Daewoo Nexia

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Daewoo Nexia
Общие данные
Производитель: Daewoo Motors (до 2011 года)
UzDaewooAuto
Годы пр-ва: 1995-1997 (Южная Корея)
1995—2002 (Вьетнам)
1996—2008 (Египет)
1996—2007 (Румыния)
19962016(Узбекистан)
Сборка: Узбекистан, Асака
Класс: Средний
Иные обозначения: Chevrolet Nexia
Daewoo Cielo
Daewoo Lemans
Daewoo Racer
Daewoo Pointer
Дизайн
Тип(ы) кузова: седан
3‑дв. хетчбэк
5‑дв. хетчбэк
Платформа: Opel Kadett E
Компоновка: переднемоторная, переднеприводная
Колёсная формула: 4 × 2
Двигатели
Трансмиссия
5-ступенчатая МКПП, 4-ступенчатая АКПП
Характеристики
Массово-габаритные
Длина: 4482 мм
Ширина: 1662 мм
Высота: 1393 мм
Клиренс: 158 мм
Колёсная база: 2520 мм
Колея задняя: 1406 мм
Колея передняя: 1400 мм
Масса: 1025 кг
Динамические
Разгон до 100 км/ч: 12,5 (для двигателя 1,5)
Макс. скорость: 172 (для двигателя 1,5)
На рынке
Предшественник
Предшественник
Преемник
Преемник
Похожие модели: Hyundai Accent, Chevrolet Lanos, Datsun on-Do, Volkswagen Jetta
Сегмент: C-сегмент
Другое
Расход топлива: 90км/ч; загородный цикл — 5,2/5,6
120км/ч; смешанный цикл — 6,7/7,4
городской цикл — 10,2/10,4
(данные приведены для самого распространённого в России двигателя объёмом 1,5 л)
Объём бака: 50
Дизайнер: Джорджетто Джуджаро, ItalDesign
Поколения

Daewoo NexiaDaewoo Nexia

Daewoo Nexia — автомобиль среднего класса, разработанный немецким концерном Opel и впоследствии модернизированный южнокорейской компанией «Daewoo». За базу был взят Opel Kadett, выпускавшийся с 1984 до 1991 года. С 1996 до настоящего времени производится в Узбекистане, в городе Асака Андижанской области. За свою историю модель имеет два поколения. Daewoo Nexia за все время своего существования обрела большую популярность не только у автолюбителей Узбекистана, но и России и других стран СНГК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3291 день]. Выпущено более 500 000 шт.





Nexia I

Daewoo Nexia — потомок Opel Kadett появившийся на свет после модернизации прототипа в 1995 году. Модель в Южной Корее продавался под маркой Daewoo Cielo. Вскоре автомобиль с производства в Южной Корее был снят. C 1996 года модель производится на филиалах (дочерних предприятиях) «Daewoo» в различных странах. В Россию и страны ближнего зарубежья поставляются автомобили из Узбекистана, через сеть «UzDaewoo» компании «GM Uzbekistan». Некоторое время крупноузловую сборку данной модели из корейских машинокомплектов производили в Ростовской области, на заводе «Красный Аксай» вплоть до 1998 года. Ныне автомобиль производится по полному циклу только в Узбекистане, в городе Асака Андижанской области. Часть комплектующих, включая сталь на элементы кузова поставляется из России. Сталь для производства кузовных деталей завод получает из России от поставщика «Северсталь».

Автомобиль производится с кузовом седан. В настоящее время автомобиль продаётся в двух основных комплектациях: базовой GL и расширенной GLE (в терминологии дилеров комплектация «люкс»). Расширенная комплектация включает в себя как улучшенный внешний вид (декоративные колёсные колпаки, шильдики, тонированные в пределах ГОСТ 5727—88 атермальные стекла, солнцезащитная полоса на лобовом стекле, окрашенные бамперы), так и ряд приборов для комфорта (улучшенные мягкие обивки дверей, тахометр, электрические стеклоподъёмники, электрический центральный замок всех дверей,). Автомобиль приспособлен к установке кондиционера и гидроусилителя рулевого управления, но часть машин для удешевления ими не оснащается. Автомобили с 1996 года по 2002 год комплектовались двигателем G15MF, объёмом 1,5 л, мощностью 55 кВт (75 л. с.) имеющего газораспределительный механизм с двумя клапанами на цилиндр и одним верхним распределительным валом (SOHC). Этот двигатель является базовым и практически копирует двигатель Opel Kadett E.

В 2002 году проводится первый рестайлинг уже узбекистанской машины, помимо множества внешних изменений кузова, машина получает более современный двигатель, по сути являющийся модернизацией морально устаревшего G15MF. Для повышения мощности до 63 кВт (85 л. с.) механизм газораспределения сделан двухвальным (DOHC), количество клапанов на цилиндр увеличено до четырёх, была кардинально изменена система зажигания, впрыска топлива, охлаждения. Двигателю присвоен индекс A15MF. Увеличенная энерговооружённость машины потребовала доработок ходовой части, тормозов. Машины с двигателем A15MF с завода комплектуются 14" колёсами. С введением каталитического нейтрализатора и регулирования состава смеси по сигналам λ-зонда оба двигателя стали отвечать требованиям токсичности Евро-2 и выпускались до 2008 года.

Nexia I Рестайлинг

В 2008 году компания «UzDaewoo» провела рестайлинг модели. В основном были обновлены передний и задний бамперы и оптика, а также интерьер машины. Двигатели G15MF и A15MF не выполняли требования Евро-3, и сняты с производства, с заменой их на более современные двигатели A15SMS, мощностью 86 л. с. от Chevrolet Lanos и F16D3, мощностью 109 л. с. от Chevrolet Lacetti. Добавлены противоударные балки в дверях.

Выпуск данной модели был прекращен 1 августа 2016 года.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2851 день]

Nexia II

В 2015 году началась постепенная замена Daewoo Nexia на конвейере новой бюджетной моделью Ravon Nexia (является видоизменённым Chevrolet Aveo T250).[1]

Галерея

См. также

Напишите отзыв о статье "Daewoo Nexia"

Примечания

  1. [www.zr.ru/content/news/819034-pervye-foto-novogo-brenda-ravon-idushhego-na-smenu-daewoo/ На смену Daewoo идет Ravon — сайт За рулем www.zr.ru]

Ссылки

  • [www.uzdaewoo.ru/auto/nexia/price/ Daewoo Nexia на официальном сайте UzDaewoo]
  • [gm-uzbekistan.com/avto/nexia/17-ceny-prays-na-avtomobil-chevrolet-nexia-2-dohc-i-sohc-detalizaciya.html Daewoo Nexia на официальном сайте GM Uzbekistan]
  • [chevrolet.uz/Nexia.html Daewoo Nexia на официальном сайте ChevroletUz]


Отрывок, характеризующий Daewoo Nexia

Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни.
Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них.
– Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна?
Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе.
– Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем.
– Он внизу, Наташа с ним, – отвечала Соня, краснея. – Пошли узнать. Вы, я думаю, устали, княжна?
У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей.
Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече.
Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней.
На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношениях к нему не было в душе Наташи.
Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…