Бромелиевые

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Bromeliaceae»)
Перейти к: навигация, поиск
Бромелиевые

Ананас настоящий
Научная классификация
Международное научное название

Bromeliaceae Juss.

Синонимы
Подсемейства
Ареал


Систематика
на Викивидах

Поиск изображений
на Викискладе
</tr>
GRIN  [npgsweb.ars-grin.gov/gringlobal/taxonomyfamily.aspx?id=169 f:169]

Бромелиевые (устар. Ананасовые[2]; лат. Bromeliaceae) — семейство однодольных цветковых растений, входящее в порядок Злакоцветные. Ареал семейства охватывает тропические и субтропические области Америки и Западной Африки. Среди представителей семейства встречаются как эпифиты, например Испанский мох (Tillandsia usneoides), так и наземные растения. Общее число видов — более трёх тысяч.[3]





Распространение

Бромелиевые распространены во всех климатических зонах тропического и отчасти субтропического поясов Америки: от влажных вечнозелёных лесов до пустынь, на высотах от 0 до 4200 м над уровнем моря. Соответственно они могут быть найдены в горах Анд, от Чили до Колумбии, в прибрежных пустынях Перу, в лесных областях Южной и Центральной Америки. Половина видов — эпифиты, некоторые — литофиты, но есть и наземные травянистые растения.

Описание

Бромелиевые — монокарпические растения, цветущие и плодоносящие только один раз в жизни. Представляют собой звездообразные розетки жестких, часто колючих листьев. Многочисленные невзрачные цветки образуются на дне углубления розетки. Во время цветения некоторые участки листьев нередко окрашиваются в яркие цвета и представляют собой оригинальные украшения в течение 2—3 месяцев.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1192 дня]

Формула цветка: <math>\ast K_{{3}\; or\; {(3)}} \; C_{{3}\; or\; {(3)}} \; A_{3+3} \; G_{(\underline3)\; or\; (\overline3)}</math>[4].

Использование

Ананас настоящий (Ananas comosus) — широко культивируемая в тропических странах продовольственная культура, имеющая важное экономическое значение. Многие другие представители этого семейства культивируются как декоративные растения.

Роды

Фотографии отдельных видов:

Напишите отзыв о статье "Бромелиевые"

Примечания

  1. Об условности указания класса однодольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Однодольные».
  2. Ананасовые // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  3. [www.theplantlist.org/1.1/browse/A/Bromeliaceae/ Сведения о семействе Bromeliaceae] на сайте The Plant List
  4. Андреева И. И., Родман Л. С. Ботаника. — 3-е, перераб. и доп. — М.: Колос, 2005. — С. 470. — 528 с. — ISBN 5-9532-0114-1.

Литература

Ссылки

  • [delta-intkey.com/angio/www/bromelia.htm Bromeliaceae на Delta-intkey.com]
  • [www.bsi.org/ The Bromeliad Society International]
  • [www.bromeliads.info/ Bromeliad Care Information]
  • [fcbs.org/butcher/Puya_raimondii.htm Puya raimondii photos]
  • [www.worldbotanicalgardens.com The World Botanical Gardens]
  • [www.keyessentials.co.uk Bromeliad/Tillandsia specialists]
  • [puyamolina.org/ PUYA Molina — Ботанический сайт о Бромелиевых Bromeliaceae] (рус.)

Отрывок, характеризующий Бромелиевые

Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.
– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.
– Слушаю, ваше высокоблагородие, – с удовольствием проговорил солдат, еще старательнее выкатывая глаза и вытягиваясь, но не трогаясь с места.
– Нет, тут ничего не сделаешь, – подумал Ростов, опустив глаза, и хотел уже выходить, но с правой стороны он чувствовал устремленный на себя значительный взгляд и оглянулся на него. Почти в самом углу на шинели сидел с желтым, как скелет, худым, строгим лицом и небритой седой бородой, старый солдат и упорно смотрел на Ростова. С одной стороны, сосед старого солдата что то шептал ему, указывая на Ростова. Ростов понял, что старик намерен о чем то просить его. Он подошел ближе и увидал, что у старика была согнута только одна нога, а другой совсем не было выше колена. Другой сосед старика, неподвижно лежавший с закинутой головой, довольно далеко от него, был молодой солдат с восковой бледностью на курносом, покрытом еще веснушками, лице и с закаченными под веки глазами. Ростов поглядел на курносого солдата, и мороз пробежал по его спине.
– Да ведь этот, кажется… – обратился он к фельдшеру.
– Уж как просили, ваше благородие, – сказал старый солдат с дрожанием нижней челюсти. – Еще утром кончился. Ведь тоже люди, а не собаки…
– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.


Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.