Carro CV3/33

Поделись знанием:
(перенаправлено с «L3/35»)
Перейти к: навигация, поиск
CV-33
Боевая масса, т

3,5

Компоновочная схема

отделение управления спереди, моторное сзади

Экипаж, чел.

2

История
Количество выпущенных, шт.

ок. 1400

Размеры
Длина корпуса, мм

3150

Ширина корпуса, мм

1500

Высота, мм

1300

Клиренс, мм

190

Бронирование
Лоб корпуса (верх), мм/град.

15

Борт корпуса (верх), мм/град.

9

Корма корпуса (верх), мм/град.

9

Лоб рубки, мм/град.

15

Борт рубки, мм/град.

9

Вооружение
Пулемёты

1 × 6,5-мм Fiat 14 или 1 × 8-мм Fiat 35

Подвижность
Тип двигателя

рядный 4-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения

Мощность двигателя, л. с.

43

Скорость по шоссе, км/ч

42

Запас хода по шоссе, км

150

Удельная мощность, л. с./т

12,3

Преодолеваемый подъём, град.

40°

Преодолеваемая стенка, м

0,65

Преодолеваемый ров, м

1,45

Преодолеваемый брод, м

0,7

CV-33 (итал. Carro veloce CV-33; с 1938 года обозначалась как L3/33) — итальянская танкетка периода Второй мировой войны. Лёгкий танк по национальной итальянской классификации. За время серийного производства в 19351944 годах произведено около 1400 единиц. В 1930-е годы поставлялась во многие страны мира. До 1940 года составляла основу бронетанковой техники Королевства Италии. Использовалась в боевых действиях в Абиссинии, Китае, Испании, Франции, на Балканах, в Северной Африке, Восточной Африке, Италии и в СССР.





Компоновка

CV-33 являлась классической танкеткой, не имеющей башни. Компоновка танкетки отличалась большой плотностью.

История

В 1929 году фирма OTO закупила в Великобритании партию танкеток «Карден-Лойд» Mk.VI. Четыре образца были приобретены в готовом виде, тогда как остальные танкетки в количестве 21 штуки поступили в виде машинокомплектов и были собраны фирмой в 1929—1930 годах[1][2]. Танкетка получила в итальянской армии обозначение C.V.29[сн 1] и отличалась от базового британского образца лишь наличием откидных броневых колпаков над местами экипажа и установкой стандартных итальянских 6,5-мм пулемётов. Базировавшиеся в основном на автомобильных агрегатах, танкетки были сравнительно просты и дёшевы в производстве, что и привлекло итальянское военное министерство. К 1934 году OTO приобрела у «Виккерс-Армстронг» лицензию на эксклюзивное производство танкеток Mk.VI в Италии, однако к тому времени они оказались ненужными[1][3].

После одобрения танкетки военными, фирмой «Ансальдо» совместно с известным автопроизводителем «Фиат» было принято решение о создании своей версии такой машины, для выпуска которой был выделен один из заводов боеприпасов «Ансальдо». Танкетка была разработана в 19311932 годах и, по всей видимости, достаточно отличалась от своего британского прообраза, чтобы не вызвать обвинений в нарушении эксклюзивных прав OTO[1][2]. При общем сходстве с Mk.VI танкетка «Фиат-Ансальдо» отличалась полностью закрытым удлинённым корпусом менее плотной компоновки с усиленным бронированием, в его фронтальной части ограниченно применялись рациональные углы наклона броневых листов. Также иной была конструкция подвески; как результат этих изменений масса машины оказалась в 2,5 раза большей, чем у Mk.VI, что отчасти компенсировалось более мощным двигателем[3].

Танкетка прошла испытания и после некоторой доработки была принята на вооружение итальянской армии в 1933 году, под обозначением C.V.3/33[2]. В том же году «Фиат-Ансальдо» было начато выполнение первого заказа на 100 единиц[1]. Вскоре после этого был выдан заказ на серию машин с усиленным вооружением, а третий и самый большой заказ был выдан в конце 1935 года, после начала Второй итало-эфиопской войны[4]; в общей сложности итальянской армией было заказано 1400 танкеток. По состоянию на начало июня 1936 года армии была передана 1031 машина, но затем темпы производства снизились и остальные 369 танкеток были выпущены только к 1939 году[1].

