Final Fantasy IX

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Final Fantasy IX


Североамериканская обложка

Разработчик
Издатели
Часть серии
Даты выпуска
Жанр
Возрастные
рейтинги
CERO: A — All Ages
ELSPA: 11+
ESRB: TTeens
OFLC (A): M15+
USK: 6+
Платформа
Режимы игры
Носитель
Управление
Сайт
[www.jp.square-enix.com/ff9/en/ square-enix.com/ff9/en/]

Final Fantasy IX (яп. ファイナルファンタジーIX, Фаинару Фантадзи: Наин?) — японская ролевая игра, разработанная и выпущенная компанией Square (ныне Square Enix), девятая часть серии видеоигр Final Fantasy. Релиз состоялся в 2000 году в Японии и Северной Америке, в 2001 году Final Fantasy IX была издана в PAL-регионе. Игра стала третьей (и последней) по счёту частью, вышедшей на приставке PlayStation, не считая ответвления Final Fantasy Tactics.

Действия игры происходят в вымышленном волшебном мире под названием Гея. Сюжет основан на военном противостоянии между несколькими нациями, разожжённом амбициозной королевой Браной. Игрок отслеживает историю молодого вора по имени Зидан Трибал, который объединяется с некоторыми другими персонажами для того, чтобы остановить эту злую королеву и вернуть на землю мир. Ситуация резко меняется, когда герои узнают, что Брана была лишь марионеткой в руках злого гения по имени Куджа.

Атмосфера Final Fantasy IX сильно отличается от игр-предшественниц Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII. Авторы решили использовать более традиционные фэнтэзийные элементы, игра впитала дух оригинальной Final Fantasy и получилась похожей на ранние части. Саундтрек был написан ведущим композитором компании Нобуо Уэмацу и стал последней его эксклюзивной работой для Final Fantasy. Игра получила множество положительных отзывов и многими критиками была признана лучшей в серии. К 31 марта 2003 года по всему миру было продано 5,08 млн копий игры.





Игровой процесс

Навигация

В Final Fantasy IX игрок управляет несколькими героями, путешествующими в огромном игровом мире, исследует различные локации и взаимодействует с неигровыми персонажами. Большинство событий происходит в городах, подземельях, пещерах и других местах, отображённых на мировой карте[1], трёхмерные фигуры персонажей при этом перемещаются по двухмерным пререндерным полям. Для удобства обследования локаций в Final Fantasy IX введена система восклицательных и вопросительных знаков, которые время от времени появляются над головой главного героя, указывая тем самым, что в данном месте есть что-то интересное[2]. В ходе прохождения игрок периодически обращается к повсеместно распространённым маленьким существам «муглам», которые позволяют сохранять игру, с помощью палатки восстанавливать жизни и ману, а также торговать различными предметами[3] — всё это является отсылкой к ранним частям серии, где точки сохранения имели те же самые функции. Кроме того, муглы иногда просят игровых персонажей помочь с доставкой писем для почтовой сети «Могнет»[1].

Путешествия происходят на полностью трёхмерном игровом поле, где впервые в серии стало возможным перемещение камеры обзора по направлению «вверх-вниз»[1]. Игрок свободно передвигается по любым территориям кроме моря и гор, для преодоления этих географических преград могут использоваться чокобо, лодки и воздушные корабли. Как и в предыдущих частях Final Fantasy, перемещение по карте мира сопровождается случайными схватками со случайными противниками[4].

Final Fantasy IX добавляет новый элемент в процесс обследования городов — так называемую систему «Событий в реальном времени» («Active Time Events» или сокращённо «ATE»), которая позволяет игроку отслеживать тонкости сюжета и получать некоторые бонусные предметы путём мгновенного перемещения камеры обзора в другую точку игровой локации[1]. Эта система также может быть использована для переключения между двумя группами персонажей во время решения головоломок и прохождения лабиринтов.

Битва

Каждый раз, когда игровые персонажи встречаются с врагом, действие переносится на «поле битвы». На поле битвы враги всегда располагаются с противоположной стороны от персонажей, и каждое сражение происходит по классическому принципу «Битвы в реальном времени» (Active Time Battle), который впервые был применён ещё в Final Fantasy IV[4]. Набор доступных команд появляется в окне слева от индикаторов накопления ATB. Помимо использования простых физических атак и предметов из инвентаря, каждый персонаж может применять свои уникальные приёмы и навыки. Например, вор Зидан может красть у врагов предметы, призыватели Эйко и Гарнет способны призывать на помощь огромных монстроподобных существ «эйдолонов», а волшебник Виви для повреждения и уничтожения противников использует чёрную магию[1].

Уникальные команды персонажей коренным образом изменяются, когда те впадают в «транс». Это состояние активируется через определённые промежутки времени, после того, как персонаж получает определённое количество повреждений. Транс стал заменой «предельным ударам», которые до этого применялись в Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII. Помимо добавления некоторых команд, транс также на короткий промежуток времени увеличивает физическую силу персонажа, давая, таким образом, ему преимущество перед врагами[5]. В меню управления Зиданом, например, появляется команда «Рывок», которая позволяет применять мощнейшие удары, у Виви команда «Чёрная магия» заменяется приёмом «Двойная чёрная», который позволяет использовать сразу два заклинания за один ход[1]. В меню настроек игрок может изменить стоящий по умолчанию «Нормальный» стиль битвы на «Установленный», который оставляет в управлении игрока только двух персонажей, в то время как двое других будут находиться под контролем искусственного интеллекта[5].

Успешность выступления персонажа в битве во многом зависит от величины его индивидуальных характеристик, таких как скорость, сила, магия, защита и др. Характеристики персонажа зависят от количества накопленного в ходе сражений опыта. После побед в битвах персонажам начисляются так называемые «очки опыта», определённое количество которых приводит к повышению «уровня». По мере возрастания уровня увеличивается и набор способностей персонажа, которые также могут быть выучены путём ношения различной экипировки. После окончания битвы игрок обычно награждается деньгами (в игре называемыми «гилями»), игральными картами Tetra Master и очками способностей (AP)[1].

Экипировка и способности

В Final Fantasy IX класс героев определён заранее, и каждый из них обладает уникальными способностями, которые конкретно указывают на роль данного персонажа в битве[6][7]. К примеру, чёрный маг Виви — единственный участник команды, способный использовать чёрную магию; рыцарь Штайнер — единственный, кто владеет техниками сражения с помощью меча[1][5].

