Stichting INGKA Foundation

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Stichting INGKA Foundation
Тип

благотворительный фонд

Год основания

1982 год

Основатели

Ингвар Кампрад

Расположение

Нидерланды

Дочерние организации

IKEA Holding

Собственность

$ 36 млрд

Stichting INGKA Foundationблаготворительный фонд, зарегистрированный в Нидерландах. Крупнейший благотворительный фонд мира по размеру активов, которые оцениваются в 36 миллиардов долларов. Фонд основан шведским миллиардером Ингваром Кампрадом, основателем и владельцем компании IKEA. Фонду принадлежит IKEA Holding, контролирующий 207 из 235 отделений IKEA по всему миру. В то же время торговая марка и концепция IKEA принадлежат другой организации, Inter IKEA Systems BV.

Официальная заявленная цель создания фонда — поощрение и поддержка нововведений в области архитектуры и интерьерного дизайна.



Название

Название фонда INGKA состоит из первых букв имени и фамилии основателя — Ingvar Kamprad. Слова «Stichting» и «Foundation» в голландском и английском языках соответственно переводятся как «фонд».

Критика

По мнению экспертов британского журнала The Economist и фракции Европарламента «Зелёные — Европейский свободный альянс», фонд используется IKEA для уклонения от уплаты налогов и для защиты от поглощения. Несмотря на колоссальный размер активов, запланированный объём благотворительной помощи на 2010 год составляет 45 миллионов долларов. Бо́льшая часть доходов фонда тратится на инвестирование.

Напишите отзыв о статье "Stichting INGKA Foundation"

Ссылки

  • [www.economist.com/node/6919139/ Забудьте о фонде Гейтса. Крупнейшим благотворительным фондом мира владеет IKEA, и он посвящён дизайну интерьера.] (англ.) = Forget about the Gates Foundation. The world's biggest charity owns IKEA—and is devoted to interior design. // The Economist : журнал. — Великобритания, 2006.

Отрывок, характеризующий Stichting INGKA Foundation

Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.