В ходе серийного производства танкетка продолжала совершенствоваться: со второй серии 6,5-мм пулемёт был заменён на спаренную установку более современных 8-мм, а в 1935 году сборочные линии переключились на производство варианта C.V.3/35[5]. Ряд источников упоминают о существовании запущенной в производство в 1937 или 1938 году модификации C.V.3/38, отличавшейся усиленной подвеской, улучшенным смотровым прибором механика-водителя и вооружением из двух более современных 8-мм или одного 12,7-мм пулемёта[3][6], однако в работах итальянских историков о существовании такой модификации не упоминается, а перечисленные улучшения относятся к проводившейся в те годы неосуществлённой попытке модернизации танкетки, за исключением 12,7-мм пулемёта, устанавливавшегося на незначительном количестве машин с осени 1940 года. В серийные машины эти изменения были внесены лишь в 1942 году в ходе проведения «Ансальдо» модернизации парка танкеток[5].

Выпуск такой серии танкеток вывел итальянскую армию к середине 1930-х годов в пятёрку мировых лидеров по числу гусеничных боевых бронированных машин[сн 2][7]. Значительные объёмы выпуска также позволили итальянским военным экспериментировать с крупными бронетанковыми соединениями и создавать специализированные машины на базе танкеток. Список последних включал БРЭМ, мостоукладчики, огнемётные танки и командирские машины. Мостоукладчики были переоборудованы лишь в числе нескольких единиц и не использовались в боях, однако огнемётные и командирские машины выпускались серийно[8].

Однако со временем, как и в других странах, делавших ставку на использование танкеток в роли полноценных боевых машин, в итальянской армии наступило разочарование в боевых возможностях C.V.3. Первым поводом для этого стал опыт итало-эфиопской войны, продемонстрировавшей важность быстрого манёвра огнём. Размещение вооружения в установке с ограниченными углами горизонтального наведения позволяло эфиопским воинам брать танкетки «на абордаж» массированной пехотной атакой. Более удачно проявили себя огнемётные C.V.3 за счёт высокого психологического действия своего оружия. Тем не менее, даже против слабовооружённого, но храброго противника танкетка оказалась неадекватным оружием.

Применение C.V.3 в войне в Испании показало их высокую уязвимость на поле боя от в условиях применения противником пушечных танков[9][10] и противотанковой артиллерии. В СССР испытания трофейной танкетки C.V.35, доставленной из Испании на полигон НИАБТ показали, что танкетка не приспособлена для действий в зимних условиях — она вязла в глубоком снегу, а экипаж замерзал в боевом отделении, возможность обогрева которого была не предусмотрена конструкторами[11]. Помимо этого танкетки имели неудовлетворительную обзорность, плохую командную управляемость из-за отсутствия радиосвязи на линейных машинах, недостаточно прочную подвеску и не отвечающий требованиям африканского театра военных действий запас хода[5]. В то же время значительное количество имевшихся на вооружении C.V.3, практически удовлетворявших численно текущие потребности армии в танках, в течение нескольких лет сдерживало интерес армии к разработке более совершенных машин[5][9].

По состоянию на начало 1940 года, двухпулемётные танкетки C.V.3 составляли большинство от общего количества бронетехники итальянской армии[12].

По состоянию на 10 июня 1940 года, в вооружённых силах Италии имелось свыше двух тысяч танкеток типа C.V.3 различных модификаций, большинство из них были сведены в 24 батальона танкеток[13]. При этом, 1320 из них составляли пулемётные танкетки[14].

