Move α

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Генеративная лингвистика

Move α, α-передвижение, или трансформация «передвинь α»[1]:632 — в современной генеративной лингвистике: правило передвижения составляющей в новую позицию при определенных условиях. Это передвижение может осуществляться только в фонологически пустую позицию либо посредством перемещения к другой составляющей путём адъюнкции. Move α — единственный тип трансформаций, который не был отвергнут в силу появления лексикалистской гипотезы и ограничений на трансформацию. Также этот тип трансформаций подчиняется принципу сохранения структуры, согласно которому передвижение должно быть мотивированным, то есть обусловленным правилами грамматики.

В современном генеративизме принято считать, что Move α противопоставляется скрэмблингу в качестве передвижения лексических категорий, которое характерно для языков с фиксированным порядком слов, к примеру для английского, в то время как скрэмблинг распространён в языках со свободным порядком слов.

Ключевую роль в утверждении принципов теории перемещений (Move α) сыграли американские лингвисты Г. Ласник и М. Сайто[2].





Ограничения на α-передвижение

α-передвижение имеет свои ограничения, выражающиеся в том, что после синтаксического передвижения элемента, в частности передвижения вопросительного слова, остается некоторый след (англ.) от перемещенной составляющей, который ведет себя как логическая переменная, связанная оператором, функции которого в своей новой синтаксической позиции выполняет перемещенный элемент. Здесь возникает столь важный для генеративизмаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5087 дней] изоморфизм между логической формой и синтаксической формой предложения[3].

Теория следов дала отличную возможность для объяснения П. Посталом загадочного явления перекрёста (англ.) (англ. crossover), или Принципа ограничения замещений[4]:41. Суть проблемы состояла в следующем. Постал отметил, что имеется весьма существенное, но не вполне ясное различие между следующими предложениями:

а. Кто сказал, что Маша поцеловала его?
б. Кого он сказал Маша поцеловала?

В случае (а) прономинал его относится к тому же референту, что и слово кто. В случае же (б) имеет место некореферентность между прономиналом он и вопросительным словом кого. Т. Васов предположил, что если на месте вопросительного слова будет след, то поверхностные структуры приведённых предложений будут выглядить так:

а. Кто [сказал, что Маша поцеловала его]?
б. Кого [он сказал Маша поцеловала]?,

что показывает логическую форму вопросительных конструкций:

а. Каков X, что Х сказал, что Маша поцеловала его?
б. Каков X, что он сказал, что Маша поцеловала Х?

Таким образом, следы ведут себя как анафоры, а следовательно могут исчисляться с помощью теории связывания.

Впоследствии Р. Фиенго[5] предположил, что невозможность осуществлять передвижение вниз по синтаксическому дереву следует из того факта, что между перемещённым элементом и следом установлено отношение c-командования, которое нарушается при движении вниз по дереву.

Принцип пустых категорий

Напишите отзыв о статье "Move α"

Литература

  • Chomsky, N. Lectures on Government and Binding. — Dordrecht: Foris, 1981.
  • Pollock, J.-Y. Verb movement, Universal grammar, and the Structure of IP // Linguistic Inquiry 20. — 1989. — С. 365—424.

Примечания

  1. Тестелец Я. Г. Глава XIII. Последние варианты порождающей грамматики // [testelets.narod.ru/cover.htm Введение в общий синтаксис]. — М.: РГГУ, 2001. — С. 614—663. — 800 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7281-0343-X.
  2. Lasnik H., Saito M. Move α: Conditions on its applications and output. — Cambridge (Mass.): MIT Press, 1992.
  3. Chomsky, N. Lectures on Government and Binding. — Dordrecht, 1981. — С. 35—42.
  4. Бейлин Дж. Краткая история генеративной грамматики // А. А. Кибрик, И. М. Кобозева, И. А. Секерина (ред.). Современная американская лингвистика. Фундаментальные направления. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. — С. 13—57. — ISBN 978-5-397-01106-8.
  5. Fiengo, R. On trace theory // Linguistic Inquiry 8. — 1977. — С. 35—57.

Отрывок, характеризующий Move α

– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.