Главной функцией обмундирования в играх Final Fantasy всегда было повышение характеристик персонажей — надевая мифриловый жилет, например, Зидан увеличивает базовый показатель защиты. Но в Final Fantasy IX оружие и броня ещё и содержат в себе специальные возможности, которые персонаж может использовать, соответственно экипируясь. При накоплении в битвах определённого количества очков способностей возможности этих предметов становятся доступными даже после их снятия[1]. Кроме того, доспехи повышают некоторые показатели героев не только на период их использования, но ещё и дают определённые бонусы при переходе персонажа с одного уровня на другой[8].

Все способности в игре подразделяются на две категории: действия и поддержки. Способности действия поглощают магические очки (MP), а в битвах применяются для сотворения магических заклинаний и выполнения специальных приёмов. Способности поддержки, в свою очередь, имеют постоянное действие (например, способность «Антитела» перманентно нейтрализует эффекты ядовитых и отравляющих атак). Способности поддержки активируются при помощи магических камней, количество которых зависит от уровня определённого персонажа[1][5].

Игровой мир

Действие в Final Fantasy IX, главным образом, разворачивается на четырёх континентах, которые объединены в мир под названием Гея (созвучно с Геей из Final Fantasy VII, однако не имеет с ней ничего общего). Основное население проживает на Туманном Континенте, названном так из-за того, что все его земли окутаны туманом. Территории вне Туманного Континента — Внешний, Потерянный и Забытый Континенты — изначально закрыты и становятся доступными только к середине игры. Некоторые локации, такие как параллельный мир Терра и мир сновидений Мемория, находятся за пределами основного мира. На Туманном Континенте располагаются четыре фракции: Александрия, Линдблюм, Бурмеция и Клейра. Каждое государство ограждено горными хребтами; Клерианская цивилизация располагается на гигантском дереве в пустыне, защищённом песчаным вихрем, вызванным местными колдунами.

В Гее помимо людей проживает множество других фэнтэзийных народов, многие из которых являются антропоморфными. Бурмецианцы — человекоподобные крысы — населяют земли Бурмеции и Клейры. Клереане отличаются любовью к танцам и во время начала военных действий принимают у себя бурмецианских беженцев. Гномы — низкорослые гуманоидные существа, обосновавшиеся в деревне Конде Пити на Внешнем континенте. Геномы — хранилища для душ терранцев, предназначенные для перемещения последних в Гею. Вызыватели — раса похожая на людей, но отличающаяся наличием рога на голове. Представлена в игре всего двумя персонажами (Гарнет и Эйко) — все остальные были уничтожены во время атаки терранцев на столицу Мадайн Сари. И, наконец, раса ку-а-лардж — андрогинные[9] существа с огромным длинным языком, которые являются большими гурманами. Обитают на камышовых болотах по всему миру, где занимаются отловом и поеданием лягушек.

Авторы Final Fantasy IX с самого начала делали уклон в пользу создания более «фэнтэзи-ориентированного» мира, коренным образом отличающегося от предыдущих частей серии, издававшихся для приставки PlayStation. Игра уходит от футуристических стилей Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII и пропитывается духом средневековья[4]. Какие-либо механические технологии находятся только на пороге зарождения, в то время как основными источниками энергии остаются ветер и вода; некоторые двигатели работают также на вездесущем тумане[10]. Продолжая тему средневековья, в сеттинге были задействованы многие элементы германо-скандинавской и северо-европейской мифологии. Вместе с тем, мир Final Fantasy IX напоминает Европу эпохи Просвещения не в меньшей степени, чем средневековую: в игре показаны примитивная, но быстро развивающаяся промышленность, учёные, развитая абсолютная монархия, костюмы большинства персонажей вызывают ассоциации более с XVII-XIX веками, чем со средневековьем. Специально для этой цели главный директор проекта, Хироюки Ито, сконцентрировал внимание команды разработчиков на европейской истории, считая её весьма «глубокой» и «драматичной»[11]. Также официальный сайт Final Fantasy IX утверждает, что планирование игрового мира осуществлялось путём смешивания наиболее удачных находок прошлых частей серии с новыми игровыми элементами[9].

Персонажи

Главную роль в Final Fantasy IX играют восемь основных персонажей:

  • Зидан Трибал (яп. ジタン・トライバル) — оптимистичный и очень дружелюбный парень с обезьяним хвостом и обезьяними повадками, хороший друг и выдающийся боец, член группы разбойников под названием Танталус. Будучи бездомным ребёнком, попросился в банду и нашёл приют у атамана Баку. Большое внимание уделяет женскому полу.
  • Гарнет Тил Александрос XVII (яп. ガーネット・ティル・アレクサンドロス17世(ダガー)) (по прозвищу «Даггер» — Кинжал) — принцесса Александрии, которая имеет необъяснимую связь с эйдолонами;
  • Виви Орнитир (яп. ビビ・オルニティア) — загадочный маленький человечек, предрасположенный к чёрной магии и, как выясняется позже, прототип боевых Черных Магов;
  • Адельберт Штайнер (яп. アデルバート・スタイナー) — капитан военного подразделения «Рыцари Плутона», а также охранник замка Александрии и лично принцессы Гарнет;
  • Фрея Кресцент (яп. フライヤ・クレセント) — рыцарь-драгун из города Бурмеция;
  • Квина Квин (яп. クイナ・クゥエン) — представитель расы ку-а-лардж, отправленный в путешествие мастером Ку для изучения кулинарных рецептов разных стран;
  • Эйко Кэрол (яп. エーコ・キャルオル) — шестилетняя девочка, живущая в деревне Мадайн Сари, руинах древней столицы вызывателей, последняя из рода эйдолонов, не считая Даггер;
  • Амарант Корал (яп. サラマンダー・コーラル) — мрачный охотник за головами, ударившийся в преступность после обвинения в воровстве, которое на самом деле совершил Зидан.

Важными персонажами также являются:

  • Регент Сид Фабул IX (яп. シド・ファブールIX世) — харизматичный лидер королевства Линдблюм;
  • Брана (яп. ブラネ・ラザ・アレクサンドロス16世) — деспотичная королева Александрии, приёмная мать Гарнет;
  • Генерал Беатрис (яп. ベアトリクス) — брутальная главнокомандующая женщин-рыцарей Александрии;
  • Гарланд (яп. ガーランド) — искусственный человек, владыка Терры;
  • Куджа (яп. クジャ) — главный антагонист игры.

Также в игре присутствует множество второстепенных персонажей, которые тоже оказывают определённое влияние на сюжет.