Варианты и модификации

  • C.V.33 (Carro Veloce Ansaldo) — танкетка обр. 1933 года, вооружённая 6,5-мм пулемётом Fiat Mod.14 (в дальнейшем, большинство танкеток были перевооружены 8-мм пулемётом Fiat Mod. 14/35);
  • C.V.33 II serie (Mod.34) — танкетка обр. 1934 года, вооружённая двумя 8-мм пулемётами Fiat Mod. 14/35 и улучшенной защитой. В 1938 году получила новое наименование — L.3/33
  • C.V.35 I serie и C.V.35 II serie — следующие модификации, имевшие незначительные технологические отличия (упрощённая верхняя часть корпуса, собранная на болтах вместо заклёпок у C.V.3/33)
  • L.3/38 — танкетка обр. 1938 года, с новой ходовой частью; вместо двух 8-мм пулемётов был установлен один 13,2-мм пулемёт Breda Mod. 31 Tipo Marina.
  • L.3/lf[сн 3] — огнемётная танкетка, отличалась заменой одного из пулемётов на пневматический огнемёт с дальностью огнеметания до 40 метров. Первый вариант, принятый на вооружение в 1935 году, был оснащён огнемётом Lanciafiamme modello 35 (с двумя резервуарами для огнесмеси), в 1940 году вместо него начали устанавливать огнемёт Lanciafiamme modello 40. Для L.3/lf был разработан легкобронированный буксируемый прицеп с дополнительным 500-литровым баком для огнесмеси, позднее вместо прицепа был создан вариант танкетки с установкой 60-литрового бака над моторным отделением[15].
  • L.3/r — командирская танкетка, оснащалась радиостанцией RF 3 CV или, в годы Второй мировой, улучшенной RF 1 CA и использовались командирами рот и батальонов; для размещения необходимого командиру полка оборудования размеры танкетки были сочтены недостаточными[4][16][17].
  • L.3 Zappatori — мостоукладчик на базе танкетки.
  • L.3/cc (controcarro) — танкетка с установленным 20-мм противотанковым ружьём Solothurn S18-100. В 1941 году в Северной Африке несколько машин были переоборудованы в войсках для борьбы с британской лёгкой бронетехникой
  • L.3 trattore leggero — прототип легкобронированного тягача для транспортировки 47-мм противотанкового орудия Cannone 47/32 обр. 1935 года.

Кроме того, некоторое количество танкеток было переоборудовано в самоходные миномёты, вооружённые 45-мм лёгким миномётом Brixia Mod. 35[5].

Служба и боевое применение

  • Австрия Австрия — 72 шт. CV-33/35 закуплены в 1935—1937 гг.[14]
  • Афганистан Афганистан[14] — несколько танкеток закуплено в 1937—1939 гг.
  • Болгария — в 1934 году было принято решение о покупке 14 танкеток C.V.3/33[14] (вооружённых 8-мм пулемётом «шварцлозе»), транспорт с техникой прибыл в порт Варна 1 марта 1935 г. Танкетки поступили на вооружение 1-й танковой роты[18]
  • Боливия Боливия[14]
  • Бразилия Бразилия - 23 шт. CV-35 закуплены в Италии[14]
  • Венгрия Венгрия[14] — в августе 1935 года в Италии были закуплены 30 танкеток CV 3/33, получивших венгерское обозначение 35М, в 1936 году — 121 танкетка CV 3/35 (37М). На танкетки были установлены венгерские 8-мм пулемёты 34/37М[19]; летом 1941 года, только в составе отдельного подвижного корпуса венгерской армии, направленного на Восточный фронт, насчитывалось 65 шт. танкеток[20]
  • Греция Греция - три трофейные танкетки, захваченные английскими и греческими войсками во время боёв в Греции в апреле 1941 года, использовались в подразделениях греческой армии[14]
  • Ирак Ирак[14] — несколько танкеток поставлено в 1938 году
  • Франкистская Испания — C.V.3/35 поставлялись из Италии для франкистов[21]. Первые пять C.V.3/35 (с итальянскими экипажами) были получены 26 августа 1936 года в порту Виго[22]. За весь период войны 36 из 149 танкеток, переданных Италией франкистам, было уничтожено и безвозвратно утрачено в боях, по техническим и иным причинам[23]
  • Вторая Испанская Республика Вторая Испанская Республика - некоторое количество трофейных танкеток использовалось республиканцами (так, в марте 1937 года в ходе боёв под Гвадалахарой были захвачены десять исправных CV-3), при этом подбитые и не подлежащие восстановлению машины служили источником запасных частейК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2901 день]
  • Королевство Италия Королевство Италия[14]
  • Италия Италия - несколько танкеток находилось на вооружении итальянской полиции в первые послевоенные годы[14]
  • Китайская Республика Китайская Республика - около 100 шт.[14]
  • Никарагуа Никарагуа — две танкетки приобретены в 1930-е годы, одна состояла на вооружении вплоть до 1979 года[24].
  • Парагвай Парагвай
  • Сальвадор Сальвадор — три танкетки C.V.3/33 были получены в 1938 году, они поступили в распоряжение национальной полиции и находились на вооружении по меньшей мере до 1950-х годов[25]
  • Третий рейх Третий рейх — после аншлюса Австрии в 1938 году, танкетки австрийской армии поступили на вооружение вермахта. После выхода Италии из войны в сентябре 1943 года, в распоряжение немецких войск (разоруживших капитулировавшие итальянские части) поступило ещё 148 танкеток, в следующие месяцы - ещё некоторое количество (часть из них передали на вооружение итальянских частей "Республики Сало")[14]. Несколько C.V.35 были переданы на вооружение танкового батальона «Адриа», еще некоторое количество было передано полиции и в организацию Тодт[26]. Ещё одну C.V.3 передали подразделению NSKK в Верхней Каринтии[27]
  • Эфиопия Эфиопия — в ходе войны 1935—1936 гг., 11 ноября 1935 года при нападении из засады на подразделение итальянцев была захвачена одна танкетка C.V.35. Всего, по разным данным, было захвачено от 11 до 18 танкеток, однако полноценно ввести их в строй эфиопы не смогли по причине отсутствия подготовленных экипажей. Большая часть захваченной техники была вынужденно уничтожена эфиопами.
  • Королевство Югославия Королевство Югославия
  • после немецкой оккупации Югославии в 1941 году и провозглашения «независимого государства Хорватия» несколько танкеток поступили на вооружения хорватских вооружённых сил[28]. Танкетки этого типа поставляли Хорватии не только итальянцы, но и немцы[14]

