Curtiss JN-4 Jenny

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
JN "Jenny"
Кёртисс JN-4 Дженни, 1918
Тип учебный
Разработчик Глен Кёртис
Производитель Curtiss
Начало эксплуатации 1915
Статус антиквариат
Основные эксплуатанты ВВС США
Королевские ВВС
Единиц произведено 6 813
Варианты Curtiss N-9
 Изображения на Викискладе
Curtiss JN-4 JennyCurtiss JN-4 Jenny

Кёртисс JN-4 (Curtiss JN-4) — учебно-тренировочный биплан. Выпускался фирмой «Кёртисс» (Curtiss Aeroplane and Motor Co.). Всего было построено свыше 6 тысяч самолётов Кертисс JN-4.

Кёртисс JN-4 — это самый известный американский учебный самолет 20-х — 30-х годов. Многие американцы начали свой путь в небо на этих «Дженни». Собственно в Америке он также известен как и De Haviland DH 82 Tiger Moth в Великобритании и По-2 у нас.





Варианты Curtiss JN-4

Первые самолеты были идентичными JN-3. Серия JN-4 базируется на заказах, сделанных в 1915—1919 годы.

  • JN-4A. Первоначальная продукция JN-4. Всего выпущен 781 самолет.
  • JN-4B. Эта версия с двигателем OX-2. Всего было построено 76 штук для американской армии и 9 штук для флота.
  • JN-4C. Экспериментальная версия. Построено 2 экземпляра.
  • JN-4 Canuck. Канадская версия JN-4 1260. Построен для Canadian Aeroplanes Ltd и RFC/RAF и USAAC. Независимое развитие от JN-3. Самолет имел облегченную структуру, элероны на обоих (верхних и нижних) крыльях, нижнее крыло отличной от обычной JN-4 формы, а также другие формы стабилизатора, руля высоты и руля направления. Отличие структуры от обычной «Дженни» привело к большему количеству происшествий, связанных со структурной прочностью. Для обычной серийной «Дженни» такого количества инцидентов, связанных с недостаточной прочностью не наблюдалось.
  • JN-4D. Улучшенная версия JN-4. Применен управляющий рычаг от канадской версии «Дженни». 2812 было построено.
    • JN-4D-2. Прототип. Двигатель был смещен вниз для получения более низкой точки приложения тяги.
  • JN-4H. Двухместный тренер для армии США. Построено 929 самолетов. Двигатель изменен на Hispano-Suiza 8 V-8 для большей мощности и надежности.
    • JN-4HT. Двухместный тренер с двойным контролем.
    • JN-4HB. Тренер для бомбометания.
    • JN-4HG. Тренер для стрельбы из пулемета c самолета.
    • JN-4HM. Связная версия JN-4HT. Оснащен двигателем Wright-Hisso E 150 лс (112 киловатт), 6 самолетов были впоследствии переоборудованы. Использовались для первых полетов американской воздушной почты US Air Mail (май-август 1918).
  • JN-5H. Неудачное улучшение JN-4H. Построен один экземпляр.
  • JN-6. Улучшенная версия JN-5. Серия тренировочных самолетов с четырьмя элеронами. 1035 построено для армии и всего 5 для американского флота.
  • JN-6H. Улучшенная версия JN-6
    • JN-6BH. Тренер бомбардировщика.
    • JN-6HG-1. Двухместный тренер с двойным контролем. 560 переделано от JN-6, 34 для американского флота.
    • JN-6HG-2. Одноместный самолет тренер для стрельбы из пулемета.
    • JN-6HO. Тренер наблюдателя с контролем от одного человека. 90 построено.
    • JN-6HP. Одиночный контроль. Тренер преследования истребителя.
  • JNS. Стандартизированная версия «Дженни» (S — standart). В течение ранних послевоенных лет (20-е — 30-е годы) 200 или 300 армейских «Дженни» были переоборудованы согласно существующим стандартам и модернизированы.

Лётно-технические характеристики (JN-4D)

Технические характеристики

Лётные характеристики

Источник


Напишите отзыв о статье "Curtiss JN-4 Jenny"

Отрывок, характеризующий Curtiss JN-4 Jenny

Много было толков и приготовлений для этого бала в семействе Ростовых, много страхов, что приглашение не будет получено, платье не будет готово, и не устроится всё так, как было нужно.
Вместе с Ростовыми ехала на бал Марья Игнатьевна Перонская, приятельница и родственница графини, худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете.
В 10 часов вечера Ростовы должны были заехать за фрейлиной к Таврическому саду; а между тем было уже без пяти минут десять, а еще барышни не были одеты.
Наташа ехала на первый большой бал в своей жизни. Она в этот день встала в 8 часов утра и целый день находилась в лихорадочной тревоге и деятельности. Все силы ее, с самого утра, были устремлены на то, чтобы они все: она, мама, Соня были одеты как нельзя лучше. Соня и графиня поручились вполне ей. На графине должно было быть масака бархатное платье, на них двух белые дымковые платья на розовых, шелковых чехлах с розанами в корсаже. Волоса должны были быть причесаны a la grecque [по гречески].
Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Соня кончала одеваться, графиня тоже; но Наташа, хлопотавшая за всех, отстала. Она еще сидела перед зеркалом в накинутом на худенькие плечи пеньюаре. Соня, уже одетая, стояла посреди комнаты и, нажимая до боли маленьким пальцем, прикалывала последнюю визжавшую под булавкой ленту.
– Не так, не так, Соня, – сказала Наташа, поворачивая голову от прически и хватаясь руками за волоса, которые не поспела отпустить державшая их горничная. – Не так бант, поди сюда. – Соня присела. Наташа переколола ленту иначе.
– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!
– Да уж десять.
На бале решено было быть в половине одиннадцатого, a надо было еще Наташе одеться и заехать к Таврическому саду.
Окончив прическу, Наташа в коротенькой юбке, из под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела ее и потом побежала к матери. Поворачивая ей голову, она приколола току, и, едва успев поцеловать ее седые волосы, опять побежала к девушкам, подшивавшим ей юбку.
Дело стояло за Наташиной юбкой, которая была слишком длинна; ее подшивали две девушки, обкусывая торопливо нитки. Третья, с булавками в губах и зубах, бегала от графини к Соне; четвертая держала на высоко поднятой руке всё дымковое платье.
– Мавруша, скорее, голубушка!
– Дайте наперсток оттуда, барышня.
– Скоро ли, наконец? – сказал граф, входя из за двери. – Вот вам духи. Перонская уж заждалась.
– Готово, барышня, – говорила горничная, двумя пальцами поднимая подшитое дымковое платье и что то обдувая и потряхивая, высказывая этим жестом сознание воздушности и чистоты того, что она держала.
Наташа стала надевать платье.
– Сейчас, сейчас, не ходи, папа, – крикнула она отцу, отворившему дверь, еще из под дымки юбки, закрывавшей всё ее лицо. Соня захлопнула дверь. Через минуту графа впустили. Он был в синем фраке, чулках и башмаках, надушенный и припомаженный.
– Ах, папа, ты как хорош, прелесть! – сказала Наташа, стоя посреди комнаты и расправляя складки дымки.
– Позвольте, барышня, позвольте, – говорила девушка, стоя на коленях, обдергивая платье и с одной стороны рта на другую переворачивая языком булавки.
– Воля твоя! – с отчаянием в голосе вскрикнула Соня, оглядев платье Наташи, – воля твоя, опять длинно!
Наташа отошла подальше, чтоб осмотреться в трюмо. Платье было длинно.