Во время разработки авторы уделяли большое внимание именно персонажам. Возвращение к корням сильно сказалось на них, внешний вид приобрёл оттенок комичности. Уэмацу говорил по этому поводу, что для достижения комичности сильно пришлось пожертвовать реалистичностью. В связи с этим разработчики особенно тщательно старались проработать героев, так как опасались, что фанатам, привыкшим к реализму Final Fantasy VIII, такая трактовка может не понравиться[11].

Сюжет

История Final Fantasy IX начинается с того, что Зидан вместе с «театральной труппой» Танталус похищает принцессу Гарнет на праздновании её шестнадцатилетия. В ходе похищения выясняется, что принцесса сама собиралась сбежать из дома и отправиться в Линдблюм к регенту Сиду[12]. Но театральный воздушный корабль, Прима Виста, повреждённый во время побега из Александрии, падает и разбивается в зловещем лесу. После чего Зидан на время покидает свою банду и вместе с Гарнет отправляется в Линдблюм[13], сопровождаемый также Виви и Штайнером, которые находились рядом с самого начала похищения. В ходе путешествия принцесса Гарнет берёт себе кличку «Даггер» (кинжал) и пытается слиться с простым народом[14]. Партия попадает на фабрику по производству чёрных магов, которые производятся для нужд армии Александрии. Королева отправляет троих самых сильных чёрных магов для того, чтобы те вернули Гарнет, но безуспешно. В Линдблюме Зидан встречает старую подругу Фрею и участвует в ежегодном чемпионате по охоте на монстров. Регент Сид, по ревности превращённый своей женой в оглопа[15], принимает партию. Выясняется, что это именно он нанял бандитов Танталуса для похищения, так как был взволнован возрастающей агрессией королевы Браны[16]. Неожиданно герои узнают, что Бурмеция (соседнее королевство) была атакована александрийской армией. Даггер и Штайнер отправляются в Александрию для того, чтобы отговорить королеву вести войну[17]. А Зидан, Виви и Фрея берут курс на Бурмецию. Здесь они встречают королеву Брану, Беатрис и помогающую александрийцам в войне странную личность — Куджу.

Даггер и Штайнер благополучно добираются до Александрии, но королева Брана отказывается от прекращения военных действий, она извлекает из тела принцессы эйдолонов[18] и атакует с их помощью королевство Клейра. Зидан, Фрея и Виви после посещения Клейры отправляются в Александрию, спасают Даггер и вместе с ней отступают в подвергшийся нападению Линдблюм[19]. Регент Сид рассказывает героям, что за всеми злодеяниями Браны стоит поставщик оружия, тот самый человек по имени Куджа[20]. Партия по подземному туннелю отправляется на Внешний континент, где предположительно находится штаб-квартира злодея[21]. По пути к группе присоединяется новый персонаж — Квина. Дорога сводит героев с шестилетней девочкой Эйко, которая живёт одна в деревне-руинах Мадайн Сари и является последней выжившей представительницей своей расы. Партия проникает в Дерево Иифы и уничтожает источник распространения злого тумана[22]. Также выясняется, что туман использовался Куджей для сотворения армии чёрных магов[23]. По возвращении в Мадайн Сари происходит стычка с наёмным убийцей Амарантом, которого наняла Брана для захвата Даггер, он вскоре тоже присоединяется к партии по своим личным причинам. Даггер постепенно начинает понимать, что она тоже относится к расе вызывателей, и родом она тоже из Мадайн Сари. Вблизи Дерева Иифы королева Брана разворачивает свой флот против Куджи и атакует его мощнейшим эйдолоном Багамутом[24]. Но Куджа с помощью огромного воздушного корабля берёт власть над Багамутом, убивает Брану и уничтожает её флот[25].

Партия возвращается в Александрию, и Гарнет становится королевой. Спустя некоторое время Куджа атакует Александрию с помощью Багамута, Эйко и Гарнет для защиты города вызывают легендарного эйдолона Александра. Куджа пытается взять контроль и над Александром, но ему мешает загадочный старик по имени Гарланд, который уничтожает эйдолона и бо́льшую часть поселения[26]. Кудже нужны сильные эйдолоны для победы над Гарландом, и он концентрирует своё внимание на Эйко[27]. Герои отправляются в пустынное убежище Куджи, но тот их обманывает и вместе с девочкой сбегает. Во время извлечения эйдолонов карманный мугл Эйко Мог впадает в транс и превращается в свою реальную форму — эйдолона Мадин, прерывая таким образом процесс[28]. Злодей при этом покидает место действия и отправляется продолжать противостояние с Гарландом[29]. Партия спасает Эйко и находит Хильду, которая превращает Сида обратно в человека — теперь он может закончить строительство летающего корабля, работающего без действия тумана[30]. С благословения Хильды партия преследует Куджу в Терре, загадочном параллельном мире, проникновение в который стало возможным благодаря открытию межпространственного портала[31]. В терранском городе Бран Бал выясняется, что Гарланд был создан терранцами для соединения двух миров Терры и Геи, так как первый находился на грани полного вымирания. Гарланд создал геномов, которые в определённое время должны были стать носителями душ терранцев[32]. И существование дерева Иифы[33], и феномен Тумана[34], и уничтожение эйдолонов[35] — всё это было подчинено одной цели, даже действия Зидана и Куджи были предрешены заранее[36]. Куджа, тем не менее, собирает необходимое количество душ и впадает в транс[37]. Обретя силу, он лишает Гарланда жизни, но тот перед смертью успевает рассказать об ограниченности жизни Куджи и о том, что в будущем Зидан должен был перенять его функции на себя[38]. В ярости злодей уничтожает Терру, герои же тем временем спасают геномов и возвращаются в Гею.

По возвращении выясняется, что туман теперь окутывает весь мир. Объединившись с силами Бурмеции, Линдблюма и Александрии, герои отправляются в Дерево Иифы, откуда телепортируются в мир сновидений под названием Мемория. Дух Гарланда проводит партию к Кудже, который после поражения разрушает кристалл жизни[39] и активирует Некрона — абсолютное зло, стремящееся уничтожить всё живое[40]. Победа над Некроном приводит к разрушению Мемории и Дерева Иифы, Куджа использует остатки своих сил, чтобы спасти героев, Зидан бросается ему на помощь и оказывается погребённым вместе с ним[41].

