Sweet (группа)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
Sweet
Основная информация
Жанр

бабблгам (ранние)
глэм-рок
хард-рок
хеви-метал (поздние)

Годы

19681982

Страна

Великобритания Великобритания

Другие названия

The Sweetshop, The Sweet

Лейблы

RCA
Capitol
Polydor Records

Бывшие
участники

Брайан Коннолли
Энди Скотт
Стив Прист
Мик Такер
Фрэнк Торпи
Мик Стюарт

[www.thesweet.com/ sweet.com]
Sweet (группа)Sweet (группа)

Sweet (до 1974 года The Sweet) — британская рок-группа, образовавшаяся в Лондоне, Англия, в 1968 году. Первую известность The Sweet получили в начале 1970-х годов благодаря серии бабблгам-синглов, затем — на своём творческом пике — стали частью британского глэм-рок-движения; наконец, утяжелили звук и приблизились к хард-роковому звучанию[1]. Альбомы Sweet не становились хитами, но 11 синглов группы входили в первую десятку UK Singles Chart; один из них, «Blockbuster» (1973), поднимался на вершину хит-парада[2].





История группы

Барабанщик Мик Такер и вокалист Брайан Коннолли встретились в британской группе Wainwright's Gentlemen (где до прихода последнего пел Иэн Гиллан), исполнявшей психоделический поп с элементами музыки соул. В январе 1968 года оба покинули состав и образовали The Sweetshop, пригласив бас-гитариста Стива Приста (англ. Steve Norman Priest, экс-The Army, The Countdowns) и гитариста Фрэнка Торпи (англ. Frank Torpey). Квартет приобрёл известность на лондонской паб-сцене и получил контракт с лейблом Fontana Records, после чего сократил название до The Sweet[3].

1968—1971

Дебютный сингл «Slow Motion» (июль 1968) успеха не имел, контракт с группой был расторгнут, и Торпи покинул состав. С заменившим его в 1969 году гитаристом Миком Стюартом группа подписала контракт с Parlophone Records и выпустила ещё три легковесных поп-сингла: «Lollipop Man» (1969), «All You’ll Ever Get from Me» (1970) и «Get On the Line» (кавер песни The Archies), ни один из которых не попал в чарты. Стюарт ушел и был заменен Энди Скоттом (англ. Andy Scott), авторитетным гитаристом, до этого игравшим в Scaffold, Mayfield's Mule и Elastic Band[3]. Новый состав подписал контракт с RCA Records, а также договор о сотрудничестве с только что образованным авторским дуэтом, Никки Чинн — Майк Чэпмен, чья первая же композиция «Funny Funny» принесла группе мгновенный успех (#13, UK Singles Chart). Далее последовали «Co-Co» (#2 UK, #1 Германия), «Alexander Graham Bell» (#33 UK) и «Poppa Joe» (#11 UK; #3 Германия, #1 Голландия)[2]. Первый полноформатный студийный альбом Funny How Sweet Co-Co Can Be, однако, оказался провальным, что дало прессе повод «похоронить» Sweet под ярлыком «singles’ band». Усугубили положение Чинн и Чепмен, которые приглашали в студию сессионных музыкантов, явно игнорируя возросшие способности участников группы.[1]

1972—1982

Sweet не были довольны своей репутацией поп-группы, о чём говорят би-сайды их ранних синглов, исполненные в стиле хард-рок. Эти песни производили большее впечатление на публику, чем поп-композиции Чинна и Чэпмена, и последние стали сочинять более тяжёлые вещи, такие как «Little Willy» (#2 UK, #3 США, #1 Германия) и «Wig Wam Bam» (#2 UK; #1 Германия)[2]. На этих записях Sweet сами исполняли инструментальные партии. В 1973 году песня «Block Buster!» стала первым и единственным синглом Sweet, занявшей первое место в британских чартах, также она стала #1 в Германии, Нидерландах, Новой Зеландии, Австрии и Ирландии, и #3 в Швейцарии и Норвегии. Последующие синглы «Hell Raiser», «The Ballroom Blitz» и «Teenage Rampage» поднялись до #2 в Британии.

