в особенности на самого себя; но потом, когда он дошел до рассказа об ужасах и страданиях, которые он видел, он, сам того не замечая, увлекся и стал говорить с сдержанным волнением человека, в воспоминании переживающего сильные впечатления.
Княжна Марья с кроткой улыбкой смотрела то на Пьера, то на Наташу. Она во всем этом рассказе видела только Пьера и его доброту. Наташа, облокотившись на руку, с постоянно изменяющимся, вместе с рассказом, выражением лица, следила, ни на минуту не отрываясь, за Пьером, видимо, переживая с ним вместе то, что он рассказывал. Не только ее взгляд, но восклицания и короткие вопросы, которые она делала, показывали Пьеру, что из того, что он рассказывал, она понимала именно то, что он хотел передать. Видно было, что она понимала не только то, что он рассказывал, но и то, что он хотел бы и не мог выразить словами. Про эпизод свой с ребенком и женщиной, за защиту которых он был взят, Пьер рассказал таким образом:
– Это было ужасное зрелище, дети брошены, некоторые в огне… При мне вытащили ребенка… женщины, с которых стаскивали вещи, вырывали серьги…
Пьер покраснел и замялся.
– Тут приехал разъезд, и всех тех, которые не грабили, всех мужчин забрали. И меня.
– Вы, верно, не все рассказываете; вы, верно, сделали что нибудь… – сказала Наташа и помолчала, – хорошее.
Пьер продолжал рассказывать дальше. Когда он рассказывал про казнь, он хотел обойти страшные подробности; но Наташа требовала, чтобы он ничего не пропускал.
Пьер начал было рассказывать про Каратаева (он уже встал из за стола и ходил, Наташа следила за ним глазами) и остановился.
– Нет, вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека – дурачка.
– Нет, нет, говорите, – сказала Наташа. – Он где же?
– Его убили почти при мне. – И Пьер стал рассказывать последнее время их отступления, болезнь Каратаева (голос его дрожал беспрестанно) и его смерть.
Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда их еще не рассказывал никому, как он сам с собою никогда еще не вспоминал их. Он видел теперь как будто новое значение во всем том, что он пережил. Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагиванья мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера.
Княжна Марья понимала рассказ, сочувствовала ему, но она теперь видела другое, что поглощало все ее внимание; она видела возможность любви и счастия между Наташей и Пьером. И в первый раз пришедшая ей эта мысль наполняла ее душу радостию.