Спустя некоторое время Александрия отстраивается, и труппа Танталус выступает перед королевой Гарнет. Во время представления один из актёров снимает свою мантию и оказывается Зиданом. В финальном ролике демонстрируется встреча Зидана и Гарнет. В других сценах показывают выживших клонов Виви; Штайнер и Биатрис возвращаются к старой работе стражниками; Эйко удочеряется регентом Сидом и Хильдой; Фрея воссоединяется со своей давней любовью — Сером Фрэтли; а Квина обосновывается на кухне замка Александрии.

Графика

Final Fantasy IX создавалась в поздний период эпохи 32/64-разрядных игровых систем, и компания Square к этому времени на PlayStation выпустила более двух десятков игр[42], поэтому разработчики, отвечавшие за производительность и быстродействие, отлично понимали технические возможности консоли и в отношении визуализации смогли добиться поистине высоких результатов[4]. В целом движок остался таким же, как в Final Fantasy VIII: путешествия по мировой карте и сражения по-прежнему полностью выполнены в 3D и отображаются в виде триметрической проекции, в то время как внутри игровых локаций (городов, пещер, подземелий и т. д.) трёхмерные фигуры персонажей перемещаются на фоне пререндерных двухмерных изображений. Изменениям подверглось общее качество прорисовки текстур и детализация объёмных объектов, количество полигонов персонажей, в частности, увеличилось почти в два раза[1]. Кинематографические сюжетные вставки по-прежнему выполнены с использованием технологии полностью подвижного видео[43].

Разработка и релиз

Компания Square начала работу над Final Fantasy IX ещё до выхода её предшественницы — Final Fantasy VIII[11]. Так как многие сотрудники проживали не в Японии, а в Соединённых Штатах, в виде компромисса местом разработки был выбран город Гонолулу (Гавайские острова)[11]. Игра была последней в своей серии на PlayStation, поэтому Хиронобу Сакагути хотел отразить в ней все лучшие моменты из предыдущих частей. Final Fantasy IX называют любимой игрой Сакагути, он говорил, что эта игра «близка к идеальной Final Fantasy»[44]. Главной причиной введения коренных изменений послужило желание привлечения к серии новых фанатов и разработчиков[11]. Стремление сделать общедоступный понятный сюжет с глубокой проработкой персонажей вылилось в создание системы «Событий в реальном времени»[11]. На начальной стадии проектирования разработчики не хотели называть игру «Final Fantasy IX», потому что боялись, что отступление от реализма Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII может оттолкнуть многих старых поклонников. Такая политика заставила общественность думать, что новый проект будет лишь «побочной игрой» великого сериала[45]. И лишь в 1999 году Square официально подтвердила, что игра будет называться именно «Final Fantasy IX», а представлена будет уже в 2000 году как полноценное продолжение «последней фантазии». Перед выпуском разработчики долго настраивали и тестировали игру, концовка, например, изменялась семь раз[11].

В Японии Final Fantasy IX была издана 7 июля 2000 года, и сразу после этого началась английская локализация, которой занялось дочернее подразделение Square EA, возникшее в результате сотрудничества с компанией Electronic Arts. Презентация североамериканской версии Final Fantasy IX состоялась уже 7 октября в одном из торговых центров Сан-Франциско[46], но официальный релиз в Северной Америке был искусственно задержан до 14 ноября, чтобы не совпасть с выходом игры Dragon Quest VII конкурирующей компании Enix. В день релиза был организован грандиозный праздник: специально к нему ограниченным тиражом были выпущены подарочные сувениры, а некоторые фанаты для такого события облачились в костюмы любимых героев. В Канаде первое время выпускались бракованные копии Final Fantasy IX (без англоязычного технического руководства), но после выяснения этого факта компания Square наполнила канадские склады дополнительными английскими инструкциями буквально за несколько дней[47]. Активное продвижение игры было организовано и после релиза. Начиная с 4 марта 2000 года, персонажи Final Fantasy IX активно использовались в рекламных роликах компании «Coca-Cola», фигурки некоторых персонажей были также использованы как призы в их маркетинговой компании[48]. В этом же году игровой портал IGN награждал участников своих конкурсов куклами и статуэтками из «последней фантазии»[49].

Final Fantasy IX стала основой для создания интерактивного интернет-портала «PlayOnline». Изначально эта служба создавалась компанией Square для обслуживания будущей онлайн-игры Final Fantasy X, но компания забросила этот проект, вошедший в список GameSpy «5 тупейших событий в игровой индустрии», а сайт отдала в распоряжение Final Fantasy IX. Дочерние подразделения «BradyGames» и «Piggyback Interactive» разработали полные гиды по игре, и каждый человек, купивший официальное отпечатанное издание гида, мог войти на сайт и посмотреть интересные факты, секреты и другую информацию по игре. В своё время это вызвало ярость среди фанатов, так как гид стоил достаточно дорого, а узнать секреты хотелось многим[50].

31 декабря 2015 года состоялся анонс переиздания Final Fantasy IX для платформ Windows, iOS и Android. Главными особенностями станут: высокое разрешение, улучшенный интерфейс, список достижений, автосохранения, режим "высокой скорости" и т.д.[51]

Музыкальное сопровождение

Музыка к Final Fantasy IX была написана композитором Нобуо Уэмацу, она стала его последней эксклюзивной работой для «последней фантазии». В интервью Уэмацу говорил, что создать саундтрек для игры достаточно просто, необходимо написать восемь композиций для каждого из персонажей, будоражащую тему битвы, печальную мелодию, тему внезапной опасности и ещё около десяти других треков. Тем не менее, за работой он провёл целый год, сочинив и записав около 160 мелодий, 140 из которых были использованы в игре[52][53].

Композитор сочинял музыку на пианино двумя абсолютно разными способами: «Чаще всего я писал звуковой ряд под конкретные сцены в игре, но иногда и сценаристу приходилось подгонять игровые события под уже написанную мной музыку»[53]. Уэмацу говорил, что в Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII главной задачей было — передать реализм происходящего, но Final Fantasy IX — это, прежде всего, фантазия, и вставлять в неё много серьёзных мелодий было бы глупо, главенствовать должны более весёлые треки. Весь саундтрек был написан под влиянием средневековой музыки. Чтобы набраться вдохновения, Уэмацу специально совершил путешествие по Европе, посмотрел старые замки Германии и другие древности тех времён. Но писать музыку в чистом средневековом стиле он не стал, так как посчитал, что она внесёт только «дисбаланс» и будет «скучной». Во время записи помимо обычных классических инструментов использовались и достаточно редкие, такие как казу и цимбалы. Также Уэмацу включил в игру некоторые мотивы из предыдущих частей, такие, например, как тема Вулкана Гулуг из первой части, тема Пандемониума из второй или тема «Rufus Welcoming Ceremony» из седьмой[52][53].

