Citroën

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Citroen»)
Перейти к: навигация, поиск
Citroën
Тип

акционерное общество

Основание

1919

Основатели

Андре Ситроен

Расположение

Франция Франция: Париж

Отрасль

автомобильная промышленность

Продукция

автомобили

Число сотрудников

13 900[1]

Материнская компания

PSA Peugeot Citroën

Сайт

[www.citroen.ru roen.ru]

К:Компании, основанные в 1919 году

Citroën (МФА (фр.): [si.tʁo.ɛn]; [Ситроэн]) — французская автомобилестроительная компания, созданная в 1919 году Андре Ситроеном. С 1976 года она стала частью концерна PSA Peugeot Citroën, штаб-квартира находится на улице Fructidor в Париже.

Изначально производитель недорогих автомобилей массового потребления со сравнительно простым дизайном, Citroën в 1934 году выпустил на рынок революционную и очень успешную модель Traction Avant — один из первых переднеприводных автомобилей массового производства (производился до 1957 г.). Другие знаковые модели: H Van (1947—1981, «HY»), 2CV (1948—1990, «Гадкий утёнок»), DS (1955—1975, «Богиня») и CX (1974—1991).





История

Начало

История Ситроена началась вместе с рождением создателя марки — Андре Ситроена (фр. André-Gustave Citroën), который появился на свет 5 февраля 1878 года, в семье выходцев из Российской Империи (Одесса). Вопреки желаниям отца, Андре не продолжил семейный бизнес, а занялся тем, что ему нравилось. После окончания политехнического института молодой человек отправился работать в мастерскую по изготовлению деталей для паровозов. Ситроен быстро добился успеха и в 1908 году стал техническим директором завода Mors (англ.). Благодаря улучшению и модернизации производства продажи резко пошли вверх. Во время войны завод переключился на производство необходимой техники, а первый автомобиль изготовил уже после её окончания.

Андре Ситроен производил артиллерийские снаряды для Франции во время Первой мировой войны, и после войны у него осталась фабрика, но не было продукта. В 1919 году компания начала выпуск автомобилей. Первую модель, Type A, спроектировал для Андре Ситроена его друг Жюль Саломон (фр. Jules Salomon), главный конструктор Le Zèbre. Type A стоил 7950 франков — для 1919 года сумма смехотворная, но данная модель была первой в Европе, на которой был установлен электрический стартер и свет. Type A развивал скорость 60 км/ч.

Ситроен был прекрасным торговцем — он использовал Эйфелеву башню как самый большой в мире рекламный носитель, как зарегистрировано в Книге рекордов Гиннесса. Он также спонсировал экспедиции в Азию (фр. Croisière Jaune) и Африку (фр. Croisière Noire), призванные продемонстрировать потенциал полугусеничных автомобилей, разработанных совместно с Адольфом Кегрессом, строившим до войны аналогичные машины для Николая II. В экспедициях участвовали учёные и журналисты, что обеспечило огромный успех.

Ориентированная на производство недорогих и неприхотливых машин, компания со второй попытки попадает, что называется, «в яблочко» — выпускает очень простую модель 5CV. Это была 4-цилиндровая малолитражка без передних тормозов, с эллиптическими рессорами спереди и сзади, надёжная и приспособленная к сельским дорогам. В 1921 году Citroën начинает выпуск таксомоторов, а через десять лет почти 90 % авто таксомоторного парка Парижа носят знаменитое имя «Citroën».

В 1924 году Ситроен начал сотрудничать с американским инженером Эдвардом Баддом, который с 1899 года занимался разработкой корпусов для железнодорожных вагонов из нержавеющей стали, в том числе и для Пульмана. Бадд также начал изготавливать стальные кузовы для многих автомобилестроителей, и в 1928 году Citroën впервые применил цельнометаллический кузов в своих автомобилях.

Вскоре конкуренты, всё ещё использовавшие дерево как основной материал в конструкции кузова, вывели на рынок автомобили с новым дизайном. Citroën стал выходить из моды, и компания понесла серьёзные убытки. Пытаясь исправить ситуацию, Citroën разработал революционный Traction Avant, который обладал тремя важными особенностями: цельнометаллический несущий кузов, передний привод и независимая подвеска передних колёс. Кроме того, в 1933 году Citroën выпустил Rosalie — первый в мире серийный легковой автомобиль с дизельным двигателем, созданным Гарри Рикардо.