В 1974 году Sweet записали хард-роковый альбом Sweet Fanny Adams с мастерски исполненными инструментальными партиями и интересными аранжировками, получивший высокие оценки критиков и вошедший в UK Top 40. Последовавший за ним Desolation Boulevard (с кавером «My Generation») не только был тепло принят критикой, но получил хвалебные отзывы от участников The Who, которые пригласили Sweet к совместному выступлению на стадионе «Вэлли» футбольного клуба «Чарльтон Атлетик». К сожалению, незадолго до концерта Коннолли подвергся нападению хулиганов и получил ранение шеи, которое, по-видимому, оказалось роковым для его вокала, требовавшего максимального мускульного напряжения.

В 1975 году Sweet прервали отношения с Чинном и Чэпменом, последние две работы которых — «The Six Teens» и «Turn It Down» — оказались неудачными. Песня «Fox on the Run» авторства самих Sweet стала самым продаваемым их синглом и заняла второе место в Британии, Нидерландах и Норвегии, пятое в США и первое в Германии и Австралии. Многие исполнители, включая Scorpions,Def Leppard, Ace Frehley (Kiss), записывали кавер-версии этой песни. Однако следующие синглы, «Action» и «Lies in Your Eyes», заняли всего лишь 15 и 35 места в британском хит-параде. Популярность группы пошла на спад.

В 1975 году группа отправилась в мировое турне, а в марте 1976 года вышел полностью хард-роковый альбом «Give Us A Wink». В США он достиг 27 места, но в Британии вообще не попал в хит-парад. Следующий альбом «Off the Record» имел успех только в Германии, Швеции и неожиданно в ЮАР. В 1978 году группа стала играть прогрессивный рок. Альбом в этом стиле, «Level Headed», тоже имел очень небольшой успех, однако сингл «Love Is Like Oxygen» стал хитом во многих странах, в том числе Великобритании, где достиг 9 места. Это был последний успех Sweet в родной стране. В последовавшем турне по Америке Sweet были уже не хедлайнерами, а разогревающей командой Боба Сигера.

В феврале 1979 года Коннолли покинул группу и начал сольную карьеру (выпустив три сингла: «Take Away The Music», «Don’t You Know a Lady» и «Hypnotised»). Sweet продолжили играть втроём и выпустили три альбома, последний из которых, «Identity Crisis», вышел только в Германии, но и там к нему не проявили особого интереса. В 1982 году Sweet распались.

После распада

Первая попытка воссоединения Sweet была предпринята Брайаном Коннолли в 1984 году. Инициировав выпуск сборника хитов Sweet, «It’s It’s the Sweet Mix», и попурри их старых хитов в стиле диско, он появился на пресс-конференции и автограф-сессии в Лондоне вместе с Миком Такером и Стивом Пристом.[4] С 1984 года Коннолли активно гастролировал с группой The New Sweet (позже Brian Connolly’s Sweet) с различными музыкантами. В 1995 году он перезаписал 9 песен Sweet для своего альбома «Let’s Go», в который вошли также три его сольные песни, «Do It Again», «Wait Till the Morning Comes» и «Let’s Go». 9 февраля 1997 года Коннолли скончался в возрасте 51 года от цирроза печени.

В 1985 году Энди Скотт и Мик Такер вернулись на сцену под названием Sweet, после ухода Такера в 1991 году группа стала называться Andy Scott’s Sweet. В 1986 году они выпустили концертный диск и DVD «Live at the Marquee», ведущий вокал на котором исполнял первый солист Iron Maiden Пол Дэй. Такер умер от лейкемии 14 февраля 2002 года. Скотт продолжает активно выступать с разными музыкантами.

В 2008 году Стив Прист собрал свою версию Sweet, которая выступает исключительно на американском континенте. До этого он работал сессионным музыкантом в студиях Лос-Анджелеса. Прист — единственный участник Sweet, написавший автобиографию («Are You Ready Steve?», 1994).