Уэмацу не раз говорил, что Final Fantasy IX — его любимая работа[54]. Оригинальный саундтрек к игре содержал 110 звуковых дорожек[55]. На вышедший позднее диск под названием «Final Fantasy IX Original Soundtrack PLUS» были включены ещё 42 трека, которые изначально не попали в оригинальный набор[56]. Также как и в Final Fantasy VIII и Final Fantasy X, в Final Fantasy IX присутствует главная тема — баллада «Melodies of Life». Музыку к ней сочинил Нобуо Уэмацу, слова написали Хироюки Ито (на японском языке) и Александр О. Смит (на английском), а исполнила известная японская певица Эмико Сиратори. Японский вариант песни звучал также на японской премьере игры, а английский вариант — на североамериканской и европейской премьерах.

Отзывы и критика

Рецензии
Рейтинг на основании нескольких рецензий
АгрегаторОценка
GameRankings93% (46 обзоров)[61]
Metacritic94% (22 обзора)[57]
Иноязычные издания
ИзданиеОценка
Edge8 из 10[57]
Famitsu38 из 40[58]
Game Informer9,75 из 10[59]
GamePro[60]
GameSpot8,5 из 10[5]
IGN9,2 из 10[4]
Награды
ИзданиеНаграда
4th Annual Interactive Achievement Awards
  • Консольная ролевая игра года[62]
  • Выдающееся достижение в режиссуре
  • Выдающееся достижение в анимации
6th Annual Golden Satellite AwardsЛучший интерактивный продукт[63]

Несмотря на то, что Final Fantasy IX некоторое время была лидером продаж[64], в Японии и Северной Америке она уже не продавалась так же хорошо как Final Fantasy VII и Final Fantasy VIII[65][66]. К моменту 31 марта 2003 года по всему миру было продано 5,08 млн копий игры[67]. В списке лучших игр всех времён она заняла 24-е место среди читателей японского журнала Famitsu[68] и 42-е место среди посетителей интернет-сайта GameFAQs[69]. Оценочным ресурсом Metacritic игре была дана оценка в 94 %, что явилось лучшим показателем среди всех Final Fantasy на этом сайте[57].

Обзоры игры, в целом, носили скорее положительный характер, критики хвалили графику и традиционные ностальгические элементы. Все обозреватели сошлись во мнении, что сильными сторонами игры являются геймплей, проработка персонажей и визуальные эффекты. Изданию GameSpot не понравилась боевая система, в которой персонажи, по их мнению, недостаточно взаимодействуют друг с другом и с противником[5]. IGN указал на то, что бои слишком затянуты, а однообразные битвы быстро надоедают; сайт RPGFan раскритиковал систему «транса», который на самом деле не оказывает реальной помощи в битвах с сильными противниками[4][70].

Персонажи и графика получили только положительные отзывы. Несмотря на то, что стилистика героев сильно отличается от других частей Final Fantasy, сайт IGN посчитал их весьма приятными и симпатичными[4]. GameSpot подметил, что в диалогах и поведении персонажей заложено много юмора[5]. По поводу новой системы «Событий в реальном времени» IGN заключил, что она помогла сильнее проникнуться характерами и эмоциями героев[4]. Сильно деформированный внешний облик персонажей, существенно изменённых в пользу «мультяшности» и «комичности», был признан отлично прорисованным и анимированным. Похвалы также удостоились доведённые художниками «до блеска» задние планы и анимация персонажей, которые превосходно друг с другом сочетаются[70].

С другой стороны, многим критикам не понравился сюжет, во многом основанный на предыдущих Final Fantasy и многих других играх подобного жанра. Некоторые элементы, такие как агрессивные королевства и загадочные злодеи, в избытке встречаются в прошлых частях и попросту надоели[70]. GameSpot посчитал, что главный злодей выглядит наименее угрожающим из всех предыдущих[5], IGN, в свою очередь, отметил, что он явил собой смешание черт других злодеев серии[4]. Неоднозначного мнения удостоилось и звуковое сопровождение игры. Некоторые обозреватели, такие как RPGFan, нашли звуковые эффекты и музыку «невдохновляющими, скучными и раздражительными», IGN и GameSpot посчитали запоминающимися только пригоршню треков, в то время как издание GamePro на похвалу не скупилось, говоря, что саундтрек «проводит эмоции игрока по сюжету, от битв… к комедии»[4][5][60]. Сдержанной критике подвергся композитор Нобуо Уэмацу за то, что скатился к повторению и упрощению ранее сочинённых музыкальных тем, однако подобная тенденция была оправдана стремлением вызвать ностальгические чувства у фанатов ранних Final Fantasy[4][5][60]. Негативных отзывов удостоилось руководство к игре, которое для получения необходимой информации вынуждало людей регистрироваться на соответствующем сайте. Жесточайшей критике подверглась встроенная карточная игра Tetra Master, которая, по мнению издания GameSpot, стала лишь жалким подобием игры Triple Triad из Final Fantasy VIII[5].