Напишите отзыв о статье "Carro CV3/33"

Примечания

Сноски

  1. Сокращение от Carro Veloce — итал. «быстрый танк»
  2. Уступая в разы по количеству единиц бронетехники в вооружённых силах Франции и СССР, Италия оказалась приблизительно на уровне Германии и Великобритании
  3. итал. Lanciafiamme — «огнемёт»

Источники

  1. 1 2 3 4 5 L. Ness. Jane’s World War II Tanks and Fighting Vehicles: The Complete Guide. — London: Jane’s Information Group / Harper Collins Publishers, 2002. — P. 123. — ISBN 0-00711-228-9.
  2. 1 2 3 P. Chamberlain, C. Ellis. Tanks of the World 1915—1945. — 2002 edition. — London: Arms and Armour Press, 1972. — P. 125. — 256 p. — ISBN 0-30436-141-0.
  3. 1 2 3 М. Б. Барятинский. Танкетка Т-27 и другие. — Москва: Моделист-конструктор, 2008. — С. 11. — 32 с. — (Бронеколлекция № 3 (78) / 2008). — 2000 экз.
  4. 1 2 N. Pignato. Italian Armored Vehicles of World War Two. — Carrollton, TX: Squadron/Signal Publications, 2004. — P. 7. — 64 p. — (Special Series № 89 (6089)). — ISBN 0-89747-475-9.
  5. 1 2 3 4 5 N. Pignato. Italian Armored Vehicles of World War Two. — Carrollton, TX: Squadron/Signal Publications, 2004. — P. 7—8. — 64 p. — (Special Series № 89 (6089)). — ISBN 0-89747-475-9.
  6. P. Chamberlain, C. Ellis. Tanks of the World 1915—1945. — 2002 edition. — London: Arms and Armour Press, 1972. — P. 126. — 256 p. — ISBN 0-30436-141-0.
  7. L. Ness. Jane’s World War II Tanks and Fighting Vehicles: The Complete Guide. — London: Jane’s Information Group / Harper Collins Publishers, 2002. — 237 p. — ISBN 0-00711-228-9.
  8. Не указано, включались ли эти машины в число 1400 заказанных танкеток или выпускались отдельно
  9. 1 2 L. Ness. Jane’s World War II Tanks and Fighting Vehicles: The Complete Guide. — London: Jane’s Information Group / Harper Collins Publishers, 2002. — P. 124. — ISBN 0-00711-228-9.
  10. I. W. Walker. Iron Hulls, Iron Hearts. Mussolini's Elite Armoured Divisions in North Africa. — Ramsbury: The Crowood Press, 2004. — P. 36. — 208 p. — ISBN 1-86126-646-4.
  11. И. В. Павлов, М. В. Павлов. Чужие на русской земле. // «Техника и вооружение», № 5, 2014. стр.20-24
  12. Курт фон Типпельскирх. История Второй мировой войны, 1939—1945. СПб., «Полигон»; М., «АСТ», 1999. стр.135
  13. А. А. Быстров. Танки, 1916—1945: иллюстрированная энциклопедия. Красноярск, БОНУС; М., ОЛМА-Пресс, 2002. стр.179
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 The CV 33 / L 3 Tank and derivatives // F. Capellano, P.P. Battistelli. Italian Light Tanks, 1919-45. Osprey Publishing. 2012. pages 12-18