Sweet сегодня

В наши дни существует две версии группы Sweet: одну возглавляет гитарист Энди Скотт, другую — басист Стив Прист.

Andy Scott’s Sweet, или просто Sweet, выступают в Европе, Азии и Австралии. В состав группы, помимо Энди Скотта, входят вокалист Питер Линкольн (с 2006 года), клавишник Тони Охора (с 2011) и барабанщик Брюс Бисланд (с 1992). Группа выпустила несколько альбомов с новым материалом, последний альбом, «New York Connection», вышел в марте 2012 года.

Steve Priest’s Sweet, американская версия группы, была сформирована Стивом Пристом в 2008 году. В её составе: вокалист Джо Ретта, гитарист Стюарт Смит, ударник Ричи Онори и клавишник Стиви Стюарт. В 2011 году они записали живой альбом «Are You Ready? Sweet Live», вышедший 18 октября.

Составы

<timeline> ImageSize = width:850 height:auto barincrement:25 PlotArea = left:100 bottom:60 top:0 right:50 Alignbars = justify DateFormat = dd/mm/yyyy Period = from:01/01/1968 till:01/01/1983 TimeAxis = orientation:horizontal format:yyyy

Colors =

 id:vocals      value:red       legend:Ведущий_вокал
 id:drums       value:orange  legend:Ударные_и_перкуссия
 id:bass        value:blue  legend:Бас-гитара_и_вокал
 id:guitar      value:green       legend:Гитара

Legend = orientation:horizontal position:bottom

ScaleMajor = increment:1 start:1968

BarData =

 bar:Brian    text:"Брайан Коннолли"
 bar:Frank    text:"Фрэнк Торпи"
 bar:Mick_S   text:"Мик Стюарт"
 bar:Andy     text:"Энди Скотт"
 bar:Steve    text:"Стив Прист"
 bar:Mick_T   text:"Мик Такер"
 
 

PlotData=

 width:10 textcolor:black align:left anchor:from shift:(10,-4)
 bar:Brian    from:01/01/1968 till:23/02/1979 color:vocals
 bar:Mick_T   from:01/01/1968 till:30/06/1982 color:drums
 bar:Steve    from:01/01/1968 till:30/06/1982 color:bass
 bar:Frank    from:01/01/1968 till:31/12/1968 color:guitar
 bar:Mick_S   from:01/01/1969 till:30/06/1970 color:guitar
 bar:Andy     from:01/08/1970 till:30/06/1982 color:guitar

LineData =

 at:01/01/1971 color:black layer:back
 at:01/04/1974 color:black layer:back
 at:01/11/1974 color:black layer:back
 at:01/03/1976 color:black layer:back
 at:01/04/1977 color:black layer:back
 at:01/01/1978 color:black layer:back
 at:01/10/1979 color:black layer:back
 at:01/01/1980 color:black layer:back
 at:01/11/1982 color:black layer:back

</timeline>

Дискография

Альбомы

Напишите отзыв о статье "Sweet (группа)"

Примечания

  1. 1 2 Stephen Thomas Erlewine. [www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=11:hifuxqr5ldae~T1 Sweet]. www.allmusic.com. Проверено 31 января 2010. [www.webcitation.org/65oA4XgHl Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  2. 1 2 3 [www.chartstats.com/artistinfo.php?id=2239 The Sweet UK Charts]. www.chartstats.com. Проверено 3 мая 2010. [www.webcitation.org/65oA5Mc5z Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  3. 1 2 [www.thesweet.com/page3.html Sweet history](недоступная ссылка — история). www.thesweet.com. Проверено 3 мая 2010. [web.archive.org/20051124195852/www.thesweet.com/page3.html Архивировано из первоисточника 24 ноября 2005]. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «thesweet» определено несколько раз для различного содержимого
  4. Brian Manly. The Man Who Sang Blockbuster. — 2009.