Напишите отзыв о статье "Final Fantasy IX"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Final Fantasy IX Instruction Manual / Square Enix staff. — Square Co., 2000. — ISBN SLUS-01251.
  2. Square Nation. [www.squarenation.com/ffix/ INFORMATION & REVIEWS] (англ.). Square Nation. Проверено 21 июля 2009. [web.archive.org/web/20061212043620/www.squarenation.com/ffix/ Архивировано из первоисточника 12 декабря 2006].
  3. Хосе Кьюллар. [www.nd.edu/~observer/02072001/Scene/2.html Magic of `Final Fantasy IX' creates best in series] (англ.). The Observer (Notre Dame) (7 февраля 2001 года). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s4l0vZ Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Дэвид Смит. [psx.ign.com/articles/162/162190p1.html Обзор Final Fantasy IX] (англ.). IGN (2000 год). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s5aIq1 Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Эндрю Вестэл. [www.gamespot.com/ps/rpg/finalfantasy9/review.html Обзор Final Fantasy IX] (англ.). GameSpot (19 июля 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s6pBSU Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  6. Final Fantasy VII North American Instruction Manual / Square Electronic Arts. — Square Electronic Arts, 1997. — С. 20–25. — ISBN SCUS-94163.
  7. Final Fantasy VIII North American Instruction Manual / Square Electronic Arts. — Square Electronic Arts, 1999. — С. 20, 24, 36. — ISBN SLUS-00892GH.
  8. [www.gamefaqs.com/console/psx/file/197338/20745 Final Fantasy IX Max Stats Guide by KADFC] (англ.). GameFAQs (20 ноября 2004). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/61497rDs9 Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  9. 1 2 [na.square-enix.com/games/FFIX-gamesite/ Официальный сайт Final Fantasy IX] (англ.). North American Square Enix. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s7xs4j Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  10. «Man: I’ll be joining a team of engineers who are developing a new engine that runs without Mist. The world outside the Mist Continent is uncharted territory, but there’s no need to worry about our safety if we can explore it on an airship. Regent Cid is an advocate of technological advancement. Oh, sorry. I talked your ear off» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.).
  11. 1 2 3 4 5 6 7 [psx.ign.com/articles/085/085276p1.html The Final Fantasy IX Team Spills All] (англ.). IGN (20 сентября 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s8l8vq Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  12. «Garnet: I am actually… Princess Garnet Til Alexandros, heir to the throne of Alexandria. I have a favor I wish to ask of you… I wish to be kidnapped…right away.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  13. «Baku: So, you’re leaving, eh? / Zidane: Yeah… I promised Garnet I’d kidnap her.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  14. «Garnet: I will be called Dagger from now on.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  15. «Regent Cid: «When Hilda found out about my little affair, she used her magic and turned me into an oglop.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  16. «Dagger: Uncle Cid hired Tantalus out of concern for my safety.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  17. «Dagger: I have to help Mother… I don’t want to see anything happen to her… / Steiner: Very well. Princess, I will follow you wherever you choose.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  18. «Queen Brahne: Zorn, Thorn! Prepare to extract the eidolons from Garnet.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  19. «Minister Artania: Yes, Princess. The castle was spared. Regent Cid is alive.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  20. «Regent Cid: I believe Kuja is the only one supplying <gwok> Brahne with weapons.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  21. «Minister Artania: That he came from the north suggests he’s from the Outer Continent.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  22. «Soulcage: I contaminate the other continents with Mist to stimulate the fighting instinct.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  23. «Zidane: What kind of weapons did Kuja make? / Soulcage: Kuja called them black mages, dark spawn of the Mist.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  24. «Queen Brahne: Kuja! So you finally decided to show your girly face here! You’re all that stands between me and total domination!» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  25. «Kuja: Excellent, Bahamut! Power, mobility… You truly are the best! You even hurt me…a little. And you, Brahne… Your tragic role in this drama now comes to an end!» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  26. «Garland: You have gone too far, Kuja. I granted you the freedom to do as you wish in Gaia for one purpose alone. Now that you have lost sight of your mission, I will no longer tolerate your actions.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  27. «Kuja: I sense power from within her. Continue the extraction!» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  28. «Eiko: Mog saved me… I never knew that Mog was an eidolon. She always looked after me…disguised as a moogle.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  29. «Kuja: I need an eidolon more powerful than Alexander! An eidolon with the power to bury Garland! His powers are so incredible; I cannot even come close. I must destroy him before Terra’s plan is activated, or my soul will no longer be my own!» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  30. «Hilda: Alright. I’ll turn you back. But it’s going to be much worse if you ever cheat on me again! / Regent Cid: I…I understand. Now turn me back!» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  31. «Hilda: You may find a clue if you go to Ipsen’s Castle. / Eiko: Did you ask Kuja about all of this? / Hilda: These are things he discussed voluntarily.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  32. «Garland: I constructed the Genomes to be vessels for the souls of the people of Terra when they awaken.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  33. «Garland: The Iifa Tree blocks the flow of Gaia’s souls, while it lets those of Terra flow freely.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  34. «Garland: The role of the Iifa Tree is that of Soul Divider. The Mist you see comprises the stagnant souls of Gaia…» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  35. «Garland: I feared Gaia’s eidolons more than anything… However, I decided to deal with them before they became a major problem.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  36. «Zidane: So… Kuja is just an angel of death who sends souls to the Tree of Iifa. / Garland: Yes, my angel of death. But only until you came of age.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  37. «Kuja: The Invincible is mine! Now, I have the power to control all souls! Garland gave me everything without a fight. The old fool was too busy dealing with him.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  38. «Garland’s voice: Do you think a defect like you could last forever…? / Kuja: …What? What do you mean!?" / Garland’s voice: I built you to last only until the worthy Genome, Zidane, grew. It was too dangerous to let you last any longer than that.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  39. «Kuja: It’s the original crystal… This is where it all began… The birthplace of all things… Once I destroy it, everything will be gone. Gaia, Terra, the universe, everything…» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  40. «Necron: I exist for one purpose… To return everything back to the zero world, where there is no life and no crystal to give life.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  41. «Zidane: …Kuja’s still alive. I can’t just leave him.» — Square, Final Fantasy IX. Изд. Square. PlayStation (2000-11-14). (англ.)