  15. Крис Шант. Оружие пехоты: энциклопедия стрелкового оружия. / пер. с англ. М., «Омега», 2004. стр.194
  16. I. W. Walker. Iron Hulls, Iron Hearts. Mussolini's Elite Armoured Divisions in North Africa. — Ramsbury: The Crowood Press, 2004. — P. 34. — 208 p. — ISBN 1-86126-646-4.
  17. P. Chamberlain, C. Ellis. Tanks of the World 1915—1945. — 2002 edition. — London: Arms and Armour Press, 1972. — P. 127. — 256 p. — ISBN 0-30436-141-0.
  18. М. Б. Барятинский. Лёгкие танки Второй Мировой. М., «Коллекция» — «Яуза», 2007. стр.46
  19. М. Б. Барятинский. Лёгкий танк Хонведшега // «Моделист-конструктор», № 11, 1997
  20. Эндрю Молло. Вооружённые силы Второй мировой. Структура. Униформа. Знаки различия. Полная иллюстрированная энциклопедия. М., ЭКСМО, 2004. стр.211
  21. А. А. Быстров. Танки, 1916—1945: иллюстрированная энциклопедия. Красноярск, БОНУС; М., ОЛМА-Пресс, 2002. стр.211
  22. Alejandro de Quesada, Stephen Walsh. The Spanish Civil War 1936-39 (1). Nationalist Forces. London, Osprey Publishing Ltd., 2014. page 21
  23. F. Capellano, P.P. Battistelli. Italian Light Tanks, 1919-45. Osprey Publishing. 2012. page 29
  24. [www.cascoscoleccion.com/nicaragu/nica201.htm Casco OR-201]
  25. Julio A. Montes. [sadefensejournal.com/wp/?p=2180 Salvadoran Armed Forces Research & Development Center] // «Small Arms Defence Journal», 6 ноября 2013
  26. Танкетка CV-35 // Петер Чемберлен, Хилари Дойл. Энциклопедия немецких танков Второй мировой войны. Полный иллюстрированный справочник немецких боевых танков, бронеавтомобилей, самоходок и полугусеничных машин 1933—1945. М.: АСТ, Астрель, 2004. стр.233
  27. Antonio J. Muloz, Vincent Wai. Slovenian Axis Forces in World War II, 1941-1945. Bayside, NY: Axis Europa Books, 1998. page 46
  28. Croatia // Steven J. Zaloga. Tanks of Hitler's Eastern Allies, 1941-45. London, Osprey Publishing Ltd., 2013. pages 42-44

Литература

  • М. Коломиец, И. Мощанский. Бронетанковая техника Франции и Италии 1939—1945 гг. — М.: Моделист-конструктор, 1998. — (Бронеколлекция, № 4 / 1998).

Ссылки

  • [www.wwiivehicles.com/italy/tankettes/cv-33-cv-35.asp Italy’s L3/33 (CV 33) and L3/35 (CV 35) tankettes] (англ.). World War II Vehicles. [www.webcitation.org/65dywARB9 Архивировано из первоисточника 22 февраля 2012].
  • [www.comandosupremo.com/CarroCV33.html CV 33 (L3/33) and CV 35 (L3/35)] (англ.). Comando Supremo. [www.webcitation.org/65dywyXVt Архивировано из первоисточника 22 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Carro CV3/33

Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.