Ссылки

  • [www.turn-it-down.com/ История Sweet]
  • [www.thesweet.com/ Официальный сайт]
  • [www.thesweetweb.com/ Сайт Sweet (курируется Энди Скоттом)]
  • [thesweet.by.ru/ Русскоязычный сайт Sweet]
  • [thesweet.ru/ Неофициальный сайт The Sweet]
  • [www.wizardaudiovisual.co.uk/sweet.htm Sweet: DVD/CD]
  • [www.thesweet.de Германский сайт]
  • [www.algonet.se/~sweetfa/ Give Us A Link: Sweet-webzine]
  • [www.sweetworld.de/ The Sweetworld]
  • [www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=6522707 Find-A-Grave: Брайан Коннолли]

Отрывок, характеризующий Sweet (группа)

– J'y ai ete, [Я был там,] – сказал Пьер.
– Bah, vraiment! Eh bien, tant mieux, – сказал француз. – Vous etes de fiers ennemis, tout de meme. La grande redoute a ete tenace, nom d'une pipe. Et vous nous l'avez fait cranement payer. J'y suis alle trois fois, tel que vous me voyez. Trois fois nous etions sur les canons et trois fois on nous a culbute et comme des capucins de cartes. Oh!! c'etait beau, monsieur Pierre. Vos grenadiers ont ete superbes, tonnerre de Dieu. Je les ai vu six fois de suite serrer les rangs, et marcher comme a une revue. Les beaux hommes! Notre roi de Naples, qui s'y connait a crie: bravo! Ah, ah! soldat comme nous autres! – сказал он, улыбаясь, поело минутного молчания. – Tant mieux, tant mieux, monsieur Pierre. Terribles en bataille… galants… – он подмигнул с улыбкой, – avec les belles, voila les Francais, monsieur Pierre, n'est ce pas? [Ба, в самом деле? Тем лучше. Вы лихие враги, надо признаться. Хорошо держался большой редут, черт возьми. И дорого же вы заставили нас поплатиться. Я там три раза был, как вы меня видите. Три раза мы были на пушках, три раза нас опрокидывали, как карточных солдатиков. Ваши гренадеры были великолепны, ей богу. Я видел, как их ряды шесть раз смыкались и как они выступали точно на парад. Чудный народ! Наш Неаполитанский король, который в этих делах собаку съел, кричал им: браво! – Га, га, так вы наш брат солдат! – Тем лучше, тем лучше, господин Пьер. Страшны в сражениях, любезны с красавицами, вот французы, господин Пьер. Не правда ли?]
До такой степени капитан был наивно и добродушно весел, и целен, и доволен собой, что Пьер чуть чуть сам не подмигнул, весело глядя на него. Вероятно, слово «galant» навело капитана на мысль о положении Москвы.
– A propos, dites, donc, est ce vrai que toutes les femmes ont quitte Moscou? Une drole d'idee! Qu'avaient elles a craindre? [Кстати, скажите, пожалуйста, правда ли, что все женщины уехали из Москвы? Странная мысль, чего они боялись?]
– Est ce que les dames francaises ne quitteraient pas Paris si les Russes y entraient? [Разве французские дамы не уехали бы из Парижа, если бы русские вошли в него?] – сказал Пьер.
– Ah, ah, ah!.. – Француз весело, сангвинически расхохотался, трепля по плечу Пьера. – Ah! elle est forte celle la, – проговорил он. – Paris? Mais Paris Paris… [Ха, ха, ха!.. А вот сказал штуку. Париж?.. Но Париж… Париж…]
– Paris la capitale du monde… [Париж – столица мира…] – сказал Пьер, доканчивая его речь.
Капитан посмотрел на Пьера. Он имел привычку в середине разговора остановиться и поглядеть пристально смеющимися, ласковыми глазами.
– Eh bien, si vous ne m'aviez pas dit que vous etes Russe, j'aurai parie que vous etes Parisien. Vous avez ce je ne sais, quoi, ce… [Ну, если б вы мне не сказали, что вы русский, я бы побился об заклад, что вы парижанин. В вас что то есть, эта…] – и, сказав этот комплимент, он опять молча посмотрел.
– J'ai ete a Paris, j'y ai passe des annees, [Я был в Париже, я провел там целые годы,] – сказал Пьер.
– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.