Эпоха Мишлен

Несмотря на удачное конструктивное решение, «Траксьон Аван» оказался слишком дорог в производстве, что привело к почти полному финансовому краху Citroën. В 1934 году компания за долги отходит к своему крупнейшему кредитору, компании Michelin. К счастью для Michelin, рынок встретил Traction Avant с распростёртыми объятиями.

Во время немецкой оккупации Франции во Второй мировой войне конструкторы Citroën продолжали свою работу под строжайшим секретом и создавали идеи, которые были позже воплощены в моделях 2CV и DS. После войны фирма Citroën возобновила выпуск старых моделей «Траксьон Аван» — 11CV и 15CV. На одной из последних машин этой серии — 15Н — в 1954 году впервые установили гидропневматическую подвеску (англ.), на долгие годы ставшую визитной карточкой Citroën.

В 1948 году на Парижском автосалоне компания представила свой новый автомобиль 2CV, не обладавший ни выдающимся дизайном, ни мощным двигателем (всего 375 см³). Но, будучи весьма недорогим и простым в обслуживании, он на долгие годы завоевал популярность во Франции и во всём мире. Выпуск 2CV продолжался до 1990 года, не претерпев никаких конструктивных изменений.

В 1955 году Citroën явил миру ещё одну легенду — DS-19 с неординарной внешностью и очень низкой посадкой. Кроме революционного дизайна DS-19 обладал целым рядом технологических инноваций: дисковыми тормозами, усилителем руля и тормозов, гидропневматической подвеской (англ.), не только обеспечивающей плавность хода, но и позволявшей приподнимать или опускать кузов автомобиля. А в 1968 году Citroën DS-19 обзавёлся поворотными фарами.

Европейский автомобиль года

Ситроен три раза получил премию в номинации Европейский автомобиль года.

Другие модели Ситроен пришли в соревновании или вторыми, или третьими.

Автоспорт

Ралли-рейд

Citroën Racing (Гонки) выиграл пять раз Чемпионат в ралли-рейд производителя (1993, 1994, 1995, 1996 i 1997), с Пьером Лартига и Ари Ватанен.

На спорт-прототипах Citroën ZX Rallye Raid (фр.) четырежды был выигран самый престижный ралли-рейд Ралли Дакар и ещё 29 других внедорожных ралли-рейдов и бах в период с 1990 по 1997 год.


До чемпионата мира по ралли

Год Ралли Победа автомобилей
1959 Ралли Монте-Карло Citroën DS
1961 Тур де Корс Citroën DS
1962 Ралли Финляндия Citroën DS
1963 Тур де Корс Citroën DS
1966 Ралли Монте-Карло Citroën DS
1969 Ралли Португалии Citroën DS
1969 Ралли Марокко Citroën DS
1970 Ралли Марокко Citroën DS
1971 Ралли Марокко Citroën SM
1974 Ралли Лондон-Сахара-Мюнхен Кубок мира по Citroën DS

Чемпионат мира по ралли

Citroën 8 раз выигрывал в зачёте производителей чемпионата мира по ралли (2003—05, 2008—12) и является действующим обладателем престижнейшего трофея. Французский автогонщик Себастьен Лёб (фр. Sébastien Loeb) рекордные 9 раз становился чемпионом мира в личном зачёте на автомобилях Citroën.

Чемпионат мира среди легковых автомобилей

Citroën является победителем Чемпионат мира среди легковых автомобилей 2014, с новым рекордом : 17 побед из 24 гонок.


Концепт-кары

См. также

Напишите отзыв о статье "Citroën"

Примечания

  1. [www.citroen.com/CWW/en-US/ABOUTCITROEN/IDENTITYCARD/THECOMPANY/ The Company] (англ.). citroen.com. [www.webcitation.org/66QtepjeP Архивировано из первоисточника 25 марта 2012].

Литература

  • Долматовский Ю. А. Знакомые и незнакомые. Рассказы об автомобилях. — М.:Детская литература, 1976

Ссылки

  • [www.citroen.ru roen.ru] — официальный сайт Citroën
  • [oldconceptcars.com/category/1930-2004/citroen/ Старые концепт-кары Citroën], OldConceptCars.com.


Отрывок, характеризующий Citroën

И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.