  42. IGN Staff. [games.ign.com/objects/025/025065.html Список разработанных и опубликованных компанией Square игр] (англ.). IGN. Проверено 27 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3s9s8Vs Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  43. LittleLenne. [www.youtube.com/watch?v=FhsmLYEaAZM&feature=related Final Fantasy IX — Atomos]. YouTube. Проверено 27 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sAvbhc Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  44. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/077/077571p1.html Интервью с Хиронобу Сакагути] (англ.). IGN (5 апреля 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sBi3bO Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  45. GIA Staff. [www.psy-q.ch/mirrors/thegia/sites/www.thegia.com/news/n990524a.html New Final Fantasy revealed] (англ.). GIA (24 мая 1999). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sCx0qa Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  46. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/085/085810p1.html Square EA Holds FFIX Demo Day] (англ.). IGN (2 октября 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sEIblS Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  47. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/088/088111p1.html Canadian Customers Get FFIX in French] (англ.). IGN (20 ноября 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sFNbKO Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  48. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/077/077377p1.html TGS: Final Fantasy IX Characters Do Coke] (англ.). IGN (31 марта 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sGS2qB Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  49. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/088/088315p1.html Win Vivi from FFIX!] (англ.). IGN (27 ноября 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sHazJk Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  50. [archive.gamespy.com/articles/june03/dumbestmoments/readers/ The 25 Dumbest Moments in Gaming - Readers' Top 5] (англ.). GameSpy (14 июня 2003). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sIiNb3 Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  51. [www.neogaf.com/forum/showthread.php?t=1164333 Final Fantasy IX coming to PC & Smartphones]
  52. 1 2 [www.nobuouematsu.com/nobrpg.html Интервью Нобуо Уэмацу для еженедельника Famitsu] (англ.). Famitsu. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sJiyxA Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  53. 1 2 3 Дэйв Здирко. [psx.ign.com/news/25276.html The Final Fantasy IX Team Spills All] (англ.). IGN (21 сентября 2000). Проверено 21 июля 2009. [web.archive.org/web/20001203212500/psx.ign.com/news/25276.html Архивировано из первоисточника 3 декабря 2000].
  54. Роб Фехи. [www.gamesindustry.biz/articles/focus-on-final-fantasy-composer-nobuo-uematsu Focus On: Final Fantasy composer Nobuo Uematsu] (англ.). GamesIndustry.biz (2 февраля 2005). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3sKUym9 Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  55. Патрик Ганн, Бен Щвейцер. [www.rpgfan.com/soundtracks/ff9ost/index.html Final Fantasy IX OST] (англ.). RPGFan. Проверено 26 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3wwhw2C Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  56. Патрик Ганн. [www.rpgfan.com/soundtracks/ff9plus/index.html Final Fantasy IX OST PLUS] (англ.). RPGFan. Проверено 26 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3wxgDM4 Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  57. 1 2 3 [www.metacritic.com/games/platforms/psx/finalfantasy9 Final Fantasy IX] (англ.). Metacritic. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/614996u91 Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  58. [fs.finalfantasytr.com/search.asp?query=Final+Fantasy+IX Оценка игры по версии журнала Famitsu] (англ.)(недоступная ссылка — история). Famitsu. Проверено 21 июля 2009.
  59. Энди МакНамара. [www.gameinformer.com/Games/Review/200212/R03.0620.1355.35250.htm Обзор Final Fantasy IX] (англ.)(недоступная ссылка — история). Game Informer. Проверено 21 июля 2009. [web.archive.org/20040112195304/www.gameinformer.com/Games/Review/200212/R03.0620.1355.35250.htm Архивировано из первоисточника 12 января 2004].
  60. 1 2 3 Uncledust. [www.gamepro.com/article/reviews/7357/final-fantasy-ix/ Review: Final Fantasy IX] (англ.). GamePro (15 ноября 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x4qnnY Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  61. [www.gamerankings.com/ps/197338-final-fantasy-ix/index.html Final Fantasy IX] (англ.). Game Rankings. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3wyYwie Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  62. [www.interactive.org/awards/annual_awards.asp?idAward=2001 4th Annual Interactive Achievement Awards: Winners] (англ.)(недоступная ссылка — история). interactive.org. Проверено 21 июля 2009. [web.archive.org/20100713172009/www.interactive.org/awards/annual_awards.asp?idAward=2001 Архивировано из первоисточника 13 июля 2010].
  63. Джозеф Уитэм. [rpgamer.com/news/Q1-2002/012302c.html Final Fantasy IX wins Golden Satellite Award] (англ.). RPGamer (21 января 2002). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/61498PCoP Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  64. IGN Staff. [psx.ign.com/articles/089/089238p1.html Final Fantasy IX Is Number One] (англ.). IGN (19 декабря 2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3wzTXWI Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  65. [www.the-magicbox.com/Chart-JPPlatinum.shtml Japan Platinum Game Chart] (англ.). the-magicbox.com. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x0ZtJl Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  66. [www.the-magicbox.com/Chart-USPlatinum.shtml US Platinum Videogame Chart] (англ.). the-magicbox.com. Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x1Oi78 Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  67. [www.square-enix.com/jp/ir/e/explanatory/download/0404-200402090000-01.pdf#page=27 Игры компании Square Enix, продажи которых по всему миру превысили один миллион копий] (англ.) (pdf) 27. Square Enix (9 февраля 2004). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x2C8qx Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  68. Колин Кэмбелл. [www.edge-online.com/features/japan-votes-all-time-top-100 Japan Votes on All Time Top 100] (англ.). Next Generation (3 марта 2006). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/60vD8bhY1 Архивировано из первоисточника 14 августа 2011].
  69. GameFAQs Site Staff. [www.gamefaqs.com/features/contest/top10 Fall 2005: 10-Year Anniversary Contest - The 10 Best Games Ever] (англ.). GameFAQs (2005 год). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x34BZr Архивировано из первоисточника 28 января 2011].
  70. 1 2 3 Sensei Phoenix. [www.rpgfan.com/reviews/finalfantasy9/Final_Fantasy_9-2.html Обзор Final Fantasy IX(англ.). RPGFan (2000). Проверено 21 июля 2009. [www.webcitation.org/5w3x3whPz Архивировано из первоисточника 28 января 2011].

Ссылки

  • [www.square-enix.com/jp/archive/ff9/ Официальный сайт японской версии Final Fantasy IX]  (яп.)
  • [na.square-enix.com/games/FFIX-gamesite/ Официальный сайт североамериканской версии Final Fantasy IX]  (англ.)
  • [finalfantasy.wikia.com/wiki/Final_Fantasy_IX Final Fantasy IX] в энциклопедии Wikia  (англ.)
  • [ffforever.info/games/ff9/ff9_index.html Final Fantasy IX] — раздел на сайте [ffforever.info/index.html Final Fantasy Forever]
  • [shinra.ru/ff9.htm Final Fantasy IX] (недоступная ссылка с 11-08-2013 (2386 дней) — историякопия) — раздел на сайте [shinra.ru/ Shin-Ra]
  • [squarefaction.ru/games/page/final-fantasy-ix Final Fantasy IX] — профиль игры на [squarefaction.ru SquareFaction]

Отрывок, характеризующий Final Fantasy IX

Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
– Да, коли бы это так было! – сказал он. – Однако пойдем садиться, – прибавил князь Андрей, и выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз, после Аустерлица, он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел лежа на Аустерлицком поле, и что то давно заснувшее, что то лучшее что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь.


Уже смерклось, когда князь Андрей и Пьер подъехали к главному подъезду лысогорского дома. В то время как они подъезжали, князь Андрей с улыбкой обратил внимание Пьера на суматоху, происшедшую у заднего крыльца. Согнутая старушка с котомкой на спине, и невысокий мужчина в черном одеянии и с длинными волосами, увидав въезжавшую коляску, бросились бежать назад в ворота. Две женщины выбежали за ними, и все четверо, оглядываясь на коляску, испуганно вбежали на заднее крыльцо.
– Это Машины божьи люди, – сказал князь Андрей. – Они приняли нас за отца. А это единственно, в чем она не повинуется ему: он велит гонять этих странников, а она принимает их.
– Да что такое божьи люди? – спросил Пьер.
Князь Андрей не успел отвечать ему. Слуги вышли навстречу, и он расспрашивал о том, где был старый князь и скоро ли ждут его.
Старый князь был еще в городе, и его ждали каждую минуту.
Князь Андрей провел Пьера на свою половину, всегда в полной исправности ожидавшую его в доме его отца, и сам пошел в детскую.
– Пойдем к сестре, – сказал князь Андрей, возвратившись к Пьеру; – я еще не видал ее, она теперь прячется и сидит с своими божьими людьми. Поделом ей, она сконфузится, а ты увидишь божьих людей. C'est curieux, ma parole. [Это любопытно, честное слово.]
– Qu'est ce que c'est que [Что такое] божьи люди? – спросил Пьер
– А вот увидишь.
Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. В ее уютной комнате с лампадами перед киотами, на диване, за самоваром сидел рядом с ней молодой мальчик с длинным носом и длинными волосами, и в монашеской рясе.
На кресле, подле, сидела сморщенная, худая старушка с кротким выражением детского лица.
– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.
– Где, в Киеве была? – спросил старуху князь Андрей.
– Была, отец, – отвечала словоохотливо старуха, – на самое Рожество удостоилась у угодников сообщиться святых, небесных тайн. А теперь из Колязина, отец, благодать великая открылась…
– Что ж, Иванушка с тобой?
– Я сам по себе иду, кормилец, – стараясь говорить басом, сказал Иванушка. – Только в Юхнове с Пелагеюшкой сошлись…
Пелагеюшка перебила своего товарища; ей видно хотелось рассказать то, что она видела.
– В Колязине, отец, великая благодать открылась.
– Что ж, мощи новые? – спросил князь Андрей.
– Полно, Андрей, – сказала княжна Марья. – Не рассказывай, Пелагеюшка.
– Ни… что ты, мать, отчего не рассказывать? Я его люблю. Он добрый, Богом взысканный, он мне, благодетель, рублей дал, я помню. Как была я в Киеве и говорит мне Кирюша юродивый – истинно Божий человек, зиму и лето босой ходит. Что ходишь, говорит, не по своему месту, в Колязин иди, там икона чудотворная, матушка пресвятая Богородица открылась. Я с тех слов простилась с угодниками и пошла…
Все молчали, одна странница говорила мерным голосом, втягивая в себя воздух.
– Пришла, отец мой, мне народ и говорит: благодать великая открылась, у матушки пресвятой Богородицы миро из щечки каплет…
– Ну хорошо, хорошо, после расскажешь, – краснея сказала княжна Марья.
– Позвольте у нее спросить, – сказал Пьер. – Ты сама видела? – спросил он.
– Как же, отец, сама удостоилась. Сияние такое на лике то, как свет небесный, а из щечки у матушки так и каплет, так и каплет…
– Да ведь это обман, – наивно сказал Пьер, внимательно слушавший странницу.
– Ах, отец, что говоришь! – с ужасом сказала Пелагеюшка, за защитой обращаясь к княжне Марье.
– Это обманывают народ, – повторил он.
– Господи Иисусе Христе! – крестясь сказала странница. – Ох, не говори, отец. Так то один анарал не верил, сказал: «монахи обманывают», да как сказал, так и ослеп. И приснилось ему, что приходит к нему матушка Печерская и говорит: «уверуй мне, я тебя исцелю». Вот и стал проситься: повези да повези меня к ней. Это я тебе истинную правду говорю, сама видела. Привезли его слепого прямо к ней, подошел, упал, говорит: «исцели! отдам тебе, говорит, в чем царь жаловал». Сама видела, отец, звезда в ней так и вделана. Что ж, – прозрел! Грех говорить так. Бог накажет, – поучительно обратилась она к Пьеру.
– Как же звезда то в образе очутилась? – спросил Пьер.
– В генералы и матушку произвели? – сказал князь Aндрей улыбаясь.
Пелагеюшка вдруг побледнела и всплеснула руками.
– Отец, отец, грех тебе, у тебя сын! – заговорила она, из бледности вдруг переходя в яркую краску.
– Отец, что ты сказал такое, Бог тебя прости. – Она перекрестилась. – Господи, прости его. Матушка, что ж это?… – обратилась она к княжне Марье. Она встала и чуть не плача стала собирать свою сумочку. Ей, видно, было и страшно, и стыдно, что она пользовалась благодеяниями в доме, где могли говорить это, и жалко, что надо было теперь лишиться благодеяний этого дома.
– Ну что вам за охота? – сказала княжна Марья. – Зачем вы пришли ко мне?…
– Нет, ведь я шучу, Пелагеюшка, – сказал Пьер. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. Ты не думай, я пошутил, – говорил он, робко улыбаясь и желая загладить свою вину. – Ведь это я, а он так, пошутил только.
Пелагеюшка остановилась недоверчиво, но в лице Пьера была такая искренность раскаяния, и князь Андрей так кротко смотрел то на Пелагеюшку, то на Пьера, что она понемногу успокоилась.


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.
– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.
Пьер теперь только, в свой приезд в Лысые Горы, оценил всю силу и прелесть своей дружбы с князем Андреем. Эта прелесть выразилась не столько в его отношениях с ним самим, сколько в отношениях со всеми родными и домашними. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Они все уже любили его. Не только княжна Марья, подкупленная его кроткими отношениями к странницам, самым лучистым взглядом смотрела на него; но маленький, годовой князь Николай, как звал дед, улыбнулся Пьеру и пошел к нему на руки. Михаил Иваныч, m lle Bourienne с радостными улыбками смотрели на него, когда он разговаривал с старым князем.
Старый князь вышел ужинать: это было очевидно для Пьера. Он был с ним оба дня его пребывания в Лысых Горах чрезвычайно ласков, и велел ему приезжать к себе.
Когда Пьер уехал и сошлись вместе все члены семьи, его стали судить, как это всегда бывает после отъезда нового человека и, как это редко бывает, все говорили про него одно хорошее.


Возвратившись в этот раз из отпуска, Ростов в первый раз почувствовал и узнал, до какой степени сильна была его связь с Денисовым и со всем полком.
Когда Ростов подъезжал к полку, он испытывал чувство подобное тому, которое он испытывал, подъезжая к Поварскому дому. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Полк был тоже дом, и дом неизменно милый и дорогой, как и дом родительский.
Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.